Раби Абучакра.

Эффективное правительство для нового века



скачать книгу бесплатно

Создание данных – постоянный и повсеместный процесс. Что бы мы ни делали, будь то управление автомобилем, включение домашних приборов или использование мобильного телефона, – мы производим данные. С помощью датчиков, пронизывающих ткань нашего физического мира, и портативных устройств доступа в интернет – мы производим данные. Добавьте сюда компании, производящие и хранящие данные всех видов, фиксирующие мельчайшие детали миллиардов контактов между участниками рынка, и правительства, собирающие информацию о своих гражданах – об их здоровье, поездках, домашнем хозяйстве и финансовых делах. Такие массивы данных порождают возможности, но и создают проблемы, связанные с их организацией, хранением, поиском, анализом и отображением. Эти задачи решаются средствами больших данных.

Точное происхождение термина «большие данные» неизвестно. Многие считают, что впервые его употребил еще в 1990-х годах Джон Мэши, главный научный сотрудник компании Silicon Graphics[20]20
  www.bits.blogs.nytimes.com/2013/02/01/the-origins-of-big-data-anetymo-logical-detective-story/?_r=0


[Закрыть]
. Но какова бы ни была этимология этого термина, большие данные приобретают все большую важность и для государственного, и для частного сектора.

Большие данные – серия подходов, инструментов и методов обработки огромных объемов структурированных и неструктурированных данных, с которыми не могут эффективно справляться стандартные инструменты. Одним из способов описания больших данных является модель 3V, разработанная фирмой Gartner, ведущей исследования в области информационных технологий. Эти три V–Volume (объем), Velocity (скорость), Variety (многообразие), то есть физический объем, скорость прироста и обработки, а также диапазон типов и источников данных. В большие данные входят и те данные, которые хранятся в памяти, и те, которые создаются с использованием других данных.

Большие данные не только порождают проблемы, но и создают беспрецедентные возможности и для государственного, и для частного сектора. Наряду с новейшими, передовыми инструментами управления базами данных и методами прогнозного анализа, большие данные открывают доступ к ценной информации о множественных взаимосвязях, закономерностях и воздействиях.

Преобразования в действии: здоровье нации

Феномен больших данных – революционный фактор как для сферы государственного управления, так и для многих отраслей экономики. Организации государственного сектора аккумулируют огромные массивы информации. В Великобритании, например, Национальная служба здравоохранения (NHS), одна из самых больших в мире финансируемых государством систем здравоохранения и крупнейший работодатель, хранит гигантский объем клинической информации и данных о пациентах.

Помимо прочего, NHS публикует данные по каждому медицинскому назначению, сделанному каждым врачом по месяцам, что в итоге составляет 400 миллионов точек данных[21]21
  www.youtube.com/embed/VKAdGEEgC5o?autoplay=1


[Закрыть]
. Сегодня большие данные NHS используются государственными службами для анализа работы этой службы и поиска путей ее усовершенствования.

Например, компания Mastodon C, специализирующаяся на больших данных, проводит оценку работы NHS через разнообразный анализ клинических данных[22]22
  More about Mastodon C at www.blog.mastodonc.com/


[Закрыть]
. Целью одного из исследований было изучение работы клиник врачей общей практики. Mastodon C использовал данные, чтобы определить, влияет ли размер клиники на внедрение передовых методов работы, – оказалось, что в небольших клиниках этот процесс идет медленнее, чем в крупных. Кроме того, выяснилось, что небольшие клиники реже прописывали новое лекарство от диабета, чем крупные. Однако данные также показали, что соседство клиник явилось более существенным фактором внедрения рекомендованных методов, нежели их размер[23]23
  www.youtube.com/embed/VKAdGEEgC5o?autoplay=1


[Закрыть]
. А исследуя, как в различных клиниках прописывают патентованные лекарства и воспроизведенные лекарства – дженерики, команда из Mastodon C пришла к выводу, что патентованные статины прописываются гораздо чаще, чем дженерики, – и эта разница обходилась NHS приблизительно в 200 млн ф. ст. в год[24]24
  www.openhealthdata.cdehub.org/


[Закрыть]
.

Новые возможности больших данных

Работы Глобального института McKinsey (MGI) подтвердили вывод о том, что использование больших данных способно повысить эффективность и результативность общественного сектора[25]25
  «Big Data: The Next Frontier for Innovation, Competition, and Productivity». McKinsey Global Institute, June 2011.


[Закрыть]
. Согласно оценке MGI, эффективное использование больших данных могло бы снизить административные издержки в Европейском союзе на 15–20 %, что эквивалентно примерно 150–300 млрд евро в стоимостном выражении (как результат роста эффективности, так и за счет ликвидации разрыва между потенциальной и фактической суммой поступлений от сбора налогов).

В отчете указано пять широких областей, в которых большие данные могут существенно помочь правительствам. Б?льшая прозрачность и обмен данными между министерствами позволят, например, ведомствам, федеральным органам и гражданам оптимизировать заполнение различных форм, поскольку многие данные, запрашиваемые у организаций и физических лиц одним государственным органом, нередко хранятся в другом.

Опираясь на принцип открытых данных, правительства смогут предоставлять гражданам и организациям доступ к некоторым из имеющихся у них информационным массивам, что будет способствовать прогрессу во многих областях, экономии средств и совершенствованию обслуживания населения. Примеры использования этого принципа приводятся на британском сайте data.gov.uk и на испанском сетевом портале Aporta (www. proyectoaporta.es). В частности, местный информационный ресурс может стать результатом объединения возможностей социальных сетей и доступа к данным открытых правительственных источников, например статистике преступлений или погодных катаклизмов. Открытая информация может также использоваться для оценки качества услуг и предложения возможных усовершенствований.

Доступ к большим данным позволяет правительству более подробно анализировать деятельность своих министерств и ведомств, сравнивать их результаты. В отчете McKinsey предполагается, что использование «приборных панелей» результативности (рейтингов и визуализации данных) отдельных коллективов в составе государственных ведомств приведет к совершенствованию их деятельности, поскольку менеджеры будут стремиться превзойти друг друга.

Разнообразие вариантов, отраженное в больших данных, поможет гражданам более взвешенно принимать жизненно важные решения – например, при выборе больницы для лечения определенных заболеваний или школы для детей. Весьма вероятно, что предоставление широкого доступа к таким данным позволит улучшить качество услуг в целом.

Ценность больших данных для развития сегментации и улучшения планирования целевых государственных услуг уже доказана во многих странах. Так, например, Федеральное агентство по труду Германии использовало массу накопленных им данных за прошедшие периоды, чтобы ускорить процесс трудоустройства безработных[26]26
  www.googlepolicyeurope.blogspot.co.uk/2012/05/2012-year-of-big-data.html


[Закрыть]
.

Наряду с большими данными, процесс принятия решений в государственном секторе опирается и на сложные автоматизированные методы анализа, например нейронные сети. Эти методы могут также использоваться для раскрытия мошенничества в сферах налогообложения и социального обеспечения. Предоставление открытого доступа к большим базам данных и инструментам анализа способно помочь в совершенствовании государственных услуг за счет внедрения сторонних инноваций. Анализ организациями и физическими лицами открытой информации стимулирует обратную связь с государственными учреждениями, включая предложения по улучшению процедур и методов обслуживания населения.

Извлечение потенциальных выгод из работы с большими данными – непростая задача. Для ее реализации необходим прежде всего доступ к данным, что отчасти зависит от готовности правительств открыть свои данные для организаций и частных лиц, а отчасти от способности самих людей использовать технологии для получения доступа к информации. С ростом информированности возрастает и ответственность. Правительства должны продемонстрировать свою приверженность этическим нормам – например, путем внедрения стандарта использования аналитических методов в государственных учреждениях; этот стандарт также должен быть открыт для граждан.

Со своей стороны, организации, которые хотят эффективно использовать большие данные, должны пересматривать старые подходы и модернизировать технологические системы. И правительству, и сторонним организациям придется набрать новых сотрудников или обучить имеющийся персонал навыкам, необходимым для работы с большими массивами данных. Да и сами руководящие работники государственного сектора должны быть знакомы с новейшими аналитическими инструментами и методами.

В работе «Возможности больших данных: как сделать правительство более быстрым, более умным и более личным» Крис Ю, руководитель группы электронного правительства в аналитическом центре организации Обмен политическими стратегиями, предлагает множество рекомендаций для правительств по использованию мощности больших данных[27]27
  www.policyexchange.org.uk/images/publications/the%20big%20data%20 opportunity.pdf


[Закрыть]
. (По его оценкам, правительство, использующее большие данные, сможет за счет роста эффективности сэкономить от 16 до 33 млрд ф. ст. в год.) Рекомендации включают создание в аппарате правительства группы передовой аналитики, которая станет выявлять области, где большие данные могут способствовать совершенствованию государственных услуг. Также, как полагает Ю, эта группа инициирует использование новых возможностей в министерствах и будет предлагать рекомендации по принятию решений. Для того чтобы увеличить вероятность эффективного применения больших данных, Крис Ю рекомендует для начала сосредоточиться лишь на нескольких сферах государственной политики и измерять получаемую экономию и выгоды в конкретных денежных показателях. Следует также ввести четкие критерии как для оценки прогресса, так и для оценки ценности и целесообразности программы. Наконец, важно протестировать проекты больших данных в контролируемом режиме, и лишь затем – в реальных условиях.

Резюме: мышление на перспективу

В быстро меняющемся мире правительства нуждаются в более широком и перспективном взгляде за пределы текущих задач для разработки новых стратегических подходов к решению проблем и использованию возможностей, создаваемых неопределенным будущим.

Переход к мышлению на перспективу требует использования все большего количества инструментов форсайта, включая сканирование горизонтов и сценарное планирование. Кроме того, правительства должны эффективно использовать массивы разно образной информации с помощью глубокого анализа больших данных и управления ими, что становится возможным благодаря прогрессу в технологиях. Чтобы достичь успеха, следует регламентировать и стандартизировать в рамках правительства функции отделов по исследованию будущего. Мышление на перспективу требует долгосрочных инвестиций и ресурсов. Необходимо привлекать к работе профессиональные сообщества, в особенности представителей коммерческого сектора, неправительственные аналитические центры и академические круги. Работа должна вестись в тесной связи с высшими государственными должностными лицами и ведущими политиками, с тем чтобы системные и обоснованные рекомендации прогнозного характера могли положительно воздействовать на политический процесс.

Глава 2
Выработка стратегического курса

Правительства, используя множество различных инструментов и методов, инициируют создание различных сценариев будущего, определяют спектр их вероятных последствий. После анализа возможных вариантов будущего им предстоит использовать полученные результаты для определения своих действий. Недостаточно лишь предсказать будущее. Правительствам следует, опираясь на составленные прогнозы, принимать стратегические, комплексные решения. Необходимо учитывать и то, что ключевую роль в формировании государственной политики играют устремления государственных лидеров; именно они определяют политический курс страны, формулируют стратегическое видение и цели на будущее и создают прочную основу для принятия долгосрочных политических решений.

Странам предстоит создать оптимальные структуры управления политическими процессами и оказанием услуг. Такие структуры могут включать министерства, ведомства и другие органы власти, предприятия с участием государственного капитала (также именуемые полугосударственными), государственно-частные партнерства, сотрудничающие с третьим сектором, или даже поддерживать и расширять возможности самообслуживания граждан.

Четкая формулировка видения помогает правительствам решать множество задач. Как гласит японская пословица, «планирование без действия – мечта, а действия без плана – кошмар». Стратегическое видение задает миссию и устремления организации, помогает сформулировать ее философию, цели и направление развития. Видение способствует выработке целостного чувства цели и побуждает к определенным действиям. Общее видение будущего помогает выработать единое понимание задач и задает ориентиры в процессе принятия решений.

Общенациональный взгляд

Не только компании понимают ценность определения перспективы. Эффективное руководство издавна ассоциировалось с умением видеть перспективу и пониманием цели. Благодаря своим личным качествам и стратегическому видению, политические лидеры завоевывают сторонников и добиваются их единения. Например, Джон Ф. Кеннеди объединил нацию идеей о том, что США к концу 1960-х годов смогут отправить человека на луну.

В последнее время все больше стран (к их числу относятся Сингапур и Финляндия) выстраивают собственные национальные стратегии. Для этого четко формулируется национальное видение, определяются сферы деятельности правительства, устанавливаются приоритеты и цели в каждой из них.

ОЭСР провела исследование функций аппарата правительства в 27 странах; его частью стало изучение роли центральных органов власти в стратегическом планировании[28]28
  «Survey on the Organization and Functions of the Centre of Government: Preliminary Results», 32nd Meeting of the Senior Ofcials from Centres of Government. Santiago, October 2013, OECD.


[Закрыть]
. В ходе исследования предполагалось выяснить, существует ли документ, определяющий стратегическое видение для данной страны, а если существует, то кем он был подготовлен, какой период времени в нем предусмотрен и кто имеет доступ к этому документу.

Соответствующий стратегический документ был разработан в 21 стране (77 % участвующих в исследовании). В большинстве случаев в нем определялась перспектива на период от 1 года до 5 лет, только в одном – более чем на 20 лет, а в 7 странах – более чем на 6 лет. Положительно ответили на вопрос о доступе в 21 стране, при этом в 18 странах доступ к стратегическому документу получила широкая общественность, из них в 15 – документ был размещен в сети интернет.

Преобразования в действии: NSW-2021

Правительство штата Новый Южный Уэльс (юго-восток Австралии) представляет видение будущего в своем отчете следующим образом: «NSW-2021: сделать Новый Южный Уэльс лучшим из штатов». Десятилетний план нацелен на «перестройку экономики, оказание качественных услуг, обновление инфраструктуры, восстановление подотчетности центральному правительству, улучшение среды обитания местных общин и самоуправление»[29]29
  www.2021.nsw.gov.au/


[Закрыть]
. Эти пять целей разбиты на 32 общие и 180 специальные задачи. Первая состоит в том, чтобы перестраивая экономику, сделать столицу штата, Сидней, экономическим и финансовым центром влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Для этого в NSW-2021 установлен ряд показателей занятости, предпринимательской и инвестиционной активности, общего объема выпуска продукции на душу населения.

Концепция развития штата предполагает улучшение государственных услуг, усовершенствование инфраструктуры и предоставление гражданам расширенных полномочий, что дает местным сообществам возможности большего контроля по таким вопросам, как планирование, охрана природы, качество антропогенной и природной среды и трансформация сферы услуг с учетом старения населения.

Наконец, предполагается повысить подотчетность властей штата, расширить доступ общественности к информации и возможности участия в принятии решений местных органов власти, а также сосредоточить усилия на повышении удовлетворенности государственными услугами. Заслуживает внимания тот факт, что в стратегическом документе штата не только излагаются цели и задачи, но и определяются ведомства, на которые возлагается ответственность за решение этих задач и достижение поставленных целей.


Преобразования в действии: Кения – перспектива 2030

Кенийское правительство обнародовало концепцию развития страны в 2008 году. Новая стратегия «Vision-2030» сменила стратегию экономического восстановления, которая реализовывалась правительством страны с 2003 по 2007 год[30]30
  www.vision2030.go.ke/


[Закрыть]
. Основная цель кенийского правительства – «создать к 2030 году конкурентоспособное на мировом рынке и преуспевающее государство с высоким качеством жизни, превращение Кении в новую индустриальную державу со средним уровнем доходов, обеспечение всем гражданам страны к 2030 году высокого качества жизни, чистой экологии и безопасности». Основанная на трех столпах: экономика, социальная сфера и политическое управление, – стратегия «Vision-2030» претворяется в жизнь в форме ряда пятилетних «среднесрочных планов»; текущая пятилетка ограничена 2013 и 2017 годами[31]31
  www.vision2030.go.ke/index.php/pillars


[Закрыть]
.

К настоящему моменту достижения страны включают 40-процентное увеличение набора в начальные школы; строительство 2200 км дорог, что почти в полтора раза превышает плановые 1500 км; подключение Кении к всемирной сети интернет через три подводных оптоволоконных кабеля; принятие в 2010 году новой конституции.

Но для того чтобы добиться всех поставленных целей, Кении придется преодолеть еще множество проблем. Меры по борьбе с ними заложены во втором среднесрочном плане. В области здравоохранения правительство расширяет доступ к медицинским услугам в рамках долгосрочной программы всеобщего здравоохранения, запланированы инвестиции в медицинские исследования и фармацевтическую промышленность. Продвигаясь к цели – росту ВВП к 2017 году на 10 %, – Кения развивает многоотраслевую экономику, отказываясь от приоритета сельского хозяйства и сферы услуг. Совершенствуя государственное управление, кенийское правительство сосредотачивает свои усилия на воплощение принципов новой конституции.

По мере выполнения «Vision-2030» приоритеты корректируются таким образом, чтобы сохранить стратегический курс. Так, например, во втором долгосрочном плане появились две важных национальных инициативы: после обнаружения в Кении крупного месторождения углеводородов добыча нефти и других полезных ископаемых была добавлена к приоритетным областям экономики. Правительство также углубляет принципы национальных преобразований, интегрируя комплекс национальных ценностей и этических правил в процесс формирования устойчивой и уникальной кенийской идентичности.

Позиционирование политики

Общенациональные цели необходимо транслировать в долгосрочную политику по трем основным направлениям: желаемая позиция страны на мировом рынке; вклад главных факторов экономического роста трудовых ресурсов, капитала и их совокупной факторной производительности в валовой продукт; приоритеты правительства по стимулированию и поддержке отраслевых драйверов экономики.

Хороший пример национального позиционирования продемонстрировал Сингапур, развернувший деятельность во всех трех направлениях. Первое – позиция страны на мировом рынке, а также выбор между открытой экономикой и протекционизмом – в Сингапуре означает наличие торговых партнеров на международном, региональном и двустороннем уровнях; торжество принципа открытой экономики за счет отсутствия торговых пошлин на импорт, экспортных субсидий и валютных ограничений; укрепление антимонопольного права; приватизацию, в которой участвуют и международные корпорации. Второе направление – четкое определение основ экономического роста – включает активную поддержку экономики знаний путем значительных инвестиций в исследования, инновации и предпринимательство, а также создание динамичной системы образования и профессионального обучения, соответствующих требованиям промышленности. Работа по третьему направлению – стимулирование развития отдельных секторов экономики – предполагает поддержку электроники, информационных коммуникаций, средств массовой информации и биомедицинских наук – отраслей, относящихся к экономике знаний и способствующих конкурентоспособности страны. Помимо этого, в стране были приняты исключительные меры по финансированию жизнеспособных компаний после финансового кризиса 2008 года. Однако в целом уровень государственной поддержки других областей бизнеса в Сингапуре остается низким.

В других странах государство, наоборот, оказывает значительную помощь различным секторам экономики. Норвегия, например, ослабила регулирование, стимулируя конкуренцию в цементной отрасли, что вызвало рост производства, создало условия для ценовой конкуренции на международном рынке и, соответственно, благоприятные условия для картелей. Помимо этого, норвежское правительство предложило поддержку экспортерам сырья и инфраструктурным компаниям через финансируемые государством схемы кредитования экспорта.

Преобразования в действии: стратегия Абу-Даби

Достижение общенациональных целей более вероятно, если действия правительства могут быть количественно оценены. От правительств новой эры потребуются стратегические планы, результаты или показатели которых будут связаны с национальным приоритетами.

Хороший пример – эмират Абу-Даби, ОАЭ. Главными целями экономической стратегии Абу-Даби на период до 2030 года («Экономическая стратегия Абу-Даби–2030»), изложенной в 142-страничном документе, являются «безопасное и надежное общество и динамичная, открытая экономика»[32]32
  https://gsec.abudhabi.ae/Sites/GSEC/Navigation/EN/publications.did=131400.html


[Закрыть]
. Этот документ описывает будущее Абу-Даби как «стабильную многоотраслевую экономику с высокой прибавочной стоимостью, которая поощряет коммерческую деятельность и предпринимательство и интегрирована в мировую экономику, предоставляя наилучшие возможности для всех».

Правительство Абу-Даби выделяет девять фундаментальных элементов социального, политического и экономического будущего эмирата. Эти элементы – развитие и расширение возможностей частного сектора; создание стабильной экономики знаний; благоприятные и прозрачные нормативно-правовые отношения; прочные и разносторонние международные связи; оптимизация ресурсов эмирата; первоклассное образование, здравоохранение и инфраструктура; полная национальная безопасность; поддержание ценностей, культуры и наследия Абу-Даби; широкомасштабное сотрудничество с Федерацией ОАЭ.

Осуществлению такой стратегии способствует концентрация усилий на четырех приоритетных сферах деятельности: экономическое развитие; социальное развитие и развитие человеческих ресурсов; развитие инфраструктуры и экологическая устойчивость; оптимизация деятельности правительства.

Стратегическое видение правительства Абу-Даби дополнено детально структурированным планом по его достижению. Он охватывает стратегию экономического развития эмиратов, политические меры и нормативные механизмы для их реализации. В стратегическом плане перечислены отрасли, которым предстоит стать движущей силой экономического роста; предприятия, которые будут обеспечивать рост и конкурентоспособность; региональные и/или социальные группы, которым требуется уделять особое внимание. Политические и нормативные инструменты включают создание благоприятной деловой среды; развитие финансовых и валютных инструментов, инфраструктуры, сферы услуг и человеческих ресурсов.


Рисунок 2. Экономическая стратегия Абу-Даби на период до 2030 г.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное