протоиерей Алексей Мокиевский.

Большая книга притч



скачать книгу бесплатно


Допущено к распространению Издательским Советом Русской Православной Церкви

ИС Р15-501-0002



Предисловие В. Н. Крупина

Художник Я. В. Крутий

Притча во языцех

Само по себе слово «притча» – производное от глаголов «притечь», «притекать». Вода притекла, весну принесла. Притча, а ранее часто употреблялось слово «притка», – это случайность, внезапность, нежданный случай, чаще неприятный, какая-то помеха, препона. «Тогда убит бысть князь не в битве, но притчею некою», то есть случайностью (из словаря В. И. Даля). Притчи как устный и письменный род литературы имеют очень древнюю, ветхозаветную историю. Притчи Соломоновы назидательны, с прямой моралью, евангельские притчи – образная форма выражения мыслей, чаще иносказательная, то есть предоставляющая слушателю или читателю возможность самому извлекать полезное для себя содержание. Кажется, можно сказать напрямую, что надо всегда иметь светильники сердца и разума горящими, но гораздо впечатлительнее получилось это в притче о девах разумных и неразумных. А для вразумления богачей, которые думают откупиться от Бога большими деньгами, нужна была притча о двух монетках – лептах бедной вдовы, – которые, во мнении Бога, перевешивают любую сумму.

Притчи бывают иногда как целые рассказы, иногда же – это краткие, произнесённые к нужному случаю замечания. «Без труда не вытащишь рыбку из пруда». «Лень, отвори дверь, сгоришь. – Сгорю, а не отворю». А «бывает притча короче носа птичья» – это, конечно, о пословице, а «пословица век не сломится». Поговорка – цветочек, пословица – ягодка. Мал язык, да всем телом владеет. Во многословии пустословие. Меньше есть, меньше пить, меньше спать, больше молиться. Не взглянув в святцы, не ударяй в колокол. Говорит – хорошо, а замолчит – ещё лучше. На грубое слово не сердись, на ласковое не сдавайся. Добра мать до своих детей, а земля до всех людей. За правое дело стой смело. Корми деда на печи, сам там будешь. На что клад, коли дома лад. Поработаешь с плужком, будешь с пирожком… И в каждой такой притче глубокий, проверенный веками смысл.

Неисчислимое количество прибауток, разных присказенек, так любимых русским народом, – это всё те же научающие поведению притчи. «Постригся кот Евстафий, посхимился, а всё на мышей смотрит». «Пойдём в церковь. – Живот болит. – Пойдём в кабак. – Ой, обожди, оболокусь да как-нибудь доволокусь». А знаменитая «Сорока-белобока»? «Кашку варила, деток кормила». Почему же она одному деточке не дала кашки? Он воды не носил, дров не рубил, то есть не работал, а это и есть евангельское: «Кто не работает, тот да не ест».

А басни – те вообще сочинялись по типу притчей: «А вы, друзья, как ни садитесь, всё в музыканты не годитесь», «А Васька слушает, да ест», «И волчью вашу я давно натуру знаю… и тут же выпустил на волка гончих стаю», «Ворона каркнула во всё воронье горло, сыр выпал, с ним была плутовка такова», «Плохие песни соловью в когтях у кошки».

Иногда непонятно, что от чего родилось: притча от басни или басня от притчи. Вот, например, история о сопоставлении пчёл и мух. Она есть и у Эзопа, и у Лафонтена, и у нашего великого Крылова. Или притча-басня о полной и пустой бочке. Ведь это же всё о людях! Кто мухи, что им любезно? Им хорошо там, где погрязнее, где навозные кучи и помойки (это же о нравственности!), а пчёлам милы душистые цветы, чистота. А кто громче всех кричит, кичится собою? Пустозвоны. Доказательство? Включите телевизор.

Очень кратка наша земная жизнь. Вчера я был мальчишкой, бежал босиком по росе, а сегодня я старик, шаркаю подошвами по московскому асфальту. Что такое наша жизнь? Время горящей спички по сравнению с сиянием солнца. Но и за такое время надо успеть заработать себе спасение для души, ведь она не наша, а Божия, она бессмертна. А как спасти душу? Вроде бы просто – жить, никого не обижая, никому не быть в тягость, нести радость в семью и в общество, то есть соблюдать Божии заповеди. Но, оказывается, это трудно. Ибо противится нашему спасению и жаждет нашей погибели враг нашего спасения – сатана. Вот уж кто денно и нощно трудится над тем, чтобы утащить нашу душу в преисподнюю. И нам, самим по себе, ни за что с ним не справиться; за тысячелетия он научился сатанинскому искусству – улавливать людей в греховные сети. Ловкостью, хитростью, приманками богатства, успеха, здоровья, удовольствий. И это у него получается очень успешно. Оглянитесь вокруг – люди будто и не думают умирать, будто и не знают, что жизнь не вечна: пьют, курят, сквернословят, прелюбодействуют. Мол, чего там, успеем. Но нам же навсегда сказано: за каждое праздное слово спросится. А уж тем более за поступки. Однако мало кого это убеждает. И как раз распознаванию сетей лукавого служат притчи.

Святые отцы сравнивали человеческую душу с проезжей дорогой, по которой идут и едут все, кому не лень. И все оставляют свои следы. Хорошо, если это лёгкий ангел. А если кто-то в грязной обуви? Ведь это, собственно, тоже притча. Где загрязнилась обувь, в каком болоте каких грехов ходила? И вот ей хочется еще и не только самой быть грязной, но и других запачкать.

Книга притч должна быть в каждом доме. Она из разряда настольных. Она помогает соблюдать свою душу в чистоте. Чем она хороша? Она интересна прежде всего. И не назойлива. Можно открыть на любой странице, прочесть притчу, улыбнуться или задуматься.

Притчи очень полифоничны и многомерны. У каждого читающего может быть своё истолкование притч. Это даже хорошо, ведь в главном – в желании человека жить по Божьим заповедям – притчи одинаковы. Возьмём притчу о блудном сыне. Толкователями этой евангельской мудрости были святитель Филарет Московский, святитель Феофан Затворник, святой праведный Иоанн Кронштадтский, митрополит Антоний (Храповицкий), святитель Николай Сербский, святитель Лука (Войно-Ясенецкий), архиепископ Аверкий (Таушев), протоиерей Димитрий Смирнов. И все они говорят по-своему, и каждого читать интересно и поучительно. Ибо всем нам нужно знать о том пути, который кем-то уже пройден, а кому-то ещё предстоит его пройти, – путь от греха через покаяние к добру. Путь ухода от милости Божией и возвращение к ней.

Притчи служат ограждением от соблазнов. «Невозможно не прийти соблазнам…», – говорит Евангелие. Соблазны имеют три начала. Первые от самого человека, от его невоспитанности, от его склонности к греху; вторые идут от мира, от современности, заманивая примерами сытости и довольства. Когда и это человек поборол, приходят соблазны от лукавого, самые сильные. Всем им надо противостоять. И помнить продолжение евангельского речения: «…но горе тому, через кого они приходят». То есть, спасая себя, нельзя делать это за счёт других. Как учат притчи, нужно быть не только званым, но и избранным. Не попасть в плевелы, а уподобиться отборному зерну. Не закапывать талант, данный Богом каждому, в землю. Быть закваской для добрых начинаний. Строить дом жизни не на песке, а на твёрдом основании, то есть на православной вере. Зажигая свечу, не прятать её, а ставить повыше, освещая себе и другим пространство бытия.

И самое главное, чему учат притчи, – это любовь. Бог есть любовь. Любовью всё держится. Любовь – это не расчёт, не партнёрство, а жертвенность. Сделай другого счастливым, и будешь счастлив сам. В любви, учат святые отцы, три главные особенности: терпение, прощение и радость. Без них любовь нельзя назвать любовью. Ты терпишь страдания, лишения – терпи и не жалуйся, и знай, что Бог не по силам Креста не даёт, а каждый несёт свой Крест. Тебя обидели – тут же прощай. Ещё обидели – снова прощай. И постепенно достигнешь радости за других. И тогда уже никто и ничто не сможет нарушить спокойствия твоей души.

Можно сказать, что притчи – это школа жизненного поведения, отношения к Богу и людям. Почаще обращайтесь к ним, и постепенно они и сами будут приходить вам на ум в нужное время, предостерегая вас от ошибок.


Владимир Николаевич Крупин,

академик, член Президиума Академии Российской словесности, сопредседатель Правления Союза писателей России, первый лауреат Патриаршей премии им. святых равноапостольных Кирилла и Мефодия

I. Евангельские притчи


Притча – это иносказательный рассказ, некий поучительный сюжет, в котором скрыта какая-то тайна, но в этом же рассказе скрывается и ключ к разгадке. Притчи существуют во всех культурах и на всех языках. На сиро-халдейском диалекте арамейского языка притча называлась «матла», что в переводе значило «яркий образ», «басня», «загадка». На этом языке произносил свои проповеди Иисус Христос, и в них было немало притч.

К притчам прибегают в том случае, если хотят донести до слушателей нечто, трудно выразимое обычными словами. Они используются и тогда, когда рассказчик намеренно оставляет слушателям возможность самим определять смысл и значение услышанного. Притча не навязывает мнение или оценку, но она не предполагает и пассивного восприятия, главное в ней – загадка, требующая раздумий, усилий ума и движений сердца.

Притчи, произносимые Иисусом Христом, были не просто занимательными рассказами, а изначально служили великой цели – раскрыть людям смысл «благой вести» (Евангелия). При этом судьбоносные вопросы богословия разъяснялись Христом на самых обычных примерах: он говорил о сеятеле и растущем семени, о рыбаке и неводе, о сыновьях и работниках, о свадьбе и долгах, т. е. о повседневных делах и событиях, о бытовом укладе.

Говоря о Боге, Иисус в притчах сравнивал Его с отцом, царем, судьей, хозяином дома, владельцем виноградника, а людей в их отношении к Богу – с детьми, слугами, должниками, гостями. Таким образом, Он использовал общепринятые, можно даже сказать расхожие, для той эпохи сравнения и метафоры, которые были хорошо знакомы слушателям из ветхозаветных текстов. Страшный Суд Он сравнивал с жатвой, спасение – со свадебным пиром, участь неправедных людей – с огнем, мраком и скрежетом зубов.

Нередко Христос прибегал к преувеличениям, чтобы помочь людям увидеть за простым образом Божественную истину. Одно дело просто сказать человеку: «Ты должен просить прощения у Бога и прощать ближних», а другое – предложить ему поставить себя на место работника, который задолжал хозяину десять тысяч талантов и был прощен, но сам, в свою очередь, не пожелал простить другому долг в сто динариев. Десять тысяч талантов – это огромное состояние, и слушателю сразу становилось ясно, что речь идет не о реальном происшествии, а об образе отношений с Богом. Поэтому на греческий язык слово «матла» часто переводили как «гипербола» – «преувеличение».

Притча способна увлекать и этим напоминает сеть, только не обычную, а божественную. Если обычная сеть рыбака губит выловленную рыбу, то словесная сеть притчи – не губит, а освобождает. Она всецело захватывает того, кто погружается в нее мыслью, и, незаметно подсказывая человеку разгадку тайны, дарит ему радость и предоставляет свободу идти дальше.

Притчи Христовы, произносимые Им на протяжении земной жизни, постепенно меняли свою тональность. Вначале они были вплетены в его проповеди, обращенные ко всем людям, и основывались исключительно на «мирном» материале: речь шла о повседневном труде, например выращивании хлеба, или о бытовых происшествиях, таких как потеря драхмы и т. п. Затем притчи стали более драматичными, появились темы войны (царь, идущий на войну) и убийства (убитый сын хозяина виноградника). Это объясняется тем, что притчи Иисуса неразрывно связаны с Его Служением. В них Он предрекает Свои Крестные Страдания и Свое Воскресение.

Почему же Христос не стал говорить с людьми прямо? Почему он не возвещал Божественную Истину в открытую? И мог ли Он обойтись без притч вообще? На этот вопрос Господь так ответил Своим ученикам: «Вам дано знать тайны Царства Божия, а тем внешним всё бывает в притчах». Значит, притчи нужны для «внешних» – для тех людей, кто сделал только первые шаги к Царствию Добра и Истины. Притча – это язык, с помощью которого знакомые всем вещи открывают тайны неведомого мира. Но если бы Христос говорил только на языке притч, то народ всякий раз расходился бы, так и не получив для себя пользы. Ясное Христос сочетал с неясным, чтобы на основании того, что народ понимал, обратить его внимание на то, чего он не понимал.

Христовы притчи замечательны еще и тем, что, несмотря на прошедшие века, они нисколько не утратили своей яркой образности и очаровательной красоты. Эти притчи являются живыми свидетелями того тесного единства, которое существует между миром духовным и физическим, между внутренней причиной и ее проявлением в жизни.

1. Притчи о Царстве Небесном

О драгоценной жемчужине

«Еще подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал всё, что имел, и купил ее».

(Mф. 13:45–46)

О закваске

«Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло всё».

(Mф. 13:33; Лк. 13:20–21)

О зерне горчичном

«Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его».

(Мф. 13:31–32)

(См. также Мр. 4:30–32; Лк. 13:18–19)

О невидимо растущем семени

«Царство Божие подобно тому, как если человек бросит семя в землю, и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он, ибо земля сама собою производит сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе. Когда же созреет плод, немедленно посылает серп, потому что настала жатва».

(Mр. 4:26–29)

О неводе

«Еще подобно Царство Небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода, который, когда наполнился, вытащили на берег и, сев, хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон. Так будет при кончине века: изыдут Ангелы, и отделят злых из среды праведных, и ввергнут их в печь огненную: там будет плач и скрежет зубов».

(Mф. 13:47–50)

О плевелах

«Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем; когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел; когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы. Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но он сказал: нет, – чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою».

(Мф. 13:24–30)

О смоковнице и всех деревьях

«…посмотрите на смоковницу и на все деревья: когда они уже распускаются, то, видя это, знаете сами, что уже близко лето. Так, и когда вы увидите то сбывающимся, знайте, что близко Царствие Божие. Истинно говорю вам: не прейдет род сей, как всё это будет; небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут».

(Лк. 21:29–33)

(См. также Мф. 24:33–35; Мр. 13:28–31)

О сокровище, скрытом на поле

«Еще подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нем идет и продает всё, что имеет, и покупает поле то».

(Mф. 13:44)

2. Притчи о Боге и людях, о вере и спасении

О бесплодной смоковнице

«…некто имел в винограднике своем посаженную смоковницу, и пришел искать плода на ней, и не нашел; и сказал виноградарю: вот, я третий год прихожу искать плода на этой смоковнице и не нахожу; сруби ее: на что она и землю занимает? Но он сказал ему в ответ: господин! оставь ее и на этот год, пока я окопаю ее и обложу навозом, – не принесет ли плода; если же нет, то в следующий год срубишь ее».

(Лк. 13:6–9)

О бодрствующих слугах

«Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи. И вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придет и постучит, тотчас отворить ему. Блаженны рабы те, которых господин, придя, найдет бодрствующими; истинно говорю вам, он препояшется и посадит их, и, подходя, станет служить им. И если придет во вторую стражу, и в третью стражу придет, и найдет их так, то блаженны рабы те. Вы знаете, что если бы ведал хозяин дома, в который час придет вор, то бодрствовал бы и не допустил бы подкопать дом свой. Будьте же и вы готовы, ибо, в который час не думаете, приидет Сын Человеческий».

(Лк. 12:35–40)

О виноградной лозе

«Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой – виноградарь. Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода. Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам. Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего. Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают. Если пребудете во Мне, и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам. Тем прославится Отец Мой, если вы принесете много плода и будете Моими учениками».

(Ин. 15:1–8)

О двух сыновьях и винограднике

«У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: сын! пойди сегодня работай в винограднике моем. Но он сказал в ответ: не хочу; а после, раскаявшись, пошел. И подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: иду, государь, и не пошел. Который из двух исполнил волю отца? Говорят Ему: первый. Иисус говорит им: истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие, ибо пришел к вам Иоанн путем праведности, и вы не поверили ему, а мытари и блудницы поверили ему; вы же, и видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему».

(Мф. 21:28–32)

О десяти девах

«Тогда подобно будет Царство Небесное десяти девам, которые, взяв светильники свои, вышли навстречу жениху. Из них пять было мудрых и пять неразумных. Неразумные, взяв светильники свои, не взяли с собою масла. Мудрые же, вместе со светильниками своими, взяли масла в сосудах своих. И как жених замедлил, то задремали все и уснули. Но в полночь раздался крик: вот жених идет, выходите навстречу ему! Тогда встали все девы те и поправили светильники свои. Неразумные же сказали мудрым: дайте нам вашего масла, потому что светильники наши гаснут. А мудрые отвечали: чтобы не случилось недостатка и у нас и у вас, пойдите лучше к продающим и купите себе. Когда же пошли они покупать, пришел жених, и готовые вошли с ним на брачный пир, и двери затворились; после приходят и прочие девы, и говорят: Господи! Господи! отвори нам. Он же сказал им в ответ: истинно говорю вам: не знаю вас. Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который придет Сын Человеческий».

(Мф. 25:1–13)

О детях на улице

«Тогда Господь сказал: с кем сравню людей рода сего? и кому они подобны? Они подобны детям, которые сидят на улице, кличут друг друга и говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам плачевные песни, и вы не плакали. Ибо пришел Иоанн Креститель: ни хлеба не ест, ни вина не пьет; и говорите: в нем бес. Пришел Сын Человеческий: ест и пьет; и говорите: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам. И оправдана премудрость всеми чадами ее».

(Лк. 7:31–35)

(См. также Мф. 11:16–19)

О добром пастыре

«Истинно, истинно говорю вам: кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инуде, тот вор и разбойник; а входящий дверью есть пастырь овцам. Ему придверник отворяет, и овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их. И когда выведет своих овец, идет перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его. За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса. Сию притчу сказал им Иисус; но они не поняли, что такое Он говорил им. Итак, опять Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам, что Я дверь овцам. Все, сколько их ни приходило предо Мною, суть воры и разбойники; но овцы не послушали их. Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет. Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком. Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их. А наемник бежит, потому что наемник, и не радеет об овцах. Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Мою полагаю за овец. Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь».

(Ин. 10:1–16)


«Пришел жених, и готовые вошли с ним на брачный пир…»

(Мф. 25:10).


О доме, построенном на камне

«Всякий, приходящий ко Мне и слушающий слова Мои и исполняющий их, скажу вам, кому подобен. Он подобен человеку, строящему дом, который копал, углубился и положил основание на камне; почему, когда случилось наводнение и вода напёрла на этот дом, то не могла поколебать его, потому что он основан был на камне. А слушающий и не исполняющий подобен человеку, построившему дом на земле без основания, который, когда напёрла на него вода, тотчас обрушился; и разрушение дома сего было великое».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7