Рагрин Николай.

Техника проникающего удара



скачать книгу бесплатно

Техника проникающего удара

Во все времена в боевых искусствах было так: не учитель подбирал себе учеников, а ученик искал себе учителя, приходил и просил научить искусству, которым владел учитель. Отношения учителя с учеником строились не на основе любви, а на основе терпения.

Был такой случай. Один из учеников учителя каратэ стал искать духовного общения с ним в большей степени, чем того хотел сам учитель. Почувствовав сопротивление этому со стороны учителя, ученик обиженно воскликнул:

– Я думал, что я Ваш любимый ученик, учитель!

– Я терплю вас всех одинаково, – было ему ответом.


И вот в очередной раз пришёл парень к мастеру.

– Научите меня каратэ, учитель, – прозвучали слова.

Парень был крепок и спортивен на вид, не юн, годов тридцати от роду.

– Я готов платить деньги за индивидуальные занятия, – сказал он.

Учителю деньги были не лишними. Он жил своим ремеслом, а как известно, на тренерской работе вне сферы бизнеса больших денег не заработаешь.

– Хорошо, но запасись терпением, – ответил учитель.

Перед первой тренировкой учитель сказал ученику:

– Нагрузку будем увеличивать постепенно, я думаю, что за месяц выйдем на полную.

– Почему, учитель, давайте сразу на полную, я выдержу, – услышал он уверенные слова.

– И второе, – как бы не обращая внимания на прозвучавшую фразу, спокойно продолжил учитель, – отношение между учеником и учителем всегда строились по принципу полной демократии: я делаю то, что я хочу, и ты делаешь то, что я хочу, и только в этом случае я могу гарантировать твои успехи.

Тон фразы был абсолютно серьёзен, но веки учитель опустил, пряча улыбку в глазах.

– Ты-то выдержишь, я не сомневаюсь, – ответил он на фразу ученика, ещё раз окинув его фигуру внимательным взглядом и заглянув ему в глаза, – но нам этого не надо, скороспелое яблоко на зиму не кладут. Чаша по капле полнится, и по капле вырастают твёрдые сталагмиты. А наливая в чашу сразу много, только расплещешь.

– И последнее. Ты пришёл в клуб, которым руковожу я. Большой клуб, имеющий свой устав. Я хочу, чтобы ты его знал. Это не займёт много времени. В нём всего два пункта. Пункт первый – учитель всегда прав. Пункт второй – если сомневаешься, читай пункт первый. Либо ученики признают устав клуба, либо… двери клуба всегда открыты.

– Я понял, Сэнсэй, – услышал учитель спокойный голос ученика.

– Ну, тогда побежали…

* * *

– Так это была не полная нагрузка? – ошеломлённо спросил ученик в конце тренировки.

– Не полная, некоторые упражнения ты пока физически не сможешь выполнить.

– Какая же тогда полная?

– Узнаешь, я же тебе сказал, запасись терпением, его тебе ох как много понадобится.

– Что значит Будо-каратэ, Сэнсэй? – спросил ученик после тренировки. – Я проштудировал всю свою библиотеку по боевым искусствам, а она у меня не малая.

Практически я покупаю всё, что попадается на глаза, и всё купленное прочитываю, но я не нашёл стиля с таким сочетанием слов в названии. Военных искусств Будо – сколько угодно. Стилей каратэ, в принципе, не так уж много, по пальцам можно пересчитать. А вот Будо-каратэ не нашёл.

– А ты представь себе арбуз. Отрезал дольку – один стиль, отрезал другую – другой стиль. Большая долька или маленькая, но это лишь часть целого. А целое это и есть Будо-каратэ. То есть то каратэ, которое когда-то пришло в Японию с Окинавы, и из которого произошло чисто японское, спортивное каратэ-до, названное впоследствии традиционным. В общем-то, все сегодняшние стили каратэ изобретены японцами, и все являются традиционными или посттрадиционными. Кёкушинкай каратэ-до, Сёриндзи-рю Кэнкокан каратэ-до, и тому подобное. А то, дояпонское каратэ, что в переводе означало китайская рука, сегодня является забытым и утерянным. Я называю его Будо-каратэ – искусство самообороны пустыми руками. И оно отнюдь не является спортивным. Все его приёмы ведут, как минимум, к серьёзной травме. Когда речь идёт о защите жизни, не до сантиментов.

– Но где Вы учились, Сэнсэй?

– У меня один Учитель, – сказал, посмотрев вверх, Сэнсэй, – я больше половины жизни по крупицам собирал и продолжаю собирать утерянное. Что-то увижу, что-то услышу, что-то додумаю. А по большому счёту, если принять на веру теорию о ноосфере, то никакое знание не теряется, а всё хранится там. И озарение можно понимать, как подключение к этому мировому компьютеру. А любой стиль боевого искусства проверяется жизнью.

– Но для меня главное, – продолжал учитель, – это здоровье моих учеников, а с этой точки зрения система Будо-каратэ прошла самую что ни на есть полную проверку.

«Посмотрим, – подумал ученик, – в любом случае, любое знание будет не лишним. Вы даже не представляете Сэнсэй, какая проверка предстоит вашему Будо-каратэ».

* * *

С Сергеем это началось после одной очень серьёзной травмы в одном из поединков.

Бои без правил, не те, что показывают по телевизору, смахивающие на шоу, а настоящие, за большие деньги, закрытые, на которых присутствует только самая верхушка денежной элиты.

Самых отчаянных сорвиголов собирали эти ристалища. И не только баснословные деньги служили тому причиной. Скорее наоборот, большие деньги тратились на то, чтобы просеять сквозь мелкое сито российских, и не только российских бойцов, и выбрать сильнейших из самых-самых. Эти парни – бойцы по духу, не могли жить без драки. Они выступали на любых соревнованиях, порой без вознаграждения, только для того, чтобы окунуться в атмосферу боя. Не могли жить без избытка адреналина в крови и возможности ещё раз проверить себя. И когда им говорили, что будет возможность схватиться с сильнейшими, вознаграждение для них становилось не более чем приятным подарком, а не целью. Большие деньги больше возбуждали зрителей, побуждая их к ещё большим ставкам.

Сергей занимался боевыми искусствами, можно сказать, с рождения. Сын боевого офицера-разведчика, он отжиматься от пола начал раньше, чем ходить. А с приёмами рукопашного боя познакомился сразу, как встал на ноги. С четырёх лет он уже занимался в секции каратэ, а в пять начал показывать первые успехи на соревнованиях.

Часто меняя место жительства – обычное дело для семей военных, – Сергей посещал все возможные школы, от полного бесконтакта до полного контакта, и соревновался по всем существующим правилам каратэ. Он с успехом выступал на соревнованиях по бесконтактному каратэ, соревнованиях по кошики каратэ, кудо, ашихаре, а также исключающем уклонение от контакта кёкушинкае. В общем, Сергей был этаким универсальным бойцом каратэ. Его комплекту наград и дипломов мог позавидовать каждый.

На роковом для Сергея ристалище он почти одержал победу, послав в нокдаун своего противника ударом ноги в живот. Он не стал добивать его, находящегося в нокдауне, хотя это не возбранялось и даже поощрялось жаждущими крови зрителями. А большая часть из них сделала ставки на Сергея и с нетерпением ждала его победы. Поэтому рёв в зале стоял неимоверный, а Сергей спокойно ждал, когда соперник придёт в себя. Его собственный кодекс чести не позволял добивать поверженного. Но у противника были свои понятия о чести.

Неизвестно откуда взявшиеся нунчаки в его руках в первую секунду ошеломили даже видавших виды зрителей, но в следующую секунду вызвали ещё больший рёв в ожидании захватывающего зрелища. Большинство зрителей забыло о том, что это не сулит ничего хорошего их избраннику, а значит и карману. Применение любых приспособлений не возбранялось, если боец смог пронести их на татами. Но надо отметить, что досмотр бойцов перед поединком проводился, а нунчаки отнюдь не иголка в стоге сена. Явно это подстроено, и кто-то собирался хорошо погреть руки на поражении Сергея.

Конечно, Сергей умел обращаться с бунчуками, и знал приёмы контратак против них. Но в любом случае его противник получил огромное преимущество, тем более что первые же его действия показали, что он был мастером высокого класса. Нунчаки в его руках двигались с огромной скоростью, со свистом рассекая воздух.

Сергей мог отказаться от продолжения боя, но в этом случае, по закону, принятому здесь, он должен был возместить убытки поставившим на него зрителям, что было ему явно не по карману. Хотя счёт в банке Сергей имел приличный, так как побеждал часто, имея огромный опыт и разностороннюю подготовку. Да и победа на предыдущем ристалище значительно укрепила его материальное положение. Он теперь безбедно мог жить на проценты от сбережений. Но о тех деньгах, которые крутились здесь сейчас, не мог и мечтать. Да и не собирался отказываться. Его мятежная душа в полную силу дышала хмельным воздухом боя, а предстоящий смертельный риск ещё более пьянил.

Согнув ноги в коленях и подняв перед собой согнутые в локтях руки, он ждал приближения противника с вращающимися подобно пропеллерам нунчаками. И в тот момент, когда казалось, что столкновение нунчак с Сергеем неминуемо, он высоко подпрыгнул, вознёсся над противником, и нанёс удар ногой в голову сверху вниз.

Зрители замерли от восторга. Казалось, удар полностью достиг цели и не оставил никаких шансов владельцу нунчак. Но в следующий момент зал будто взорвался. Противник Сергея, сделав кувырок назад, вновь стоял на ногах, правда, тряся головой, чтобы быстрее прийти в себя. Он успел в последний момент среагировать на удар Сергея, смягчив уклоном назад с последующим падением и уходом в кувырок. Вид у владельца нунчак был самый что ни на есть ошеломлённый, и Сергей решил развить успех, пока нунчаки опять не начали смертоносное вращение. Этим он нарушил собственное правило: никогда не нападать первым и всегда действовать в контратаке, и это стало его роковой ошибкой. Голова у противника оказалась чугунной, да и удар пришёлся в надлобную часть, которая многими специально укреплялась. Подвело Сергея и собственное ощущение в пятке, от удара.

Владелец нунчак обманывал Сергея, поняв, что в обороне Сергей очень силен. Он сам решил действовать в контратаке, вынуждая Сергея к нападению. И когда тот решил нанести решающий удар ногой, противник крутанулся, уходя с линии атаки, и сам нанёс сильнейший удар нунчакой сзади в основание черепа. В голове что-то взорвалось, и свет для Сергея померк надолго.

* * *

Всё это рассказали Сергею потом, через две недели, когда он вышел из глубочайшей комы. Сам он не помнил ничего, что произошло в тот роковой день. А врач, похлопав его по плечу, сказал, что случай редчайший, и в медицинской практике зарегистрирован впервые. И менее сильные удары в основание черепа обычно приводят к летальному исходу.

– У вас, молодой человек, толщина черепа как у мамонта, а твёрдость железобетонная. Вы свою голову должны завещать науке для детального обследования. Естественно, после смерти. Хотя при вашем образе жизни долго ждать не придётся. Впрочем, кто его знает, здоровье у вас отменное. Мы думали, что потеряли вас, парень, вы вернулись в последнюю секунду, после которой ваш мозг безвозвратно бы отключился. Хоть бы рассказали, что на том свете, ведь так долго там ещё никто не бывал. Ваш случай можно смело заносить в книгу Гиннеса.

«Да расскажи, кто поверит, – подумал Сергей, – сам не понимаю, никогда не видел таких реальных грёз».

* * *

Он находился в огромном зале, до отказа заполненном зрителями. Видение было настолько ярким, что резало глаза. Яркие и контрастные цвета, впечатление такое, как если бы сильно близорукий человек вдруг надел очки. Зал был спортивным. Перед ним расстилалось пять татами стандартного размера. Но вот зрители…

Людей в зале не было, вернее, не было землян. Зал наполняли существа, похожие на людей, но кожа их была самых неимоверных цветов и оттенков. Да и форма тел, рук, черты лица тоже отличались.

Когда ошеломление немного прошло, и Сергей смог осмотреться, то он увидел, что стоит среди большого количества столь же разнообразно выглядевших людей, в четыре ряда плотно выстроившимися вдоль огромного зала.

«Э, да я попал на турнир, и турнир, судя по зрителям и участникам, межпланетный. Интересный сон», – подумал любивший фантастику Сергей, если во сне можно подумать о чём-то.

Перед ним с той стороны татами, в ряд стояла пара десятков разнообразных существ. Один вышел вперёд и разродился странной речью. Странно прежде всего то, что Сергей его отлично понимал, да чего не бывает во сне.

– Вы избраны, – сказал тот, – и мы приветствуем вас. Каждый из вас на этом турнире будет защищать честь своей планеты, и не только честь, а и её будущее. От того, как вы себя покажете, мы будем делать выводы, как поступить с вашей родиной. И пусть ответственность за судьбу вашей родной планеты придаст вам силы.

«Что ты несёшь, жирный индюк, – держащий речь сильно смахивал строением тела на эту «любимую» Сергеем птицу. – Он будет разбираться с моей планетой? Да кто ты такой? Без тебя разберёмся!»

– Вы без нас не разберётесь, – вдруг услышал он ответ на свои мысли, – катастрофа неминуема, а возможности защитить всех, все разумные миры нашей галактики, у нас на сегодня нет, как нет и иного способа выбора. Долго объяснять, почему, да и ненужно. Вас сегодня собрали, чтобы присвоить личные номера. А кому с кем и когда состязаться, решит жребий. И пусть победит достойнейший.

* * *

– Да, кстати, молодой человек, – спросил Сергея доктор, – это родимое пятно на груди, там, где у вас сердце, в форме двух семёрок, оно у вас с рождения? А то Даша, медсестра, всем уши прожужжала, клянётся, что вы поступили к нам без этого пятна.

«Какое ещё родимое пятно, сроду не было никаких родимых пятен», – подумал Сергей и прикусил язык.

– Да?! – воскликнул он и побежал в туалет.

Разглядывая в зеркале две семёрки чуть левее середины груди, он думал:

«Этот номер мне присвоили во сне. Это что, игра воображения? Ведь известно, на что способно самовнушение, бывало, что и от холодного предмета получались сильные ожоги. Странные результаты сна. Так я скоро буду возвращаться с синяками и ссадинами из снов».

Тогда Сергей ещё не знал, насколько его мысли реальны.

Второй столь же реальный сон Сергей увидел перед выпиской из больницы. Этот сон не имел ничего общего с предыдущим.

* * *

Мастер часами в стойке всадника наносил удары руками. Прохожие, жители деревни, которую защищал от грабителей мастер, часто спрашивали его:

– Что ты делаешь?

– Я тренирую свой живот, – постоянно было ответом.

– Удар наносится из живота, – продолжал свои наставления учитель, – кулак вылетает из живота, как ядро из пушки, как пуля из ружья, а тело должно удержать удар, не дать вернуться назад, отскочить от цели, как отскакивает от борта бильярдный шар. Для этого нужны сильные ноги и тело, и железное запястье. Стойка должна быть фронтальная с опорой на всю стопу, а плечевой сустав максимально отведён назад. Отрыв пяток от пола, разворот корпуса, выдвижение плеча только ослабит удар, как демпфер погасит силу. Поэтому удары руками в каратэ начинают отрабатывать в стойке всадника, и впоследствии практикуют удары руками в этой стойке постоянно. Стойка всадника является самой энергетической стойкой каратэ. В ней в полной мере осуществляет связь с Землёй через стопы, и с космосом через тандэн. Через стопы мы получаем энергию Земли, а через тандэн – энергию космоса. В стойке всадника стопы полностью и плотно прижаты к полу, колени согнуты и низко расположен тандэн. В этой стойке посредством статической нагрузки прекрасно тренируются ноги, что является также немаловажным фактором.

– А как же знаменитая русская поговорка – развернись плечо, размахнись рука… да и потом, боксёры довольно хорошо бьют с разворотом корпуса, – воскликнул Сергей, – мне не раз приходилось встречаться с кик-боксёрами на соревнованиях, кулаки аж свистят, рассекая воздух. Врежет, мало не покажется.

– Проникающий удар наносится без замаха, – услышал Сергей в ответ, – замах раскрывает намерения, он и не нужен, это всё равно, что замахиваться ружьём перед выстрелом. А что касается плеча, смотри.

Учитель подошёл к двери и встал правым боком к стене, чтобы кулак вытянутой вперёд, параллельно полу, прямой правой руки расположился на уровне косяка. Плечевой сустав он максимально отвёл назад.

Затем учитель начал выдвигать руку вперёд, не разворачивая корпуса, только за счёт выдвижения вперёд плечевого сустава. Кулак переместился вперёд почти на половину предплечья.

– Вот видишь, насколько можно ослабить удар только за счёт выдвижения плеча, при ударе оно отыграет назад, как демпфер, – сказал учитель, вернув плечо на место, – и настолько же ослабит удар. А если добавить к этому ещё и разворот корпуса… Поэтому, чем ближе кулак к тандэну, в конечной стадии удара, тем сильнее удар. Так же и стопы. Оторвал пятку от пола – ослабил удар, тот же демпфер. Конечно, сильный и мощный человек и таким образом вполне сможет сильно ударить, но только более слабого. А при столь же мощной преграде выдвинутое вперёд плечо, развёрнутый корпус и оторванные от пола пятки послужат демпфером и ослабят удар. Есть ещё один немаловажный отрицательный фактор – смещение вперёд центра тяжести тела. А это чревато серьёзной контратакой. Мне достаточно уйти с линии атаки, захватить руку нападающего и продолжить движение руки вместе с его телом в бреющем полёте.

– Чтобы понять мои слова, встань в стойку всадника, прижмись спиной к стене и нанеси удар, не отрываясь от стены. Рука послужит распоркой между точкой приложения удара и стеной, основанием плеча. Всегда чувствуй стену за спиной, и это поможет удержать удар.

– Вместе с тем точка приложения удара, – продолжил учитель, – должна быть расположена на уровне тандэна, то есть на наикратчайшем расстоянии от него. Именно поэтому в кёкушинкае отдают предпочтение удару шёто, что в переводе с японского означает короткий.

– Но вот что интересно. Подойдём к стене ещё раз, – сказал учитель.

– Смотри, вот расстояние до стены при ударе шёто, – учитель выдвинул вперёд правое предплечье, уперев локоть в правую часть корпуса, а кулак в стену. – А теперь я наношу прямой удар в ту же точку, как видишь, расстояние до стены не изменилось, но рука полностью выпрямлена, а это не только усилит удар, но и лучше удержит его.

Вся сила удара должна быть направлена внутрь цели, кулак пробивает цель насквозь. Поэтому кулак называют сэйкэн, что дословно означает – прямой меч. Проникающий удар называют цки, то есть – удар-толчок, а не уцу – удар с реверсом руки.

– В этом трудно с вами не согласиться, Сэнсэй, объяснили доходчиво. Но мне непонятно, как удар нанести животом? Я ведь бью рукой, кулаком, – с сомнением в голосе сказал Сергей.

– Не животом, а из живота, там энергия, там заряд, который взрывается и выбрасывает кулак; создай давление в животе и вытолкни руку. Тело в начале удара должно быть расслаблено, энергетические каналы открыты. В конечной стадии удара, при соприкосновении с целью, тело максимально напряжено, и держит удар, не позволяя ему вернуться. Удар наносится из мягкого в твёрдое, расслабление и концентрация, но ни в коем случае наоборот. Не надо стараться ударить сильно, это лишь приведёт к напряжению не участвующих в ударе мышц в начале действия, и соответственно сковыванию тела. Поэтому важно не стараться ударить сильно, а бить сильно. Расслабься и выкинь руку за счёт давления в тандэне. Ничего, что сейчас непонятно, больше терпения и труда, придёт время, поймёшь.

– Я всегда старался больше работать ногами, Сэнсэй. Ну, понятно, по правилам кёкушинкая при неподвижной мишени можно нанести сильный удар рукой, особенно в ближнем бою. А так я особенно не видел в каратэ сильной работы рук.

– В традиционном каратэ. Не забывай, что и Кёкушинкай вышел из традиционного каратэ. Открой книжку с названием Кёкушинкай каратэ-до, и ты увидишь описание прямого удара рукой такое же, что и в любой другой книге по традиционному каратэ.

– Да и как может быть иначе, если основатель этого стиля сам был воспитанником традиционного каратэ. Поэтому в первых правилах по Кёкушикай каратэ-до было требование: семьдесят процентов ударов наносить ногами. Тебя не удивляет, что Брюс Ли, в основном демонстрируя работу ногами, во многих фильмах называет свой стиль китайским боксом.

– Дотрадиционное каратэ именно и славилось мощной работой рук, – продолжил наставления Сэнсэй, – характерно, что ученики Гитина Фунакоши вспоминали, что мастер даже в глубокой старости удивлял их именно мощной работой рук. Это и понятно, ведь сам он обучался каратэ на Окинаве, у Анко Асато, где понятия спортивного, более того, бесконтактного каратэ, не существовало. А слово каратэ переводилось как китайская рука. Отсюда китайский бокс у Брюса Ли.

– Именно удары руками сделали каратэ знаменитым и легендарным. Ты когда-нибудь видел, чтобы ногами ломали кирпичи? Вот-вот. А проанализируй наиболее старые комплексы приёмов каратэ – ката. Ты много увидишь ударов ногами? Они есть, но в очень ограниченном количестве и только те, против которых практически невозможно применить приёмы контратаки с броском. Это очень короткий пинок вперёд – маэ кэри в нижнюю часть живота, круговой удар ногой снаружи во внутрь – микадзуки кэри в верхний уровень в ближнем бою, и удар в сторону ребром стопы – ёко кэри в нижний уровень. Вот, в общем-то, и весь арсенал. А остальное работа руками и броски с добиванием. Но только удары руками не те, что демонстрируются в книгах по традиционному каратэ. Где ты видел в ката старых школ выдвинутое плечо и разворот корпуса при прямом ударе рукой или согнутый локоть в конечной стадии удара? Наоборот, плечи закрыты, стойки при контратаке фронтальные, руки короткие, и в конечной стадии удара полностью выпрямленные. Ката, это комплексы приёмов самообороны против нескольких одновременно нападающих противников. Каждого из них нужно уложить одним приёмом, одним контратакующим действием, максимально эффективным. Проанализируй их, и ты увидишь подтверждение моих слов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4