РАДА РАДУЖНАЯ.

Девушка моей бывшей



скачать книгу бесплатно

Алёна была немного младше меня. Брюнетка с длинными волосами. Меня всегда завораживали такие. Я видела в них огонь. Ну и сама, являясь блондинкой не лишенной художественного вкуса, отмечала для себя, что чёрное с белым всегда хорошо смотрится. Это было сродни фетишу так же, как мне нравились наручники и факт беззащитности партнёрши, когда можно было делать с ней всё, что угодно, доводить до экстаза, я всегда любила держать инициативу и контролировать ситуацию, и в этом ощущала себя комфортно и лишь изредка на меня находила нежность, и я становилась податливой и беззащитной. Меня возбуждали брюнетки и с этим я ничего не могла поделать. Алёна мне нравилась, и я испытывала к ней влечение, но старалась отогнать эти мысли, поскольку для меня в первую очередь она была коллегой. У нас был один рост и размер одежды так, что в последующем мы носили вещи друг друга. Единственное, что у нас было отлично, так это размер груди: у Алёны была большая грудь пятого размера, чего она жутко стеснялась и даже комплексовала. Позже я вселила в неё уверенности и развеяла эти комплексы до того, что Алёна стала гордиться своими формами при её 44 размере одежды.

Мы познакомились на работе. Она только закончила университет по специальности «Дизайнер», я была уже с большим опытом в области проектирования помещений. Из всей группы в 10 человек остались после прохождения обучения и сдачи тестирования на предмет знания пройденного материала только мы вдвоём. Мы часто оставались по работе доделывать проекты, я часто помогала ей. На тот момент у неё был парень, которого она ждала с армии, а у меня был муж. Об отношениях с девушками она и понятия не имела, у меня же уже был опыт. Все эти отношения были поверхностными, ограничивались постелью. Ни о каких глубоких чувствах и речи не было. Мне было хорошо с девушками, нравилась их нежность, их теплота. Только с девушкой в постели я возбуждалась до дрожи во всём теле и кончала по-настоящему. С мужчиной же я испытывала удовольствие, доходящее до оргазма, но такое же, как испытывала, когда ласкала сама себя.

С мужем, несмотря на то, что он был первым моим мужчиной, и вместе мы были с 16 моих лет (ему было 21), любви у меня тоже не было. Его звали Александром. Сейчас я уже точно не скажу, стало ли это мужское имя моим любимым благодаря ему, как это бывает обычно, либо оно мне нравилось изначально, скорее всего, первое. Саша был хозяйственным, умным, внимательным и добрым, но наряду с этим любил выпить. И это пристрастие перечеркивало порой все его положительные качества. В наш медовый месяц после свадьбы в Египте я занималась дайвингом, а он кутил в разных компаниях на берегу.

Конечно, он и сам был не рад от этой зависимости, и ничего не мог поделать, как ни пытался, как ни обещал мне бросить. Какое– то время он мог держать себя в руках, и тогда у нас было всё замечательно, без ссор, без скандалов, полное взаимопонимание и гармония, но через месяц-другой его компанейская натура снова находила собутыльников, и тогда всё, что было построено за время его трезвости, рушилось в одночасье.

Я могла быть ему другом, и полностью доверяла, могла быть женой и любовницей, но положиться на него всецело я не могла, и меня в корне не устраивало его пристрастие к алкоголю. Он мог хорошо зарабатывать и обеспечить благополучием на должном уровне, но в моменты запоя всё шло наперекосяк вплоть до того, что он мог потерять работу и всё, что мы с ним заработали. Он многое прощал мне, а я ему и, пожалуй, я могу назвать его родственной душой, родным и близким человеком. Но я не любила его в том понимании, какое закладывается в общепринятом смысле в это понятие.

Что такое любовь, я узнала с Алёной. Конечно, когда всё начиналось, я и понятия не имела, к чему приведёт наше общение. Как, впрочем, не знает никто, можно только догадываться. Но я и догадываться не могла, поскольку и не знала, что значит глубокие, доверительные отношения. Это были такие отношения, когда с человеком приятно разговаривать, приятно даже молчать, находясь просто рядом. Нам было вместе никогда не скучно: и дома, и на работе, и на отдыхе, и в гостях, и на едине. Дома Алёна обеспечивала уют и домашнюю атмосферу, она очень вкусно готовила, чему научила и меня, была хозяйственной и аккуратной. На работе мы работали над одними и теми же проектами и наши взгляды зачатую не совпадали, но это придавало особый интерес: мы часто спорили, приходя в итоге к компромиссу, дополняя друг друга, находили такие решения, каких, работая по отдельности, мы вряд ли нашли бы. Помимо работы, мы много путешествовали, ходили на экскурсии, просвещались на культурных мероприятиях и выставках, и ей, как и мне, было очень интересно и чудно проводить это время вместе, и другой компании было не нужно. С каждым годом мои чувства к Алёне лишь крепли, росли как в ширь, так и вглубь, чем дальше я узнавала этого человека, тем сильнее очаровывалась и теряла голову. Мы провели 3 чудесных года, самых счастливых, пожалуй, в моей жизни, последующие же три года были заполнены попытками расстаться, выяснениями отношений и скандалами. И всё из-за того, что её родители были категорически против нашей любви. Алёна была единственной дочкой, и непременно по наставлению своих родителей должна была создать образцовую благонадёжную семью с состоятельным москвичом и Павел, которого они знали давно, как никто другой годился на эту роль. У него были богатые родители, несколько квартир в Москве, автомобиль. Его-то Алёна и ждала с армии, но знакомство со мною и наши дальнейшие отношения спутали все планы.

А началось и переросло из отношения двух коллег в отношения любовниц и близких людей всё внезапно и нежданно. Она мне нравилась, и я в тайне заглядывалась на неё, но никогда не позволяла себе лишнего, держась на расстоянии, стараясь придерживаться делового стиля общения. Со временем это отношение всё переросло в более тёплое, доверительное и дружеское, да и осталось бы, пожалуй, таковым, если бы не один случай.

Мы работали с ней у неё дома над проектом, и задержались допоздна. Работы было много, и мы закончили лишь к полуночи. Мне нужно было ехать домой в область, где я снимала квартиру.

–Останься у меня, – предложила Алёна.

Мне нужно было предвидеть, что она это скажет, но я не предполагала, что она станет настаивать. И уж тем более ни в какую я не хотела оставаться, потому как понимала, к чему это в итоге может привести.

–Нет, я поеду, – ответила твёрдо я, -выйдя из квартиры и вызвав лифт.

–Я тебя никуда не отпущу! – заявила Алёна, – уже поздно и небезопасно!

–Да брось ты, ничего со мной не случится, -ещё сопротивлялась я, но тон моего голоса стал заметно мягче, а в мыслях уже появились сомнения, стоит ли мне действительно ехать, ведь завтра рано на работу, а отсюда ехать ближе.

Двери лифта открылись, и я шагнула вперёд.

–Я всё же поеду.

–Ну, пожалуйста, останься!– запрыгнув за мной в лифт, умоляла она.

Если бы она тогда только знала, к чему это может привести. И привело, как я и предполагала. Мы провели ночь вместе. Я не смогла сдержать своего желания, начала целовать её, лаская руками. Она несколько удивилась, но не оказывала сопротивления, полностью доверившись мне. Ей было хорошо со мною, я же не испытала оргазма, списывая это на её неопытность. После этой ночи всё поменялось. Она смотрела на меня другими глазами. Глазами, светящимися от счастья. На работе стали замечать, что между нами возникла какая-то особая связь, а после мы не скрывали этого от коллег. Я стала часто ночевать у неё. И даже то, что я узнала, что Алёна была ещё девочкой, не остановило меня. Было много ночей, в одну из которых я в итоге лишила её девственности. К тому времени она сама этого хотела, забыв о женихе. Я же была увлечена ею, считая, что это очередной лёгкий флирт, который вскоре подойдёт к концу, как у меня обычно бывало с другими девушками. Но Алёна была очень настойчива, и вскоре, оставив квартиру, где жила с родителями, переехала ко мне.

В тот момент я уже жила отдельно от своего законного супруга. Он был в очередном запое, и мы (конечно, это было больше моё решение) решили жить отдельно.

Именно с этих пор я начала понимать, что значит семейная жизнь, тепло и забота близкого человека. До этого я не знала и не чувствовала всего этого. И, несмотря на то, что Алёна была женского пола, именно с ней я поняла, что значит настоящая семья, каково быть любимой и любить.

Мне нравилось в ней всё: от её чувства стиля, вкуса, манеры общения, мышления до всех её увлечений. Алёна занималась по мимо творческой работы дизайнера, вышивкой. Она дарила мне пару своих картин, вышитых крестиком, но после расставания, я сняла их со стен, не в силах вынести поток воспоминаний, нахлынувших на меня и не оставляющих ни на минуту. Я стёрла все совместные фото, чтобы ничего не могло всколыхнуть мою память. Остались только эти картины и пара видео, стереть которых у меня просто не поднялась рука.

В нашем расставании её родители сыграли не последнюю роль. Девочка из благовоспитанной семьи, она не могла не прислушиваться к ним. И со временем, Алёна стала метаться между мной и Павлом, который уже вернулся с армии.

–Хочешь, мы поедем к нему, и я скажу, что остаюсь с тобой?!– предлагала она мне сквозь слёзы.

–Нет, -отрезала я. Зачем мне были нужны эти показательные выступления, если я была не уверена в человеке, если и сам человек был не определившимся до конца, чем указывал на это своим поведением. Алёна металась словно между двух огней: между мной и родителями, между чувствами и долгом и представлениями о традиционной семье, между собственной точкой зрения и навязанными стереотипами. В итоге прессинг родни сыграл решающую роль в формировании её позиции. Я видела, как нелегко ей приходится, в каком она пребывает смятении, как ей хочется быть со мной, но в то же время против воли родителей идти не решается. Будь я решительнее и мудрее в то время, а, пожалуй, даже несколькими годами ранее, я бы увезла Алёну в другую страну, где нет гнёта общественности, где её сознание не затуманили бы требования родителей уйти от жизни с девушкой. Но время было безвозвратно потеряно. Мы жили, как жили, и, купаясь в счастье сегодня, не заглядывали и не задумывались о будущем. И теперь я понимала, что Алёна, даже оставшись со мною или вернувшись ко мне, внутренне всегда будет смотреть и оглядываться на то, «а что, если бы у меня была семья с мужчиной?» И эта внутренняя её нестабильность ломала не только её, ломала и меня, как и наше счастье и надежду на светлое совместное будущее.

Она ушла к Павлу. Какое-то время она звонила мне и плакала о том, что не любит его, что в её сердце только я. От этих слов мне было только больнее, но я была непреклонна в своём решении больше не принимать Алёну как свою спутницу по жизни, и как бы мне не было тяжело, я старалась держаться на расстоянии, поддерживая лишь деловые отношения по долгу службы. Нам пришлось закрыть совместное дело, бизнес, который мы держали вместе несколько лет, и после расставания через некоторое время стали конкурентами. Около трёх лет я не могла прийти в себя, не могла работать и даже смотреть на других. Я заводила небольшие интрижки для того, чтобы отвлечься и забыться, уйти от той боли, что испытывала. Но это помогало не на долго, и всё возвращало меня к ней. Всё было не так, все были не теми. И подсознательно я в других искала Алёну: её манеры, её внешность, её характер.

На несколько месяцев я уехала в Италию, и, узнав об этом, Алёна позвонила мне.

–Хочешь, я приеду к тебе? – спросила она.

Раньше мы часто говорили о том, как неплохо было бы уехать к морю и жить вдвоём в другой стране, создать семью, завести детей, купить домик и вести своё хозяйство, открыть свой бизнес и всё делать вместе. Теперь эти мысли казались мне иллюзией, мечтами, которым не суждено было сбыться.

–Где ты была, когда я умирала без тебя? Когда я чуть не свихнулась, когда ты поставила меня перед фактом, что уйдёшь? Где ты была, когда я задыхалась, осознавая, что тебя уже не будет рядом, что ты не со мной? – все эти вопросы крутились у меня на языке, но я не озвучила их, поскольку понимала, что это бессмысленно и ничего не изменит. Когда мне было так плохо без неё, Алёны не было рядом, а теперь, когда я нежилась в тёплых лучах Итальянского солнца, лёжа на берегу моря, она предлагала приехать.

–Зачем?– спросила я.

Этот вопрос как будто обидел её, потому как его вообще не должно было быть, всё ведь и так было более чем понятно.

–Я приеду, чтобы быть с тобой, – выдержав небольшую паузу, ответила Алёна.

–На долго ли? –подумала я, снова не озвучив свои мысли. Я не могла уже доверять ей и твёрдо сказала: «Не надо!» Больше к этой теме мы не возвращались, оставаясь друг от друга на расстоянии.

Я общалась бы с ней, но у Алёны остались обиды, ненависть и сплошной негатив ко мне. Я же на неё зла не держала, несмотря ни на что: ни на то, что она ушла, сделав выбор в пользу Павла, поступив нашими чувствами, предав любовь, несмотря на её обманы в материальном плане. Раньше она меня не отпускала, считая, видимо, своей собственностью. Теперь, когда я нашла в себе силы отпустить её, а главное– силы на то, чтобы уже не возвращаться к прежнему, понимая цикличность и неизменность ситуации, Алёна задыхалась от злости, проклиная меня. И, вспоминая это, мне до сих пор горько и больно. Как старая рана, которая ещё не затянулась до конца, и когда ее трогаешь, становится больно. Такая глухая боль. Столько лет прошло, а меня до сих пор накатывает.

В Италии у меня было немало девушек. Всё это были непродолжительные, ни к чему не обязывающие отношения. Меня по началу удивляла их манера общаться, их активная, выразительная жестикуляция, их страстная ревнивая натура. По началу всё это забавляло, но чуть позже я поняла, что мне нужна русская девушка, которая по схожести воспитания и восприятия мира, будет понимать меня с полуслова. С итальянками это было невозможно в силу культурных различий.

Вернувшись в Россию, я зарегистрировалась на сайте знакомств, где и познакомилась вначале с молоденькой девушкой, с которой даже не стала продолжать отношения, поняв, что она ещё девочка (одной девственницы мне уже хватило), а потом и с Лесей.


ЛЕСЯ


Я была счастлива. Мы встречались с Аней два-три раза в неделю, в промежутках между встречами всегда оставаясь на связи. В наши свидания Аня приезжала за мной на машине, везла в ресторан, после чего (а не редко и ДО) у нас был отменный секс. Мне нравилось, что она меня чувствовала, и я без проблем достигала кульминации, чего обычно не было с другими, малознакомыми девушками. Мне было очень хорошо с ней, ровно, как и ей со мною. В моменты нашей близости она дрожала всем телом, отдаваясь без остатка. Иногда мы предпринимали попытки посмотреть фильм на заднем сидении машины, но до конца ни один так и не досмотрели, поскольку просмотр переходил в занятие любовью. В постели Аня была ненасытной, и это не могло не нравится. Иногда она рассказывала мне о своей жизни, но, признаюсь, я даже не слушала её. Мне было не интересно и всё не так важно, поскольку, во-первых, я предпочитала сама занимать ведущую роль в разговорах, а во-вторых, только и думала, когда мы окажемся наедине.

Что касается меня, я говорила много. Преимущественно о своих бывших отношениях. Мне казалось, открывая данную информацию, Аня лучше будет понимать меня, мои желания. Конечно, я рассказывала ей и о Юле. В своих рассказах я не обвиняла, не винила бывшую, наоборот, говорила, какая она хорошая, и что со временем было бы неплохо нам дружить семьями.

–Хорошо, -соглашалась Аня, -давай будем дружить, если ты так хочешь.

–Ну, да, -словно в оправдание своего желания говорила я, – хочу вас познакомить. Юля увидит, какая замечательная у меня девушка, да и ты оценишь её по достоинству!

Я ничего не хотела скрывать от Ани, да и никогда ни от неё, ни от других своих девушек не скрывала ни чувств, ни отношения, если, конечно они были сильными, я могла немного завуалировать, придать им блеск незначимости, но это лишь для осторожности и оценки того, насколько важно это человеку, с кем я строю отношения. Не хотела скрывать я и своего прошлого, во всех красках описывая ситуации из своей жизни. В ответ я ждала такую же открытость, чего и получала от Ани.

–Знаешь, – призналась мне она в день нашего очередного свидания, -А я написала Юле письмо Вконтакте.

–И что ты там написала? И вообще, как ты нашла её страницу, – засыпала я Аню вопросами.

–Это было не сложно, – ответила мне она, -просто Юля ставила лайки твоим фотографиям в социальной сети.

–И что она ответила?

–Пока ничего.

–Так а что ты написала?– переспросила я.

–Я просто выразила свои мысли и восхищения. Делая выводы из твоих рассказов о Юле, понимаю, что это очень хороший человек, и я написала ей об этом.

–Зай, давай я вас познакомлю?

Аня ничего не ответила, целуя меня в губы. Наш разговор закончился взаимными ласками, но даже без её словесного ответа, было понятно, что она не против познакомиться с моей бывшей. Ане было интересно узнать, с кем я встречалась до неё, может быть узнать какую-то информацию обо мне, как я думала. Мне же хотелось, чтобы моё счастье увидела Юля, сравнила всё увиденное со своей жизнью и сделала для себя какие-то выводы, может даже, пожалела о том, что мы не вместе.


ЮЛЯ


Несмотря на то, что с Лесей больше года мы не общались, я продолжала мониторить её страницу в социальной сети: просто знать, как она живёт. Периодически сменялись фотографии разных девушек, с кем, очевидно, она спала. Некоторые из них были просто знакомыми, и это тоже читалось лишь по одному взгляду на фото. Иногда на странице пестрили разные умные фразы, позаимствованы с групп по психологической тематике и философии. Но никаких провокаций в мой адрес, как было раньше, в прежние годы в моменты наших расставаний, я не замечала. Не провоцировала и я её, хоть и знала, что, несомненно, она проверяет и мою страницу. У себя на стене я размещала лишь нейтральные фотографии, не выставляла свою личную жизнь напоказ и уж тем более не было и намёка на то, что я думаю о Леське или хочу вернуть. Конечно, я скучала по ней, порой хотела встретиться, но вернуться– ни в коем случае. Леся же активно и очень охотно выставляла фотографии своих знакомых девушек на всеобщее обозрение. Смотря на них, я улыбалась, и ничего, кроме иронии не испытывала, поскольку знала, что это ненадолго, не серьёзно и вслед одной придёт другая блондинка. Да, все девушки Леськи были с белым цветом волос. Так было до лета 2016 года, пока я не увидела Аню. Она тоже была блондинкой, но теперь даже по их совместным фото я понимала, что в жизни Леськи произошли изменения. Они были счастливы вдвоём и Леськин взгляд больше не излучал ни боль потери, ни одиночества, ни грусти, ничего, что я наблюдала во всех её фотографиях с другими девушками после нашего расставания. И даже её улыбка, в виду того, что Леська была неплохой актрисой, не могла скрыть реального положения дел. Может быть, это не видели другие, но я, прожившая с этим человеком три года, не могла не заметить, что это лишь показуха, а её якобы счастливое лицо-лишь маска, прикрывающая одиночество и грусть. Теперь было всё по-иному. С Аней она светилась, словно началась совсем иная жизнь и о прошлом она уже не вспоминает. С одной стороны я почувствовала облегчение, словно тяжкий груз сняли с моего сердца: теперь она не болела мной, и от этого мне стало непривычно хорошо. С другой стороны, я испытала некую грусть от осознания того, что наша история осталась навсегда в прошлом, что мы перелистнули страницу наших жизней и уже не вернёмся на прежнюю главу, туда, где мы были счастливы и любили друг друга. Теперь нас ждало новое, неизведанное, не пройдённое, но уже с другими людьми. Очевидно, что для неё этим человеком стала Аня.

Я поняла это сердцем и мне стало не по себе от новых ощущений.

И что удивительно, я не испытала к Ане ни ревности по отношению к бывшей своей девушке, ни зависти, ни злобы– никаких негативных чувств, наоборот, почувствовала теплоту и даже жалость: как такая красивая умная девушка могла попасться в сети Леськи, попасть в западню, из которой я выбиралась так долго и столь болезненно. Она была красива, женственна, ухожена, в каждой фотографии, в застывшем движении на снимке чувствовался стиль и чувство вкуса, нежность и эротизм– всё то, что так мне нравилось в женщинах, что влекло. Что завораживало и не давало покоя. Её взгляд голубых глаз говорил, что его обладательница рассудительна и вдумчива. На многих её фотографиях Аня сидела, задумчиво смотря вдаль или улыбалась нежной улыбкой с таким взглядом, что при этом можно было понять без слов, в каком она настроении и как относится к фотографирующему человеку (по крайней мере в данный, запечатленный на снимке, момент времени). В основном, это был близкий круг лиц или даже она сама, когда делала селфи и в такие моменты, наедине с собой, она была особенно очаровательна и загадочна. Я не знала Аню и могла судить о ней лишь по её немногочисленным фотографиям, записям на стене, плэй-листу и рассказам Леськи, но то немногое, что я о ней знала, позволяло делать вывод о ней, как об адекватной, разумной девушке.

У Леськи было много женщин и ни одну из них я не могла воспринимать серьёзно, ровно как и её саму, хоть и прожила с ней около трёх лет. На всех её пассий я смотрела как на очередную игрушку Леськи, заведомо зная, что их отношения несерьёзны и не на долго, что время и доказывало. Но с Аней было всё иначе. Впервые я увидела в ней не просто девушку своей бывшей. Впервые я поймала себя на мысли, что она мне интересна не из-за того, что она в отношениях с Леськой, а сама по себе. Более того, интересна не просто как человек, интересна как девушка. К этому всему Леська только добавляла интереса своими историями, как ей хорошо с Аней, какая она хорошая, но в то же время добавляла к этому и каплю дёгтя, называя её излишне ревнивой и нервной.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное