Полина Луговцова.

Приключения Вани в Неявь-Мире



скачать книгу бесплатно


Дорогие дети! Перед вами история о мальчике, совершившем удивительное путешествие по волшебному миру. Может быть, все это было на самом деле, а может, и нет. Мне рассказал ее по секрету мой младший сын. Говорит, что все это случилось с ним по-настоящему. Вообще-то он, по-моему, лучший на свете фантазер, но кто знает? Вдруг это не выдумка? Мне кажется, история стоит того, чтобы забыть на несколько дней о любимой компьютерной игре и прочитать ее. О таком вы ещё никогда не слышали и точно не видели в кино. А может быть, не только мой сын, но и кто-то из вас тоже побывал в волшебном мире и узнает кого-нибудь из героев? Очень надеюсь, что история вам понравится. И если после этого вы полюбите читать книжки, значит, я написала ее не зря. Ведь на свете так много интересных книг и невероятных историй, которые могут не только позабавить вас, но и объяснить, почему между добром и злом идёт вековая борьба, что такое жадность, зависть и тщеславие и какой должна быть настоящая дружба. А теперь – вперёд! Скорее отправляйтесь в путешествие в сказочный мир!

Волшебная горка

Это случилось под самый Новый год, тридцать первого декабря. Утро было такое раннее, что все в доме еще крепко спали в своих уютных кроватях, закутавшись в теплые одеяла и досматривая последние сны. Утро еще даже и утром-то нельзя было назвать, оно еще только-только начиналось. На часах стрелки показывали шесть ноль-ноль. Темно было совсем как ночью, ведь солнце в эту пору встает намного позже, и если не смотреть на часы, то и не поймешь, что ночь уже прошла. Небо совсем чуть-чуть посветлело, и звезды потускнели совсем немножко.

Итак, в этот первый утренний час все люди крепко спали. Все, кроме Вани, который так сильно ждал наступления Нового года, что и спать-то нормально не мог. На стене его комнаты висел большой календарь, в котором он уже зачеркнул все декабрьские даты, кроме последней. Наконец-то он наступил, долгожданный волшебный праздник!

Ваня знал: сегодня под елкой его будет ждать подарок, принесенный самим Дедом Морозом, ведь каждый год он оказывался именно там, и всегда неожиданно. Мальчик мог целый день не сводить глаз с елки, надеясь застать волшебный момент появления подарка, и вот, стоило ему отвлечься лишь на минутку, как, вернувшись на свой наблюдательный пост, он обнаруживал под елкой нарядный сверток! Каким образом этот неуловимый Дед Мороз ухитрялся все время проскочить незамеченным, Ваня никак понять не мог!

В школе Ваня расспрашивал одноклассников, не видел ли кто настоящего Деда Мороза (Деды Морозы на новогодних утренниках не в счет: все знали, что они – переодетые люди). Отвечали по-разному. Один мальчик, Петя Петушков, говорил, что видел и даже катался вместе с ним в его санях, запряженных тремя оленями, по небу! Но Ваня был уверен, что Петушков все врет, потому что Петя был страшным хвастуном и обманщиком.

Саша Дудиков говорил, что Деда Мороза не бывает и что все это выдумки взрослых. Ваня ему тоже не верил, потому что знал: Саше Дед Мороз никогда не приносил подарков из-за того, что тот был двоечником и драчуном.

Дудиков всегда обижал тех, кто был слабее. Особенно доставалось малышам-первоклашкам. Легко обидеть первоклашку, когда сам уже в третьем классе и выше на голову, а то и на две. Вот бы он попробовал подразнить или обидеть старшеклассника. Но нет, больших и сильных Дудиков никогда не задирал, старался держаться от них подальше. Ваня давно понял, что этот Дудиков – настоящий трус. Ну и за что приносить такому подарок в Новый год? Ваня был уверен, что Дед Мороз приносил подарки только хорошим ребятишкам, а о всяких хулиганах и понятия не имел. Он просто их не замечал, потому что от таких детей не было волшебного сияния. Ваня и сам не знал, откуда он взял это, насчет сияния, но был абсолютно уверен, что все хорошие дети обладают им, а плохие – нет. По такому сиянию Дед Мороз и находит тех, кому должен нести подарки. Обычному человеку это сияние увидеть нельзя. Волшебное сияние видят лишь волшебники, а Дед Мороз, вне всякого сомнения, был самым настоящим добрым волшебником, иначе как же он успевал всего за один только день разнести подарки всем хорошим детям во всем мире?

Большинство одноклассников Вани говорили, что тоже никогда не видели Деда Мороза, хотя, как и Ваня, часами караулили у елки, пытаясь застать его появление. Поэтому Ваня пришел к выводу, что Дед Мороз может становиться невидимым, когда ему это нужно. Все правильно, так и должно быть, он же волшебник.

Ваня открыл глаза и посмотрел на циферблат будильника, освещенный ночной лампой. Было шесть ровно. «Рано», – подумал Ваня. В такую рань Дед Мороз подарков никогда еще не приносил. Хотя Ваня не сомневался, что он уже приступил к делу: ведь мир такой большой, и где-то утро было уже в самом разгаре. Не зря ведь Ваня учился в третьем классе, да к тому же был круглым отличником! Он знал о разнице во времени. Например, знал, что пока здесь шесть утра, в Москве всего три ночи, а вот в Новосибирске уже семь, ну, а в Хабаровске вообще давно день наступил. Вот где Дед Мороз сейчас трудится вовсю! «Пока еще до нас доберется!» – вздохнул мальчик, вылез из кровати, подошел к окну и взглянул на улицу. Темно. Только тусклый фонарь едва освещал пустой двор, в котором не было ни души. Одни лишь автомобили, казавшиеся такими же сонными в этот ранний час, как и их владельцы, словно съежились от холода, укрывшись под холмиками снега, выпавшего за ночь и припорошившего их крыши.

И еще видна была горка. Большая ледяная горка, лучшая во всем квартале. Она величаво возвышалась в центре детской площадки, словно знала, что сейчас, зимой, она здесь самая главная! Ведь кому зимой нужны холодные скрипучие качели? К ним в мороз даже и подходить не хотелось. Летом, конечно, другое дело. К качелям было непросто пробиться, а зимой все были на горке! На каждой ступеньке лестницы, от самого подножия и до верха, толпились и дети, и взрослые, размахивая «ледянками», шутили, громко смеялись, а те, кто лихо мчались с горки вниз, еще и пронзительно визжали – были и такие любители. Как начнут визжать, даже в ушах потом звенит, оглохнуть можно! В общем, вокруг горки всегда стоял такой шум, что дома усидеть было невозможно, тянуло туда, хотелось окунуться в это зимнее веселье. Ваня проезжал на своей «ледянке» дальше всех, до самых елок, росших на краю детской площадки. Даже касался ногами ствола дерева. Так далеко редко кто доезжал.

И вот теперь, в это раннее зимнее утро, которое даже утром-то еще нельзя было назвать, горка стояла пустая, одинокая, необычно тихая, как будто грустная. Голубой лед сверкал в свете фонаря, местами припорошенный свежим снегом, и манил. «А что, если…», – подумал Ваня и даже испугался такой дерзкой мысли. Так захотелось выйти на улицу, забраться на горку и съехать вниз, разметав в стороны рыхлый снежный покров, услышать шум ветра и свист разгоняющейся «ледянки», а затем хруст снега, когда он врежется в сугроб у подножия елки. «А что, если… Пока все спят… Я быстро», – подумал Ваня, немного ошалевший от своей дерзости, потихоньку оделся и крадучись направился к входной двери.

Возле спальни родителей мальчик на мгновение остановился и прислушался. Было тихо. Мама и папа еще спали. Потом он дошел до гостиной и заглянул, чтобы увидеть елку. Она стояла, нарядная, прямо у самого входа в комнату, сверкая яркими игрушками и мишурой.

Под елкой подарка не было. Ваня знал, что он вскоре обязательно появится. А пока, чтобы скрасить томительное ожидание, он всего лишь пару раз прокатится с горки. Всего два-три раза. Или пять.

Мальчик выскользнул из квартиры, стараясь не шуметь дверным замком. Кажется, все прошло тихо. Ваня давно уже умел сам пользоваться ключами. Ему даже несколько раз приходилось возвращаться из школы домой, когда родителей не было. Поэтому сейчас он ловко и беззвучно повернул ключ в замочной скважине и, осторожно ступая, стараясь не топать, спустился с пятого этажа вниз по лестнице.

На улице морозный воздух тут же перехватил дыхание. «Ого, вот это холодина!» – подумал Ваня, но, увидев горку, сразу забыл обо всем на свете и помчался к ней, размахивая «ледянкой». Вокруг по-прежнему никого не было. Ни души. Даже бездомные собаки и кошки попрятались где-то, укрываясь от мороза. И, конечно же, никого не было на горке! Вся она в этот момент принадлежала только ему одному!

Окна домов, стоявших вокруг, были еще темны. Свет горел лишь в подъездах, да и то не во всех. Еще светили звезды на чернильном небе, еще не поблекла большая желтая луна, и ледяная горка маняще сверкала в свете лунной дорожки. На миг Ване вдруг показалось, что горка, всегда такая обыкновенная и простая, как тысячи горок на свете, сегодня выглядит как-то иначе, словно от ледяной горки исходит волшебный свет. Едва уловимое свечение, сливающееся с лунным. «Наверное, в канун Нового года все вокруг становится немного волшебным!» – подумал мальчик и стал взбираться вверх по лестнице. Вдруг стало немного страшно – непонятно, почему. С этой горки Ваня съезжал тысячу раз, и всегда это было весело и просто. А теперь мурашки противно поползли по спине, и сердце начало биться быстрее. «Это все оттого, что я без спросу ушел из дома, – решил он. – Ну, ничего страшного, скачусь разок и сразу вернусь. Не слезать же мне с нее по лестнице, в самом деле!» Вдруг подумалось о том, что будет с родителями, если они проснутся и не обнаружат сына дома. Особенно, как они начнут переживать, увидев Ванин мобильный телефон, который он забыл на столе в своей комнате.

Мальчик поерзал, сидя на «ледянке», на самом краю спуска, все еще не решаясь. Высоко. Словно горка за ночь выросла вдвое. Страшно, будто первый раз. Спуск под ногами Вани был похож на ледяной язык, длинный-предлинный, и казалось, что горка дразнит его: «Бе-бе-бе… Трусишка! Что, боишься съехать? Смех!» «Ну что за глупости в голову лезут! – возмутился Ваня. – Еще чего не хватало!» Он зажмурился, оттолкнулся ногами изо всех сил и помчался вниз.

«Ледянка» загрохотала, подскакивая на льду, и понеслась лихо, ускоряясь, как гоночный автомобиль. Ваня выставил ноги вперед, ожидая встретить привычное препятствие в виде сугроба, возвышавшегося у подножия старой елки, но его почему-то не было. Мальчик все еще летел, зажмурившись, в неизвестность, с выставленными вперед ногами, а сугроба все не было. «Как же долго я качусь!» – испугался Ваня и открыл глаза.

Сугроба впереди не было, и старой елки не было, как не было и пятиэтажного дома за елкой и других домов. Ваня все еще ехал по ледяной дорожке, но уже совсем медленно. А впереди была бескрайняя снежная пустыня. Ни домов, ни елки, ни детской площадки, ни… Ваня недоуменно оглянулся. Да! И самой горки позади него уже тоже не было! «Что за чудеса? Я головой ударился, что ли?» Мальчик посмотрел по сторонам, несколько раз закрыл и снова открыл глаза, потер лицо мохнатыми варежками, проверяя, не спит ли он. Но привычная картина родного двора так и не возникла перед глазами. Его по-прежнему окружала белая пустыня и темнота.

«Ледянка» зарылась в снег и остановилась. Теперь исчезла и ледяная дорожка, по которой Ваня катился буквально только что. Он сидел в снегу по пояс и пребывал в полном недоумении, совершенно один, зимней ночью, неизвестно где. И ничего вокруг не было видно на расстоянии нескольких шагов. Ни-че-го! Лишь белый снег, чернильное небо, усеянное звездами, да желтая луна – точно такая же, какую видел Ваня минуту назад, находясь у себя во дворе.

Дед Мороз

В этот самый момент, когда Ваня осознал, что оказался в каком-то неизвестном ему пустынном месте, посреди снежного поля, и даже по-настоящему испугаться еще не успел, вдруг небо над ним озарилось голубым мерцающим светом, исходящим от стремительно увеличивающейся звезды. «Она приближается!» – понял Ваня. На белом снегу от нее отразилась серебристая дорожка. Звезда продолжала расти прямо на глазах, и в ореоле ослепительного сияния проступили очертания саней, запряженных тремя оленями.

От удивления Ваня вытаращил глаза и раскрыл рот. Сани с оленями летели по небу прямо над ним. А чуть позже он разглядел в них силуэт высокого широкоплечего человека в красном, расшитом золотыми узорами тулупе и такой же шапке, отороченной мехом. Его длинная белая борода развевалась по ветру. «Это кто? Неужели Дед Мороз?! Настоящий?!» – Ваня, не веря своим глазам, пощупал голову. Вроде, нигде не болит. «Но этого же просто не может быть! Ну что это такое происходит сегодня! – Он даже рассердился. – Всего-то лишь съехал с горки, и – на тебе! – приехал неизвестно куда, вижу летящего Деда Мороза… Что-то со мной не так. Ну, точно я шибанулся головой об елку на детской площадке и, наверное, лежу там сейчас без сознания, а это все – галлюцинация от удара!»

Ваня знал, что галлюцинация – это когда человек видит то, чего на самом деле нет, или, к примеру, видит какой-то предмет, который кажется ему чем-то другим. И еще он знал, что если такое с человеком происходит, это не очень-то хорошо. Это значит, что со здоровьем не все в порядке. Сам Ваня галлюцинаций раньше не видел. Ну вот, теперь знает, как это бывает.

Он закрыл и открыл глаза в сотый, наверное, раз, надеясь, что видение, наконец, исчезнет. Но три красавца-оленя все так же неслись вдаль по звездной дорожке, увлекая за собой сани с удивительным пассажиром. «Вот же недоразумение, ну и когда же я очнусь?! Лежу, наверное, в сугробе, замерзаю себе, значит, галлюцинации смотрю. Ничего, красиво так. Но ведь это можно и насмерть замерзнуть!»

Ваня пошевелил пальцами ног, обутыми в теплые зимние сапожки. Шевелятся. Но явно замерзли. И руки в варежках замерзли. Да и щеки онемели от холода. Мальчик встал, отряхнулся от налипшего снега, попрыгал на одном месте, потер лицо рукавицей. Между тем, звездная дорожка сузилась до размеров лучика, а сани унеслись так далеко, что вместо них была вновь видна лишь звездочка, похожая на множество других. Вскоре исчезла и она. Небо на востоке начало отчетливо светлеть, становясь из чернильно-фиолетового светло-синим. Начинался рассвет. Неподалеку проступили очертания леса. Оглядевшись вокруг, мальчик понял, что находится на большой лесной поляне и его окружает стеной дремучая чаща. «Ну вот, чем дальше, тем становится все только хуже, – расстроился Ваня. – Галлюцинации мои продолжаются. Что же делать-то? Может быть, попробовать куда-нибудь пойти? А холодно-то как! Надо вставать и двигаться, не то замерзну совсем, и никто никогда меня не найдет! Вот, хотел я увидеть Деда Мороза, ну вот и увидел. Как бы не помереть теперь. Рано еще мне помирать. Мне всего-то десять лет только. А мама с папой как же? Они же волноваться будут! – От потока грустных мыслей у Вани на глаза навернулись слезы. – Родители, наверное, проснулись уже и увидели, что меня нет! С ума сходят, не знают, где меня искать! А я сижу тут и сам не знаю, где нахожусь. И зачем я только без спросу на горку пошел! Какой же я дурак! Сейчас был бы дома, завтракал бы вкусными сосисками и омлетом!» Тут Ваня понял, что не только замерз, но еще и проголодался не на шутку. Еще бы, столько всего пережить! Из-за осознания своего плачевного положения мальчик разревелся. Слезы скатывались по щекам и падали, замерзая на лету и превращаясь в маленькие льдинки. Там, где остались мокрые дорожки, начало щипать щеки. Холод уже пробрал его насквозь. «Эх ты, Дед Мороз! Почему ты ненастоящий, а холод настоящий, нечестно это! –горевал Ваня. – Ведь если ты был настоящий, то почему тогда ты мне не помог? Ты что, не видел сверху, что я сижу на поляне посреди леса совсем один и замерзаю?»

Он снова огляделся, все еще надеясь, что наваждение исчезнет. Но вокруг по-прежнему был только лес – черный-черный, густой, такой, какой бывает только в сказках. Настоящая чащоба. Наверное, там водятся всякие хищники – волки, медведи… Ваня от страха даже плакать перестал. Он стал прислушиваться, вглядываться в частокол сосен и мохнатых елей и вдруг подскочил от ужаса: ему показалось, что среди деревьев светятся красные огоньки чьих-то глаз! Присмотрелся – огоньки двигались, приближаясь, и было их много. Очень много!

Позабыв о голоде, холоде и грустном настроении, Ваня вскочил и побежал так быстро, как только мог, увязая по пояс в рыхлом снегу, направляясь к ближайшему дереву. Позади слышался волчий вой. Оглянувшись, он не поверил своим глазам. Никогда в жизни – ни по телевизору, ни в зоопарке – ему не доводилось видеть таких огромных волков! Между стволов мелькали их крупные белые тела, алым пламенем горели злобные красные глаза. Пасти разинуты и оскалены, острые длинные клыки обнажены. Волки мчались во весь опор, чуя лёгкую добычу, и стремительно приближались к мальчику. «А-а-а-а-а!!! Ма-а-ма-а-а! Помоги-и-те-е!» – во все горло заорал Ваня и, достигнув ближайшей сосны, начал быстро карабкаться по ее шершавому стволу наверх, обдирая кожу на ладонях. Раньше он никогда не лазал по деревьям, так как был довольно упитанным (но не толстым!) мальчиком, и опасался, что если полезет на дерево, ветка обязательно обломится под ним. Однако же в данной ситуации другой возможности спастись от волчьих зубов не было. Ваня схватился за толстый сук, до которого ему удалось добраться, и, подтянувшись, уселся на него верхом. Раздалось тревожное потрескивание, но сук выдержал. Ваня подобрал ноги в тот самый момент, когда у подножия сосны, злобно рыча и сверкая жадными глазами, собралось не меньше дюжины странных белых волков. Они кружили вокруг дерева, подняв вверх свои ощеренные морды, иногда подпрыгивали, и тогда их клыки щелкали совсем близко, но достать его не могли. Волкам только и оставалось, что рычать да сверлить Ваню голодными взглядами. Но время шло, а волки все не уходили. У Вани затекли ноги, и он попытался поменять положение, заерзал. Снова послышался треск, отчего сердце у него ушло в пятки. Волки встали лапами на ствол, жадно рыча. Их длинная белая шерсть стояла дыбом, напоминая иглы дикобраза. И, несмотря на весь происходящий кошмар, Ваня отметил, что осаждавшие его волки отличались от обычных – серых, размером со среднюю собаку. Эти были совсем не такие – вдвое крупнее, снежно-белого цвета, с бледно-голубыми, как льдинки, глазами, в центре которых светились красные, прямо-таки огненные зрачки. И хотя животные жадно и тяжело дышали, из их пастей не вырывалось ни единого облачка пара, несмотря на мороз. Их дыхание казалось не горячим, а холодным – таким же холодным, как зимний воздух.

Ване показалось, что прошел, по меньшей мере, час с тех пор, как он сидел на сосновом суку, а огромные белые волки все ходили друг за другом по кругу у подножия дерева и сверлили мальчика своими красно-голубыми глазами. Казалось, что ходить и ждать они могут целую вечность. Но Ваня-то не мог сидеть вечность! Вечность он точно не выдержит! Ну, разве что еще час-другой. А дальше… Руки и ноги уже так замерзли, что он их совсем не чувствовал. Холод пробрался в каждую клеточку, от чего тело стало деревянным. Скоро Ваня попросту свалится прямо в разинутые волчьи пасти!

– Помогите! Кто-нибудь! Помогите, ну, пожалуйста! – крикнул он в полном отчаянии, хотя и понимал, что вряд ли кто-то услышит его в этом глухом лесу, в этом непонятном, странном, загадочном месте.

И все же, в глубине души надеясь на чудо, Ваня продолжал снова и снова звать на помощь. Ведь он же видел, ну, правда, видел, Деда Мороза! И даже если ему все это показалось и Дед Мороз был ненастоящий (а может быть, и волки ему только кажутся и они тоже ненастоящие, но проверять ему это совсем не хотелось), то, может быть, есть и тот, кто сможет ему помочь? И пусть он тоже будет ненастоящий, но придет и выручит его, Ваню, из этой страшной ненастоящей беды.

Ваня совсем охрип, горло болело, и кричать он уже не мог, а руки, обхватившие спасительную ветку, были готовы вот-вот разжаться, и ему показалось, что он сейчас упадет. Вдруг до него донесся странный шум.

Шум напоминал звук множества хлопающих крыльев и быстро нарастал. Откуда ни возьмись, сверху камнем начали падать огромные белые птицы. Они обрушивались прямо на головы и спины волков, впиваясь когтями и клювами в них так, что клочья волчьей шерсти полетели в разные стороны и закружились в воздухе подобно снежным хлопьям. Волки заметались, бросились врассыпную. Некоторые из них пытались схватить птиц зубами, но не могли их достать. Крылатых противников было намного больше, чем волков, оказавшихся под куполом из хлещущих крыльев, острых клювов и цепких когтей. Волки, позабыв об оставленной добыче, постыдно бежали, скуля и огрызаясь. Птицы погнали их прочь, издавая победоносное уханье, смешивающееся с жалобным визгом удиравших хищников.

В тот самый миг, когда последний волк исчез в лесной чаще, ветка под Ваней в очередной раз хрустнула и, наконец, сломалась. Мальчик рухнул с дерева в перину из мягкого снега.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении