Поликарпов Михаил.

Донбасс. От Славянска до Дебальцево. Хроники, записанные кровью. Окопная правда гражданской войны



скачать книгу бесплатно

© М. А. Поликарпов 2016

© Книжный мир 2016

Предисловие

Каждый художник всю жизнь пишет только одну картину, каждый писатель – только одну книгу. Я приводил подробную летопись боевых действий весной-осенью 2014 г. в книге «Битва за Донбасс. Хроники сражений» (М., 2015), которая фактически являлась сборником документов. В настоящей работе серьезно расширены временные рамки (на год, до осени 2015 года), собственно материал сводок сильно сокращен, изменена структура. В текст добавлено много деталей, которые остались за рамками официальных сообщений.

В апреле-мае 2014 года боевые действия происходили преимущественно около Славянска и Краматорска (глава 1). В других районах боевые столкновения не носили масштабного характера. С конца мая география вооруженного противостояния выходит за пределы этой агломерации, постепенно становится понятной общая картина происходящего. Структура и ритм книги меняются – во второй главе («Эскалация конфликта») начинают также освещаться боевые действия в других районах ДНР и ЛНР.

После того как в начале июля ополчение под командованием Игоря Стрелкова оставило осажденный Славянск (глава 3) и перебазировалось в район Донецка, вместе с основным ТВД сместился и фокус внимания этой книги. 4-я глава («Битва за Донецк») посвящена июльским боям на подступах к столице ДНР и в южном коридоре. В главе 5 («Блицкриг») описано наступление ВСУ во второй половине июля. Главы 6 («Жаркий август») и 7 («Перелом») посвящены боевым действиям в августе 2014 года. Штурм Иловайска и разгром там украинских силовиков подробно описаны в разделе «Иловайская трагедия». Описание боевых действий в июле-августе в районе Луганска приведено в 5-й и 7-й главах.

Глава 8 («Минск-1») посвящена перемирию осенью 2014 года, глава 9 («Зимняя кампания») описывает боевые действия в январе-феврале 2015 г. 10-я глава дает картину боестолкновений весной-летом 2015 г.

Информационная война, которая сопровождала вооруженный конфликт, была порой более ожесточенной, чем бои на фронте. Фактически российские и украинские СМИ создали два совершенно разных образа этой войны.

Главный принцип при работе с материалами СМИ – это «презумпция лжи». В целом, освещение войны достаточно точно соответствует классическим принципам военной пропаганды, которые еще в 1928 г. сформулировал лорд Arthur Ponsonby в своей книге «Falsehood in war-time».

1. Мы не хотим войны.

2. За все несет ответственность другая сторона.

3. Лидер противоборствующей страны – сущий дьявол.

4. Мы боремся за благородные цели, а не преследуем свои интересы.

5. Враг использует запрещенное оружие.

6. Враг целенаправленно совершает злодеяния, мы – только случайно.

7. Наши потери незначительны, потери противника огромны.

8. Представители культуры, искусства и интеллектуалы поддерживают наше дело.

9. Наша миссия священна.

10. Предателем является любой, кто сомневается в правдивости сообщений наших СМИ».

Причем, если формально Украина выполнила все 10 пунктов инструкции (а Россия – 8), то по накалу страстей счет 100:8.

Именно желанием сохранить монополию на информацию, не допустить появления иного взгляда на события, вызван запрет на Украине вещания российских телеканалов.

А в попытках заблокировать утечку информации о ситуации в зоне конфликта украинские власти и военнослужащие развернули настоящую охоту на российских журналистов в зоне АТО.

Благодаря информационной политике украинских властей, появился целый ряд интернет-мемов, вроде «кондиционера» (в Луганске) либо «Потерь нет». Украинская артиллерия сносит города Донбасса, но при этом утверждается, что это делают «боевики». Хуцпа – это еврейский термин, означающий сверхнаглость, но он стал украинской практикой.

Еще раз подтверждается старая истина: «Никогда люди не врут так много, как перед выборами, во время войны и после охоты». Целый ряд побед ВСУ носит исключительно виртуальный характер. Так, отвечая на вопрос об уничтожении украинскими военными вторгшейся российской колонны, которое якобы произошло 15 августа и спровоцировало панику на мировых биржах, спикер СНБО Андрей Лысенко даже не смог указать район, где это случилось. К таким же событиям относится и «рейд мести» за Иловайск, о котором рассказал (в декабре 2014 года) Петр Порошенко, на что ему указал даже командир «Донбасса» Семен Семенченко. Впрочем, украинская военная мифология, затмившая подвиги 300 спартанцев и 28 панфиловцев, должна быть предметом отдельного исследования.

Основным источником для описания боев в апреле-июне являются «Сводки с юго-восточного фронта» Игоря Стрелкова, которые он публиковал на одном из форумов с апреля до 20-х чисел июля.[1]1
  Они полностью приведены в книге «Битва за Донбасс. Хроники сражений», М., 2015.


[Закрыть]
Этот дневник обороны Славянска фактически начинается 22 апреля словами: «Наконец пошла «зеленка» у нас. Будет легче, а то вертушки замучили. «Дескать, подлые, летают…» Особо в лес не высунешься за пределы населенных пунктов». Приведенные цитаты этого дневника выделены курсивом. К сожалению, материалов, которые бы столь же подробно описывали боевые действия в районе Славянска-Краматорска глазами украинской стороны, не существует.

Помимо сводок Стрелкова, в книге использовались сводки ополчения ДНР и ЛНР, а также сообщения от различных отрядов и отдельных ополченцев, в первую очередь – обзоры и сводки от ополченца Прохорова, которые он давал во второй половине 2014 года. Все эти сводки и сообщения, дублируя друг друга, обычно не совпадают в деталях и оценках. Так, сводки от Штаба ополчения МО ДНР (iкорпус), как правило, представляют боевую обстановку в очень мрачных тонах. Сводки ополчения ЛНР, особенно с мест, излишне «оптимистичны» и требуют перепроверки, так как целый ряд указанных там тактических успехов в дальнейшем не получил подтверждения. На мой взгляд, наличие сводок с различными оценками было летом 2014 года оправдано – там можно увидеть и реальную информацию, и оптимистичную картинку, чтобы убедить себя в том, что «еще не все пропало». Каждому свое. Я использовал также рассказы участников боестолкновений. Были задействованы и иные источники, в том числе закрытые.

Для получения «объемной» картины нужен был взгляд и с другой стороны. В ходе работы над материалами выяснилось, что украинские сводки и заявления «говорящих голов» менее достоверны, чем сводки ополчения. Намного полезнее оказались материалы, которые публиковались в украинских СМИ и соцсетях. В частности, много информации можно почерпнуть в сообщениях двух «бывших русских» – журналиста и военного эксперта Юрия Бутусова, а также волонтера (а затем – советника президента) Юрия Бирюкова.

Большой интерес представляет «Аналіз ведення антитерористичної операції та наслідків вторгнення Російської Федерації в Україну у серпні-вересні

2014 року», опубликованный в августе 2015 года. В этом документе, в частности, приводятся цифры личного состава группировок ВСУ, которым ставились какие-то оперативные задачи. В целом же это – официальная украинская версия событий. В «Анализе» представлена точка зрения, которая устраивает нынешнее военное и политическое руководство Украины.

Я попытался свести в единое целое материалы, опубликованные противоборствующими сторонами. А рассказы участников боев помогли сделать «поправку на ветер».

К сожалению, бойцы, как правило, не вели дневников, поэтому многие боевые эпизоды не удалось привязать к конкретным датам – и в книгу они не вошли.

Политические и экономические аспекты войны в книге освещаются мало. Не претендуя на совершенство, этот текст лишь фиксирует хронику боевых действий, создает «скелет» этой войны. Так как мотивы и логика людей, принимавших судьбоносные решения, неизвестны и являются предметом ожесточенных споров, порой эта хроника напоминает «театр теней». Кровавый театр теней…

Некоторые боестолкновения описаны подробно, какие-то – удостоились лишь одной строчки. В дальнейшем, надеюсь, участники боевых действий напишут воспоминания, где поделятся неприглядной «окопной правдой», а генералы расскажут, как политики не дали выиграть им войну. Историки же смогут создать более объективную и детальную картину боевых действий, открыв массу интересных документов, изучив и описав бои, о которых нам сейчас известно мало. Но обстоятельства некоторых событий останутся скрытыми в тумане. Так, взрыв склада боеприпасов в Сватово 29 октября 2015 года можно объяснить диверсией партизан, низкой дисциплиной военнослужащих ВСУ или попыткой скрыть продажу боеприпасов ополченцам ЛНР, но вряд ли мы точно узнаем, что это было.

Глава 1. Русская весна

Войны нельзя избежать, ее можно лишь отсрочить – к выгоде вашего противника.

Н. Макиавелли

Славянская защита

Зимой 2013/14 гг. на Украине произошла то ли революция, то ли госпереворот. На мой взгляд, к этим событиям больше всего подходит формулировка «рейдерский захват власти». Можно по-разному относиться к Виктору Януковичу, но президент был отстранен от власти незаконно, без процедуры импичмента. К власти пришла хунта – нелегитимное, подконтрольное Штатам правительство с опорой на «нацистский консенсус». Но не всем понравились новые порядки. Сначала от Украины практически бескровно ушел Крым – второй после Приднестровья кусочек Новороссии.

Новые власти Украины начали готовиться к войне с Россией – 17 марта была проведена первая мобилизация. Многих людей набрали «обманом» – их призвали на десятидневные сборы, а уже в военных частях им объявляли, что они мобилизованы. Год спустя президент Петр Порошенко заявил, что 30 процентов мобилизованных первой волны дезертировали[2]2
  Вероятно, в это число включены и пропавшие без вести, которые на самом деле погибли.


[Закрыть]
.

А на юго-восточной Украине в марте началась «Русская весна» – массовые выступления граждан, возмущенных приходом к власти в Киеве националистов. Они были не везде бескровными. Вообще, это был очень сложный и запутанный проект – первоначально он задумывался как олигархический, с опорой на местных силовиков и боевые отряды антимайдана, но процесс вышел из-под контроля и восстание обрело народный характер. Многие жители хотели уйти из Украины в Россию по крымскому сценарию. Фактически они были не сепаратистами, а ирредентистами, но Россия оказалась не готова к воссоединению.

6-7 апреля можно назвать кульминацией восстания. Были провозглашены Харьковская, Донецкая, а позже – и Луганская Народные Республики. Отказ Киева от политического диалога толкал Украину к войне. Если бы Харьков не был «слит», то он, скорее всего, и стал бы центром сопротивления на Юго-востоке. В Харькове движение было подавлено – судя по всему, в результате предательства со стороны руководства. Но сторонники федерализации при поддержке населения закрепились в основных городах Донецкой и Луганской областей. Везде строились баррикады, на которых дежурили люди с палками и бутылками с зажигательной смесью. Еще в конце марта появились «луганские партизаны», вооруженные стрелковым оружием.

Предчувствие гражданской войны на юго-востоке Украине было и ранее. Так, ополченец с позывным «Мачете», хоть и не читал вышедших пророческих книг об этом, приобрел военное снаряжение примерно за год до описываемых событий. А одна из организаций, появившихся на Донбассе, в полушутку-полусерьез расшифровывала название регион как «донецкие баски». Красно-сине-черное полотнище появилось еще в конце XX века, на митингах Интернационального Движения Донбасса (ИДД).

10 апреля было объявлено о создании Донецкой народной армии, но переломным моментом стало появление на Донбассе отряда Игоря Стрелкова (Гиркина). Собрав группу добровольцев, 12 апреля он прибыл в город Славянск и возглавил оборону этого райцентра на севере Донецкой области. Всего в его группе было 58 человек, 52 прибыли с ним, а шесть – немного позже. В этом отряде было лишь девять граждан России (остальные – граждане Украины). Менее трети добровольцев имели опыт боевых действий.

Почему они поехали? Их во многом вдохновил Крым. Точно также ядро приехавших в Боснию в 1992 году русских добровольцев составили ветераны конфликта в ПМР, не остывшие от боев и вдохновленные победой.

Почему Игорь прибыл именно в Славянск? Его пригласили местные активисты. Идеи ДНР там были очень популярны – и сразу отряд был усилен большой группой местных добровольцев. Сам город занимает удачное местоположение – это важный транспортный узел, зона урбанизирована – практически вплотную к Славянску расположены еще несколько городов, рядом есть лесные массивы, где удобно вести партизанские действия (одно из условий подобной войны).

От Гиркина к Стрелкову. Игорь в 1992 году окончил РГГУ, но ни дня не проработал по специальности. Получив серьезный боевой опыт, он превратился в воина. В июне – июле 1992 года молодой историк воевал в Приднестровье в районе Кошница-Бендеры (добровольцем в Черноморском казачьем войске), с конца октября 1992 до конца марта 1993 года – в Боснии в составе 2-го РДО (Русского добровольческого отряда).

По возвращении в Россию Игорь в июне 1993 – июле 1994 года проходил срочную службу в ВС РФ. С марта по ноябрь 1995 года он служил по контракту, был заместителем командира взвода – командиром самоходного орудия. Он принимал участие в боевых действиях на территории Чеченской Республики, в июле 1995 года получил воинское звание «гвардии сержант».

С августа 1996 по 31 марта 2013 года Игорь служил на оперативных и руководящих должностях в различных подразделениях ФСБ России, в 1997 году получил воинское звание «старший лейтенант». Проходил службу на территории Республики Дагестан и Чеченской Республики, успешно борясь с терроризмом и бандподпольем. В декабре 1999 года ему присвоено воинское звание «капитан», в июле 2001 года – майор, в конце 2002 года – подполковник, в декабре 2005 года – полковник. В 2002 году награжден медалью Суворова и медалью ФСБ России «За участие в контртеррористической операции», в 2003 году – орденом Мужества. В июле 2012 года выведен за штат и в марте 2013 года уволен в запас «по выслуге лет».


Игорь Стрелков


С конца февраля 2014 года Игорь был внештатным советником Председателя Верховного Совета Республики Крым Сергея Аксенова. Он являлся инициатором формирования и исполнял обязанности командира отдельного добровольческого батальона специального назначения, действовавшего в Крыму. Позже на основе этого батальона был сформирован отряд, осуществивший рейд на Славянск.

И тут Игорь Стрелков проявил себя не просто как успешный полевой командир, или, как он себя назвал, комендант «осажденного города», он показал себя как политик и строитель вооруженных сил Донецкой Республики. Ополченцы смогли успешно отбить несколько попыток штурма города, в том числе и потому, что именно у Игоря был большой боевой опыт. Понимание того, как с нуля надо строить армию, ему дал опыт Приднестровья и Югославии, а также серьезное знание военной истории. Стрелкова несколько раз «убивали», но он оставался живым… Сам гарнизон города превратился в своего рода кузницу кадров для армии ДНР.

Главное же – приход отряда Игоря Стрелкова в Славянск заставил многих на Донбассе определиться со своей позицией. Игорь присоединился к восстанию и в дальнейшем фактически возглавил его.

После того, как город отбил попытки штурма в апреле и начале мая, украинские военные приступили к его осаде. Наверное, именно благодаря обороне Славянска, сковавшего крупную группировку войск ВСУ, ДНР и ЛНР смогли провести 11 мая референдумы о своей независимости, открыв себе путь к построению государства.

Каковы ближайшие аналогии этого конфликта? В военном плане восстание на юго-востоке Украины ближе всего, на мой взгляд, к конфликту в Карабахе (Украина – параллель с Азербайджаном начала 90-х). Сравнивать его с войной в Боснии не совсем корректно, потому что в этой югославской республике военные склады достались всем сторонам, создававшим свои вооруженные силы с нуля. А на Донбассе – конфликт между плохо вооруженными ополченцами и добровольцами, с одной стороны, и отмобилизованной украинской армией, поддержанной нацгвардией и различными военизированными формированиями, с другой. Однако в политическом плане гражданскую войну в бывшей Югославии с войной в Новороссии роднит тот факт, что для замирения используется санкционное давление на формально не участвующие в нем государства.

Фон Клаузевиц ввел в обиход такое понятие, как Nebel des Krieges – «туман войны». Именно он делает войну похожим не на игру в шахматы, а, скорее, на бой гладиаторов-андабатов, которые сражались в шлемах с глухими забралами, без прорезей для глаз, ориентируясь на звуки и крики болельщиков. Расклад сил у противника и его намерения зачастую оказываются неизвестными. Документы, сводки, дневники любой из сторон являются иллюстрацией «тумана войны». Сейчас мы не можем представить объективную картину боевых действий на Донбассе. Это военные историки сделают потом, сопоставив и проанализировав военные архивы и свидетельства участников с обеих сторон.

«Гранма». Противостояние в Славянске началось 12 апреля 2014 г. Полсотни добровольцев пересекли украинскую границу и вышли к точке, где их с автотранспортом ждали сторонники ДНР. Бойцы прибыли в город в пятитонном закрытом грузовике, набившись туда как сельди в банке. По словам ехавших, это был рефрижератор. В этот же день они заняли административные здания города. В ходе захвата горотдела милиции в руки сторонников ДНР попал арсенал из примерно полусотни автоматов Калашникова и около 200 пистолетов. В Славянске прошел митинг за федерализацию, был поднят российский флаг. Отряд из пятидесяти бойцов вырос втрое. На подступах к городу были созданы блокпосты. Командир местной самообороны Вячеслав Пономарев был избран народным мэром города, сменив на этом посту Нелли Штепу. 12 апреля отрядом Игоря также были заняты административные здания соседнего Краматорска.

Но это мы сейчас знаем, что в Славянск прибыло 52 бойца. Тогда же, в апреле 14-го, численность, состав и цели отряда были неизвестны и давали почву для различных слухов и версий. Самым старым в отряде был 74-летний казак «Дед», воевавший ранее в Приднестровье и на Кавказе, самым юным – 16-летний киевлянин «Вандал».

Комендантскую роту Народного ополчения Донбасса в Славянске возглавил «Седой», 1-ю роту (учебную) – «Балу». В город поодиночке и группами стали приезжать добровольцы. Численность гарнизона быстро росла. Вновь приехавших встречал «Чечен»[3]3
  Погиб в октябре 2014 г. Не следует путать с комендантом Мариуполя в мае-июне 2014 г.


[Закрыть]
, который проводил отсев, объясняя новобранцам «правила игры», после чего многие из них сразу же возвращались домой. Позже «Балу» занял пост комиссара Славянска, ответственного за взаимодействие с гражданскими властями.

Ополчение первоначально использовало тактику мобильных групп. Такой группой быстрого реагирования в Славянске командовал сначала «Ромашка», а затем – «Медведь».

50-летний Евгений Скрипник, позывной – «Прапор», уроженец Шахтерска, друг и соратник Игоря еще по Приднестровью, стал адъютантом Стрелкова, а впоследствии – начальником склада РАВ. У «Прапора» не было военного образования, но имелся серьезный боевой опыт – после Приднестровья он воевал в Абхазии, а затем служил в Таджикистане. «Прапор» не переносил мародерство и был очень требовательным к людям.


Прапор


«Позывные» (военные прозвища) были и во время других вооруженных конфликтов, были, наверное, всегда, но именно здесь, в условиях гражданской войны, когда многие хотели сохранить свою анонимность, позывные получили широкое распространение и популярность. Среди ополченцев нередки были «тезки» («Боцман», «Дед, «Кэп», «Леший», «Рысь», «Тор», «Чечен» и др.), что порой вызывает путаницу. Позывные ополченцев порой совпадали и с позывными бойцов ВСУ. А ряд командиров (обеих сторон конфликта) известен под ненастоящими фамилиями.

Оружия в первые недели обороны очень не хватало, были проблемы и с боеприпасами. Четкого плана действий не было – и в течение нескольких последующих дней из линейного отдела украинские власти смогли вывезти около ста единиц оружия.

Вскоре в Горловку, город с населением свыше 300 тысяч человек, прибыл Игорь Безлер. Он приехал туда один и уже на месте нашел единомышленников, которых и возглавил.

В краю шахт и заводов на местах создавались различные ополченческие отряды, которые были плохо вооружены и не координировали свои действия. В Донецке действовали ополчение ДОЛГ, а также батальон «Восток», финансировавшийся Ринатом Ахметовым, и «Оплот», но сам город не был на тот момент под контролем ополченцев полностью – там оставались верные Киеву либо соблюдавшие нейтралитет воинские части.


Игорь Безлер


АТО или гражданская война? Донецкий, а затем и киевский «Беркут» фактически отказались выдвигаться в Славянск. 13 апреля Совет национальной безопасности и обороны Украины принял решение о начале широкомасштабной антитеррористической операции (АТО) в Славянске с привлечением вооружённых сил Украины. Фактически ее возглавил генерал-лейтенант Василий Крутов, назначенный 14 апреля руководителем Антитеррористического центра при СБУ и замглавы СБУ. Но сам термин АТО является неточным и лицемерным. Фактически на юго-востоке Украины произошло восстание против установления в стране антиконституционного националистического режима, что привело к гражданской войне. В то же время для мобилизации общества этот конфликт официально представлен Киевом как отражение российской агрессии. Маховик пропаганды заработал вовсю – и это сработало, население получило достаточно простые идеологические клише. Мне, не смотрящему украинские телеканалы, правда, непонятно, как можно находиться с Россией на словах в состоянии войны и при этом торговать – и даже просить скидку на газ.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное