Р. Зайнуллин.

Очная ставка с участием несовершеннолетнего обвиняемого



скачать книгу бесплатно

Если обвиняемый захочет отказаться от данных им в ходе допроса и очной ставки показаний, то, думается, наличие протокола очной ставки с признательными показаниями вряд ли послужит для этого препятствием. Таким образом, проведение очной ставки с целью дополнительного процессуального закрепления признательных показаний обвиняемого является сомнительным с точки зрения законности и тактической целесообразности, а зачастую и нравственно недопустимым. Кроме того, это приводит к напрасной трате времени, увеличивая при этом сроки расследования.

Отсутствие нормативного закрепления цели очной ставки является также причиной ее подмены на практике другими следственными действиями, хотя законодателем и определен различный процессуальный режим их проведения. В частности, А. Б. Соловьев упоминает в своей работе случаи подмены очной ставки предъявлением для опознания[10]10
  См.: Соловьев А. Б. Система следственных действий как средство уголовно-процессуального доказывания. – М., 2006. – С. 100–101.


[Закрыть]
.

С. А. Шейфер по этому поводу пишет: «…ясное нормативное определение цели следственного действия придает познавательной деятельности следователя четкую направленность, предотвращает подмену следственного действия другими познавательными приемами… и этим исключает ненужную трату процессуальных усилий, нарушение прав участников, устраняет угрозу недопустимости полученного доказательства»[11]11
  Шейфер С. А. О процессуальной регламентации некоторых следственных действий в новом УПК РФ // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. – М., 2002. – С. 149.


[Закрыть]
.

Действительно, нормативное закрепление цели очной ставки приведет к единообразному применению данного следственного действия на практике, что, несомненно, укрепит законность ее производства. Это выглядит более справедливым и актуальным, если исходить из сложившейся следственной практики и специфики познавательной природы очной ставки, которая предопределяет ее назначение. Думается, будет логичным с нашей стороны утверждать, что если условием производства очной ставки является наличие существенных противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц, то цель данного следственного действия должна состоять в их устранении.

Необходимо отметить, что устранение возникших существенных противоречий должно производиться путем установления истины по спорным обстоятельствам, а не путем их согласования, так как в противном случае такие показания не будут достоверными.

Несомненным является и то обстоятельство, что наряду с непосредственной целью очной ставки следователь также может ставить и дополнительные (второстепенные) цели при ее проведении, что повышает криминалистическую ценность этого следственного действия.

В юридической литературе выделяется множество разнообразных дополнительных целей очной ставки. Рассмотрим их подробнее.

Так, Н. В. Бахарев выделял такую второстепенную цель, как разоблачение допрашиваемого, дающего заведомо ложные показания, и преодоление добросовестного заблуждения допрашиваемого[12]12
  См.: Бахарев Н. В. Очная ставка. – Казань, 1974– С. 14


[Закрыть]
. Он отмечал, что проведение очной ставки с добросовестно заблуждающимся лицом может благотворно на него повлиять и способствовать преодолению заблуждения путем восстановления в памяти забытого. Это может достигаться не только путем дачи детальных показаний другим участником очной ставки, но и его внешним видом, который может оживить ассоциативные связи.

При разоблачении допрашиваемого, дающего заведомо ложные показания, следователь создает обстановку психологического дискомфорта для того, кто намеренно его дезориентирует, что затрудняет дачу ложных показаний. Мы не можем согласиться с выделением такой второстепенной цели. Необходимо помнить, что существенные противоречия возникают только в связи с дачей заведомо ложных показаний либо в связи с добросовестным заблуждением. Следовательно, само устранение существенных противоречий подразумевает под собой, что следователь в итоге либо разоблачит допрашиваемого, дающего заведомо ложные показания, либо преодолеет добросовестное заблуждение допрашиваемого. Поэтому считаем, что указанная цель очной ставки является непосредственной, и мы не можем выделять ее как второстепенную (дополнительную).

Очная ставка, по мнению А. В. Дулова и П. Д. Нестеренко, может также дополнительно преследовать цель укрепления волевых качеств, позиции обвиняемого, давшего правдивые показания, при условии, что она проводится с лицом, благоприятно влияющим на обвиняемого[13]13
  См.: Дулов А. В., Нестеренко П. Д. Тактика следственных действий. – Минск, 1971. – С. 101.


[Закрыть]
.

Н. В. Бахарев по данному вопросу отмечал, что такая очная ставка целесообразна и тактически оправдана в случаях, когда признавшийся обвиняемый изобличает других допрошенных по делу лиц, а также когда она проводится с лицами, имеющими исключительно положительное влияние на обвиняемого[14]14
  См.: Бахарев Н. В. Очная ставка. – C. 15.


[Закрыть]
.

В целом мы разделяем подобные взгляды, но считаем необходимым внести некоторые уточнения. Та к, нам представляется спорной позиция А. В. Дулова, П. Д. Нестеренко и Н. В. Бахарева относительно условия, при соблюдении которого данная цель будет достигнута. На наш взгляд, если второй участник очной ставки благоприятно влияет на обвиняемого, дающего правдивые показания, то существует обоснованная опасность, что обвиняемый может изменить свои показания на очной ставке, чтобы не подводить другого участника, если он является соучастником, а тем более если пользуется авторитетом у дающего показания лица. Если же такое лицо выступает в качестве свидетеля, то обвиняемый может изменить правдивые показания в силу чувства стыда перед ним или страха. Мы с трудом также можем себе представить ситуацию, когда второй участник очной ставки, изобличаемый обвиняемым, будет исключительно положительно влиять на него. Думается, в любом случае следователь должен свести к минимуму влияние второго участника на обвиняемого, дающего правдивые показания, в том числе изобличающего других лиц. Это может достигаться путем возбуждения тех побуждений, которые ведут к даче правдивых показаний, а также путем прогнозирования и создания такой ситуации, в которой человек будет продолжать делать откровенные признания. Другими словами, следователь должен умело пользоваться волевой регуляцией обвиняемого. Более того, волевая регуляция будет также выступать в качестве эффективного способа перевоспитания обвиняемого, укрепления его положительных личностных качеств.

При проведении очной ставки следователь также может проверить и алиби ее участников. Причем эта цель будет второстепенной, если только алиби не является обстоятельством, по поводу которого сложились существенные противоречия. В противном случае она должна рассматриваться как непосредственная цель очной ставки. Таким образом, следователь, производя очную ставку, может включить в ее предмет наряду с обстоятельствами, по поводу которых сложились существенные противоречия, и обстоятельства относительно алиби ее участников в целях их проверки.

Кроме того, следователь может провести очную ставку с дополнительной целью проверки иных собранных по делу доказательств. Н. В. Бахарев по этому поводу справедливо отмечает, что, «…устраняя существенные противоречия, пробелы, неточности в показаниях, добиваясь их детализации, разъяснения отдельных обстоятельств, фактически производят проверку достоверности доказательственного материала по делу»[15]15
  Бахарев Н. В. Очная ставка. – C. 17.


[Закрыть]
.

Второстепенной целью очной ставки может быть проверка и оценка существующих следственных версий, выдвижение новых. Устраняя возникшие существенные противоречия в показаниях ранее допрошенных лиц, следователь одновременно может получить подтверждение или опровержение какой-либо версии. Например, разоблачая самооговор, следователь получает подтверждение о совершении данного преступления другим лицом. Представляется справедливым замечание, что очная ставка может выступать как средство получения новых доказательств, как «дополнительный способ получения доказательств из показаний свидетелей, потерпевших и обвиняемых и их проверки»[16]16
  Чельцов М. А. Советский уголовный процесс. – М., 1962. – C. 276.


[Закрыть]
.

Действительно, при устранении существенных противоречий могут быть обнаружены новые фактические данные, новые эпизоды преступной деятельности обвиняемого, ранее неизвестные следствию. В таком случае доказательства после проведения очной ставки будут обладать качественно и количественно иной характеристикой.

Следователь может эффективно использовать очную ставку и как средство изучения взаимоотношений допрашиваемых. Особая психологическая атмосфера, а порой и конфликтность, часто сопровождающая это следственное действие, помогает раскрыть истинные взаимоотношения его участников, изучить некоторые особенности личности допрашиваемых. Полученные данные могут быть использованы как в ходе самой очной ставки, так и при проведении последующих следственных действий.

Важность выявления лжи в процессе расследования преступлений представляется очевидной. Эта цель может достигаться путем определения психологического состояния участников уголовного судопроизводства, наблюдения за их поведением, поскольку внешние проявления человека свидетельствуют о его искренности или неискренности. Как справедливо отмечает А. Р. Ратинов, в психике человека, дающего недостоверные показания, происходит «раздвоенность», которая характеризуется большими внутренними противоречиями. Это объясняется тем, что в сознании лгущего человека сосуществует два параллельных события. Одно из них – действительно происшедшее, которое он хочет скрыть, другое – вымышленное, которое он намерен рассказать[17]17
  См.: Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. – М., 2001. – C. 246–253.


[Закрыть]
.

В этой связи очная ставка является наиболее действенным и эффективным средством психодиагностики лжи. Повышенный психологический дискомфорт, который испытывают ее участники, обостряет противоречия между двумя параллельными событиями – вымышленным и действительно происшедшим.

Получение следователем ориентирующей информации в результате психодиагностики лжи на очной ставке путем использования различных алгоритмов изучения человека в процессе наблюдения[18]18
  Об этом подробнее см.: Составление психологического портрета преступника: учеб. – метод. пособ. / Сост. А.Ю.Лаговский и др. – М.: ВНИИ МВД России, 2000. – С. 75–76.


[Закрыть]
оказывает огромное влияние на тактику производства очной ставки, на последующий этап расследования, на его планирование и избрание тактики последующих следственных действий.


Таким образом, наряду с непосредственной целью проведения очной ставки (устранение возникших в показаниях ранее допрошенных лиц существенных противоречий и выяснение их причин) можно выделить следующие дополнительные (второстепенные) цели ее проведения:

– укрепление волевых качеств, позиции обвиняемого, давшего правдивые показания (8 % от общего числа опрошенных следователей хотя бы раз преследовали данную цель при производстве очной ставки с участием несовершеннолетнего обвиняемого);

– проверка алиби ее участников (4 % от общего числа опрошенных следователей);

– проверка иных собранных по делу доказательств (11 % от общего числа опрошенных следователей);

– проверка и оценка следственных версий, выдвижение новых (7 % от общего числа опрошенных следователей);

– получение новых доказательств из показаний ее участников (21 % от общего числа опрошенных следователей);

– дополнительное изучение личности допрашиваемых и их взаимоотношений (26 % от общего числа опрошенных следователей);

– психодиагностика лжи (23 % от общего числа опрошенных следователей).


Эффективное проведение очной ставки способствует достижению целого ряда второстепенных целей, решение которых увеличивает возможности следователя в установлении истины по уголовному делу.

Очная ставка как самостоятельное следственное действие имеет специфические условия и основания ее проведения. Законодатель выделяет несколько условий проведения очной ставки. Та к, ст. 192 УПК РФ предусматривает возможность проведения очной ставки только между ранее допрошенными лицами. Следователь не имеет права проводить очную ставку между лицами, в отношении которых не проводился допрос и не был оформлен до начала очной ставки его протокол в установленном законом порядке. Наличие такого условия проведения очной ставки свидетельствует об ее исключительном характере. Несоблюдение этого правила является процессуальным нарушением и может привести к недопустимости доказательственной информации, полученной в ходе проведения такого следственного действия.

УПК РФ устанавливает в качестве обязательного условия проведения очной ставки наличие существенных противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц. При этом решение вопроса об определении существенных противоречий в показаниях допрашиваемых и проведении очной ставки относится к компетенции должностного лица, производящего расследование.

Закон не определяет, что нужно понимать под «существенными противоречиями». Мы разделяем точку зрения, в соответствии с которой существенными являются такие противоречия, которые, во-первых, делают показания взаимоисключающими; во-вторых, сам факт или событие, о котором идет речь в показаниях, имеет существенное значение и может повлиять на правильное разрешение уголовного дела[19]19
  См.: Степанов В. В. Указ. соч. – С. 43.


[Закрыть]
.

Сложность принятия следователем правильного решения заключается в определении того, являются ли имеющиеся противоречия существенными. Это очень важно, поскольку позволяет участникам уголовно-процессуальной деятельности единообразно трактовать понятие существенных противоречий.


Определяя существенность противоречий, следователь должен исходить из предмета доказывания.

Так, в соответствии со ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию: – событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства его совершения); – виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

– обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

– характер и размер вреда, причиненного преступлением;

– обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

– обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

– обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;

– обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со статьей 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).


Если одним из участников очной ставки является несовершеннолетний обвиняемый, то наряду с доказыванием указанных обстоятельств установлению в соответствии со ст. 421 УПК РФ подлежат:

– возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год рождения;

– условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности;

– влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц.


Противоречия в показаниях ра нее допрошенных лиц относительно хотя бы одного из элементов вышеуказанного предмета доказывания должны быть признаны существенными. Показания содержат сведения о различных фактах и обстоятельствах. Они непосредственно связаны с предметом доказывания, который представляет совокупность существенных для разрешения дела обстоятельств.

Поэтому, как справедливо отмечает В. В. Степанов, критерий существенности имеет отношение лишь к предмету доказывания и не может предопределяться тактическими задачами[20]20
  См.: Степанов В. В. Указ. соч. – С. 41.


[Закрыть]
.

При этом считаем необходимым сделать некоторые уточнения. Существенными будут и те противоречия, которые содержатся в показаниях ранее допрошенных лиц по поводу обстоятельств хотя и не указанных в приведенных статьях УПК РФ, но имеющих значение для уголовного дела. Та к, например, цель совершенного преступления не входит в предмет доказывания в соответствии со ст. 73, 421 УПК РФ, но имеет значение для правильной квалификации ряда преступлений и поэтому подлежит доказыванию.

В юридической литературе высказывалось мнение, что проведение очной ставки возможно между обвиняемым, отказавшимся от показаний, и лицом, изобличающим его[21]21
  См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В.И.Радченко; науч. ред.: В. Т. То м и н, М. П. Поляков. – 2-е изд., перераб. и доп. – М., 2007. – С. 470.


[Закрыть]
. Подобная точка зрения представляется сомнительной, поскольку, как уже было отмечено, существенное противоречие в показаниях предполагает наличие двух источников взаимоисключающей информации. В указанной ситуации в одном из случаев информация вообще отсутствует в силу того, что отсутствуют показания в целом. Поэтому проведение такой очной ставки является не только бессмысленным, но и незаконным.

Таким образом, существует крайняя необходимость нормативного закрепления понятия существенных противоречий для единообразного подхода к их определению и возможностей проверки правомерности проведения очной ставки.

В юридической литературе также высказывалось мнение, что при всей важности устранения путем проведения очной ставки существенных противоречий, относящихся к предмету доказывания по делу, было бы ошибкой ограничивать данное следственное действие выяснением только этих обстоятельств. В частности, предметом очной ставки могут быть такие факты, которые помогают правильно оценить собранные по делу доказательства. По мнению А. Б. Соловьева, в ряде случаев очные ставки могут проводиться для выяснения данных о личности, характера взаимоотношений участников, поведения потерпевшей по делу об изнасиловании в период, предшествующий расследуемому событию[22]22
  См.: Соловьев А. Б. Процессуальная природа очной ставки и тактика ее производства. – С. 9.


[Закрыть]
. Следует согласиться с данным мнением, но только если рассматривать установление этих обстоятельств не как единственный повод к проведению очной ставки, а как ее второстепенные цели.

Традиционно считается, что очная ставка проводится только между двумя ранее допрошенными лицами. Тако й точки зрения придерживаются многие ученые[23]23
  См., например: Божьев В. П. Комментарий к статье 192 «Очная ставка» // Научно-практический комментарий к Угол о в но-процессуальному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. В. М. Лебедева; науч. ред. В. П. Божьев. – М.: СПАРК, 2002. – С. 380; Шевчук А. К. Глaвa 26. Допрос. Очная ставка. Опознание. Проверка показаний // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации: Постатейный / под ред. Н. А. Петухова, Г.И.Загорского. – М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002. – С. 346; Безлепкин Б. Т. уголовный процесс России: Учеб. пособ. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК «Велби»: Проспект, 2004. – С. 268; Кальницкий В. В. Следственные действия: учеб. пособ. – 2-е изд., перераб. и доп. – Омск: Омская aкадемия МВД России, 2003. – С. 45; Победкин А. В., Яшин В. Н. Уголовный процесс: учебник / под ред. д-рa юрид. наук проф. В. Н. Григорьевa. – М.: Книжный мир, 2004. – С. 335.


[Закрыть]
. При изложении этого вопроса мы будем исходить из двух позиций: уголовно-процессуальной и криминалистической.

В УПК РСФСР 1960 г. была статья, регулирующая очную ставку и содержащая требование об ее проведении между двумя ранее допрошенными лицами. Но в редакции ст. 192 УПК РФ законодатель исключил слово «двумя». Следовательно, предполагается возможность проведения очной ставки между любым количеством ранее допрошенных лиц, в показаниях которых имеются существенные противоречия.

Таким образом, с уголовно-процессуальной точки зрения очная ставка может проводиться между любым количеством ранее допрошенных лиц, в показаниях которых содержатся существенные противоречия, если этого требует содержание данного следственного действия.

Возникает вопрос: можно ли проводить очную ставку между тремя и более ранее допрошенными лицами с точки зрения тактической целесообразности? Ответ на него, думается, должен быть отрицательным.

Как справедливо отмечает Н. В. Бахарев, проведение очной ставки между тремя и более лицами является нецелесообразным и не только затрудняет работу следователя, но и препятствует достижению цели очной ставки[24]24
  См.: Бахарев Н. В. Очная ставка: уголовно-процессуальные и криминалистические вопросы. – Казань, 1983. – С. 23.


[Закрыть]
.

Аналогичную точку зрения высказывает и А. Б. Соловьев. Он утверждает, что проведение очных ставок на предварительном следствии с числом участников более двух трудно осуществимо и чревато негативными последствиями. Предпочтительнее при необходимости проведение нескольких попарных очных ставок[25]25
  См.: Соловьев А. Б. Очная ставка. – С. 10.


[Закрыть]
.

Мы полностью разделяем подобные точки зрения. Сказанное представляется более убедительным, если предположить, что в качестве допрашиваемых на очной ставке будут выступать несовершеннолетние, что предполагает большое количество дополнительных участников. В таком случае следователю будет затруднительно установить и поддержать психологический контакт, обеспечить официальность следственного действия, он также рискует утратить контроль над таким большим количеством людей, что может привести к негативным результатам. Кроме того, нам с трудом представляется ситуация, при которой существует крайняя необходимость в проведении подобной очной ставки. Таким образом, очная ставка должна проводиться между двумя ранее допрошенными лицами.

Ст. 192 УПК РФ не очерчивает круг участников очной ставки, в отличие от допроса, где правовой статус четко определен. Та к, на допросе в качестве допрашиваемых лиц могут выступать свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый, специалист и эксперт. Проведя аналогию, можно предположить, что в состав участников очной ставки входят все вышеуказанные лица. Однако участие специалиста и эксперта в очной ставке в качестве допрашиваемых лиц является невозможным. Это обусловлено различной правовой природой показаний свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого, с одной стороны, и эксперта или специалиста – с другой.

Как справедливо отмечает А. Б. Соловьев, если первые дают показания о своем чувственно-эмоциональном восприятии какого-либо факта или события, то эксперт или специалист, непосредственно не наблюдавший расследуемое событие, дает свое заключение, а также показания в случае его допроса, на основании имеющихся у него специальных знаний и представленных следствием в его распоряжение вещественных доказательств и документов[26]26
  См.: Соловьев А. Б. Очная ставка. – С. 11.


[Закрыть]
.

Несогласие с выводами эксперта может быть разрешено и в соответствии с нормами, непосредственно регламентирующими производство экспертизы: об отводе эксперта, проведении дополнительной и повторной экспертизы, комиссионного или комплексного исследования соответствующих объектов (ст. 198, ч. 1 ст. 206 УПК РФ). Законодатель нашел оптимальную процедуру разрешения подобных проблем путем заявления ходатайств в порядке ст. 119–122 УПК[27]27
  См.: Степанов В. В. Очная ставка: процессуальные проблемы, организационные и тактические аспекты. – С. 44.


[Закрыть]
. Таким образом, может быть устранено большинство противоречий в показаниях специалиста или эксперта, а также в данных ими заключениях. Следовательно, в круг участников очной ставки в качестве допрашиваемых лиц могут входить свидетели, потерпевшие, подозреваемые и обвиняемые, причем в их любом сочетании.

Исходя из всего вышесказанного, оптимальным определением очной ставки является следующее: очная ставка – это самостоятельное следственное действие, имеющее своим назначением получение доказательств по делу и состоящее в осуществлении познавательных и удостоверительных операций следователем, дознавателем в целях устранения существенных противоречий, имеющихся в показаниях ранее допрошенных лиц (свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное