Геннадий Прашкевич.

Записки промышленного шпиона



скачать книгу бесплатно

– Я обещал тебе отдых, Миллер, – сухо заметил Лесли, когда Рэд привел меня в небольшой кабинет и удалился. – Я обещал тебе отдых, и ты его получишь. Только сперва взгляни на экран. Надеюсь, это позволит тебе здраво оценить ситуацию.

Я обернулся к экрану встроенного в стену телевизора и увидел бассейн, в помещении которого только что побывал. На ступенях, ведущих к воде, зажатый двумя здоровяками стоял… чтец Лендел! Он был облачен в ярко-зеленый костюм (Ленделу всегда не хватало вкуса) и затравленно озирался. Похоже, ему не нравились хмурые опекуны.

А мне не понравились глаза Лендела.

Чтец боялся. Он по-настоящему боялся.

Он еще пытался прятать, он еще маскировал страх, стыдился его, но система контроля уже отказала. Пара ударов и из чтеца можно будет выжать все что угодно! Крепко же на этот раз взялись за Консультацию, невольно подумал я. За какие-то сутки взяли и меня, и Лендела, и, возможно, перекупили сестру Берримена.

– Все ясно?

Я молча кивнул.

– Хочешь жить вместе с Ленделом?

– Нет! – быстро ответил я.

– Почему?

Я не ответил. Впрочем, этого и не надо было объяснять. Лесли прекрасно знал: между мною и Ленделом есть разница, и весьма существенная. Лендел – чтец, он всего лишь случайное звено в промышленном шпионаже, а я – профессионал.

9

Комната, в которую меня «вселили», ничем не отличалась от номеров какого-нибудь второсортного отеля, даже телефон стоял на столе. Конечно, я тут же набрал первый пришедший в голову номер и, как и думал, услышал голос Рэда.

– Хочу жрать.

– Тебе полезнее выспаться.

Пришлось лечь. Не я диктовал условия.

Зато когда я проснулся, в двух шагах от меня в обычном кожаном кресле сидел потрясенный Лендел – чтец Консультации. Стриженая голова с оттопыренными ушами нелепо торчала из высокого воротника слишком просторной серой куртки, на которую заменили его кричащий костюм. В таком безобразном одеянии он чувствовал себя вдвойне несчастным.

– Нам не выбраться, Эл, да? – безнадежно спросил он, увидев, что я открыл глаза. – Они схватили меня прямо на улице. – Лендел был по-настоящему потрясен. – Нам не уйти отсюда. Здесь только две комнатки, я знаю – твоя и моя напротив. И это девятый этаж. И нет никаких пожарных лестниц! – Хотел бы я увидеть чтеца Лендела на пожарной лестнице! Он бы ее обгадил всю донизу, все девять этажей.

– Тебя били?

Он с ужасом кивнул.

– Что с нами будет? – Я еле его расслышал.

– Да уж ничего хорошего, – охотно подтвердил я.

– Но я не участвовал ни в каких акциях Консультации!

– Зато ты ловко отнимал деньги у конкурентов. И, кажется, обманул фирму «Счет». Да? Не удивлюсь, если нами занимаются сотрудники именно этой фирмы. Согласись, у них есть право на тебя обижаться.

– Но я только чтец! Неужели они убьют меня?

– Не хочу гадать, – пожал я плечами.

– Но я чист, чист! – зачастил он.

– Подай сигареты.

– Я чист!

– Тогда чего ты боишься?

– Я видел, видел.

Они мне не верят!

На этот раз я откровенно рассмеялся: ему не верят!

А я верю шефу или даже Джеку Берримену? Я откровенен с ними настолько, сколько требуется для дела. Никогда больше. Мы связаны не доверием, даже не откровенностью, а всего лишь чувством опасности. Мы не можем верить друг другу. Верить кому-то – это самому посадить себя на поводок. Вот я на минуту поверил Джой и теперь делю компанию с Ленделом. А он дурак, сказал я себе. Он опасный дурак. Он не понимает, что все только начинается. Его смерть абсолютно никому не нужна, это было бы слишком просто. Но агенту Лесли абсолютно не нужны и наши жизни.

10

Конечно, Лендел был жалок.

Но я не собирался сбрасывать его со счетов.

В какой-то момент Ленделом (если понадобится) можно пожертвовать, как пожертвовала мною сестра Берримена. Убедившись, что охраны у дверей нет (длинный коридор с двух сторон перекрыт запертыми лифтами), я начал прокручивать в голове возможные варианты действий, но зацепок не было. К тому же Лендел здорово мне мешал. Он не хотел уходить в свою комнату.

– Тебя не бьют? Почему?

Он даже побледнел от волнения.

Он никак не мог понять, что главная его вина заключалась просто в том, что он без разрешения поменял хозяев. Эксперт, похищенный Консультацией, – вот где следовало искать корень наших бед. Остальное – дело второе. Кто-то пожертвовал Ленделом, кто-то мною. Кто-то подставил под удар эксперта, кто-то меня.

– Эта фирма, я имею в виду «Счет». Что ты о ней знаешь?

Лендел испуганно уставился на меня.

– Расскажи мне о том, что ты принес шефу.

Может, он и рассказал бы, но дверь распахнулась.

– Ты правильно мыслишь, Миллер. Мы тоже всегда начинаем с откровенных расспросов. – Маленькое плечистое чудовище в твидовом костюме прислонилось к косяку. Лесли, несомненно, торжествовал. – Но со мной беседовать интереснее. Как ты считаешь?

Я согласно кивнул.

– Тогда иди за мной.

В крошечном кабинете (этажом выше) Лесли даже в росте прибавил.

– Не будем терять времени, правда? Твоя работа устраивает тебя?

Я пожал плечами:

– Она меня кормит.

– Ну да. Что тебе еще ответить? Ну а то, что твоя работа противозаконна? То, что она не дает удовлетворения и держит тебя в вечном напряжении, а? Наконец, то, что она не окупается? Преступление ведь не окупается, Миллер.

– Промышленный шпионаж – это часть большого бизнеса, и я его делаю лучше других. – Мне стало интересно, к чему он завел столь поверхностный разговор. – В конечном итоге, если смотреть на наш труд здраво, мы даже приносим пользу обществу. Хотя бы тем, что перераспределяем информацию. Отнимаем информацию у кучки глупых, тормозящих общее дело предпринимателей и делаем эту информацию достоянием многих.

– Приятная мысль, – холодно заметил Лесли, – но неверная. Ты заметил, что я, например, не спрашиваю, часто ли ты пускаешь в ход оружие? Я о другом. Я ценю твой ум, мне жаль твою голову. Я даже с удовольствием закрыл бы глаза на твое прошлое, согласись ты со мной. – Он испытующе поглядел на меня. – Есть масса более достойных занятий, чем твоё, Миллер. Твоя деятельность могла бы стать строго законной, а? Не думал об этом? Перестройся, и тебе не придется больше укрываться под чужими именами и постоянно думать о надежном укрытии.

Помолчав, он подвел итог:

– В другом случае – исчезновение.

– А как же тогда быть с законностью?

– Не тороплю тебя с ответом, Миллер. – Мои насмешки Лесли нисколько не задевали. И правильно, ведь он выигрывал. – Даю тебе несколько дней. Пока мы будем вести переговоры с твоим шефом, можешь подумать. Несколько дней. Королевский срок, пусть и неопределенный, правда?

Он явно о чем-то хотел спросить.

– Отсыпайся, у нас ты в полной безопасности.

И не выдержал, блеснул глазами, спросил все-таки:

– С каких это пор ты переквалифицировался в цифровика?

А-а-а, понял я. Они были в моей квартире. Просматривали бумаги и книги, связанные с компьютерами. Теперь я не сомневался: Лесли точно работал на фирму «Счет». Он невольно проговорился. Кому, как не фирме «Счет», бояться цифровиков, этой элиты промышленного шпионажа? В свое время я сам восхищался проделками нашего цифровика Кронера-младшего. Это он раскрыл секретный зуммерный код «Пасифик телефон энд телеграф компани». Пользуясь печатающей приставкой к своему телефону, он произвел крупный заказ на поставку телефонных и телетайпных аппаратов и выгодно сбыл их, оставшись вне досягаемости как закона, так и службы безопасности компании «Пасифик». Но, конечно, настоящие цифровики гоняются вовсе не за прибылью. Их интересует информация, хранящаяся не в механических сейфах, а в запоминающих устройствах компьютеров. Но я не цифровик. Я химик. Так я и сказал Лесли.

Он улыбнулся и выставил на стол крошечный магнитофон.

«… А фирма «Счет» рискнула. С появлением эксперта, пойдя на крупные, я бы сказал, рискованные потери, фирма резко перестроила свое производство и уже через год пожала первые плоды. Сейчас конкуренты диву даются, следя за тем, как фирма «Счет» обрабатывает чужие секреты, казалось бы, надежно упрятанные в бронированных сейфах. Это поразительно. Сотрудникам фирмы «Счет» достаточно намека на что-то принципиально новое. При этом они не имеют надежной агентуры и не замечены в проведении силовых акций. Но при желании любая идея, спрятанная как угодно надежно, становится их идеей. Я немало поломал голову, пытаясь понять, в чем тут дело. И, кажется, понял. Дело в новейшем компьютере, Эл. В компьютере, построенном для фирмы «Счет» нашим дорогим гостем – экспертом. Случайная оговорка, неловкая фраза в проспекте, невнятный рисунок – эксперт с помощью своей сверхумной машины не только объяснит исследуемый объект, но и даст технологическое описание…»

Как они подслушали нас?

Поистине мы живем в прозрачном мире!

Лесли выключил магнитофон и не без торжества уставился на меня:

– Ты представить не можешь, Миллер, каких трудов нам стоило создать инструмент для эксперта. Я имею в виду его компьютер. И как нам трудно его защищать. Но мы справляемся. Ты же видишь, мы выстояли даже против вас. Локальные проигрыши не имеют значения. Вот почему готов тебе повторить, Миллер: ты – талантливый парень, но даже ты против нас не тянешь. Поэтому нам лучше работать в одной команде. А?

Я промолчал.

Пусть выговорится.

– Догадываешься, зачем тебя сунули в багажник?

Я догадывался. Если эксперт находится в руках шефа, то почему бы не обменять его на захваченных сотрудников Консультации?

11

Итак, Лесли сказал слово, и упало оно на благодатную почву.

Нельзя не задумываться над своим будущим. Это противоестественно.

Вытребовав у старины Рэда очередную чашку кофе, я продумывал варианты. Их было немного, но они были. Скажем, я мог принять предложение Лесли, хотя вряд ли они поверили бы мне до конца. Я мог помочь им уничтожить Консультацию, но предателей никто не терпит. Наконец, я мог сыграть самостоятельно…

Но для последнего варианта мне катастрофически не хватало информации.

И еще – Лендел. Он действительно был чтецом, он занимался только открытыми публикациями. В некотором смысле он действительно чист, просто прежние хозяева не хотели от него отказываться. Кому, как не им, знать, что тот, кто продает секрет, зарабатывая на этом деньги, всегда может совершить и более гнусное преступление: создать на основе украденного собственное производство.

Кто предупредил Лесли о нашей Игре? Как вошла в игру сестра Берримена?

Я курил сигареты (кстати, дерьмовые), пытаясь как можно точнее восстановить в памяти одну из бесед с Ленделом, состоявшуюся уже после той встречи с шефом в демонстрационном зале.

«Компьютер эксперта? – сказал тогда Лендел. – Мои предположения могут показаться несостоятельными, однако в самой достоверной информации содержится всего лишь часть истины. – Лендел любил говорить красиво. – Только человек, Эл, может успешно решать самые разные задачи по классификации и распознаванию объектов, явлений и ситуаций. Это главная причина того, почему серьезные промышленные фирмы так старательно ищут все более эффективные способы использования именно человека в качестве элементов сложных автоматических систем. Заменить человека специальным распознающим аппаратом никто пока не сумел. Только человек обладает центральной нервной системой, умеющей осуществлять интуитивный отбор и переработку информации. Он умеет предвидеть, предугадать, то есть чисто интуитивно найти правильный путь к решению внезапно возникающих проблем. У машин, Эл, даже у самых умных, подобных способностей нет. Пока… Скажем так… Кроме того, число принимаемых человеком решений всегда конечно, как бы ни были бесконечны состояния внешних сред. Скажем, машинистка. Какие бы варианты одного и того же звука ей ни предлагали, она всегда будет ударять пальцем по строго определенной клавише. А вот машина единственно верную клавишу выбрать сразу не может. Она перебирает варианты. Она лишена интуиции. Только с появлением компьютера, созданного экспертом, положение изменилось. Теперь машина эксперта способна находить ограниченное, максимально приближенное к правильному число решений при любом множестве изменений характеристик внешних сред. – Эту фразу Лендела я запомнил буквально. – То есть мы получили наконец истинную систему человек-машина. Единую, цельную, в которой равное значение имеют оба элемента».

Было о чем подумать.

12

Когда утром я толкнулся в комнату Лендела, его не оказалось на месте.

«Где Лендел?» – позвонил я старине Рэду.

Он удовлетворенно хмыкнул:

«Наверное, хочешь кофе?»

Я понял, что ответа не будет, и повесил трубку.

Так прошли три дня. Три долгих дня. Три дня, полные ожидания и неопределенности. Иногда я спрашивал старину Рэда: «Где Лендел?» Старина Рэд охотно подхватывал игру: «Наверное, хочешь кофе?»

Я не мог составить никакого плана действий, потому что мне не хватало информации. Честно говоря, я полностью не владел информацией. Одно только знал: меня не тронут, пока я нужен Лесли, а он все тянул и не появлялся, и это тревожило меня больше всего.

А появился Лесли внезапно.

Держался он уверенно, но в глазах угадывалась растерянность.

И по этой почти неуловимой растерянности я понял: что-то произошло. Что-то такое, что сбило с толку это уверенное плечистое чудовище в твидовом костюме, хотя настроен он был решительно.

– Ты надумал?

Я покачал головой.

– Тебе не хватило времени?

Я опять отрицательно покачал головой.

– Боишься шефа? – он наконец не выдержал. – Напрасно. Мы прикрываем ваше заведение, Миллер. Раз и навсегда. Оно многим намозолило глаза. На этот раз твой шеф перебрал, ему не следовало ввязываться в историю с экспертом. Ну, ну, Миллер! – подбодрил он меня. – Мы найдем для тебя дело. – Он прищурился. – Собственно говоря, ты можешь заняться делом прямо сейчас.

– А где Лендел?

– Вот о нем я и говорю, – довольно злобно кивнул Лесли. – Мы с ним работали, он на все согласился, а потом в мозгах у него сгорели контакты. Он ненормальный. Он не похож на человека, склонного к крайностям, но несколько часов назад он убил своего опекуна. Да, Миллер, убил. Больше того, он захватил оружие, имевшееся в техническом отделе, и взял заложников. Угрожает убить их, если мы не предоставим ему возможность уйти.

– Наверное, он вспомнил и обо мне? – ухмыльнулся я.

– Огорчу тебя, Миллер. О тебе он не вспомнил.

– Все равно он умудрился взять заложников!

– Не стоит преувеличивать, Миллер, – мрачно хмыкнул Лесли. – Ни заложники, ни сам Лендел не имеют для нас цены. Как ты понимаешь, сколько бы ни оказалось трупов, все они будут списаны на Лендела. Но пока, Миллер, он мне нужен живой. Понимаешь? Нет? Хорошо, буду откровенен. Ты и он – это и есть цена эксперта.

– Вы уже что-то предпринимали?

Лесли мрачно и недоверчиво уставился на меня:

– Мы собирались пустить усыпляющий газ, но Лендел связал руки заложникам и расставил их вдоль стены, накинув на каждого петлю. Если мы пустим газ, они погибнут первыми и тогда нам будет труднее объяснять происшедшее, скажем так, общественности…

Он пристально посмотрел мне в глаза:

– Понимаешь, что тебе предстоит?

Я понимал.

13

Коридор по-прежнему был пуст и ярко освещен.

Только сейчас мне пришло в голову, что мы могли находиться в одном из отделений фирмы «Счет». Как правило, такие фирмы не любят открытости. Метрах в пяти от технического отдела (за его дверью сейчас находился Лендел и его заложники) мы остановились. Несколько накачанных молодых людей в аккуратных костюмах (и явно в кевларовых жилетах) наблюдали за нами.

– Действуй, Миллер.

– Лендел! – крикнул я. – Не стреляй! Это я – Миллер!

Похоже, Лендел здорово сдал. Услышав мой голос, он нервно завопил:

– Я впущу тебя! Но входи один!

– Я вхожу один, Лендел!

Молодые люди переглянулись, но Лесли жестом успокоил их.

– Не стреляй, Лендел! Я без оружия! – снова крикнул я и осторожно втиснулся в приоткрывшуюся дверь, сразу захлопнувшуюся за мной.

Рабочие столы и кресла, какая-то разбитая аппаратура – комната была перегорожена баррикадой едва ли не человеческий рост. Только голова Лендела торчала над баррикадой, и высовывался ствол армейского автомата. Заложники – трое – стояли вдоль стены. Их запястья стягивал нейлоновый шнур (знакомое ощущение). Такие же шнуры обвивали шею каждого и тянулись к вентиляционным трубам. Если бы не страх, заполнявший комнату…

Странный путь привел меня сюда.

Не знаю почему, но я именно так подумал: странный путь.

На этом пути были заметные вехи. Например, «домашняя пекарня» – девятиэтажная штаб-квартира Агентства национальной безопасности (АНБ), официально известная под названием форт Джордж-Мид – нашпигованная компьютерами, украшенная дисковыми антеннами. Именно АНБ поставляет стране около восьмидесяти процентов всей собираемой различными разведслужбами информации. Когда быстродействующие компьютеры наталкиваются на ключевые слова (ну, скажем, ядерный потенциал, субмарина, торий), мгновенно выдается письменная копия перехваченного сообщения. Я начинал в «домашней пекарне». Я прошел через кабинеты АНБ, поскольку еще в колледже поверил в то, что вступить в армию – значит посмотреть мир. Там, в армии, меня и заметили сотрудники АНБ. Пройдя серию сложных тестов и собеседований (в том числе с доктором Хэссопом, тогда еще не думавшем о собственной Консультации), я был признан перспективным. Методы анализа, терминология и методика разведывательной службы, дешифровка кодов любого типа, перехват радиосообщений – школу я закончил первым учеником.

Это давало определенные преимущества.

Например, я сам выбрал место службы – Стамбул.

Он казался мне сказочно далеким и загадочным, и в какой-то мере мои ожидания оправдались. В Стамбуле я контролировал радистов, вылавливавших в эфире интересующую нас информацию, особенно идущую с Востока; я анализировал ее и сопоставлял с данными других служб перехвата. Материалы, с которыми я работал, относились к разряду очень серьезных, но, черт побери, мне приходилось видеть там даже сводки погоды, на которых стоял гриф «конфиденциально»!

Потом я контролировал «летающие платформы» во Вьетнаме.

Там «ЕС-47» были до отказа набиты электроникой. Это помогало делать неожиданные открытия там, где другими методами ничего открыть было невозможно. Кстати, позже именно с помощью «летающих платформ», снабженных инфракрасными датчиками, удалось обнаружить в лесах Боливии команданте Че…

И все эти годы доктор Хэссоп и мой будущий шеф внимательно следили за моим служебным ростом.

14

Меня могли прихлопнуть в Стамбуле, в Бриндизи, во Вьетнаме, но так случилось, что пройдя через все это, я стоял теперь перед стволом армейского автомата, нервно прыгающего в руках растерянного и явно перевозбужденного чтеца нашей собственной Консультации.

– Ну что, Миллер, что? – торжествующе выкрикнул Лендел, увидев меня. Его прямо трясло от торжества, тонкие губы кривились. – Я говорил тебе, что выйду отсюда! Я говорил, что я тебя выручу!

Я понимал его состояние.

– Скоро мы выйдем отсюда, Эл! Скоро мы выйдем. Они не посмеют нас задерживать! Видишь, кого я схватил? – Он безумно скосил глаза, указывая на застывших под вентиляционной трубой заложников.

– Это трупы, Лесли.

– Это заложники, Миллер!

– В любом случае их запишут на твой счет.

– Ты ошибаешься, Эл. Я тут все просчитал. Ты что, не видишь?

– Что я должен тут видеть, Лендел?

– Я захватил эксперта!

Он столь явно торжествовал, что я засомневался: видел ли он сам этого эксперта?

– Фирма «Счет» не захочет терять уникального специалиста, – обрывая слова, не договаривая их, зачастил Лендел. Его торжество выглядело смешным, но меня ничуть не смешило. – И знаешь почему?

– Почему? – спросил я терпеливо.

– Помнишь, я рассказывал тебе об эксперте?

– Система человек-машина? Ты сейчас об этом?

– Вот именно! – обрадовался Лендел. Если Диоген лез в бочку не из нищеты, а из обыкновенного тщеславия, то Лендел, похоже, лез в бутылку просто из-за неверно понятой информации. – Я же говорил тебе: в системе человек-машина одинаково важны как первый, так и второй элементы. – Лендел хищно пробежал взглядом по заложникам, и его длинный нос дрогнул. – Но любую систему всегда ведет человек, Эл. – Лендел нервно хихикнул. – Представь редкостный, великолепный, божественный инструмент. Ну, хотя бы скрипку, Эл. Любой дурак может извлечь из нее звуки, сотня или даже тысяча сыграет сносно, десяток – отменно, но только один-единственный может сыграть божественно! Понимаешь, о чем я? Вот именно! Об эксперте, о гении программных импровизаций, о человеке, который, как никто, владеет своим уникальным компьютером. Теперь до тебя дошло? – Лендел наслаждался звучанием собственных слов, хотя не забывал следить за дверью. – У меня хорошая голова, Эл. Вы все недооценивали мою голову. Вы пошли на поводу у легенды, забыв об эксперте. Вы решили убить машину, а убивать надо создателя! Ты понимаешь? Так вернее. Дело всегда не в машине, а в человеке.

Он вдруг оборвал свой горячечный монолог:

– Выясни, Эл, кто из них эксперт!

Значит, Лендел действительно никогда не видел эксперта.

Я покачал головой, но подошел к заложникам. Все они были в обыкновенных комбинезонах, которые носит технический персонал. У одного из нагрудного кармана торчала логарифмическая линейка. Я запомнил эту необычную деталь. Он был веснушчат, маловыразителен, испуган, но не потерял соображения, потому что не спускал с меня глаз.

– Эл! – суетливо командовал мне Лендел из-за баррикады. – Погляди на их ладони. Внимательно посмотри на их ладони. Я знаю, что эксперт дважды обжигал правую руку кислотой, у него должен быть на ладони след.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9