Полина Рей.

Влюбиться в мужа заново



скачать книгу бесплатно

Когда на экране сотового высветился входящий звонок от мужа, я вздрогнула, будто он поймал меня на месте преступления. Сердце радостно забилось, а меня затопило новой волной уверенности, что ту анкету на сайте разместил совсем не он.

Глупо. Ведь чувствовала же, что всё именно так, как видится на первый взгляд, и надеяться на что-то иное не стоит. Со злостью отключив звонок, я устроилась удобнее и снова принялась смотреть за окно. Больше никаких мыслей о муже. Небольшая поездка по городу и я вернусь домой, где сделаю то, на что уже решилась. И на этом всё, дороги назад не будет.


Когда я наконец добралась до дома, на часах было уже неприлично много времени, а на экране сотового – неприлично много пропущенных звонков от мужа. Сам он обнаружился сидящим в кухне. Дети уже спали, ну или делали вид, что спят.

Я сняла обувь и пальто, сумку бросила куда попало, взяла телефон и… застыла. Снова понимание, что у меня есть маленький секрет, обожгло ладонь равнодушным пластиком мобильника.

– Ты где так долго? – процедил Дима, когда я взяла себя в руки и всё же зашла в кухню, где без слов налила себе стакан воды.

– А тебе есть до этого дело? – в противовес тому, что должна была делать, процедила я.

– Представь себе. – Он окинул меня пристальным взглядом и задал тот вопрос, за который я вчера отдала бы очень многое: – Что-то не так?

Да! Всё было чертовски не так! Мой муж мне врёт, а я медленно схожу с ума. Захотелось выпалить эти слова ему в лицо. Громко, чтобы дочки тоже услышали. Чтобы знали, что их папа от них отказался.

– А у тебя?

– Надь, что за еврейская привычка? Перестань отвечать на вопросы вопросами.

– Если у тебя всё так, то и у меня – тоже.

– У меня всё так.

Я крепче вцепилась в телефон. Впилась в него, как будто тонула, а он был спасательным кругом, размером с хрупкую соломинку. Как же мне хотелось сейчас сказать ему всё. Заставить признаться. Или заверить меня в том, что это неправда. Что кто-то решил подшутить над ним, надо мной. Над нашей семьёй.

– Вот и у меня всё так.

– Отлично. Тогда я спать.

Дима поднялся из-за стола, а из меня словно разом выкачали весь воздух. Навалилась такая чудовищная усталость, что я и дышала-то с трудом.

– А чего не спал? Мог уже и лечь, – выдавила я из себя, наблюдая за тем, как Дима выходит из кухни.

– А я, знаешь ли, за тебя волновался.

И закрыл за собой дверь.

Я практически сползла на стул. Отбросила от себя телефон, словно он был ядовитой змеёй, и уронила голову на руки. Через пару минут все звуки в квартире стихли, только стрелки на часах секунда за секундой продолжали отмерять время. Наверное, я всё же не выдержу всего этого, ведь даже сейчас, когда только собираюсь зарегистрироваться в сети, меня выворачивает наизнанку. Что же будет, когда всё зайдёт далеко? Вернее – если зайдёт.

Сколько я так просидела, мысленно прикидывая то, в какую сторону может измениться моя жизнь уже завтра, я не знала.

А когда бросила взгляд на часы, поняла, что Дима скоро встанет, чтобы ехать на работу.

Наскоро открыв вкладку с сайтом, которую мне поставила в «запоминалки» Майя, я сделала глубокий вдох, как перед прыжком в пропасть, и начала заполнять анкету.

Минут через тридцать, после сотни, должно быть поправок, я всё же нажала кнопку «Разместить» и только тогда смогла сделать полноценный вдох. Вряд ли Дима поверит в то, что его жена может быть той, кто создал анкету почти в шесть утра.

Теперь дело было за малым – дождаться, когда муж ответит на мою анкету. Ну, или не ответит. И тогда придётся изобретать новый способ начать с ним эту чёртову переписку.


***

«Ну?»

Именно с такого смс, пришедшего от Петровой, началось моё утро. Весьма трудное во всех отношениях. Во-первых, мне было не проснуться. Выпитый вчера алкоголь давал о себе знать в виде головной боли и сухости во рту. Во-вторых, пробуждение мужа и его отбытие на работу я пропустила, чего со мной ни разу раньше не случалось.

«Если ты о сайте знакомств, ничего не знаю», – напечатала я в ответ и откинулась на подушку.

В квартире всё было спокойно – только слышались приглушённые голоса, доносящиеся из комнаты дочек. В остальном – почти что пустыня Сахара.

Думать о том, что творится сейчас на «моей» странице на сайте знакомств, я не могла, хотя, надо было признаться самой себе – при мысли о том, что Дима уже мог написать Элен, сердце начинало колотиться как бешеное. Но я не открывала вкладку с сайтом. Своего рода самозащита, от которой не становилось легче.

– Кто ещё не завтракал? – крикнула я в сторону спальни дочек, когда всё же поднялась с постели.

Тишина. На пару минут. И следом голос Лизы:

– Мы поели. Спасибо, мам.

Окей. Поели, значит, поели.

Я отправилась в душ, намеренно оставив телефон в спальне. Сняла с себя всю одежду и долго рассматривала себя в большом зеркале над раковиной. В общем и целом, была довольна всем. И фигурой, которой бы позавидовали многие двадцатилетки. И грудью. Её пару раз порывалась исправить при помощи имплантов, но после понимала – это нормальная сексуальная грудь, не обвисшая, а очень даже привлекательная. И в остальном моя фигура полностью меня устраивала.

А вот то, какие мысли рождались при виде неё – нет. Потому что так или иначе они перетекали на Диму. А вдруг ему теперь нравились селёдки с прыщиками вместо груди? Такие все а-ля мальчики – худые и бесформенные? А что? Сейчас это было весьма актуальным.

И я ведь ничего не знала об этом. Сейчас. Мы сто лет не обсуждали с Димой ничего подобного. Кто ему нравится из актрис или моделей, например? Кого он считает идеалом?

– Мам! Тебе звонят! – крикнула Лиза из-за двери, и я встрепенулась, выходя из состояния задумчивости.

– Кто там?

– Какая-то Майка.

– Ладно, хорошо. Я перезвоню ей, кинь телефон обратно.

Я выдохнула и пожала плечами. Что толку сейчас было разглядывать себя в зеркале, если муж желал совсем иного? Это всё подождёт. Сейчас в моих планах всего лишь принять душ и, набравшись смелости, всё же открыть этот чёртов сайт. Другого варианта событий не предусмотрено.


«Привет. Мне сорок два у тебя потрясная попа Давай общаться»

Боже-боже… Неужели это предел моих мечтаний? Сергей, сорок два. Любит путешествия и пинг-понг. Пунктуация отсутствует, спасибо хоть с орфографией всё не так плохо. Ну и попа… где он там углядел попу?

– Петрова, это ужас.

– Что там?

– Я пока не первой заявке.

– Смотри дальше. Эти можешь вообще проигнорировать. Если муж среди них отсутствует, смело удаляй все.

– Погоди, я хочу знать, во что ты меня втянула.

– Я? А представь, что мне в голову не пришла бы эта гениальная мысль?

Удобнее прижал плечом телефон, я бросила взгляд на дверь в гардеробную, где устроилась прямо с ноутбуком на коленях, сев на полу по-турецки. Вероятность, что кто-то из дочек попытается вломиться – нулевая. Можно выдохнуть.

– Представляю. А что – Диме могут писать такие же экземпляры?

– Вполне. А ты думала, он там оазис в пустыне себе нашёл, что ли?

Я хихикнула. В общем, меня вполне удовлетворяло то, что я видела. И вдохновляло тоже. На мою анкету откликнулось тринадцать человек, с которыми я совпала на шестьдесят-восемьдесят процентов в среднем. Был ли среди них мой муж, я пока не выяснила. Просто было страшно это узнать. Ну, или не узнать.

– Ну, Шарапова, давай уже. Открывай всех. А то я тут от любопытства умру.

– Мне страшно.

– Бояться поздно. Открывай.

И я открыла. Просто нажала вкладку «Посмотреть всех», будто здесь была какая-то выставка кобелей, и замерла, когда взгляд наткнулся на анкету мужа. Он отозвался на мою анкету. Пожелал познакомиться ближе. Рядом с его аватаркой висел значок входящего сообщения, а рядом – «Совпадение на девяносто три процента».

Девяносто три. Из ста возможных.

– Всё, Май, он мне написал. Остальное расскажу потом, сейчас отключаюсь, – быстро выпалила я в трубку и нажала отбой прежде, чем Петрова начала протестовать.

А потом села и стала медитировать на авик Димы и его отклик. Что это значило? Он сейчас точно также смотрит на мою анкету и ждёт, когда я отвечу? Или вообще забыл об Элен, потому что у него таких желающих свести более близкое знакомство – миллион? Меня охватили раздражение и злость. Я, чёрт побери, родила ему двоих детей и была рядом на протяжении семнадцати лет жизни! И именно я имею право называться «той самой, с которой захочется хоть на край света».

«Привет. Пообщаемся?» – увидела я два слова, когда всё же решилась и нажала на кнопку «открыть входящее сообщение», и меня снова прострелило пониманием: даже если бы это была не я, он бы всё равно написал это своё офигеть какое заманчивое предложение.

«Извини, не сразу смогла ответить. Работа, – написала я, наврав с три короба. – Пообщаемся, раз уж совпали так хорошо».

Вот и всё. Наверное, достаточно, чтобы завести беседу. Или – нет?

«Я уже думал, что ты не ответишь».

Он написал это, и у меня внутри всё перевернулось. Значит, думал об этой дурацкой Элен. Переживал, что она не ответит. Сволочь… как же я его ненавидела я этот момент.

«Если бы не ответила – ничего страшного. Ты меня не знаешь совсем, чтобы сожалеть о возможной неудаче в общении».

Господи! Что я несу? Никогда в жизни бы не стала изъясняться столь пространно. Но… Неожиданно Дима поддержал эту линию.

Интересно, как вообще проистекало его общение на этом сайте? Он откладывал свои супер-важные дела, из-за которых так часто задерживался на работе в ущерб семье, и строчил бы эфемерной Элен свои послания?

«Но я хочу узнать. Ты меня заинтересовала».

Вот как? Ну спасибо, милый. Наконец-то!

«Что именно тебя зацепило? В моей анкете нет ничего необычного. Скучно, серо, однообразно».

Клянусь, в этот момент я была готова раскрыть перед ним все карты. Чтобы хоть мысленно представить его лицо, когда он поймёт, что за привлекательной аватаркой скрывается всего-навсего его жена.

«Ничего скучного и однообразного. Ты таинственная. Ты манишь. А твоя аватарка…»


«Что с ней не так?»

«Всё так, как нужно. Волосы офигенные. И плечо».

«Ты мне льстишь».

«Нет. Нисколько».


Я не смогла. Просто отключила переписку и, откинувшись на подушки, закрыла глаза. Меня накрыло каким-то сумасшедшим коктейлем. Злость на Диму и желание разорвать с ним все возможные отношения были связаны с восторгом от того, что именно он говорил. Не мне. Элен. Но разве я не была ею? Была. И всё же образ Элен был выдуманным, ненастоящим.

– Ну? – требовательно спросила Петрова, когда я, не выдержав, набрала её номер.

– Мы с ним немного поболтали.

– И?

– Май, ты собралась изъясняться буквами и междометиями?

Я прошла в кухню и налила себе кофе. Проснулся аппетит, захотелось сделать себе бутерброд из всего, что найду в холодильнике.

– Так, говори, что там он написал!

– Пока ничего. Просто немного поговорили. И…

– И ты уже рефлексируешь.

Петрова, похоже, читала мои мысли.

– Есть такое дело.

– А вот брось. Брось это всё. Я понимаю – трудно. Но пошли к чертям свою рефлексию и просто с ним общайся. Он вообще ничего такого не сказал?

– Волосы ему мои понравились.

– Парик-то мой? Я могу его вам подарить. Для сексуальных игрищ.

– Май… ну что ты такое говоришь? – Я хихикнула в противовес тому, что чувствовала. – Ему понравились волосы Элен. Не мои.

– Это поправимо.

– Ой, не знаю, Петрова. Ладно, я сейчас хочу просто пойти позавтракать и ни о чём не думать.

– Хорошо. Но про меня не забывай.

Она отключила связь и я покачала головой. Не хотелось ничего из случившегося воспринимать так, как оно воспринималось на самом деле. А это значит… сначала кофе – а потом уже подумаю обо всём, что сегодня меня настигло.


***

«Что тебя заставило зарегистрироваться на сайте знакомств?»

«Интерес. А тебя?»

«Одиночество. Ну и интерес тоже. Ты свой удовлетворила?»

«Пока нет. Я в процессе удовлетворения. А ты свой?»

«Тоже нет. Тебе многие писали?»

«Многие. И пишут до сих пор»

«И ты с ними со всеми общаешься?»

«Нет. Не со всеми»

«Почему-то мне это не нравится. Я про всех остальных забыл уже»

«Их было много?»

«Немного. Но всё не то»

«А что для тебя «то»?»

«Ты»

«Ты не можешь этого знать. Мы общаемся не так давно»

«И я уже хочу узнать тебя ближе»

«Мы общаемся и ты узнаёшь. Или этого не достаточно?»

«Пока достаточно»

«А что будет, если станет мало?»

«Я не знаю. Но ты меня привлекаешь»

«Чем?»

«Ты таинственная. Необычная. Мы совпадаем с тобой во многих интересах»

«Мне нравится то, какой ты меня видишь»

«И мне нравится то, какой я вижу тебя»


Закончив перечитывать вслух нашу с Димой переписку, я повернулась к Петровой, застывшей с бокалом глинтвейна. Вид у неё был примерно такой, с которым я сидела пару часов назад с телефоном и отвечала на сообщения мужа. Наверное, если бы в этот момент потолок квартиры разверзся и на меня бы посыпался денежный дождь, я и то была бы ошарашена меньше.

– И это всё? – наконец выдавила из себя Майя и залпом выпила глинтвейн.

– Там остальное ерунда. Я соврала, что мне нужно идти. Договорились списаться тогда, когда я смогу.

– Ну, Шарапова, и зацепила ты парня.

Она покачала головой и взяла с тарелки тарталетку с икрой. И да… Майя озвучила то, что я чувствовала и сама. Диму действительно зацепила Элен. Это была моя маленькая победа.

Победа ли?

– У меня до сих пор сомнения в том, что за ним действительно Дима.

– Ну тут ничего сказать тебе не могу. Тебе виднее. А у вас как всё… ну, в реальности?

Я вздохнула и подлила нам с Майей глинтвейна. У неё получалось как нельзя лучше обнажать то, что я сама подсознательно опасалась вытаскивать на поверхность и обдумывать.

Стоило признаться самой себе – я испытывала удовлетворение от того, что мы с Димой переписываемся, и от того, что он не желает общения ни с кем иным. И за этой ненормальной эйфорией не замечала того, на что бы обратила внимание раньше.

– Никак. С той ночи, когда я домой вернулась, мы почти не общаемся. Он приходит, утыкается в телефон.

– Пишет Элен?

– Да. А кому ещё, я не знаю.

– О! Так тебе теперь что, в собственном доме уже приходится прятаться, чтобы с мужем своим же переписываться?

– Да нет. Я в кухне сижу, он и не выходит из спальни до сна. Наверное, и рад, что я не лезу. – Я снова сделала вдох. – Только это неправильно всё. У меня ощущение, что всё так затухает, затухает, затухает… И всё. Этот всплеск в нашем виртуальном общении – он последний.

– Ну, Надь, вот эти мысли ты брось. Иначе сбудется.

– Я стараюсь, но…

В дверном замке повернулся ключ, и мы с Маей переглянулись. Я – будто пойманная с поличным, быстро сунула телефон в карман кардигана, Петрова же сделала вид, что увлечена просмотром телепередачи. Сама же косилась в прихожую, где Дима разувался.

– Надь, у нас гости? – донёсся до нас голос мужа.

– Да. Подруга ко мне зашла.

– Тогда вам мешать не буду. В душ и спать.

И он просто ушёл. Ни «здравствуйте», ни поцелуя в щёку. Хотя бы дежурного.

– Могу поспорить, он сейчас уляжется и будет написывать своей этой Элен, – процедила я шёпотом.

Один Господь ведал, как часто мне приходилось сдерживаться, чтобы молчать. А от одного понимания, что эта наша переписка может вскоре перейти в разряд более откровенных, меня вообще выворачивало наизнанку. Даже представлять не желала, что Дима вот точно так же мог заниматься виртуальным сексом с какой-то женщиной. Не со мной.

– Ну а что поделать, Шарапова? Тут уж лучше тебе, чем какой-нибудь шалаве. А вообще, я пойду, наверное.

– Уже?

– Ага. Затянула я с шопингом, завтра поеду. Под самый занавес, так сказать. Надо раньше лечь спать.

Она поднялась из-за стола и быстро, пока Дима был в ванной, оделась и ушла. А я в очередной раз осталась наедине со своими мыслями. И от них было горько.


«Знаешь, мне тебя уже не хватает. Вроде бы не общались недолго, а не хватает. Я о тебе думал»

«И я о тебе думала»

«А об остальных?»

«А зачем тебе о них знать?»

«Я не хочу, чтобы они были»

«Вот как? Почему?»


«Потому что мне не нравится представлять, как ты общаешься с другими. Как они смотрят на эту твою аватарку и ждут твоих сообщений»

«Тогда не представляй»

«Значит, они всё же есть…»

«Но о них я не думала. Ты ведь спрашивал об этом»

«Польщён. Чем ты сейчас занята?»

«Собираюсь лечь спать. А ты?»

«И я. Кстати, я так и не спросил, хотя собирался: в каком районе города ты живёшь?»

«А это важно?»

«Нет. Просто интересно»

«Центр. А ты?»

«Я на севере. Но в центре бываю каждый день по работе»

«Хорошо»

«Могли бы как-нибудь встретиться и выпить по чашке кофе»

«Не так быстро. Мы только пару дней как знакомы»

«Хорошо, я не буду тебя торопить»

«Тогда и я задам вопрос, если ты не против»

«Конечно, нет. Задавай»

«Как так вышло, что такому мужчине, как ты, не с кем выпить кофе в центре города?»

«Какому – такому?»

«Представительному, симпатичному, приятному в общении»

«Я столько комплиментов ни разу в жизни не слышал. Спасибо»

«Не за что»

«Просто так вышло и всё. Я не хочу о прошлом. Хочу о настоящем»

«А что для тебя настоящее?»

«То, что происходит со мной здесь и сейчас. И то, что для меня важно. Например, работа, или вот тебе написать, несмотря на то, что чертовски устал»

«Хорошо. Я тоже очень устала. И если ты не против, хочу отдохнуть»

«Конечно, не против. Ложись и отдыхай. Я буду думать о тебе. И скучать»

«И я буду думать о тебе. До завтра»

«До завтра».


***

Перед самым Новым годом у мужа выходной. Даже немного странно завтракать вместе, вчетвером. Раньше я бы восприняла это как норму, сейчас же, когда наша семейная жизнь висит на волоске, понимаю, насколько ценны вот такие минуты, что раньше казались обыденными.

– Мам, сегодня овсянка просто бомбовая, – хвалит меня Лиза, опустошив всю тарелку. Косится на отца, и у меня сердце замирает. Мне кажется, она всё понимает, как никто другой, и от этого внутри рождается какое-то особенно острое и щемящее чувство нежности.

– Спасибо, родная. Остальных тоже всё устраивает?

– Угу, – кивает Дана, уткнувшись в телефон. Раньше бы Дима её одёрнул, сказал бы, что так не делается. А сейчас просто молча завтракает. Но слава богу без сотового в руках – и то хлеб.

А мне вдруг так хочется, чтобы всё, во что я ввязалась, осталось в прошлом. Чтобы мы сейчас просто съездили за продуктами к новогоднему столу, после чего я бы принялась искать рецепты и продумывать вкусные блюда. А завтра бы ночью посидели вчетвером, сходили бы посмотреть на салюты, вернулись бы домой и были обычной и счастливой семьёй.

Наверное, в этих своих желаниях я неправа и зря считаю, что если этого достаточно мне, то должно хватать и остальным. Вот только мы с Димой так давно не говорили о том, кто чего действительно хочет, что в этом и была наша главная беды.

– Дим, скатаемся до гипера? Продуктов надо купить, – говорю я словно бы невзначай, поднимаясь из-за стола и убирая посуду. Сама же смотрю на то, как муж отреагирует на мою просьбу. Он вскидывает на меня взгляд, в котором сквозит недовольство. Ненадолго, но достаточно для того, чтобы я успела его заметить.

– Да, давай. Вроде планов у нас на сегодня нет? – в противовес тому, что я успела увидеть, соглашается он.

– Больше никаких, да. А ты хочешь куда-то съездить ещё?

– С Мишей и Антоном, если ты не против.

– Куда? – Мне приходится задать этот вопрос спокойным тоном.

– Мам, я уберу посуду сама, поезжайте, – вклинивается в беседу Лиза.

– В бар.

– В бар, значит, в бар, – пожимаю я плечами и иду собираться.

И меня снова, стоит только остаться наедине с собой, начинают терзать вопросы. Например, за последние несколько часов общение Димы и Элен свелось к минимуму, потому теперь я отчаянно задаюсь вопросом: не будет ли поездка в бар предлогом, чтобы улизнуть из дома? А сам муж, например, отправится на встречу с какой-нибудь из своих девиц, с которыми он переписывается параллельно с Элен.

Наверное, я долго так не выдержу. Или изведусь, или уже расставлю все точки над «i». И уже знаю, что именно выберу. Лучше одной, без него, чем вот так.

Да, лучше без него. Осталось только свыкнуться с этой мыслью.


Везде толпы спешащих куда-то людей, и я вижу, как это бесит Диму. Он срывается на ни в чём неповинную пожилую женщину, которая не слишком быстро, по его мнению, пересекает пешеходный переход. Затем – ругается сквозь крепко стиснутые зубы, когда шлагбаум на парковке возле магазина поднимается не сразу. Раньше я бы попыталась понять, что его волнует, расспрашивала бы, чем бесила бы его ещё больше. Сейчас у меня есть ответы на эти вопросы. Он сам мне их дал, пусть и считает, что я ни о чём не догадываюсь.

– Если так будет продолжаться, мы сегодня же поскандалим, – ровным голосом говорю я Диме и, забрав у него тележку, которая, по его мнению, едет с трудом, иду по торговому залу.

Это – лишнее доказательство того, как осточертела ему наша обыденность семейной жизни. Где есть вот такие поездки по магазинам, генеральные уборки и решение вопросов относительно того, кто идёт в школу на родительское собрание. Эдакие вещи, которые необходимы, но которые так надоедают, что хочется избавиться от них навсегда. И Дима это и делает. Сейчас, да и до этого тоже. Когда машинально бросаю продукты в корзину, понимаю, что он уже приличное время пытается отлынивать от того, что раньше делали вместе. Только я раньше это списывала на усталость, а сейчас понимаю, что причина вовсе не в ней.

– Дим…

– М?

– Оливье сделать или Столичный?

– Что?

Наверное, это слишком неуклюжая попытка завести беседу. И вовсе не об этом стоит говорить, но я не представляю, что ещё сейчас у него спросить. Как будто рядом малознакомый человек, во время беседы с которым я вынуждена подбирать слова.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4