Рашида Бик.

России родной посвящаю…



скачать книгу бесплатно

© Рашида Бик, 2017

© Интернациональный Союз писателей, 2017

* * *

«Россия моя, ширь твоя необъятна!

Россия моя, я люблю тебя страстно!»



Дмитрий Донской. Историческая поэма

От автора:

Широка ты, Русь,

Благодатный край!

Слава русская

Льётся через край.

Русь всесильная,

Хлебосольная.

Русь былинная

И раздольная!


Хороша ты, Русь,

Вольной волюшкой!

Низко преклонюсь

В поле полюшке

Русским воинам,

Что в сырой земле,

Спавшим вечным сном

В беспросветной мгле.


Не бывать врагу

На земле родной!

Свою Родину

Заслоню собой.

Русь всесильная,

Хлебосольная,

Русь былинная

И раздольная!

Темник Мамай

Гордыня овладела темником Мамаем,

Решил сравняться он с Батыем ханом,

Собрал ордынское он войско и вперёд

Пошёл на Русь, чтоб покорить народ.

Стал продвигаться в междуречье к Дону,

Был путь ему заведомо знакомым.

В обители Сергия Радонежского

Весть о беде грозящей разнеслась

По всей Руси. Великий русский князь,

Князь Дмитрий пред походом поспешил

В обитель к Сергию, где Преподобный,

Боголюбивый старец добрый

Рать русскую на бой благословил.

И долго с князем он совет держал,

Успех пророчил в битве, в помощь дал

Известных бывших ратников когда-то,

Двух побратимов, двух духовных брата.

А ныне иноков: Ослябу, Пересвета.

Князь с просветлённым ликом на рассвете

В соборе Богородицы святой

Молился долго трепетной душой:

– Покрой нас, дева, ризою своею!

Не дай Руси склониться пред злодеем.

Затем простился в церкви у гробов

Князей и прародителей своих,

Просил у предков порадеть за них

И разослал по всей Руси гонцов

К князьям, боярам, людям всем служивым

За землю постоять свою с призывом.

И с войском повелел идти к Коломне.

Рать прибыла на место ночью тёмной.

Собравшись, как один, сошлись на том,

Что надо перейти чрез реку Дон:

– Чтоб воины не обратились вспять,

На Куликовом поле нам стоять!

Обращение князя Дмитрия к воинам

Немедля строит князь свои полки

На Куликовом поле, у реки.

В лесной дубраве скрыт отряд засадный.

Командовал им Боброк-Волынец,

И с ним Владимир князь, лихой боец.

– Терпели басурманов мы изрядно!

Сошёл с коня лихого Дмитрий князь

И молвил, к воинам с поклоном обратясь:

– Я вижу, к бою вы уже готовы.

Настало время разорвать оковы

Безбожных варваров, или умрём

За православие, за Отчий Дом!

Коль вас обидел я, меня простите,

На князя своего зла не держите.

Оружие, сжимая в нетерпенье,

Ждут воины кровавое сраженье.

Пусть непростая доля ждёт бойцов,

Не посрамят они своих отцов!

Врага встречали не отдельные дружины,

Врага встречали армией единой!

В междуречье Дона

На Куликовом поле поутру,

Где Дон река Непрядвы воды принимает,

Сошлись рать русская и полчища Мамая.

Знамёна развевались на ветру…

Поединок

И вышли с двух сторон на поле брани

Два витязя на смертный поединок.

А воины за ними наблюдали…

Встал с русской стороны служивый инок,

Брат Пересвет, доспехи снял монах,

Чтобы ловчей копьё держать в руках.

А супротив ему стал Телебей,

Монгольский великан, копьём играя.

Пустивши на скаку своих коней,

Друг дружку копьями они пронзают…

С коня свалился Телебей мешком.

Держался Пересвет в седле с трудом,

Доехал до своих он, чуть живой.

За Русь святую принял смертный бой!

Куликовская битва

И громко-громко в трубы затрубили,

И завязалась битва, крепко бились.

Мечи сверкали, словно искры молний,

Топтали обезумевшие кони

Всех, кто попадал им под ноги.

Подчас

Людская кровь большой рекой лилась.

Но нет! Сражались русские полки

Не дрогнув, хоть потери велики.

И каждый воин шёл за князем смело,

И в каждом сердце сокола горело,

Без страха устремлялись на врага,

Когда тебе свобода дорога

И вера христианского народа.

Казалось, силы были на исходе.

Засадный полк тут в бой ввязался,

Победой русских вскоре увенчался!

Бегство Мамая

Врагам прискорбная досталась доля,

Пришлось бежать им с Куликова поля.

И каждый видел смерть свою в лицо

И пораженья боль перед концом.

Бежал Мамай, его иссякли силы

Перед угрозою своей кончины.

И стелется туман над полем бранным,

Тела лежат вповалку бездыханно.

Слетаются на пир кровавый птицы,

Чтоб мертвечиной вдоволь поживиться

Слава Дмитрия Донского

Князь Дмитрий с русскими князьями,

С оставшими в живых богатырями,

В великой скорби павших схоронили,

Придали мёртвые тела могиле.

Разгром противника был полным.

Князь возвратился в город стольный.

Встречать его сбежалась вся округа.

Прозвали князя Дмитрия Донским!

Пред Родиной, Отечеством своим

Была Донского велика заслуга!

Собрал разрозненные он дружины

Со всей Руси в большой кулак единый,

И стала армия непобедимой!

И внемлет Боженька людской молитве.

Победа русских в Куликовской битве

Уверенность вселила в их сердца.

С Ордой решили биться до конца.

И гордо поднял голову народ,

Чтобы со славою идти вперёд.


Жизнь Дмитрия Донского стала былью.

Русь-матушка – великой и всесильной!


Конец

Александр Невский. Историческая поэма

От автора:

Князь возвеличил подвигом своим

Святую Русь и был непобедим!

Гонец

Всадник гнал ночью коня по дороге,

Взмыленный конь, оседая на ноги,

Пену разбрызгивал с губ и храпел.

Небо светлело, и лес поредел.

Мгла предрассветная пахла цветами,

Росными травами. Защебетали

Ранние птицы, радуясь дню.

Всадник беззлобно промолвил коню:

«Передохни! – придержал он поводья, —

Вольные тут для охоты угодья!»

Конь пошёл шагом: «Ну что ж ты, дружок?

Ста вёрст не сдюжил, а путь недалёк.

Через лесок он намного короче.

Надобно нам поспешить, ибо ночью

К брегу Невы враг нежданный пристал.

Чай, неспроста свой раскинул он стан?

Нехристи споро разбили шатры

Передохнуть до вечерней поры.

Глянь, впереди, на холме недалече

Новгород виден. Стеной он увенчан

Каменной, мощной с вратами въездными.

С башнями гордыми сторожевыми.

Век золотой ныне, град процветает!

Зорко границы свои охраняет

Он сторожами окрестных племён.

Монастырями кругом окружён.

Для укрепленья границ князь построил

Крепости две – Городцы по Шелони.

Север освоил, путь к морю открыл,

Церковь построил и храм обновил.

Люб да и дорог детинец сей гордый.

У горожан нрав крутой, непокорный.

Вольный в деяниях, сильный в князьях.

Вече вершил все дела горожан.

Озимь густая стоит на полях.

Стелется дымкой парною туман.

Храм завиднелся, шеломами светит.

Шагу прибавь, друг, усилился ветер».

Всадник проехал по гулкому мосту,

Крепкий детина, аршина два росту.

Голос его раскатился в тиши,

Встал пред въездными вратами: «Эй, стража!»

Светоч блеснул на стене. Сверху сразу

Стражник ответил: «Не мельтеши!

Ночью полошишь людей. Кто таков?»

Слышался скрежет, тянули засов.

«К князю спешу я – дозорный гонец.

Да, открывайте скорей, наконец!»

Тревожная весть

Был этот всадник Пелгусий с Ижоры.

Кряду денька три он пробыл дозорным

На побережье широкой реки.

Первым увидел флотилию вражью,

Как укреплялись на бреге полки.

И поспешил с важной весточкой к князю.

Жаркое лето в ту пору стояло,

Утро зарницей окрашено алой,

На мостовых деревянных роса.

Выслушал князь спозаранку гонца,

Сердцем вскипел он: «Тому не бывать!

Надобно первыми атаковать!

Ты же, Пелгусий, в дозоре сиди,

И в оба глаза за шведом следи!»

Шведские ратники

Сломлена Русь от монгольских нашествий.

Пали в нещадной борьбе города.

Гибель несла всем народам Орда.

Пользуясь слабостью русских в дни бедствий,

Шведский король, вождь дотоле счастливый,

Вздумал пленить вольный Новгород силой,

Земли окольные. Войско собрал,

К берегу русскому полк свой послал.

Об Александровой славе наслышан,

Злобою, завистью, местью он дышит.

«Князь, поклонись мне, – в послании пишет, —

А воспротивишься – порабощу

Землю твою, если вдруг захочу!»

Не удостоил ответом послов

Князь молодой. Был он к бою готов!

Герой на все времена

В Переяславле родился герой

В грозные годы монгольских нашествий.

Битва на Калке была лишь предвестьем,

Новой нависшей над Русью бедой.

Внук Чингисхана Батый разгромил

Волжских булгар государство. Чрез год

Степь половецкую опустошил,

Двинул тумены лавиной вперёд

К русским границам. Под саблей татарской,

Столь устрашающей силой ужасной,

Пали Рязань, Муром, Пронск. В город стольный

Варвары двинулись, вышли к Коломне,

Где князь владимирский дал первый бой.

В схватке неравной с всесильной Ордой,

В сече жестокой полки полегли.

Крепость Москву азиаты сожгли

И устремились на город Владимир.

Город, гнушаясь постыдного мира,

Храбро сражался, конец неизбежен.

Вскоре врагами сожжён был, повержен.

В битве на Сити погиб князь великий,

Не устоял он под натиском диким.

Сколь поджидал Юрий помощи брата.

Князь Ярослав не откликнулся, свято

Князь молодой помнил эту утрату.

Юной душой понимал он, что зря

Между собой воевали князья.

Был он свидетелем русских событий,

Междоусобные счёты князей

Были губительны. Сколько людей

В этой борьбе понапрасну убито!

Путь для монгол был на Новгород чист.

Войско Батыево взяло Ростов,

Тверь, Городец и на самом пороге

К граду в пути Селигерской дороги,

Там, где весенние хляби и топь,

Вспять повернуло. Семья Ярослава,

Сам Александр, все живы остались.

Киев чуть позже поганые взяли.

Киев исчез! Где блестящие главы

Храмов, сокровища? Нет ничего!

Только развалины града сего…

Цел, невредим был лишь Новгород вольный.

Верно, был враг отвращён Божьей волей.

Тщетно взывали к русским князьям

О единенье булгарский каган,

Половцы слёзно поддержки просили.

Кровью кочевники Русь оросили.

«Недруг врагов – это друг поневоле,

Свадьбой скрепим мы союз с Диким Полем, —

В думе боярской один разговор. —

Нужен сегодня такой договор!»

Скачут сваты и невесту везут.

Девушки плачут и песни поют.

Слажено дело, любовь и совет.

Нужен Руси мир на несколько лет.

Замысел важный, монастыри

Молятся Богу с зари до зари.

Тайно они собирают отряды.

За монастырской, высокой оградой

Все кузнецы им оружье куют.

Ветры свободы им песни поют.

Не в одночасье, конечно, собрать

Боеспособную грозную рать.

Ангел им машет незримо крылами:

«Я не забыл вас, о люди, я с вами!

Время придёт. Пусть не скоро, но всё же

Ворогам кланяться вечно негоже.

Иго падёт. В том я Богом клянусь.

Снова поднимется славная Русь!

Князь Александр Ярославич

Об Александре поведаю вкратце:

Сызмальства чтил он наставника старца.

Им был обучен мудреным наукам,

Не предавался безделью и скуке.

Великолепно знал ратное дело,

В бой мчался первым и в битве был смелым.

Князь любознателен, Господу верен,

Великодушен душой, благоверен.

Добрую славу обрёл он в походах,

Был благороден любимец народа.

Бог наделил его силой Самсона,

Мудростью, трезвым умом Соломона.

В возрасте юном воскняжился князь,

В храме Софийском усердно молясь.

Благоразумный князь с ликом прекрасным,

Был он обвенчан с княжной Брачиславной.

Празднично в граде звенел благовест,

Звон далеко разносился окрест.

Толпами люди спешили к собору

В празднично ярких, нарядных уборах.

В день торжества созывались на свадьбу:

Тысяцкий, свахи, князья, поезжане…

Ну, а бояре гостей уряжали

В гриднице терема княжьей усадьбы.

Князь убирался в палатах. В светлице

Сборы велись, наряжали девицу.

Гости дары получали шелками,

Золотом, перстями и жемчугами.

В княжьем дворе приготовлены сани,

Путь устилался к собору коврами.

Тысяцкий сыпал серебряный дождь —

Люди ловили монеты. Сей вождь

Свадебной свиты одаривал нищих,

Скудный народ, смердов издали пришлых.

Хмелем младых осыпали у входа,

Кланялись низко они пред народом

И на иконы крестились святые.

Благословили их прежде родные:

Мать Феодосия, князь Ярослав,

Вместе с супругою сват Брачислав,

Князь половецкий. Святою водой

Путь окроплялся, пел хор молодой.

Храм переполнен. При ярком свеченье

Местный епископ в златом облаченье

Князя венчальным венцом осенил,

После княжну и обряд совершил.

Вкруг аналоя провёл новобрачных.

Радость на лицах была столь прекрасных!

После свершенья обряда венчанья,

Шествие двинулось для столованья.

Слуги и все домочадцы сбежались,

Свадебный поезд они ожидали.

Гости ступили на княжий порог.

Челядь носилась, все сбилися с ног.

Свадебный пир

Свадебный пир! У столовой палаты

Стол был уставлен посудой из злата,

Из серебра кубки, чарки, братины.

В ёмкостях мёд, пиво, терпкие вина.

Яствами стол был чрезмерно богат.

Чинно свершался последний обряд.

Здравицу пили поочерёдно

И целовались потом всенародно.

Сколько напутственных сказано слов

За новобрачных, родных, за дружков!

На площадях городских ликованье!

То-то всеобщее было гулянье.

Были накрыты столы с угощеньем,

Бедный народ пил и ел с наслажденьем,

Юного князя хваля, почитая

И новобрачным здоровья желая.

Между собой балагурил народ.

Да скоморохам был явный почёт.

Ловко показывал трюки кудесник.

За душу трогали грустные песни.

Гусли играли и гусляры пели:

«Вороны на белу лебедь слетелись.

Не пожалели красу, растерзали.

Дитятки в скорби поныне, в печали».

Ловитва князя

Князь свой досуг проводил на охоте,

Из головы вытесняя заботы.

Средь изумрудных лесов и полей

Видел красу он Отчизны своей!

На скакунах мчались вслед за борзыми

Толпы охотников и стремянные.

Много водилось в лесах кабанов,

Туров, медведей, лосей и волков.

Выучка здесь развивалась и ловкость,

Дух молодецкий, смекалка и стойкость.

Солнце садилось, средь леса в палатках

Спали охотники крепко и сладко.

Утром охота была соколиной —

Старый обычай князьями любимый.

Зайцев несчётно убито, лисиц,

Диких гусей, горностаев, куниц…

Жил Александр с семьёй в Городище,

С гребнем златым и коньками на крыше.

В тереме видном, на взлобке, за градом

Раем его называли, нарядным

Ярким убранством светлиц и покоев.

В жемчуге, злате висели иконы.

Вольный Новгород

Воды несёт свои Волхов глубокий,

Мост через реку довольно широкий.

Пахнет на улицах свежей щепой,

Звонкие брёвна слезились смолой.

Ставились новые срубы повсюду.

Славно жилось новгородскому люду!

Улицы светлые, избы резные,

Храмы, дворцы, терема расписные!

Кремль был украшен Софийским собором.

Стены и своды покрыты узором.

Был он построен из белого камня.

Звонница рядом и ряд других зданий.

Храм обладал благодатною силой!

Бог умилял люд, душа возносилась.

Каждый испытывал в день освященья

Радость духовного благословенья.

Валом высоким весь град окружён.

Соединялись великим мостом

Двор Ярославов и Кремль супротив.

Волхов седой необычно красив!

Вверх-вниз сновали насады, ладьи.

Утки плескались у самой воды.

Пахло древесной размокшей корой.

Бабы спускались к воде с ребятнёй.

По берегам вереницей тянулись

Пристани, там, где стояли суда.

Много народу съезжалось сюда.

С юга на стругах купцы возвернулись.

Сходят по сходням на берег к причалу.

Речь иноземная всюду звучала.

Торг новгородский пестрел многолюдьем.

Валом спешили торговые люди.

Бойко на торге! Богатые лавки

Объединились в ряды. На прилавках:

Воск в изобилии, обувь, пушнина,

Мёд, дудки, гусли, свистки, самовары.

Бойко торгуют молодки стряпниной.

Из порубежья стекались товары:

Пряности, вина, бухарские шали,

Хлеб, дорогое сукно и металлы…

Рядом ремесленные мастеровые:

Ткацкие, кожевенно-обувные,

Щитник, гвоздичник, котельник, кузнец.

У ювелира купил молодец

Серьги жемчужные, цепь золотую.

А на божницу – икону святую.

Торопко княжич промчал на гнедом

В сбруе богатой, одет сам в кафтан,

Коц на плече, опоясанный стан.

Толпы людей расступались пред нём.

Не подвергался град вражьим набегам,

Изо дня в день процветал, богател.

На перекрёстке торговых путей

Расположился, купцов привлекая,

Силой, богатством своим удивляя.

Грамотен был новгородский народ,

А летописец вёл времени счёт.

На бересте новгородцы писали,

Письма, былины на них излагали.

Воскресный день

Встало над Волховом светлое утро.

Блещет на солнце вода перламутром.

День был воскресный, но город не спал —

Колокол храма тревожно звучал,

К площади всех горожан созывал.

Главы златые сверкали собора.

Стражники скачут по площади споро.

В храме Софийском начался молебен.

Молится люд – и богат кто, и беден.

Нищих, убогих у входа в собор —

Столпотворенье. Один разговор

Слышен повсюду: «…На князя надёжа,

Хоть и бояре все лезут из кожи,

Горло дерут, ищут мира со шведом.

Ишь, лиходеи, пророчат нам беды.

Загодя был неприятель замечен,

Будет мечом новгородцами встречен.

Князь Александр – он наш покровитель,

Землю свою не отдаст на погибель!

Кличет в дружину к себе на подмогу.

С князем пойдём, уповая на Бога!

Светлые силы с собой призовём!»

В храме божественном пред алтарём

Князь Александр усердно молился,

К Богу взывая, он прослезился:

«Боже праведный,

Подсоби в бою!

За родную Русь

Жизнь отдам свою!

Пядь родной земли

Не отдам врагу.

Свою Родину сберегу!»

Слёзы утёр князь в духовном смиренье,

Принял у батюшки благословенье,

Вышел к дружине и людям сказал,

Голос его, как набат, прозвучал:

«Враг наш силён! Ждать напрасно не станем,

Тут же по шведу внезапно ударим.

Кто с вашим князем? Не в силе Бог, в правде.

Коль суждено, сложим головы ради

Нашей земли новгородской, за Русь!

Гложет меня нестерпимая грусть:

Быть аль не быть нашей волюшке-воле?»

С малой дружиной князь выехал в поле.

Грудь Александра кольчугой прикрыта,

Меч на боку. Взгляд прямой и открытый.

Конь под хозяином шёл вороной,

Стройные ноги и мощная грудь.

Рядом был верный княжой стремянной.

Солнце лучистое кажет им путь.

Видение

Вдруг из-за леса Пелгусий-дозорный.

Конный спешит им навстречу проворно.

Благочестив был старейшина. Князю

Тут же поведал о чуде он сразу!

Глядя на море, ночь пробыл он в бдении,

А поутру вдруг предстало видение:

В лёгкой ладье страстотерпцы святые,

Ризы сплетали лучи золотые —

Глеб и Борис, лик венчали венцы,

Нимбом светились вокруг головы.

Белым туманом сокрыты гребцы.

Слышит Пелгусий, весь страхом объятый.

Молвил Борис Глебу, меньшему брату:

«Брат! Поспешим к благоверному князю,

Сроднику нашему помощь окажем,

Ибо сегодня он будет в беде».

Скрылось виденье. Ладьи нет нигде…

Князь Александр, услышав такое,

Рад был несказанно всею душою:

«Божию славу узрим, а покуда —

В бой с неприятелем! Мешкать не будем.

Чёрная туча нависла над Русью.

Ты же об этом молчи, друг Пелгусий!

Пусть на себя лишь надеется рать!

Надо сражаться, не помощи ждать!»

Битва на Неве

Князь Александр, хоть молод, но смел.

Страха не ведая, уразумел.

Не посылая гонцов за подмогой,

В мыслях и в сердце скрывая тревогу,

Скрытно пробрался он лесом к врагу,

В устье Невы, на крутом берегу

Молниеносно ударил по шведу.

Враг крепко спал, видно, страха не ведал.

В панике шведы пустились бежать,

Лихо рубила их русская рать.

Бились порою на смерть в рукопашной.

В центре сражений князь бился отважно.

Биргера-принца он ранил копьём,

Ткнул князь в забрало его остриём…

Храбрые воины судна топили,

Белый шатёр короля подрубили

Под ликование русских. Победу

Провозгласили тотчас же. А шведы

Те, что остались в живых, испугались,

На кораблях восвояси бежали!

Победа

Полный разгром учинил князь над шведом.

В Новгород вольный вернулся с победой!

У проездных новгородских ворот

Встретить героя сбежался народ.

Прозвищем «Невский» его нарекли:

Низкий поклон князю наш до земли!

Только недолог был княжеский срок.

Вече шумело, и знать самочинно

Встань подняла безо всякой причины,

И указала ему на порог.

В Переяславль град уехал герой

Вместе с дружиной своей и семьёй.

Вторженье немцев

Вороги-немцы меж тем не дремали,

Грабили русских и убивали.

Крепость в Копорье соорудили,

Псков захватили и русских пленили.

Натиск усилили, путь пресекли,

К граду Великому близь подошли.

И новгородцы умерили пыл,

Вновь преклонили колени пред князем.

Князь Александр воистину был

Кротким душой, незлобивым. Он сразу,

Вняв просьбам граждан и воле отца

(Билось в груди князя сердце бойца),

В Новгород прибыл и сел на княженье.

Ибо не мог он терпеть разоренья

Русской земли, оскверненья церквей,

Видеть развалины монастырей…

Двинул на немцев своё ополченье.

Князь с побратимом Андреем, сплотившись,

Поднял весь Север, объединившись.

Крепость в Копорье разрушил мгновенно,

Много пленённых он вырвал из плена.

Недруга земли опустошил,

Псков от захватчиков освободил.

В чуждые земли ворвался стрелой

И невредимым вернулся домой.

В Пскове народ со святыми крестами,

С пеньем во славу его, с образами

Встретил героя, отцом называл,

Богу хвалу от души воссылал…

Ледовое побоище

«Род православный себе покорим

И в католичество их обратим», —

Орден грозился, готовясь к походу.

Князь, чтоб покончить с угрозою новой,

Выслал вперёд свой отряд с воеводой.

Тот был разгромлен, князь сделал свой ход.

Месяц апрель был, подтаивал лёд.

К Чудскому озеру прибыл, по льду

Быстро провёл свою рать. На виду

Встал у лесистого берега Пскова.

Русские были к атаке готовы.

Утром ливонский полк к озеру двинул

На Александра всей силою, клином.

Центр прогнул русских пешцев зараз,

В берег восточный уткнулся, увяз…

Лучники немцев нещадно разили,

Конница врезалась с флангов, а с тыла

Полк их резервный нагрянул и пыл

Рыцарей в латах тотчас охладил,

Вправо, на слабый ледок оттеснил.

Лёд разломился, вода ледяная

Чавкнула жадно, тела поглощая.

Немцы тонули, предсмертные вопли…

Треск раздавался ломаемых копий.

И от сеченья мечей нёсся звон.

Орден Ливонский так был побеждён!

Страшная сеча пришельцам лукавым,

Русскому воинству вечная слава!

Набеги Литвы

Распоясалась и вовсе Литва!

Первый снежок лёг на землю едва,

Люто ватаги их грабят селенья

Русских племён, полонят населенье.

Невский отбил все попытки литовцев

Бежицкий Верх и Торжок захватить.

Сам устремился на них, стал разить

Их беспощадно. И вновь новгородцы

Поняли – князь их защита, опора.

Вновь отбивает он племя ижоров,

Води, входившие в русские земли.

Освобождает в Финляндии еми,

Шведов погнал с их земли князь лихой.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное