Полина Рей.

Влюбиться в мужа заново



скачать книгу бесплатно

– Я спросила, Оливье или Столичный?

– Это я понял. Не понял только, почему ты спрашиваешь это у меня. – На лице Димы появляется кривая ухмылка.

И меня прорывает.

– Потому что это наш общий праздник. Который мы будем праздновать вместе. И мне нужно понимать, что тебе не всё равно, как он пройдёт. И потому что сейчас мы вернёмся в наш общий дом! Вот почему я всего лишь спрашиваю, что приготовить на завтра!

Он смотрит на меня с таким удивлением, будто только что впервые вообще понял, с кем он добрался до магазина. А мне становится нехорошо. Рядом со мной ведь совершенно чужой человек. Он стал таким не сейчас, но только теперь я это поняла окончательно.

– Давай Столичный, мне всё равно, – пожимает Дима плечами.

– Вот как? И давно стало всё равно?

– Надя, не начинай. – Он морщится, когда произносит эти слова, но они лишь подхлёстывают меня.

– Почему нет? Наверное, мне стоило начать уже давно. И выяснить, на что тебе ещё плевать.

– Надя… давай не здесь.

На нас уже начинают коситься. Кому-то я мешаю подойти к полкам с продуктами, меня толкают, и становится так обидно, что на глазах выступают слёзы.

Всё заканчивается отвратительно. Я просто сваливаю в тележку всё, что вижу, хотя, понимаю, что мне половина из этого не пригодится, а когда грузим пакеты в машину, соображаю, что не взяла несколько важных ингредиентов.

Домой добираемся в полном молчании, хотя, меня так и подмывает устроить Диме скандал. Даже не скандал – истерику. Она стоит в горле огромным комком и требует выхода, но я сдерживаюсь. Потому что уже пожалела, что всё это затеяла.

Разобрав продукты, я иду в душ. Мне хочется даже не плакать – рыдать, словно половина моей жизни уже разбилась на осколки, которые не склеить, как бы ни пыталась. Через десять минут в дверь ванной стучит Дима, который сообщает мне, что уходит в бар и вернётся поздно.

Всё, на что меня хватает, выдавить из себя короткое «окей». После чего я наконец делаю то, что мне так необходимо – позволяю рыданиям вырваться наружу.


«Сижу в баре и думаю о тебе»

«Вот как? Я уже думала, что ты перестанешь мне писать»

«Я сделал паузу намеренно»

«Зачем?»

«По правде, ждал, что ты сама мне напишешь»

«Я не люблю навязываться»

«Ты считаешь, что если мне напишешь сама, я решу, что ты навязываешься?»

«Вполне»

«Глупая. Как прошёл твой день?»

«Скучно. Корпоратив»

«Так поздно?»

«Да»

«Ты плохо себя на нём вела?»

«Нет. Женский коллектив, особо не разгонишься»

«Дай угадаю. Ты – учительница?»

«Нет»

«Жалко. Мне бы понравилось это»

«У тебя страсть к учителям? Тебя нужно воспитывать?»

«Не отказался бы, если бы ты взялась за моё воспитание»

«Если хорошо попросишь… Но сейчас не об этом. Чем занимаешься?»

«Сижу в баре, пью виски. В гордом одиночестве»

«И виски тебе выпить тоже не с кем?»

«Можно сказать и так.

Хочешь составить компанию?»

«Если только виртуально. Устроит?»

«За неимением большего, да. Что предпочитаешь из напитков?»

«Красное сухое вино»

«Я закажу бокал и представлю, что он для тебя, а ты просто отошла припудрить носик»

«У тебя богатая фантазия»

«Ты не представляешь, насколько. Как будешь отмечать Новый год?»

«С подругой. Может, уедем за город. А ты?»

«А я скучно и неинтересно. Значит, пропадёшь?»

«Возможно, но постараюсь быть в сети»

«Это не может не радовать. Мне кажется, я уже на тебя подсел»

«Кажется?»

«Предложишь перекреститься?»

«Нет, предпочту услышать, что не кажется»

«Элен…»

«Да?»

«Ты такая необычная. Отличаешься от всех, кого я знаю»

«Ты меня с кем-то сравнивал?»

«Нет. Просто ты другая в любом случае»

«Мне нравится это слышать»

«Тогда я буду говорить это чаще»

«Хорошо. Если только, конечно, не решишь снова намеренно пропасть»

«Ты не станешь писать мне первой?»

«Не стану»

«Тогда это буду делать я»

«Делай. Я не против. А сейчас прости, мне нужно спать. До нашего следующего раза…»

«До нашего следующего раза, Элен».


***

– С Новым годом! С новым счастьем!

Я произношу этот тост преувеличенно бодро и жизнерадостно. Гоню от себя предчувствие того, что этот праздник станет последним, который отметим вот в таком семейном кругу, но мысли так или иначе лезут в голову. Внезапно становится страшно. Лизе шестнадцать, Дане – четырнадцать. Уже через год они станут ещё старше и если решат отмечать этот праздник где-то в более интересном кругу, я ничего не стану им воспрещать. А Дима… А Димы через год уже может и не быть в моей повседневной обычной жизни.

Первый бокал шампанского выпиваю залпом. Терпко-сладкий вкус проносится по венам приятным опьянением. Сегодня я приготовила не так много блюд, как собиралась, но, кажется, это никого не волнует.

– С Новым годом! – разносится в ответ хор нестройных голосов. Дочки вяло ковыряются в тарелках с салатом, Дима сразу попросил горячее. Пьёт шампанское и смотрит какую-то дурацкую телепередачу, которая ещё в том Новом году показалась бы мне интересной. Возможно, я бы даже предложила мужу досмотреть её в нашей спальне. Мы бы прихватили с собой шампанское и конфеты, легли бы под одеяло и смотрели бы на экран. Переговаривались и шутили. А сейчас всё это кажется таким недосягаемым.

Пока я готовила, в мою голову неотступно лезли мысли об Элен. Последнее сообщение от Димы я получила за пару часов до полуночи.

«Я буду представлять, что в этот праздник мы рядом. И надеяться, что после его наступления ты выйдешь в сеть».

Первая мысль, которая мелькнула в моей голове, когда прочитала эти строки – не сделать ли мне Диме подарок в виде признания в том, что Элен и его жена – одно лицо? Я вспоминала то, что он писал несуществующей женщине и мне становилось нехорошо. Да, за этой маской была я. Но Элен была выдуманной, несуществующей. Неужели эта мифическая собеседница могла быть привлекательнее той, которая прожила с ним бок-о-бок столько лет? Которая знала обо всех его потребностях и желаниях?

– А давайте бенгальские огни зажжём? – предлагаю я минут через двадцать после того, как все за столом затихают и перестают есть. Просто сидят и бездумно пялятся в экран телевизора.

– А давайте! – поддерживает Лиза. Моя маленькая девочка, которая всё понимает. И я командую:

– Дим, бери шампанское. Дана, отлепись от телефона. Пошли праздновать!

Мы стоим на общем балконе двадцать седьмого этажа и смотрим на город. В руках у каждого – тонкая палочка, на конце которой сверкает брызгами огонёк. Внизу салюты, люди отмечают Новый год и весьма довольны жизнью. А я пью шампанское, изредка бросая взгляд на Диму, и вцепляюсь в бенгальский огонь с такой силой, что белеют костяшки пальцев.

– Мам… можно я домой пойду? – не выдерживает Дана, и я киваю:

– Идите, конечно. Мы с папой скоро будем.

Не знаю, хочет ли Дима идти домой, но он остаётся. Подливает мне ещё шампанского, пустую бутылку ставит в угол, куда отправляются и потухшие бенгальские огни.

– Слушай, Шарапов, а давай куда-нибудь смотаемся только вдвоём?

Я не знаю, зачем я это спрашиваю. Равно как и не знаю, смогу ли действительно отправиться с Димой хоть куда-то, где мы проведём время вместе. Впрочем, этот вопрос больше похож на агонию. Знаю ведь, что ему этого не нужно, что откажется или согласится, но после изобретёт повод никуда не ехать. И всё равно не могу удержаться от вопроса. Это своего рода «душевный онанизм», как назвала бы этот вопрос Петрова. Только теперь понимаю, что она имела ввиду, когда говорила о нём.

– Куда? – уточняет муж, опираясь на перила балкона и глядя вдаль.

– Не знаю. Куда бы ты хотел?

– И я не знаю. Сейчас в кровать вот хочу.

– Со мной?

Боже, мне пора переставать пить, а то вопросы, которые сами по себе вылетают изо рта, доведут меня до греха.

– А ты тоже спать хочешь?

– Неа. Не хочу. А ты уже спать?

– Да. Я бы лёг.

– А если я в гости поеду, ты не против?

Он не отвечает сразу. Переводит на меня взгляд, в котором я замечаю удивление, но всё же отвечает коротко:

– Не против.

И я понимаю, что загнана в тесную клетку, в которой кислорода – ровно на один вдох. И я делаю его, жадно, глубоко, хватая, словно хрупкую соломинку, возможность уехать из дома и отправиться к Майе. Которая, к слову говоря, ещё не знает, что её сегодня ждут ночные визитёры.

– Хорошо. Тогда я в гости. С Новым годом, Шарапов.


– Слушай, если бы ты сама ко мне не приехала, я бы тебя вызванивать начала, – заявляет с порога Петрова, стоит только мне выйти из лифта и добраться до её квартиры. – Предки усвистали к друзьям, я одна. Давай раздевайся, отмечать будем.

Майя определённо воодушевлена, а вот я… я чувствую себя обманчиво-свободной. Кажется, вырвалась из той атмосферы, которая угнетала, на деле же – сбежала, потому что сил терпеть больше не осталось.

– Будем, – киваю я, стаскивая одежду и обувь. – Есть нехарактерное для меня желание напиться.

– Вот и отлично. Спиртного много, закуси тоже. Пошли.

В небольшой кухне, где на столе расставлены едва тронутые салаты, бутерброды и канапе, с экрана телевизора вещает всё тот же строй актёров и певцов, что и у нас дома. И я, плюхаясь на стул, понимаю, что вот так вот и отмечала бы Новый год до конца своих дней. Как в прошлом году или в позапрошлом. Боже, я ведь сама выбирала именно такую жизнь и была ею довольна. Почему же сейчас она мне кажется унылой и серой?

– Ну, с Новым годом! – поздравляет меня Майя, и мы с ней пьём шампанское. И тут же Петрова переходит к той теме, которая и для меня является главной. И впечатлениями от которой хочу поделиться больше всего. – Ну? Как там Элен и Дима?

И я начинаю рассказывать. Торопливо, словно кто-то может меня прервать. О том, как мне тяжело. О том, как рыдаю, запираясь в ванной, а потом сижу на бортике, включив воду и делая вид, что принимаю душ, а сама прихожу в себя. Чтобы только дочки не заметили, что я ревела и не стали расспрашивать.

И о том, как Дима мне лжёт. Мне и Элен за компанию, вот только в случае с его виртуальной собеседницей это можно хоть как-то оправдать вирутальной игрой в недомолвки. А с реальностью всё совсем иначе.

– Мда, Надь… Блин, я по правде и не знаю, что тут сказать, – растерянно произносит Майя, когда я заканчиваю делиться с ней насущным. – Ну разве что… ты прости, но он просто гондон. Я уже жалею, что тебя втянула во всё это.

– А я нет. – Зло отираю слезинки, которые не смогла сдержать, и которые скатились по щекам. – И я всё больше склоняюсь к тому, чтобы его действительно влюбить в Элен и послать ко всем чертям. Правда, не факт, что он не найдёт замену в считанные мгновения.

– Не. Не думаю. Он уже её себе придумал, тебе останется только вести линию, играть с ним. Точно уверена, что сможешь?

Вопрос не в бровь, а в глаз. Смогу ли я? Зачем мне вообще всё это нужно? Может и впрямь его отпустить на все четыре стороны и пусть катится к чёрту? Нет… я уже понимаю – не смогу. Доведу эту игру до конца, чего бы мне это ни стоило.

Звук входящего сообщения заставляет нас с Петровой вздрогнуть и, как по команде, уставиться на экран моего телефона. Ну конечно, Дима собственной персоной. Дети спят или занимаются своими делами, жена в гостях и о том, куда отправилась, он даже не знает, так что вполне можно выйти в сеть к своей бесценной Элен.

«Хочу, чтобы ты была здесь. Скажи, что ты рядом».

– Если ты так уверена в том, что делаешь, тогда всё. Оставляю тебя наедине с благоверным.

Майя поднимается из-за стола и начинает быстро убирать продукты в холодильник.

– Спать ляжешь в гостиной, окей? Я тебе сейчас там на диване постелю.

– Окей, – отзываюсь я, мало разбирая о чём она говорит.

Я не только уверена, но и готова к последствиям, поэтому сейчас сделаю то, чего возможно Дима и не ожидает. Позволю ему перевести наши отношения на новый уровень. Если он конечно этого захочет. Впрочем, я уверена: он – захочет.


«Я рядом. Только что из-за праздничного стола»

«Фух, я уж думал, ты не придёшь. С Новым годом! Как отметила?»

«Так же, как и ты – скучно и однообразно. И тебя с Новым годом. Ты ещё не ложишься спать?»

«Нет. А ты?»

«И я нет. Хочу побыть с тобой»

«Когда ты так говоришь…»

«Когда я так говорю..?»

«У меня всё внутри переворачивается»

«Неужели ты настолько одинок?»

«Даже не представляешь, насколько»

«Я хочу скрасить твоё одиночество. Хотя бы на эту ночь»

«Тогда я вообще не желаю ложиться спать. Чем мы будем заниматься?»

«Давай придумаем какую-нибудь фантазию. Одну на двоих. Как ты это сделал в баре»

«Тебе понравилось? Правда?»

«Да. Я как будто оказалась там, рядом с тобой. Где пила вино и наслаждалась твоим обществом»

«Тогда окажемся где-нибудь ещё. Прямо сейчас. А потом воплотим эту фантазию в жизнь»

«Для начала давай просо пофантазируем. Мы же только в самом начале нашего пути?»

«Да. И это мне особенно нравится. Значит… представь, что мы с тобой отмечаем Новый год вдвоём. Где бы ты хотела его провести?»

«Пусть это будет заснеженный лес. Потерянный среди деревьев коттедж. Когда наша машина подъезжает к нему, мы видим приветливый свет, льющийся из окон».

«Тебя туда позвал я. Всё приготовил для того, чтобы нам было хорошо. У нас есть глинтвейн. Никакого шампанского и телевизора. Только Синатра, камин, мы…»

«Ты не заскучаешь? Кажется, ты любишь активный отдых»

«С тобой не заскучаю. Можно я опишу, что на тебе надето?»

«Напиши. Тебе же это с меня снимать…»

«Элен…»


Я залпом выпила ещё один бокал шампанского и кашлянула. В горле пересохло, а от того, что чувствовала, сердце колотилось как бешеное. То ли выпитый алкоголь, то ли атмосфера новогодней ночи действовали на меня странным образом. Я действительно мыслями была там… с Димой. В том заснеженном лесу, в спрятавшемся от чужих глаз коттедже. И я была не собой. Но и не Элен. Я была желанной и готовой на любые безумства. Такой, какой себя уже и не помнила.


«Продолжай… Дима»

«На тебе тёмное платье, открывающее плечи. Волосы рассыпаны по ним. Мне хочется запустить в них пальцы, почувствовать, насколько они мягкие и шелковистые. Я провожу тебя к столу. Нет. Пусть это будет ужин возле камина».

«В комнате будет пахнуть цитрусами. Я обожаю этот запах»

«Цитрусы, глинтвейн и аромат твоих духов»

«Какие бы мне подошли? Или ты в этом не разбираешься?»

«Завтра же отправлюсь в парфюмерный магазин и найду твой аромат. А пока… Мы устроимся прямо на полу, на тёмном пушистом ковре. Я протяну тебе глинтвейн, и когда ты будешь пить его, совершенно беззастенчиво буду смотреть на твои губы»

«Тебе они нравятся?»

«Да. Я уже в красках представил, каковы они на вкус»

«С терпким привкусом глинтвейна. Специи и апельсин. Это сладко»

«Я хочу их попробовать»


Меня бросило в жар. Нет, наверное, это слишком. Я отложила телефон и сделала несколько глубоких вдохов, которые нисколько не отрезвили. Напротив – голова закружилась сильнее. В голову пришла мысль – а если Элен у него не первая? Или не единственная? Он что, уже с кем-то занимался вот этим вот всем?


«Я тебя напугал?»

«Нет. Но я смущена. Такое со мной впервые»

«Такая переписка?»

«Да».

«Со мной тоже. До тебя я и представить не мог, что такое возможно. Хотеть кого-то, кого я ни разу не видел»

«И я до тебя…»

«Я постараюсь не перегнуть палку. Просто дай мне попробовать твой поцелуй на вкус»

«Тогда я отставлю бокал и облизну пересохшие губы. Я хочу, чтобы ты меня поцеловал»

«Для начала я просто проведу языком по твоим губам. Пробуя тот вкус, который ты описала. Он ударит в голову, мне захочется большего. Ты приоткроешь губы и я скользну языком в твой рот. Неторопливо, ожидая, пока ты ответишь»

«Меня сводит с ума то, что я чувствую. Твой поцелуй, то, что я на это решилась, то, что ощущаю себя там, в том коттедже, рядом с тобой…»

«Если тебе что-то не нравится – говори»

«Нет, мне всё нравится. Но к этим ощущениям ещё нужно привыкнуть. Они как лавина».

«Для меня тоже. Но то, что чувствую… не передать словами, какой это кайф».

«И я тоже не могу это описать словами. Но не хочу торопиться, не хочу, чтобы тебе это наскучило».

«Мне это не наскучит, Элен. Кажется, я наконец нашёл ту, которую искал».


В эту ночь я почти не сплю. В мыслях – последние слова, сказанные Элен Димой. Не могу понять, что именно значит определение «та самая, которую он искал». Подобная переписка ведь могла завязаться с кем угодно, так почему его выбор пал именно на Элен? Мне не хотелось думать, что это потому, что за ней была я. Для меня этот суррогат в виде таких переписок был неинтересен, даже чужероден. Хотя, сейчас, надо было признаться самой себе, я испытала что-то новое, чего не ощущала раньше никогда. Это было странное возбуждение, смешанное с предвкушением. И всё же… Стоило помнить о том, что в любом случае подобная переписка с чужой женщиной – это измена. А для Димы Элен и была чужой.

– Ты чего это ни свет, ни заря не спишь? – В комнату заглянула зевающая Майя. – С Димой что ли до сих пор своим?

– Нет.


Я села на постели и откинула одеяло. Хотелось домой, несмотря на то, что меня там, похоже, никто не ждал.

– Но мы переписывались ночью, да.

– О, и что у вас?

– Ну, скажем так, дошло до поцелуев.

– И как он? В смысле, виртуальный поцелуй?

– Можно подумать, ты таким не занималась.

Я фыркнула и, надев джинсы, воззрилась на Петрову.

– Да ещё и не таким занималась. Но я спрашиваю, как он тебе?

– Странно.

– Пошли уже кофе выпьем и расскажешь.

Я не знала, хочу ли я этим делиться. Когда отношения дошли до подобного – это уже не было невинным флиртом, но всё же… всё же меня тревожило кое-что, и Майя могла мне помочь советом.

– В целом, всё как-то так… будоражит. Но есть один момент, – осторожно проговорила я, когда мы устроились за столом, и Майя поставила передо мной чашку капучино.

– Какой?

– Я не уверена в том, что Элен у него такая одна.

– Да. Я тоже об этом думала. А ты не спрашивала напрямую?

– Вывела на это разговор. Заверил, что первый раз такое.

– Угу-угу. Знаем мы эти первые разы.

Я глубоко вздохнула. Сердце снова колотилось как бешеное, правда, теперь по другой причине.

– Кстати! Мы можем его проверить.

– Как?

– Я зарегистрируюсь там снова. Возьму фотку подруги моей, ты её не знаешь. Но с Элен они похожи. Типаж один. Надо будет только у Насти спросить, но думаю, она не против будет. Тоже выберу такую, чтобы загадочно и не особо видно. Ну и… посмотрю, напишет ли он, если совпадём. Обещаю сделать это при тебе. – Она подняла руку, будто собиралась клясться на гражданском кодексе. – Или ты вообще сама это сделаешь с моего телефона. Ну или вообще с какого-то левого.

– А если напишет?

– А если напишет… ну тут смотри сама. Если этого тебе хватит, то хватит. А нет – так пусть всё зайдёт дальше. Ну и оборвать беседу, как только намёки на встречи и интимы пойдут. Если пойдут, вернее.

– Блин… Майка, для меня это… ты просто не представляешь, каково это всё.

– Не представляю, хотя кое-какие соображения имеются.

Мы замолчали. Я пила кофе, безуспешно пытаясь избавиться от неприятного вкуса во рту, который появлялся там каждый раз, когда я думала об этой ситуации. Петрова уминала бутерброд как ни в чём не бывало.

– Ладно. Май, я пойду, наверное. Спасибо тебе за приют, дружеское участие и советы. Мне нужно подумать о том, что ты предложила. Заодно мысленно прикину свои внутренние резервы. Хватит меня на подобное или нет.

Криво улыбнувшись Петровой, я поднялась из-за стола и отправилась в прихожую. Новый год для меня начался как-то совсем нерадужно. Оставалось надеяться, что дальше будет легче.


***

Следующие пару дней – странные. Прежде всего потому, что чувствую себя так, словно попала в кинофильм, сюжет которого не знает никто. Да и есть ли он в принципе – этот сюжет – тоже. Но те чувства, которые испытываю, стоит только подумать об общении Димы и Элен, они не имеют объяснений. И здравого смысла в них тоже нет. Потому что я ощущаю… предвкушение, они меня будоражат. И всё меньше горечи и ревности. Но ведь так не должно быть!

А ещё я много думаю о том, стоит ли согласиться на предложение Петровой. Понимаю, что это нужно сделать, а на деле… Я боюсь расстаться с мифом, в который уже поверила. Боюсь понять, что для мужа Элен не единственная. И где, спрашивается, в этот момент моя гордость? На этот вопрос ответа у меня нет. Я просто цепляюсь за несуществующее, то, что нужно только мне. И насколько хватит моих сил – не знаю.

Совершенно неожиданный звонок раздаётся третьего января, когда все кругом постепенно начинают входить в рабочую колею, несмотря на неокончившиеся ещё праздники.

– Добрый день. Надежда Андреевна? – спрашивает из трубки приятный голос.

– Добрый день. Да, это я. А вы по какому вопросу?

– Вы же ведёте кулинарный блог на известном форуме?

– Да. Я.

Мой блог, который являлся всё это время отдушиной и источником небольшого заработка. Даже стыдно становится, что в последние дни я совершенно его забросила.

– Отлично. У меня есть для вас деловое предложение.

– Какого плана?

– Я работаю в ресторане, который хотел бы заказать у вас создание виртуального тура.

Я так и застываю с телефоном, который прижимаю плечом к уху. Это розыгрыш такой? Где я, а где виртуальный тур?

– Наверное, вы ошиблись. Я очень далека от такого рода… занятий.

– Ваши затраты целиком и полностью окупятся. Вам всего лишь будет нужно представить, как на ваш взгляд, мог бы выглядеть виртуальный гастрономический тур ресторана.

– Я вообще мало представляю, что это такое.

– Ваш блог – как раз говорит об обратном.

В его голосе слышится улыбка. Так бывает, когда в словах сквозит то, что совсем не обязательно видеть, достаточно просто прочувствовать.

– Почему вы не обратитесь к профессионалам?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4