Полина Мазуренко.

Маша и зелёная тетрадка



скачать книгу бесплатно

© Полина Мазуренко, 2018

© Интернациональный Союз писателей, 2018

* * *

Привет! Хочу немного рассказать о книге. Мысль о написании данной книги пришла ко мне, когда я, сломав палец на ноге, была вынуждена целый месяц сидеть дома. Я скучала по своим одноклассникам и, чтобы как-то развеселить себя, начала писать эту книгу. В этой книге старалась изобразить каждого из своих одноклассников, но некоторых героев книги я придумала. В настоящее время я пишу продолжение, вторую часть книги, в которой появятся новые персонажи, а также много интересных приключений.

Глава первая. Вступление

– Моська, Моська погоди, стой!

– Вот ненормальная, чего орешь?

– Ты глухень!

– Чего хотела-то? Говори, а то я опаздываю.

– Интересно, куда? У тебя же нет сегодня художки.

– Ну и что, что нет?

– А куда тогда опаздываешь?

– К дивану, а еще меня ждет сон, но с ним у меня отдельный разговор, – Моська зевнула.

– Отвернись! Ну, во-о-о-т, из-за тебя я тоже зевнула.

– А нечего было на меня смотреть.

– Проведешь меня?

– А куда я денусь?

Машка и Даша пошли по направлению к Машиному дому. Они были подругами, можно даже сказать лучшими, но они так не считали. Да, они признавали тот факт, что они подруги, но вот лучшие ли? Маша считала, что лучших друзей не бывает, а Даша поддерживала ее мнение. В их понятии лучшие друзья – это когда никогда не сорятся, всегда делятся друг с другом переживаниями, секретами.

А Маша с Дашей постоянно сорятся, потом мирятся. Иногда даже по пять раз в день. Да и нельзя же все-все о себе рассказывать даже своему лучшему другу. Ведь должно же быть у каждого человека свое личное пространство, место, своя личная тайна, в конце концов! А то получается, что человек придумал стены просто так, ведь он хотел, чтобы у него было свое личное пространство, чтобы его никто не видел. Если бы все было наоборот, тогда человек жил бы в аквариуме, причем без всевозможных водорослей и домиков. Видите, даже у рыб есть куда спрятаться!

– До завтра.

– Пока, Маша.

Маша зашла к себе в подъезд, открыла ключом домофон. Посмотрела на лифт и подумала: хорошо, что она живет на первом этаже. Она зашла в квартиру, быстренько переоделась, сделала себе горячие бутерброды и села читать книгу, которую им задали на завтра.

Даша дошла до дома, и как назло дома никого не оказалось. Тогда она распотрошила свою копилку и пошла в магазин. В магазине она еще долго мучилась и выбирала, что ей купить. В итоге она купила пачку чипсов. Вернулась домой, села перед телевизором, поглощая чипсы.

Вот так по-разному школьницы проводят время после занятий.

Глава вторая. Однообразие

– Глава сороковая дочитана. Конец книги.

Маша посмотрела на часы – 16:00. Ей надо собираться. Она убрала книгу, помыла посуду, зашла к себе в комнату. С печалью посмотрела на стол.

На столе, как всегда, царил бардак. А точнее – творческий беспорядок. Она собрала рюкзак, оделась и убежала на занятие в кружок.

Она идет по улице, снежинки падают ей на лицо, щекочут нос. Ей весело, так и хочется бежать и кричать, не важно что, просто кричать. Тогда на свете все будут знать, что есть такая ненормальная, которая переходит дорогу и ей вдруг захотелось покричать. Громкий протяжный сигнал быстро привел ее в чувства. Маша быстро перебежала дорогу. До нее постепенно начала доходить суть происходящего. Ее чуть не задавила машина. Маша поняла, что она задумалась и остановилась посреди дороги. «Вот дурра-то. Это ж надо было так, чуть машина не сбила».

– Тупезень, тупезень, тупезень, – сказала она сначала громко, потом тише.

У нее часто бывало, что мысли путались со словами. Вот вроде бы ты про себя думаешь, а потом начинаешь замечать, что твои мысли волей-неволей вырываются наружу. Когда Маша добралась до здания, где у нее проходит кружок, настроение у нее уже было весьма подпорчено. Она немного позанималась в кружке и пораньше решила пойти домой и решила уйти домой пораньше.

Что это за кружок, в котором Маша занималась? Он не имел определенного направления. Туда ходило немного ребят. Каждый там занимался чем-то своим, кто-то пел, рисовал, учил танец или репетировал постановку. А вот Маша делала стенды по кулинарии, а потом устраивала мастер-классы и проводила бесплатно дегустацию. Надо сказать, что стенды у Маши получались просто отличные. Ведь там не только можно было прочитать информацию о данном блюде или продукте, но и еще все хорошенько распробовать.

Маша вышла из здания. На улице похолодало. Она закуталась в шарф. «Как хорошо, что мне отсюда до дома пару кварталов», – подумала она. Ей вообще очень повезло. Ее дом стоял рядом со школой. Примерно десять минут от школы до дома, но если бежать, то можно и за три минуты. Но сейчас Маше не хотелось идти домой напрямую. Она решила пойти через лес. Той дорогой ходило мало народу, но все же ходили. Там чаще всего встречались влюбленные парочки. Маша шла, а пушистый белый снег все падал и падал. Она вытянула руку вперед, как бы приглашая снежинки упасть к ней на руку, в теплые объятия, в которых они тут же познают свой конец. И пусть их жизнь будет не такой продолжительной, но зато она будет запоминающейся. Не каждая снежинка может похвастать тем, что была на руке у человека. Если остальные упали на землю и умирают там, потому как люди по ним ходят, ломая их прекрасные лучики, и наслаждаются их хрустом, то некоторые умирают красиво.

Вот, очередная снежинка стала спускаться на руку, она протянула к ней палец, снежинка, играя, полетела с указательного на средний, потом на безымянный, мизинец, потом очутилась на ладони и растаяла. Но перед тем как растаять, снежинка запомнила глаза, что за ней наблюдали. И глаза тоже ее запомнили, они запомнили снежинку, ее причудливый узор. В глазах промелькнула мысль: «Ведь не может быть правдой, что на земле нет ни одной похожей на другую снежинки, ведь так не бывает, что все, да еще и разные. Бредовый какой-то закон». Машины мысли оборвались. Она снова задумалась и в кого-то врезалась. Маша поднялась и отряхнулась от снега.

– Извините, я не хотела, – промямлила она кому-то в пустоту и пошла дальше.

Она шла не оборачиваясь, но зная, что он все равно на нее смотрит и, наверное, думает, что девочка какая-то ненормальная и пойдет дальше. Хорошо еще, что шапка наползла на глаза, и этот человек ее не запомнит, не узнает, да и вообще больше никогда не увидит. Если в этой темноте вообще возможно что-то разглядеть.

Парень лет пятнадцати поднял с земли тетрадку, отряхнул ее от снега, положил к себе в сумку, и пошел дальше по своим делам Маша поднялась на первый или второй этаж, это смотря как считать – начиная от окон или от почтовых ящиков. Дверь была открыта, значит, родня дома. Да, так оно и оказалось, как только она вошла в квартиру, выбежала младшая сестра и стала стала приставать со своими вопросами. Вот что она к Маше прицепилась? Тут на помощь пришла мама, она отправила сестру смотреть мультики.

– Ты есть будешь? Маша?

– Нет, – ответила Маша.

– Ты уроки сделала?

– Сейчас, мам, сделаю.

– Как дела в школе? Что нового?

Эх, как же скучна и однообразна наша жизнь. Иногда родители чаще, чем следовало пристают с расспросами, как будто им заняться нечем. Иногда такое ощущение, что у них куча свободного времени, и чтобы как то его потратить, они начинают лезть к тебе. А тебе приходится на них отвечать. Но есть такие моменты, когда тебе эти вопросы надоедают, особенно если их тебе задают по три раза в день. Тогда уже и родители тоже начинают надоедать. А иногда есть такие моменты, про которые ты просто не хочешь рассказывать. Например, пацаны опять подрались или спрятали твой дневник, ну и тому подобное.

– Все нормально. Ничего нового. Я пошла делать уроки.

– Ладно.

«Если завтра будет такой же день, как сегодня, то я застрелюсь», – подумала Маша.

Маша пошла к себе в комнату, закрыла дверь, но перед этим повесила на нее табличку: «Не входить!

Рождаются идеи», откуда у Маши взялась эта табличка, она не знала. Да и идеи что-то не рождались. Маша начала делать уроки.

– Так, что у нас завтра? – Маша достала дневник. – Иностранный язык, алгебра, химия, русский, история, технология. – Последнего Маше хотелось меньше всего.

Если раньше у них было два урока технологии, где девочки готовили, то теперь – всего один, и они не готовят. Соответственно, Маша потеряла к этому предмету интерес.

– Так, по ОБЖ ничего не задали, по технологии тоже, на завтра всего лишь алгебру, химию и иностранный. Значит, алгебру я ненавижу, завтра у Юлии спишу. Иностранный, иностранный, что там? Ага, переводить текст, – английский Маше давался легко, первые абзацы она перевела с легкостью, а вот дальше пошли незнакомые слова. Маша полезла в словарик в конце учебника, но нужного ей слова не нашла.

– Что за дурацкий учебник? Порвать, сжечь, склеить и снова порвать! Черт с этим английским! – Маша взялась за химию; в итоге она легла спать около одиннадцати часов.

Даша тоже зря время не теряла. Она так и уснула с чипсами перед телевизором. Дашу разбудила мама, которая поздно пришла с работы. И Даша села делать уроки.

Глава третья. Новенький

На следующий день Маша проснулась в семь часов и стала собираться в школу. Конечно, собралась она не сразу, а только с третьей попытки. Позавтракать Маша не успела. Сегодня Даша зашла за Машей пораньше. Даша всегда заходила за ней. Она жила всего-то через дом от Маши.

– Привет. Маша, ты чего еще не собралась? Опоздаем же!

– Ты чего? Это ты за мной так рано зашла. На часах только половина.

– А на моих уже 8:10. У тебя часы неправильно идут.

– Да нет, у меня во всем доме одинаковое время.

– Блин! Значит это у меня часы спешат.

– Угу.

– А где сестра?

– Мама ее уже в садик отвела и сама на работу ушла.

– Понятно. Что-то скучно.

– Да не говори! Скорей бы суббота. А то вообще ничего интересного не происходит.

– В чем-то я с тобой действительно согласна.

– Как это: в чем-то?

– Так ведь вчера мы над Саней смеялись. Помнишь?

– А! Точно! Он писать не мог из-за того, что рука болела. А мы у него еще спрашиваем, что это у тебя рука болит, а он говорит, что лежал на диване и смотрел мультики. Конечно, чтобы голова не падала, он ее рукой подпер, а потом чувствует, что что-то хрустнуло. И теперь рука болит.

– Да, мы, наверное, над ним часа два смеялись. И как такое можно забыть?

– Ну да. Смешно было. Но все равно я не про то. Понимаешь, это все какое-то мелкое. Кто-то чихнул, кто-то дневник забыл и тому подобное.

– А хотелось бы чего-нибудь по-крупному, – последнюю фразу они сказали одновременно.

– Знаешь, а я вот хочу чтобы мы сейчас в школу пришли и что-нибудь грандиозное случилось, – продолжила Даша.

Маша промолчала, хотя ей и самой чего-то такого хотелось.

Маша с Дашей зашли в класс. Маша решила сесть за последнюю парту. У нее не было сегодня настроения, чтобы учиться.

– Привет, – к Маше подошел Дима.

– Приветики, – ответила Маша.

– Мах, ты мой пенал не видела?

– В смысле, уже кто-то успел твой пенал спрятать?

– Нет. Я тебе его вчера давал, потому что ты забыла свой пенал дома. Но ты мне его так и не вернула.

– А! Понятно, – Маша залезла к себе в портфель и нашла там пенал.

– Вот, держи.

– Угу.

– Что за народ? С утра успели напомнить мне, что у меня склероз. Во дают!

Прозвенел звонок.

– Садитесь, – сказал учитель. – Итак, кого нет?

– Все есть, кроме Макса, – сказал Никита.

Маша подумала «Да, и вправду все, кроме Максима. Даже не верится. Сегодня точно какой то особый день».

Прозвенел звонок. Урок закончился. Началась перемена, все начали беситься.

– Не класс, а дурдом какой-то.

– Маша, да и не говори, – сказала Даша.

Снова прозвенел звонок. Маша сделала себе баррикады из учебников и пенала. Достала книгу и начала читать. Постучали в дверь, вошел директор, все начали вставать. Кто-то попадал со стульев. Маше из-за каблуков было неудобно вставать, запнулась за ножку парты и тоже упала. Пока Маша лазила под партой, директор что-то вещал. Когда, наконец, она встала, с надеждой, что никто не заметил ее позора, она посмотрела на директора и увидела рядом незнакомого мальчика. Директор ему что-то сказал и показал ладонью на Машу. До Маши смысл всего происходящего дошел не сразу. А парень тем временем подошел и сел к ней за парту. Директор вышел, урок продолжился. Маша разобрала свои баррикады и убрала книгу; еще раз оглядела класс, атмосфера была напряженной. Все перешептывались, подавали друг другу какие-то знаки. Передавали записки, каждые пять секунд то и дело у кого-то падал карандаш или ручка. Маша решила, что класс ведет себя так из-за новенького. «Интересно как его зовут?» – подумала Маша.

– Матвей.

Маша посмотрела на новенького.

– Прости, что ты сказал?

– Меня зовут Матвей.

– А-а. Понятно, – протянула Маша.

Прозвенел звонок. Закончился второй урок. Тут в классе открылась дверь, и в нее влетел Максим. Он пропустил первые два урока.

– Валим все домой! Изменения в расписании! Уроков не будет! – заорал он.

Конечно, это было глупо с его стороны. Все побежали из класса. Побежали – это еще мягко сказано, они вылетели, неслись как стадо мамонтов. Максима учитель попросил остаться. Ну, вот теперь ему придется писать объяснительную. Маша вышла из класса. Конечно же, ее никто не подождал.

– Ну вот. Почему всем всегда все приходится напоминать, – Маша подошла к окну, и тут расстегнутый портфель выпал из рук, и все его содержимое высыпалось на пол.

Маша увидела в окно, что все ее одноклассники собрались в кучу и куда-то вместе идут. Скорее всего, к Диме в гараж. Это что же получается? Мало того, что они ее не подождали, так еще и что-то задумали без ее участия. Тут кто-то сзади к ней подошел и нарушил ее одиночество.

– Все в порядке?

Это был знакомый голос. Где-то она его сегодня уже слышала. Она обернулась. Перед ней стоял высокий бледный парень, из-за своей бледноты он был похож на вампира. Он наклонился и начал собирать ее учебники. Маша опомнилась.

– Нет, спасибо. Я лучше сама, – но было поздно, он уже собрал ее учебники и протянул ей.

– Спасибо, – Маша взяла учебники и пошла в раздевалку.

Ей было неловко, она чувствовала себя не в своей тарелке. Она наспех оделась, накинула портфель на одно плечо и вышла на улицу. Там стоял новенький, наверное, он кого то ждал, но точно не ее.

– Эй! Постой! – крикнул Матвей.

Или, кажется, ее.

– Давай я тебе помогу донести портфель.

– Нет, спасибо я сама.

– Мне не сложно.

– Мне тоже не сложно, я здесь рядом живу.

– Ну как знаешь. Тебя как зовут?

– Тебе зачем?

– Но мы же учимся в одном классе.

– Да, точно. Меня Маша зовут.

– Я… – Маша его перебила.

– Матвей, ты уже представился.

– Нет, я хотел другое сказать. Пойдем ко мне в гости.

Машу сильно удивило, да что там удивило! Просто шокировало это предложение.

– Нет, спасибо. Мне надо делать уроки на завтра много задали…

– Завтра нет уроков. Ты разве не смотрела изменения?

– Нет. Не смотрела, – еще больше удивилась Маша.

– Ну, так что? Предложение еще в силе.

– Нет, я пойду домой, тем более, что мы уже пришли.

Маша остановилась около своего подъезда. Его было очень легко найти. Он выделялся на фоне остальных. У всех подъездов двери были черные, а Машина дверь была изрисована граффити. Просто в этом подъезде раньше жил художник.

– Ты здесь живешь!? – как-то чересчур сильно удивился Матвей.

– Ну да. А что?

– Да, нет, ничего. Я тебя провожу.

– Что!? – теперь удивлена была Маша.

– Я тебя…

– Я слышала. Не надо меня провожать.

– Я настаиваю.

– Ты вообще нормальный? – Маша посмотрела на Матвея, потом на свой портфель и решила:

– Ладно, можешь донести портфель до моей квартиры. Но предупреждаю сразу, в гости звать не буду, – она хотела, чтобы он от нее отвязался.

Маша живет на первом этаже, а Матвей этого не знает. Поэтому провожать поэтому провожать придется совсем короткий путь.

– Договорились, – он схватил ее портфель и открыл дверь.

– Прошу.

Маша приложила ключ к домофону. Домофон послушно пикнул и дверь открылась. Они поднялись на первый этаж.

– Ну, вот и все. Спасибо за оказанные услуги, – лицо Матвея как-то непонятно передернуло.

Маша решила, что это из-за того, что он, наверное, думал она живет на десятом или шестнадцатом этаже. А оказалось – всего лишь на пером. Маша зашла к себе в квартиру. И только потом с облегчением вздохнула.

– Вот, блин. Угораздило же меня связаться с этим, с этим Матвеем. Вот!

Глава четвертая. Чай с молоком

Маша сняла куртку, ботинки, шапку и шарф. Потом закинула портфель в комнату. И переоделась в свою любимую пижаму. Пижама была розового цвета, на кофте с короткими рукавами, обшитыми по краям рюшечками, был нарисован зайка, штаны были чуть ниже колена, тоже розового цвета, на резинке. Ну, и наконец – белые тапочки с ушками как у зайца, не то чтобы она любила зайцев (больше она любила кошек), но они ей нравились.

Как только Маша захотела сделать себе чай с молоком (она его очень любила), кто-то позвонил в дверь.

– Блин, кто там еще? – Маша пошла, открывать дверь. Она посмотрела в глазок, но его закрыли так, что ничего не было видно.

– Кто там? – спросила она.

– Это я.

– Кто – я? Мне нужен четко сформулированный ответ, желательно в полной форме.

– Это я, Матвей, открой дверь.

– А ты не закрывай глазок.

– Прости.

Когда Маша посмотрела еще раз в глазок и удостоверилась в том, что и так было очевидно, она открыла дверь.

– Привет.

– Уже приветкались, чего хотел? – Маша удивилась, как он попал в подъезд, но вполне возможно, что кто-то выходил и он придержал дверь, тогда второй вопрос…

– Что тебе от меня надо? – задала она второй вопрос.

– Понимаешь тут такое дело, прости, что не сразу тебе сказал, но мы с тобой соседи.

«Ну, теперь понятно, почему он так удивился, когда узнал, где я живу. Блин, это ж надо было так влипнуть, что, он теперь ко мне каждый день приходить будет и напоминать об этом? Что ему от меня надо?»

– Пойдешь ко мне в гости? – спросил Матвей, как будто отвечал на мысленный вопрос Маши.

– Ну не знаю, – Маша не знала, что ей делать.

С одной стороны, она не хотела идти к нему в гости, с другой – ей было обидно, что ее не позвали к Диме, вдобавок, ей хотелось выпить чаю с молоком. Да, точно, чай с молоком это то, что ей нужно. Она отошла от двери, чтобы посмотреть на кухню и представить, как она уже сидит за столом с книгой и чашечкой чая. Вдруг Маша вспомнила что-то важное. Рассеялся туман. Мечты рухнули.

– Я забыла, что у нас закончилось молоко.

– Пойдем ко мне, у меня есть молоко и чай разных сортов.

– Ну, ладно, пошли, – она взяла телефон, ключи, вышла в тапочках на лестницу, закрыла за собой дверь на ключ.

Потом подошла к перилам и посмотрела сначала вниз, а потом наверх и спросила, на каком этаже он живет, ей не очень-то хотелось подниматься выше ее первого этажа, но к счастью или несчастью все обошлось.

– Что?! – переспросила она. – Мы с тобой соседи? – Маша все еще не верила своим глазам, да, они оказались соседями в прямом смысле, их квартиры рядом, на одном этаже.

– Прошу, – Матвей все еще держал дверь, приглашая Машу зайти.

– А твои родители тебе разрешили меня пригласить?

При слове «родители» он как-то странно поморщился и сказал, что их сейчас нет в городе, они на какой-то там конференции.

У него была трехкомнатная квартира, одна из комнат была открыта. Маша поняла, что это зал, остальные две были закрыты, наверное, его комната и комната родителей. Он повел Машу на кухню.

– Садись, тебе какой чай? У меня есть черный, зеленый, с ягодами, с медом, а еще…

– Можно мне простой зеленый чай, в большой кружке, с тремя ложечками сахара, с горячей водой чуть больше половины кружки, все оставшееся место до краев залить молоком, ах да, и еще заварка должна настаиваться минуту, а потом все хорошенько размешать, можно?

Матвей как-то странно посмотрел на Машу, кажется, он ухмыльнулся, потом сказал:

– Хорошо.

Матвей не мешал Маше наслаждаться молочным чаем (если так можно сказать), а потом Маша допила чай и собралась уходить.

– Спасибо за гостеприимство, чай очень понравился, ну, я пошла.

– Стой. Ты уже уходишь?

– Да, – Маша уже стояла около двери.

– Не пущу! Ты же ко мне пришла не только из-за молока?

– Э… конечно нет, но мне пора домой, тем более я не предупредила маму, что буду в гостях.

Вдруг на кухне зазвонил телефон. Матвей кинулся к телефону, Маша услышала мелодию звонка на своем мобильном и побежала за ним.

– Вот видишь, наверное, мама звонит, эй, отдай телефон.

– Нет, не отдам, я поговорю с твоей мамой и я уверен, она точно согласится, чтобы ты осталась еще, тем более – мы соседи!

Он побежал в гостиную, а Маша за ним, и тут она увидела диван, на котором была гора подушек, да что там гора, вся гостиная была усыпана подушками.

– Отдай телефон!

– Не-а, – Матвей забежал за диван.

Маша прыгнула на диван и потянулась за телефоном, но не успела, она упала с горы подушек, а потом эта гора упала на нее, она оказалась в очень неудобном положении. Подушки придавили ее, и она не могла ни пошевелиться, ни встать, они оказались слишком тяжелыми.

Матвей понял, что телефон не будет звонить вечно, поэтому он принял вызов. Он откопал голову Маши, чтобы она могла говорить, и поднес телефон на вытянутой.

– Говори, я включил громкую связь, – шепотом сказал он.

Из телефона доносились бесконечные «алло».

– Да, я слушаю.

– Маша! Маша!

– Моська – это ты?

– Ну да, а кто еще?

– Я думала что – это мама.

– А ты что, на дисплей не смотришь?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное