Принцесса Кентская.

Королева четырех королевств



скачать книгу бесплатно

– Не так уж скоро пришел ответ на это послание, верно?

Она права. Ответное письмо Иоланда получила только на Рождество.

Дорогая моя Иоланда – могу ли я Вас так называть?

Поскольку нас разделяет расстояние – и будет разделять еще какое-то время, – давайте ближе узнаем друг друга через переписку.

Я счастлив, что имею возможность сообщить Вам хорошие новости.

Жители Прованса присягнули мне на верность и признали меня своим правителем. Но не думайте обо мне как о герое или завоевателе.

Минувшей осенью я совершил торжественный въезд в Экс, столицу Прованса, и теперь вся страна видит во мне полноправного властителя. Так что, дорогая моя будущая жена, этой землей мы тоже будем править вместе.

Теперь моя неутомимая и отважная мать обратила свой взор на другие земли, принадлежащие мне по праву, – Неаполь и Сицилию. Неужели борьбе не будет конца? Неужели я никогда не вернусь домой, чтобы жениться на Вас?

Читая письмо Людовика, Иоланда тоже гадала, когда же она выйдет за него замуж. И что он за человек? Ее мать, у которой повсюду были глаза и уши, сумела сделать несколько важных открытий и рассказала о том, что выяснила:

– Людовик в свои тринадцать лет уже молодой мужчина: высокий, сильный, уверенный в себе, стремящийся к цели невзирая на преграды. Он научился у своей матери упорству, пока та боролась за наследство своего супруга; видел, как искусно она применяет свои чары и навыки дипломатии, чтобы завоевать верность Прованса. Теперь с большим флотом, который ему обеспечило герцогство, он направился в Неаполь.

Свадьбу пришлось отложить до того момента, когда Людовик отвоюет все, что принадлежит ему по праву.


В последующие годы мать часто говорила с Иоландой о Людовике, когда давала ей почитать письма Марии де Блуа. Но принцесса жаждала подробностей. Как он справлялся со своей непростой задачей, этот юноша с огнем в крови и с железной волей? Кто был его советчиком в Неаполе? Кто его сопровождал? Он провел столько лет на юге Апеннинского полуострова – наверняка ему будет о чем ей рассказать? Как там выглядят люди? Как они одеваются? Что едят? Какие цветы там растут? Какие птицы летают? А певчие среди них есть? А есть ли там хорошие лошади? А музыка? Трубадуры или кто-то в этом роде? Так ли красив знаменитый Неаполитанский залив, как говорят о нем поэты? А тот мощный вулкан, Везувий, – он извергался? Приедет ли за ней Людовик? Или она поедет к нему? Они поженятся в Неаполе? Она заваливала его письмами, полными вопросов, но от Людовика не приходило ответов – переписку вели только их матери.

И вот однажды, спустя три года после смерти отца, Иоланда услышала, как мать зовет ее, и почувствовала: случилось что-то важное.

– Тебе прибыл пакет из Неаполя!

Наконец-то! Иоланда торопливо открыла его, дрожа от нетерпения. Внутри было письмо, длинное письмо от Людовика.

Дражайшая моя будущая жена! – гласило оно. – После девяти лет непрерывных схваток и периодических сражений мой враг, кузен по имени Владислав Дураццо из старшей ветви Анжу, одержал над моими войсками разгромную победу. – Иоланда застыла. – Я возвращаюсь домой – пока что я больше ничего не могу здесь сделать.

Мы, наконец, поженимся, и я покажу вам свои прекрасные земли – Анжу, Гиень, Мэн и Прованс; уверен, Прованс Вам особенно придется по душе. Дождитесь меня. – И подпись: — Ваш Людовик.

Она нашла в себе силы улыбнуться матери и проговорить:

– Прекрасные новости – я наконец-то выйду замуж.


Но Хуана хорошо ее знала, и Иоланда не могла скрыть от верной гувернантки некоторого разочарования. Ее рыцарь в сверкающих доспехах не смог завоевать для нее королевство, которое она уже считала своим. Она с молоком матери впитала уверенность, что Неаполь и Сицилия принадлежат Арагону, так же как Людовик не сомневался, что этими землями должны владеть Анжу. Во время помолвки эта ситуация казалась ей очень сложной, но она уже давно разобралась в ее хитросплетениях. Последняя королева Сицилии, Джованна I, отвратительная старая карга, назвала наследником своего кузена из династии Арагон, но незадолго до смерти лишила его наследства в пользу Людовика Анжуйского. Иоланда знала даже, что об оставшемся ни с чем Владиславе Дураццо поговаривали, будто он задушил королеву Джованну, зажав ее между двумя перинами, чтобы на теле не осталось следов. Затем он заявил свои права на трон Сицилии, но скончался, и законным наследником стал Людовик I. Это была и вправду очень запутанная история, и противостояние между наследником дома Дураццо и отцом ее Людовика продолжалось до тех пор, пока отец этот не умер при загадочных обстоятельствах. Людовик II, ее Людовик, при первой же возможности вернулся в Неаполь и девять лет после помолвки провел в сражениях, пытаясь отвоевать то, что считал своим по праву. И теперь после стольких лет он отступал – и ей надо было радоваться браку с человеком, который разрушил ее мечты? Ни материнская ласка, ни предсвадебная суета не могли развеять ее тоску. Не удавалось это даже карлице Пепите, как бы та ни старалась вызвать у Иоланды улыбку. Пепита разминала принцессе спину и плечи, заплетала ее длинные волосы в косу, которая доходила до самых колен, укладывала эту косу ей вокруг головы наподобие короны, но Иоланда была погружена в мрачные мысли о своей участи.


В течение последних девяти лет Иоланда получала известия обо всех действиях обоих соперников – спасибо письмам Марии де Блуа – и никогда не сомневалась в успехе Людовика. Он казался таким уверенным, его характер и вера, судя по рассказам, были столь крепки, что она убедила себя в его победе. Она часто воображала их с Людовиком в Неаполе, где они будут полноправной королевской четой. За время, проведенное на Апеннинском полуострове, он выиграл несколько битв, а потом, словно гром среди ясного неба, грянуло известие о его поражении. Неужели война окончена – или он просто решил сделать передышку? Была ли их намеченная свадьба лишь способом получить подкрепление, воспользовавшись ее наследством, еще для одной попытки отвоевать итальянские земли?

Иоланда поняла, что вообще ничего не знает об этом человеке. Остался ли он тем отважным юным богом, в которого она так долго верила? Или на самом деле он неудачник, не способный вызвать ее восхищение?

Глава 2

Листья по-прежнему золотятся и тихо опадают, когда они добираются до Перпиньяна. Это последняя остановка Иоланды на родной земле. К ее удивлению, она не испытывает беспокойства, лишь предвкушение чего-то приятного – или все дело в красоте осени и в легком ветерке, который подгоняет ее любимую кобылу?

Иоланда наслышана о Перпиньяне как о городе необычайно искусных ремесленников, городе с богатой историей – он не раз переходил от Арагона к Франции и обратно. Поэтому сейчас она зачарованно озирается, почти позабыв, зачем она здесь. Но стоит принцессе Арагона въехать во Францию, как ей тут же напоминает об этом младший брат ее нареченного, Карл Анжуйский, принц Тарентский, который будет сопровождать ее в пути через Лангедок. Он прибывает с большой свитой на отборных конях – кони всегда привлекают ее внимание, – и французские придворные вслед за своим предводителем выражают ей свое почтение.

– Приветствую вас, благородная госпожа и моя будущая невестка, – говорит он с лукавой улыбкой и взмахивает шляпой с перьями, перегнувшись через шею своего великолепного скакуна. И выпрямляется, весело рассмеявшись. Хуане он кланяется еще ниже (а улыбка его при этом еще ехиднее), и удивленная Иоланда едва сдерживает смех. Хуана, поймав ее взгляд, красноречиво смотрит на принцессу: мол, если ее жених так же хорош собой и хотя бы вполовину так весел, как его брат, то Иоланде повезло с будущим мужем. Карл – очень разговорчивый собеседник; он едет рядом с принцессой и без умолку болтает. Он ее ровесник, и Иоланда находит его очень забавным.

– Какая у вас дивная резвая кобыла, моя принцесса! Можно ли на ней прокатиться?

– Конечно же, нет! – возражает Иоланда. – Уверена, вы на ней ускачете, и мне только и останется, что ваш огромный боевой конь.

Карл хохочет и так сильно хлещет кобылу Иоланды своим кнутом, что та резко бросается вперед; принц, не переставая смеяться, припускает на своем коне следом – к удивлению всей свиты, которая не привыкла видеть, чтобы с их принцессой так обращались.

– Ха! – кричит он, пока они скачут бок о бок. – Думаете, мой скакун не чета вашей кобыле? Посмотрим, кто быстрее доберется вон до того дуба!

И, к огромному неудовольствию Иоланды, он приходит первым.

– Не стоит судить по наружности, – смеется Карл, останавливая своего скакуна. – Может, мой конь и предназначен для того, чтобы выдерживать вес брони, – но еще и для того, чтобы при необходимости унести меня прочь!

То, как он глядит на Иоланду из-под длинных темных ресниц, очень смущает принцессу. На губах у него вечно блуждает улыбка, взгляд так и дразнит. Хуана видит, что ее воспитанница очарована этим юным французским принцем, и только ее строгий взгляд приводит девушку в чувство.


Они направляются в Арль, прежнюю столицу Прованса, где пройдет свадебная церемония. Иоланда много слышала об этом городе, который был очень влиятельным во времена римлян и до сих пор был полон античных руин.

– Расскажите мне об Арле, – просит она Карла, и тот рассказывает – с таким воодушевлением, что Иоланда отмечает про себя: надо обязательно увидеть все римские постройки – театр, амфитеатр и древние городские стены. – Возможно, ваш брат как-нибудь вернется сюда со мной – здесь столько всего стоит посмотреть!

Толпа вокруг густеет, и движение процессии замедляется. Везде, где останавливается Иоланда, ее встречают как королеву – и она, радуясь этому, изящно машет рукой в ответ на приветствия, пока ее конюшие бросают монеты детворе, теснящейся вдоль дороги.

Мать Иоланды прекрасно позаботилась о ее нарядах. Яркие юбки принцессы ниспадают почти до земли, а на голове у нее широкополая шляпа с разноцветными страусиными перьями, заколотыми сверкающим камнем. Иоланда знает толк в лошадях, и с собой она взяла несколько чистокровных арабских скакунов, а также несколько коней андалузской породы – с мощными шеями, раздувающимися ноздрями, длинными гривами и хвостами. Они не чета тем смирным кобылам, на которых ездит большинство здешних дам, и принцесса ловит на себе восхищенные взгляды, особенно со стороны Карла Анжуйского.

– …Прекрасная моя сестра-королева, вернее, будущая сестра-королева, вижу, вы вознамерились подмести наши улицы своим платьем, прежде чем соблаговолите коснуться своей прелестной ножкой чужой земли! – шутит он. Карл едет рядом с Иоландой на одном из своих огромных боевых коней; тот фыркает, храпит и время от времени покусывает ее кобылу за шею.

– Неужто все вы, французские вельможи, такие же дерзкие, как ваши кони? – восклицает принцесса в притворном ужасе.

– О, моя госпожа, я всего лишь ваш покорный слуга, который преклоняет перед вами колени. Я всегда готов подставить спину под ваши ножки, если вы решите взойти на своего ретивого скакуна, – отвечает Карл с деланной скромностью.

«Не забывай свое место», – снова и снова повторяет себе Иоланда, пока они бок о бок едут вперед.


Все участники огромной процессии останавливаются на просторном постоялом дворе, и принцесса, как другие знатные господа и дамы из обеих стран, облачается в парадный костюм. Кони убраны с не меньшей роскошью, чем одеты их хозяева. В конце концов, Иоланда – принцесса Арагонская, которая вот-вот выйдет замуж за герцога из королевского семейства и получит титул королевы Сицилии. Сам папа римский короновал ее Людовика в Авиньоне, и никакое поражение в бою не лишит его этой чести.

К явному неудовольствию Хуаны, Карл Анжуйский пользуется огромным успехом у юных дам из арагонской свиты – в его присутствии они перешептываются и хихикают, словно собрались на карнавал. Иоланда старается оставаться спокойной и безмятежной, но этому сильно мешают шутки ее будущего деверя, которые смешат придворных дам до слез.

– Скажите, чья эта чудесная шляпа? – восклицает он, срывая шляпу с какой-то девушки и надевая на собственную голову. – Ну разве я не так же мил и грациозен, как любая из вас? – и он под звуки сдавленных смешков прикрывает лицо стянутым у кого-то веером.

Оказавшись на постоялом дворе, Иоланда слышит восхищенные возгласы. Одни кричат: «Какая красавица!» Другие бросают ей под ноги цветы. Принцесса кланяется в ответ на приветствия. Ее разросшаяся свита останавливается возле небольшого замка, который подготовлен к прибытию Иоланды. Принцесса едва замечает своих придворных – так она взволнована перед первой встречей с будущим супругом.

– Хуана, милая, помоги мне выбрать, что надеть! – зовет она, расположившись в своей комнате.

После нескольких отвергнутых вариантов они с Хуаной останавливаются на платье из тафты цвета сливочного масла; нижние юбки тоже желтые, но более темные. Лиф платья сделан из светло-горчичного бархата; желтые рукава, пышные на плечах, туго облегают руки ниже локтей. Иоланда крепит на воротник белое кружевное жабо, а наперсница тем временем протягивает ей шкатулку с драгоценностями.

– Возьмите рубин! – предлагает Хуана.

Королева Арагона подарила дочери немало чудесных камней. Хуана прикалывает рубиновую брошь поверх жабо. Образ завершает белая шляпа из фетра с широкими полями, украшенная длинными страусиными перьями, тоже белыми. Светлые волосы принцессы закручены в тугой узел на затылке.

Когда она выходит из замка и садится на лошадь, к ней подъезжает Карл Анжуйский – и в кои-то веки восхищение умеряет его разговорчивость.

– Мадам, сестра моя, – тихо говорит он, – вы поистине прекрасны. Я искренне рад за брата и за всю Францию.

Карл снимает шляпу и низко кланяется в седле. На сей раз он не шутит, не зубоскалит – просто улыбается и глядит на нее с благоговением.

По мере приближения к Арлю людей, теснящихся по обе стороны дороги, становится все больше.

– Прислушайтесь! – восклицает Карл, перекрикивая шум, и Иоланда слышит, как в толпе восхищаются ею и ее свитой. Она едет почти в самом начале процессии; перед ней – четверо статных рыцарей в парадных доспехах и двое трубачей. Они возвещают прибытие принцессы и предупреждают других путников или пастухов, чтобы те ушли с дороги. В свите Иоланды царит радостное возбуждение, и она чувствует, что вокруг нарастает волнение – как и в ее душе.

Принцесса замечает, что ее конюшие бросают монетки крестьянам, и она улыбается простому люду в ответ на их приветствия. Чем они ближе к Арлю, тем больше благородных анжуйцев верхом на лошадях присоединяются к процессии; прежде чем пристроиться к ней, все они низко кланяются Иоланде. Они на диво хороши в своих разноцветных парадных костюмах – Иоланда чувствует, как оживились ее придворные дамы. Толпа по обе стороны дороги стала еще гуще, и принцесса отчетливо слышит приветственные возгласы и благословения. «Пускай союз Арагона и Анжу повлечет за собой мир и процветание!» – доносится со всех сторон.

И вот, наконец, 1 декабря 1400 года в неяркий, но безоблачный день, принцесса Иоланда Арагонская въезжает в Арль, чтобы в первый раз встретиться со своим женихом, чей брат едет с ней рядом. «Если он так же приветлив, как эта толпа, мне и вправду повезло», – мелькает у нее мысль. Что за прием ей оказали! Хотя уже зима, повсюду цветы; люди так теснятся, что ее кобыла с трудом продвигается вперед, но отходят назад, видя, как та возбужденно пританцовывает.

И вот он стоит – ее жених. Иоланда смотрит на него, и все ее сомнения по поводу свадьбы мигом развеиваются. Даже в самых смелых мечтах она не рисовала себе такого прекрасного молодого человека, как Людовик Анжуйский. У него добрая, открытая улыбка; взгляд его честных голубых глаз проникает в самую душу. Сердце принцессы бьется так быстро, что, кажется, вот-вот выскочит из тугого корсажа. Она подъезжает к нему на своей кобыле, и Людовик спускается на три ступеньки, крепко берет принцессу за талию и осторожно ссаживает ее с лошади под оглушительные крики толпы. Глаза их встречаются, и в этот миг Иоланда понимает: она сможет любить этого человека и будет его любить всей душой, до конца своих дней.

– Позвольте мне поприветствовать мою прекрасную невесту, – с улыбкой говорит Людовик и низко кланяется.

Она приседает в глубоком реверансе, скромно опустив глаза, но потом поднимает взгляд и не может удержаться от радостного смеха.

– Я счастлива встретить моего жениха, – откликается Иоланда, – особенно после такого долгого путешествия и, – тихо добавляет она, – после такой долгой помолвки!

– Вы, должно быть, устали, моя дорогая, – отвечает Людовик, широко улыбаясь. – Познакомьтесь с моей матушкой, а потом ступайте отдыхать, – и он крепко берет ее под локоть.

Ее будущая свекровь, Мари де Блуа, награждает Иоланду теплым взглядом серых глаз – таким же теплым, как и ее объятия.

– Добро пожаловать, дорогая моя дочь! Добро пожаловать в Прованс и в новую семью! – произносит она, и Иоланда сразу чувствует, что они станут друзьями.


В этот вечер Иоланда почти не успевает побыть рядом с Людовиком, так как её представляют важным людям из его провинций. Время от времени она ловит в толпе взгляд своего жениха и чувствует, как заливается краской от радости и смущения.

Следующий день, 2 декабря 1400 года, навеки отпечатается в ее памяти. Она едет в церковь – боком, в дамском седле – на большом, спокойном белом коне, совсем не похожем на ее горячую арабскую кобылу. Мать решила, что Иоланде надо надеть на свадьбу платье из белого шелка, покрытое тончайшим серебристым кружевом. Голову принцессы, по обычаю ее страны, украшает высокий черепаховый гребень. По испанской традиции ее волосы, прикрытые кружевной вуалью, распущены; они лежат на плечах и спускаются до талии. Из драгоценностей на ней только нитка жемчуга, которую оставил ей отец, и жемчужные серьги с подвесками. Рядом вышагивают четверо наместников, одетых в костюмы в красно-желтую полоску – цвета Арагона. Каждый несет золоченый деревянный шест, и на этих четырех шестах держится полог из золотой парчи высоко над головой принцессы. В центре полога вышиты гербы жениха и невесты. Так принцесса Иоланда Арагонская торжественно въезжает в Арль, античный римский город, столицу Прованса.

Невеста вскоре забывает свое волнение: она с восхищением смотрит на величественный римский амфитеатр. Процессия неспешно продвигается по узким улицам между старинными домами, сложенными из камней песочного цвета, и принцесса не перестает дивиться всему, что видит вокруг. Хотя уже зима, все окна и балконы увиты цветами, а улицы покрыты сплошным ковром из трав и цветочных лепестков. Из-под копыт коней поднимается аромат розмарина и лаванды, и отовсюду несутся громкие возгласы – все славят Иоланду, будущую королеву, и она ошеломлена такой бурной встречей.

Вдруг процессия резко сворачивает на широкую улицу, мощенную булыжником. Она ведет к древнему собору Святого Трофима. Это здание в романском стиле было возведено три века назад, но южная галерея монастыря была построена уже в новой франкской манере, со стрельчатыми арками. Иоланда никогда не видела ничего подобного.

Приближаясь к сводчатому входу в собор, украшенному искусной резьбой, принцесса видит людей, которые собрались, чтобы ее встретить. Здесь стоит ее жених во всем своем великолепии, и у нее перехватывает дыхание. До чего же он прекрасен! Высокий, статный, в сверкающем жакете, расшитом серебром, в чулках-шоссах, белое страусиное перо на шляпе приколото крупным изумрудом, а другой изумруд сияет на вороте. Людовик смотрит ей в глаза и улыбается; принцесса чувствует, что ее охватывает дрожь, и закусывает губу, чтобы прийти в себя. Когда он спускает ее с коня, Иоланда закрывает глаза и молит о том, чтобы не лишиться чувств. Каким-то чудом ей удается преодолеть несколько ступенек, отделяющих ее от Марии де Блуа, и присесть в глубоком реверансе.

– Добро пожаловать в нашу семью, – ласково говорит герцогиня, помогает принцессе подняться и целует ее в щеки. В добрых серых глазах Марии видно пережитое страдание, но они светятся добротой и силой. Чувствуя волнение Иоланды, Мария дает ей опереться на свою руку, и принцесса, дрожа, входит в собор.

Из яркого света она попадает в полумрак – и встает, пораженная сверканием и многоцветьем внутреннего убранства, расшитых гобеленов, одежд священников и затейливых нарядов всех остальных людей, чьи глаза обращены на нее; запах цветов и ладана кружит голову. Иоланда остается стоять у входа, в то время как Мария идет к алтарю вместе с сыном; невеста должна будет последовать за ними без сопровождения. Ее прибытие возвещает звук серебряных труб. Принцесса косится через плечо, туда, где стоит Хуана, и с благодарностью встречает ее ободряющий взгляд. Сжав в одной руке крошечный молитвенник в обложке из слоновой кости, подаренный матерью, а в другой – жемчужные четки, Иоланда Арагонская направляется по проходу к алтарю. Шесть придворных дам, одетых в светло-сиреневые платья, несут за ней длинный шлейф из тонкого серебристого кружева. Церковь набита битком; Иоланда слышит, как в толпе одобрительно перешептываются. Карл Анжуйский идет позади принцессы, и это придает ей спокойствия. Иоланда уже взяла себя в руки; она идет с высоко поднятой головой и кланяется налево и направо. Высокий гребень, покрытый кружевной фатой, дополняет ее образ – легкий, изящный, будто неземной.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8