Рахим Каримов.

Камила



скачать книгу бесплатно

Айбарчин-апа вышла из автобуса и, погруженная в свои невеселые мысли, чуть было не прошла мимо нарядно одетой Камилы. Но девушка окликнула ее.

– О, Боже, это ты, доченька. Что с тобой, родная? Почему ты здесь и в такое время? Почему на тебе эта одежда? – удивилась Айбарчин-апа, оглядев девушку с головы до ног.

В это время неподалеку от них остановился белый "Лимузин", из которого вышли Максуд и Асрор.

– Что с вами, Камилахон? – начал Максуд. – Разве так можно? Вы так напугали нас. Что случилось? Вас кто-нибудь обидел у нас? Вчера вечером, когда вы потеряли сознание, мы вызвали "скорую". Вам сделали укол. Вы уснули.... А утром вас уже не было в спальне. Куда-то исчезли.

А Айбарчин-апа, не понимая, что произошло, глядела то на Камилу, то на Максуда.

Асрор стоял рядом и не мог оторвать взгляда от девушки. "Напугали вы меня, – мысленно разговаривал он с ней. – Боялся, что никогда больше не увижу вас. Слава Аллаху, нашел. Теперь не отпущу. Вы будете моей. Да, да, моей",

Камила же стояла молча, опустив голову.

– Садитесь в машину, – предложил Максуд. – Отвезем вас в кишлак…

Дильфуза, увидев мужа обеспокоенным исчезновением Камилы, встревожилась: "Эта несчастная вскружила ему голову". Она поругала себя за то, что не послушалась подружки Ферузы, советовавшей обратиться к ворожее: "Хватит, пойду сегодня же к знающей женщине. Пусть погадает и поможет. Иначе эта проклятая девчонка разрушит мою семью", ревность и рожденная ею подозрительность не позволяли Дильфузе реально оценить ситуацию.

Глава 14 

Всю дорогу, пока ехали в кишлак, в машине никто не проронил ни слова. Камила сидела сама не своя. Ей все время хотелось плакать, и она еле сдерживалась, чтобы не разрыдаться. В невеселые мысли погрузилась и Айбарчин-апа: что случилось с дочерью, почему она убежала из дома Максуда?! Но расспрашивать не решилась. Камила не имеет от нее тайн и, конечно же, все расскажет сама. Потом, когда приедут домой…

Белый "Лимузин" подкатил к самым воротам. Камила первой выскочила из машины и убежала в дом. Комок, застрявший в горле, душил ее и не позволял даже попрощаться с Максудом и Асрором.

– Вошли бы в дом, чайку попили…– предлагала Айбарчин-апа гостям.

– Спасибо, сестра. Как-нибудь в другой раз. Нам пора возвращаться в город. Не забывайте нас. Двери нашего дома всегда открыты для вас. Если что нужно, заходите. Будем рады помочь. Мы теперь не чужие… – отвечал Максуд, прижимая руку к сердцу.

– Спасибо, брат. Все-таки лучше было бы, если бы вы зашли в дом. Разве родные так поступают?

– Бог даст, мы еще приедем. Обязательно приедем…

Проводив Максуда, Айбарчин-апа поспешила к Камиле и застала ее плачущей в своей комнате на кровати.

– Камила, доченька, что с тобой? Прости меня. Не хотела тебя обидеть. Надо было мне съездить за тобой и привезти домой. Не бегать из-за этой коровы… – она присела на постель и тяжело вздохнула. – Украли нашу кормилицу… Ты только не плачь, дорогая.

Самое главное, что ты жива и здорова и мы опять вместе. Слава Аллаху!

Камила, приподнявшись, обняла Айбарчин-апу обеими руками и заплакала еще громче.

– Успокойся, доченька, успокойся. Все будет хорошо. Ты только не плачь, моя родная, любимая. Аллах пожалел меня – он вернул мне тебя. Все будет хорошо.

– Нет, нет. Вы ничего не знаете, мама! Вы ничего не знаете… – всхлипывала Камила. – Я…, я не в обиде на вас… Нет… нет…

– Не надо плакать. Кто-нибудь обидел тебя? Скажи мне…

– Это он, он… – слезы не давали девушке говорить.

– Толком объясни, доченька, кто он? О ком ты? Где сегодня ночевала и откуда у тебя эта богатая одежда?

Из отрывистых фраз Камилы, вперемешку со всхлипываниями, Айбарчин-апа так ничего и не поняла. И лишь когда девушка немного успокоилась и принесла извлеченный из старого сундука фотоальбом Гуландом, все стало проясняться.

– Оказывается, это мой папа… – размазывая по лицу непрошеные слезы, сказала Камила, показывая фотографию, на которой Гуландом стояла вместе с молодым Максудом.

– Да, мама. Я не сошла с ума. Я знаю – этот человек мой отец и виновник всех наших бед. Точно такую же фотографию вчера увидела у них дома. На обороте было написано: "Максуду от Гуландом на память". И внизу год моего рождения. Посмотрите, на обороте маминой фотографии написано: "Любимой Гуландом от Максуда".

Айбарчин-апа не нашлось, что сказать. Она одновременно и расстроилась, вспомнив горькую судьбу сестры, и обрадовалась, что, наконец-то, нашелся отец Камилы, да еще и оказался таким хорошим человеком. Максуда она постоянно вспоминала с благодарностью за его заботу о Камиле. Слава Аллаху, теперь, если что с ней случится, девочка не останется одна на этом свете…

***

Когда Дильфуза с подружкой приехали к ворожее, уже смеркалось. Хозяйка приветливо встретила нежданных гостей. Спросив у женщины имя ее мужа, стала перебирать нанизанные на нитку камешки четок и бормотать еле слышно какие-то слова – то ли заклинания, то ли молитву. Закончив, она закрыла глаза. А после продолжительной паузы, наконец, заговорила:

– Ваш муж очень богатый человек. На его пути стоит красивая женщина. Он любит ее. У них есть и ребенок. Вижу другую молоденькую девушку. Она ему не чужая. Здесь есть какая-то не разглашенная тайна. Но она вот-вот раскроется…

Холодный пот прошиб Дильфузу, сердце в страхе сжалось и ей стало все ясно:

"Эта девушка – любовница Максуда. Он не зря ходил в больницу. А аварию нарочно придумал, чтобы обмануть меня. Эта вертихвостка успела родить ему. О, бесстыжие.... Нет, нет… Я это просто так не оставлю. Опозорю их на весь город…".

Глава 15 

Айбарчин-апа всю ночь не могла уснуть. Последний разговор с дочерью не выходил у нее из головы:

– Максуд – отец Камилы… Может она ошибается? Разве мало на свете людей с одинаковыми именами и похожих друг на друга?.. Но как фотография Гуландом оказалась в доме Максуда?! О, Аллах, неужели действительно он отец моей девочки? Не верится....Такое только в индийских фильмах случается. Но ведь есть же у Камилы отец. Можно же порасспросить о нем…

Как же я сразу не подумала об этом. Да ведь близкая подруга Гуландом – Назира, вышедшая замуж в городе, часто приезжает в кишлак с мужем и детьми навестить своих родителей. Во время Хаитов несколько раз заходила и к нам. Она вспоминает о Гуландом.... Почему я до сих пор не спросила у нее об отце Камилы?..

Может, узнать ее городской адрес у матери и съездить к ней.... А если выяснится, что Камила действительно дочь Максуда? Что же будет тогда? Признает ли он свою дочь после стольких лет?…" Айбарчин-апа хотела найти ответы на все вопросы, но не могла. Она ворочалась в своей постели с боку на бок, и опять в который уж раз спрашивала себя об одном и том же.

А Максуд, после того, как встретил Камилу, стал часто вспоминать Гуландом. Вернувшись из кишлака, он даже не стал ужинать – лег в постель. Ночью Максуд не спал – лежал и старался не шевелиться, чтобы не потревожить спавшую рядом Дильфузу.

Он вспоминал все, связанное с его первой и единственной любовью… Да, в последний раз они с Гуландом встречались незадолго до свадьбы Максуда. Могли бы встречаться и в дальнейшем…, чтобы никто не знал. Максуд говорил об этом любимой. Гуландом же стояла безмолвно, опустив голову, и плакала. Он не знал, что это была их последняя встреча…

О смерти Гуландом и младенца узнал на следующий день после свадьбы от своего однокурсника Кахрамона. Тогда Максуду показалось, будто внутри у него все перевернулось. Пальцы его сжались в кулаки, глаза наполнились слезами. Неужели старики не знают, что перед любовью все равны – и богатые и бедные?! Как он презирал сытых и довольных – тех, к которым принадлежала и его семья, и он сам. По вине предрассудков, бытующих в их среде, он потерял любимую и ребенка, так и не успев стать любящим отцом. При воспоминании о тех последних днях сердце Максуда каждый раз сжималось от боли. Семнадцать лет прошло с тех пор, но перед его глазами, как живая, стояла его ненаглядная Гуландом. Вместе с ней из его души ушли любовь и радость – он как будто и не жил, а лишь существовал: работал, спал, ел…

***

В последнее время в кишлаке о Камиле ходят разные слухи. После появления возле их дома роскошного белого "Лимузина" злые языки стали утверждать, что она с матерью одного поля ягодки:

– Яблоня от яблони недалеко падает. Солидные, богатые люди на своих машинах привозят ее – всех околдовала. А какая на ней одежда, украшения…

– Недавно ее выписали из роддома. Родила ребенка и бросила. А тетка говорила: "Под машину попала…" Солгала. Это она специально под машину пыталась броситься, чтобы богатого мужика шантажировать – денежки из него выудить…

– Ее мать, потаскуха, опозорила родной кишлак, теперь дочь позорит…

До Камилы эти разговоры не доходили. Айбарчин-апа скрывала от нее кишлачные сплетни, которые ей пересказывали услужливые соседки. Она не хотела травмировать чистую душу девушки.

Глава 16 

Асрор родился в обеспеченной, зажиточной семье, в которой могли выполнить все прихоти детей. И, может быть, поэтому он смотрел на других свысока, причислял себя к числу тех людей, которые звезды достают без лестницы. Встретив Камилу, юноша влюбился в нее с первого взгляда, но его гордость не позволяла признаться в этом и самому себе. Он как бы раздвоился. Одна его часть страстно рвалась к девушке, а вторая – не пускала: "Почему я должен бегать за ней? Пусть она сама скажет, что любит меня" – думал он. Ему и в голову не могло прийти, что Камила могла остаться к нему равнодушной.

За последнее время Асрор несколько раз ездил на своей машине в Ош, но ни разу не заезжал в кишлак, где жила Камила. "Что ему там делать? Объясняться этой деревенской девчонке в любви? Нет… Да и родители не согласятся, чтобы привел в дом девушку без роду и племени…"

Природа сотворила нас из разного теста. Кого-то она наделяет необычной красотой и смиренным нравом, а кого-то посредственной внешностью и гордыней. Камилу Аллах создал совершенной во всех отношениях. Она стройная, симпатичная и умная. Вот только бедность… Но разве это порок?!

Кабыл любит Камилу еще со школьной скамьи. Он парень крепкого телосложения, красивый и сильный – словом, из тех, что с искоркой в глазах. Когда служил в армии, часто писал Камиле письма, но стеснительная девушка не решалась ему отвечать. Недавно Кабыл вернулся в родной кишлак. Мог бы поехать в город, но там нет Камилы…

В один прекрасный день они случайно встретились на улице, поздоровались. Кабыл посмотрел на нее исподлобья, не скрывая обиды: чем он хуже других, что приезжают на белом "Лимузине"?! А чем она, кишлачная девчонка, отличается от него?! Не хотелось Кабылу верить сплетням, причинявшим ему боль – язык без костей, но ведь и дыма без огня не бывает…

Сплетни, порочащие Камилу, доходя до Айбарчин-апы, жалили ее словно осы. Она сильно переживала, и это сказалось на ее здоровье. Айбарчин-апа слегла. "Скоро зима, а кизяка для печки заготовила мало. Хорошо, что успели насушить табачных стеблей – будет, чем поддерживать огонь в очаге. Слава Аллаху, что урожай с огорода собрали неплохой…", – успокаивала она себя.

***

Тетя Шафоат десять лет работает поваром в доме Василы-апы. Вот уже неделю она дает Максуду приворотно-отворотный чай, который принесла от ворожеи Дильфуза. Но Максуд от этого зелья, наоборот, все чаще вспоминает Гуландом. Говорят же, если лекарство начинает действовать, болезнь усиливается. Может, поэтому старая, затянувшаяся душевная рана Максуда вновь "закровоточила". По ночам ему снится Камила. "Все ли в порядке в кишлаке? Надо бы съездить к ним, навестить…" – говорит он себе.

Глава 17 

Зима в этом году выдалась холодная и снежная. Вечерами издалека доносился протяжный вой голодных волков. Из длинных печных труб, выступавших из-под высоких снежных шапок на крышах низких домиков, струились ввысь черные клубы дыма.

С приходом зимы здоровье Айбарчин-апы значительно улучшилось. "Вот перезимуем благополучно, – часто думала она, – обязательно поеду в город и отыщу Назиру. Хорошо бы, если бы Максуджан действительно оказался отцом Камилы".

Очередные размышления на эту тему прервало появление Камилы, внесшей в дом два ведра воды. Девушка, поставив их на место, подошла к печке погреть озябшие руки.

– Мама, вы знаете, что приехала Назира-апа? Она вот уже несколько дней с мужем в кишлаке. Говорят, вызвали из города – ее мать тяжело заболела.

– Ой-бой, что с ней случилось? Недавно мы виделись с Рахилей-апой. Она себя хорошо чувствовала…

– Говорят, ее зять – врач. Наверное, сам будет лечить тещу. Если понадобится, то повезет в город.

– Ай, бедняга, неужели она так серьезно заболела? Надо вечерком навестить ее. Заодно и с Назирой поговорю…

***

Ближе к вечеру Айбарчин-апа надела старое черное бархатное пальто, оставшееся от матери, повязала на голову пуховой платок, попорченный молью, и, взяв узелок с гостинцами, вышла из дома. На улице было скользко, и она медленно, стараясь не поскользнуться, пошла к Рахиле-апе.

Когда она добралась до ее дома, уже начало темнеть. Дверь ей открыла Назира. Они поздоровались и обнялись. Гостью сразу же провели в комнату хозяйки.

О состоянии Рахили-апы можно было судить по ее пожелтевшему лицу. Выглядела она очень плохо. Айбарчин-апа, подойдя к больной, лежащей на кровати, поздоровалась.

– Как чувствуете себя, Рахиля-апа?

– Болит душа, сестра. Ведь болезнь приходит к нам внезапно, нежданно. И не спрашивает на то согласия, – ответила ей больная и хотела поднять голову с подушки, но гостья остановила ее.

– Не беспокойтесь, лежите. Я сейчас уйду. Вот решила зайти к вам, проведать. Говорят же: "Бог награждает болезнью только тех, кого любит". Болезнь не вечна. Бог дал болезнь, даст и исцеление…

Назира за это время приготовила дастархан – принесла чай, лепешки, сладости.

– Назирахан, не надо, не утруждайте себя, попросила Айбарчин-апа. – Садитесь, пожалуйста, рядом. Поговорим немного…

– Мама нас очень напугала, – Назира подошла к гостье. – Слава Богу, сейчас ей лучше. Делаем уколы, даем лекарства. Муж говорит, что мама скоро поправится.

– Дай Бог, дай Бог, милая.

– Да, утром на улице встретила Камилу – за водой вышла. Только посмотрела на нее – слезы потекли из глаз. Показалось, что я снова вижу Гуландом. Девочка как две капли воды похожа на нее. Неужели люди могут быть так похожи друг на друга?!

– Назирахан, раз вы об этом заговорили… Я хотела кое-что спросить у вас. Разве можно что-то скрыть от вас. Ведь вы все лучше меня знаете… Как видите, я уже постарела. А у Камилы никого кроме меня нет… Мы с вами встречались много раз, но я ни разу не спросила об отце Камилы… И вы об этом не обмолвились ни словом. Вы ведь, кажется, знали его.

– Конечно. А как же. Мы с этим парнем учились в университете на одном курсе. Сейчас в городе нет человека, который бы не знал о нем. На днях его показывали по телевизору – выдвинули кандидатом в депутаты…

Айбарчин-апа слушала Назиру, не перебивая, и ее сердце тревожно билось от волнения.

– Он очень богатый человек, – продолжала Назира свой рассказ.

– А как звали этого парня? – не удержалась Айбарчин-апа и задала вопрос.

– Кого? Отца Камилы? – Максуд! Алимов. В альбоме Гуландом была его фотография. Ведь я этот альбом отдала вам, если мне не изменяет память.

Айбарчин-апа слушала Назиру и кивала головой, повторяя одну фразу: "Правда, правда, правда…" Силы покинули ее. Да, у нее больше не оставалось сомнений, что Максуд действительно отец Камилы.

Глава 18 

После вчерашнего разговора с Назирой Айбарчин-апа оказалась в затруднительном положении – нужно было обо всем рассказать Камиле, но она не знала, как начать. И пожилая женщина вздохнула с облегчением, когда к ним пожаловала сама Назира. Гостья и хозяйка поздоровались во дворе и обнялись. В это время из дома вышла Камила:

– Здравствуйте, тетя Назира, заходите, – сказала девушка, протянув гостье руки, чтобы поздороваться. Назира со слезами на глазах крепко обняла Камилу. Не успели войти в дом, как она стала рассказывать девушке о ее родителях.

– Они любили друг друга. Если бы его родители не были против, то Максуд с Гуландом обязательно поженились бы… Будь проклято это богатство! Оно погубило мою подружку…

***

Максуд, после долгих раздумий, все-таки решился поехать в кишлак. Следом за белым "Лимузином" ехала грузовая машина, в кузове которой стояли две коровы – подарок Айбарчин-апе и Камиле, у которых, как он знал, украли буренку. Максуд очень хотел им помочь, но знал, что деньги они не возьмут, и купил коров. "А если не согласятся взять?! – думал он по дороге. – Надо придумать что-нибудь. Может быть, попросить их, чтобы помогли – подержали коров у себя – у меня, мол, нет условий, чтобы их содержать, да и некому заниматься ими…"

***

Камила слушала о любви своих родителей и плакала. А Айбарчин-апа достала из сундука альбом Гуландом и протянула его Назире, а та, только открыв его и увидев фотографию, где они, восемнадцатилетние, стояли вдвоем с Гуландом, тут же расплакалась – сколько воды утекло с тех пор!

Назира, перелистывая альбом, останавливалась буквально на каждом снимке и рассказывала о Гуландом, о себе, об их подругах и однокурсниках. Дойдя до фотографии Максуда с Гуландом, она ненадолго замолчала, мысленно переносясь на восемнадцать лет назад. Потом посмотрела на Камилу.

– Этот парень – твой отец… – сказала она, показывая пальцем на фотографию Максуда.

Камила сидела, не шевелясь, и слезы текли по ее щекам. Она привыкла жить без отца и никак не могла поверить, что у нее есть отец, и рассказ Назиры-апы казался ей сказкой.

***

Белый "Лимузин" Максуда легко поднялся на перевал, но грузовик застрял на полдороге – мешала гололедица. Машина буксовала, водитель старался изо всех сил…

Айбарчин-апа и Назира много вспоминали о Гуландом и, наверное, говорили бы и дольше, если бы Назира не спохватилась:

– Вспомнила о подруге, забыла, что уже пора бежать домой. Айбарчин-апа, пожалуйста, прочтите молитву, и я пойду…

– Не спешите, Назира-апа, – попросила Камила. – Останьтесь сегодня у нас. Я сбегаю к вам и предупрежу ваших родных…

– Нет, спасибо, Камилахон. Мне надо идти, хотя маме и стало лучше, но успокаиваться еще рано. Старому человеку нелегко бороться с болезнью. Дай Бог, чтобы она поскорее поправилась.

Айбарчин-апа с Камилой проводили Назиру за ворота и увидели мчащийся по улице белый "Лимузин". Вскоре машина уже тормозила около них. В вышедшем из "Лимузина" солидном мужчине Назира сразу же узнала своего бывшего однокурсника Максуда и с удивлением смотрела то на Камилу, то на Айбарчин-апу.

Глава 19 

Назира была поражена – только пять минут назад говорили о нем. А он уже здесь. Не сон ли это?

– Ах, какая встреча! Неужели это действительно вы, Назирахон? – заговорил Максуд, удивленный не меньше ее. – Почему вы так побледнели, увидев меня здесь… Сами-то как оказались в этих краях? Каким ветром занесло? Вы ведь жили в городе? У нас с вашим мужем приятельские отношения…

– Здравствуйте, Максуджан, добро пожаловать, – опомнилась Назира. – Вас, самого-то, каким ветром занесло в наш кишлак?

Увидев отца, Камила чуть не упала в обморок. Ее охватила нервная дрожь, а сердце забилось часто-часто. Ей хотелось сказать ему: "Отец, милый отец!"

Но от волнения у нее не хватило сил даже поздороваться с ним.

– Как поживаете, сестра, – Максуд повернулся к Айбарчин-апе. – Дома все здоровы? Как ваше самочувствие?

– Здравствуйте, Максуджан. Милости просим, – ответила Айбарчин-апа, прижав руку к сердцу. – Слава Аллаху, все хорошо. А как у вас? Все ли здоровы? Как поживают ваши родители, жена, дети?..

– Спасибо, сестра. Слава Аллаху, все благополучно. Все здравствуют… А как наша дочка, Камила, – и, взглянув на девушку, спросил у нее: – Ну, как здоровье, доченька? Поправились? Видно, вы уже забыли про нас. Хоть иногда бы вспоминали, что в городе у вас есть родные? Вот сам приехал в гости…

– Все ли в порядке, Максуджан, снова заговорила Назира. – Кем они вам приходятся? По вашему разговору можно предположить, что вы близкие родственники, добавила она, шутя и всерьез.

– Вы правы, Назирахон, вы правы. Мы с ними действительно близкие родственники. Больше, чем родные. Айбарчин-апа мне как родная сестра. А Камилахон, как родная дочь…

От слов Максуда "как родная дочь" Камила покраснела до корней волос.


В это время в «Лимузине» сидела незримая Гуландом с распущенными волосами и смотрела на своих родных. А на лице ее застыли две искрящиеся слезинки…

Айбарчин-апа пригласила гостя в дом.

– Спасибо, – сказал Максуд, – идите в дом – на улице холодно. Я сейчас зайду, поговорю немного с Назирахон и приду…

Хозяйки вернулись в дом, чтобы накрыть дастархан и приготовить для гостя комнату, а Максуд задержался на улице с Назирой.

– Вы счастливый человек, Максуджан, – сказала Назира, когда они остались одни.

– О чем вы, Назирахан? К чему клоните?

– К тому, что вы через столько лет нашли свою дочь.

– Что вы хотите этим сказать? Пожалуйста, объясните толком…

– А вы знаете, чей это дом? Здесь когда-то жила девушка, которую вы любили. Да-да, здесь родилась и выросла Гуландом. Это дом ее родителей. Айбарчин-апа – родная сестра ее, а Камила – дочь Гуландом, то есть ваша дочь.

От этих слов сердце Максуда защемило, словно клещами. Он схватился за грудь, прислонился к капоту машины и медленно стал оседать на землю, покрытую снегом…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6