Поляков Эдуард.

Кибер 2. Мастер



скачать книгу бесплатно

В общем-то на этом страховка и заканчивалась. Доктор разъяснил, что все, что могли, они уже сделали, и Диму осталось только выбрать глазной имплант по бюджету, и они могут прощаться. Дим поймал Дока за пуговицу кителя и попросил сделать видеокопию записи из палаты за время его пребывания. Доктор не стал рядиться, лишь озвучил сумму за эту услугу.

Дим не стал затягивать, попросил доктора предоставить ему самые дешевые импланты, не стоившие как квартира в родном Новом Ковчеге. Все равно он был намерен их поменять. Вышло чуть больше четырех империалов, но слепой как крот изобретатель не расстраивался, он не сомневался в том, что он найдет им применение.

Сама установка заняла минуту, больше провозились с оплатой без интерфейса и отладкой с синхронизацией. После Дима проводили до выхода, вручив красочный буклет со скидочной картой КиберДжет и инфочип, объемом на двести пятьдесят шесть терабайт с записью.

Увы, чтобы просмотреть содержимое, требовался ROM-имплант. Дим подбросил прямоугольник сапфирового стекла рукой, а после, убрав его карман, огляделся. Минимум каждый пятый житель Невского Синдиката имел кибернетические улучшения организма. Серебряные шлейфы нейроускорителей, ROM-импланты, имплантанты встречались разные, и косметические и функциональные. В своей массе конечно дешевые, но они виднелись почти у каждого третьего! И Дим не знал, что было этому причиной: низкая цена, мода на аугментирование тела или функционал. Хотя, наверное, все вместе.

Конечно, можно было бы установить необходимые импланты не выходя из недр куба корпорации КиберДжет. Но все девайсы корпораций, как он успел убедиться, имеют свои идентификационные номера, а это значит, что если понадобится, то и отследить их – это дело нескольких секунд. А учитывая истинную цель визита Дима в Невский Синдикат и наличие в продаже некорпоративных имплантов, выбор был очевидным. Как там говорилось у цивилизации прошлого? «Береженого Бог бережет»!

Свинцовое небо дня прошлого сменилось ясным морозным утром дня нового. И оттого Дим, кутаясь в тонкую майку, поспешил побыстрее укрыться в салоне уже ожидающего его такси-автобота. Удивительно, но в самом технологичном городе конфедерации служба извоза оказалась неавтоматизированной, и за джойстиком управления сидел обычный человек.

– Куда? – не оборачиваясь, спросил водитель.

– Туда, где можно одеться, – не стал уточнять Дим, предоставив право выбора тому, кто лучше знает этот город. Однако он усвоил уроки прошлого, и так как боекомплект в протезе был пуст, сейчас запястье приятно холодила сталь украденного скальпеля. Стоит Диму только засомневаться в правильности выбранного маршрута…

– А чего не пешком? – поинтересовался водитель, но повернувшись и пробежав взглядом по пассажиру, усмехнувшись, кивнул. – Понял. Подешевле или подороже?

– По погоде, – огрызнулся Дим и откинулся на кресло и, закрыв глаза, начал массировать виски.

Имплантанты «шалили». Перед глазами то и дело вспыхивали разноцветные метели пикселей или изображение начинало двоиться.

Но док уверял Дима, что это нормально, и со временем автокалибровка сведет количество графических артефактов к минимуму. От этого не становилось легче, иногда кружилась голова или вспыхивала мигрень, но только для того, чтобы исчезнуть через пару секунд.

Поездка продлилась не больше нескольких минут, Дим так и провел ее, не открывая глаз. Плевать на город. Он уже успел познакомиться с обитателями его подворотен, успеет посмотреть и титульную его часть. Лишь бы голова не лопнула от внезапных приступов.

– Приехали, Мастер. – подал голос водитель, участливо поинтересовавшись. – Имплант шалит?

Дим открыл глаза и едва не шарахнулся от испуга. Водитель смотрел на него, но не глазами, а имплантом, как у того налетчика из подворотни. Пять сенсоров-лампочек, расположенные как точки на игровой кости, светили на Дима в упор мягким красным цветом.

Таксист усмехнулся, поняв, что напугало гостя полиса, и тут же исправился, объяснив ситуацию.

– Ты чего, Мастер, аугментированых никогда не видел? Из какого ты доминиона?

– Сколько я должен? – пассажир проигнорировал вопрос, на что таксист постучал пальцем по экрану счетчика. Вышло шестнадцать с копейками энерго рублей. Не так, чтобы дешево, но несравнимо дешевле его прошлой, пешей экскурсии. Любопытство Дима взяло верх над усталостью, все-таки перед ним сидел человек с ранее невиданным генетическим улучшением.

– Я плачу по счетчику, но ты его не выключаешь и ждешь меня, – начал Дим, но увидев непонимание на лице работяги, пояснил. – Я – турист и хочу нанять тебя. Оплата по счетчику.

– Чем тебе экскурсоводы не угодили, любезный? – таксист «не горел» желанием соглашаться на заманчивое предложение, и это только уверило Дима в правильности выбора провожатого.

– Я приехал смотреть не на Медного всадника и купол Сената, – издалека начал Дим, но таксист его оборвал.

– Я сплином и вериго не барыжу! Плата по счетчику и вон из моего бота! – Дим не ожидал такой реакции, а потому был ошарашен, но спорить не стал. Приложил руку с вживленным чипом, прошел верификацию, подтвердил списание со счета и покинул зеленый автобот с голопроекцией шашечек на крыше.

Парень вдохнул обжигающий, колючий морозный воздух и поспешил укрыться за автоматическими стеклянными дверьми магазина одежды.

Девушка-голопроекция на ресепшене улыбнулась Диму, предложив мягкий диван, пока владелец занят другим клиентом. Если же клиент торопится, то может выбрать одежду самостоятельно или воспользоваться каталогом. Не привыкший к такому сирота был в неком смятении от подобного сервиса.

Магазин оказался средней ценовой категории. Владелец Джен Кож, Мастер тринадцатого уровня, уверял, что все вещи в его магазине являются уценкой прямо из купола Сената, но непростой нейроимплант Дима говорил об обратном. Вещи оказались действительно качественными, но являлись хорошо исполненным контрафактом.

Дим даже не думал угрожать продавцу или шантажировать его. В Новом Ковчеге такая мелочь, как нашивка ярлычков известных производителей, была сплошь и рядом. На это никто внимания не обращал. Вот только Мастер Джен Кож, услышав сказанное мимолетом разоблачение, изменился в лице. Сначала начал переть на Дима буром, предлагая покинуть магазин но, что-то прочтя в его взгляде, переменился, начав намекать на……ВЗЯТКУ!

Дача взятки, равно как и ее принятие – это в лучшем случае Исправительный КУБ, а то и вовсе дорога на децимацию. Зависит от настроения Судьи. А потому Дим, нервно потирая еще помнящую децимационный ошейник шею, не собирался принимать посул в пятьдесят империалов. Вместо этого он начал торговаться за плотную куртку с высоким воротом и подогревом.

Джен Кож намеревался дать взятку, а скрытые камеры должны были это запечатлить. Стоит нерадивому шантажисту согласится, и фактически оба будут повязаны. А значит и деньги вымогателю можно не платить, донеся на него этот странный молодой человек с механической рукой, он донесет на себя. Но тот, кого Джен поначалу принял за шантажиста, упрямо делал вид, что не понимает что ему предлагает продавец.

Джен Кож, внутренне молившийся, чтобы утренний посетитель принял его завуалированную под подарок взятку. Вместо того шантажист, пожаловавший в его магазин полуголым, несмотря на мороз, принялся торговаться за недорогую куртку! Хозяин опешил, не зная что ответить, и только кивал соглашаясь!

Хозяин бутика сначала «морозился», но, поняв, что никто не собирается его сдавать властям, включился в принятый для Мастеров торг. В итоге оба получили желаемое: Джен Кож сохранил деньги и голову, а Дим Сет, включив подогрев куртки и штанов на максимум, нежился в спасительном тепле, несмотря на морозное утро.

Каково же было удивление Дима, когда, вызвав бот такси, он увидел тот же зеленый АРСМАШ Марс с шашечками. Дим сел в авто, но на месте прежнего водителя возрастом явно за сорок сидел молодой парень с выбритыми висками, по которым шли серебряные нити кибер имплантации: ускорители рефлексов и восприятия СР2 от ДжетТех. И это не говорило о пилоте таксобота ничего хорошего.

Едва только Дим сел на заднее сиденье, как водитель повернулся к пассажиру и с широкой располагающей улыбкой произнес:

– С собой есть Вертирол, Азот и «Салют». Еще «Балтийский чай», но немного, грамм пятьдесят осталось, – протараторил, будто по бумажке, таксист-барыга, и половина сидения рядом с Димом отъехала, демонстрируя тайник-прилавок с запрещенными препаратами. – Есть вариант «закинуться» «Красной Москвой» или попробовать «двадцать пятый кадр». Но сам понимаешь, это только на «точке». Такое в автоботе не употребляют. Ну так что турист желает?

Пока таксист говорил, Дим просканировал его социальный профиль.

Велл Кош

Гражданин 4 уровень

Навыки: Первая медпомощь 6, Химик 4, Пилот гражданского автобота 2

Парень определенно был профессиональным барыгой прикрывающимся работой в частном извозе. То, что он являлся носителем навыка химика и при этом не относится к касте Матера, говорило о том, что парень сам готовит отраву, которую продает. Но навык первой помощи, прокаченный до 6, говорил о том, что Велл не сбежит, когда его клиент начнет пускать пену изо рта. Хотя зря он занимается наркодайвингом, у парня хорошие задатки для работы в мед кубе или частной клинике.

СР2 или как их зовут в народе, «серебряные виски», применяют не те, кому по роду службы важны, пусть всего на несколько процентов, но «разогнанное» восприятие и рефлексы. Этот девайс пользуется популярностью у стражей правопорядка, водителей, пилотов боевых и спортивных ботов. А еще «серебряные виски» распространены у сторонников «химической нирваны».

Увеличенное восприятие дает возможность нырнуть глубже в препаратный рай, не рискуя «поймать» передозировку. А там, на самом крае наркотического нырка, эти пять-семь процентов слаще любых наслаждений реальности. Это и называется «заглянуть за край». По крайней мере так утверждают те, кто практиковал препаратную нирвану с имплантом. Они это называют «химическим дайвингом», соревнуясь между собой «кто глубже нырнет». И хотя многие не возвращались из того омута, поток желающих испытать объятия нирваны не оскудевал, несмотря на кары и запреты Сената.

Вот только Дим был родом из Третьего периметра и видел, где заканчивают химические дайверы. Многие это видели и среди их братии, но попробовав раз, каждый предпочитал сладкий самообман рациональной логике. Всякий, нырнувший за сто процентов, с пеной у рта доказывал, что он не такой, твердил, что эта судьба винтаря с позеленевшими вздувшимися венами его минует. Вот только помойные псы каждое утро выкапывали очередное тело с вырезаными органами и выкачанной кровью.

– Что значит «турист»? – Дим, конечно, знал, что означает это слово, однако логика подсказывала ему о том, что молодой дайвер вкладывает несколько иной смысл.

– Та-а-ак, – внезапно напрягся пилот автобота, и сидение-тайник вернулось в исходное положение, а дверь автобота распахнулась, впуская в салон морозный воздух. – Проваливай-ка ты, пока ноги целы. – то ли пригрозил, то ли посоветовал пилот таксобота.

Дим вспомнил слова, которые когда-то услышал: «Конфедерация – это не союз доминионов. Конфедерация – это пауки, запертые в одной банке». Это когда-то давно, две сотни лет назад, мы были одной нацией.

Сейчас Дим, приехавший из бывшего Севастополя в бывший Санкт-Петербург, менее чем за сутки успел лишиться зрения в дворовой потасовке, убить двоих или троих человек, установить киберимплант и дважды услышать от пилота такобота призыв покинуть его транспорт.

Дим не питал иллюзий, что является сильным эмпатом. Да что там, для него компания бездушных и молчаливых машин всегда была приятнее общества себе подобных. И хоть в последние пару месяцев в коммуникации с людьми у него наметился прогресс, но до того момента, когда Дим сможет назвать себя среднестатистическим членом общества, было еще далеко. Очень далеко.

За последние несколько месяцев Дим смог порядочно прокачать не только свое тело и рейтинг социальной значимости. Он не сомневался, что все, что есть в инфокартах по роботостроению, ему по силам освоить и самому.

Из полученного парень больше оценил знания, не относящиеся напрямую к его профессии: историю, тактику и прочий «мусор», вроде библиотеки «Философия и сборник метафор, аллегорий и цитат». Именно оттуда он узнал емкие и от того золотые слова. Например: «Осел, груженный золотом, возьмет любую крепость.»

Пока Дим медлил, таксист подкрепил свои слова, направив на него оружие. Но ставший нежеланным пассажир изобразил улыбку и, приложив руку к платежному терминалу, перечислил на счет «Пилота таксобота № 3011» пятьдесят энерго империалов.

Таксист вздернул бровь, и Дим, научившийся немного разбираться в человеческих эмоциях, интерпретировал это как непонимание и замешательство.

– Убери самопал, я не из Пертората. – спокойно произнес Дим, но судя по реакции таксобарыги, добился обратного эффекта. – Будь по-иному, за угрозу представителю официальной власти тебя бы уже расстрелял мой «второй номер». Так?

Широкий ствол заходил в его руках, и это не обнадеживало. Если Велл Кош выстрелит, то в замкнутом салоне автобота не избежать отравления сталью. Дим поднял руки, и спокойным медленным голосом произнес:

– Я – Ремесленник из Нового Ковчега. У вас нас зовут Мастерами. Если ты меня застрелишь, то в ту же секунду информация моего нейроинтерфейса о смерти носителя попадет в Преторат. – чтобы придать своим словам веса, Дим решился на маленькую ложь. – У меня установлен оптический имплант с облачной памятью, так что события последних двадцати четырех суток тут же станут доступны для выемки Инквизитором. И еще: только что на твой счет поступила слишком крупная сумма, чтобы быть просто оплатой за извоз. Любой дознаватель заинтересуется столь странной транзакцией перед смертью. Другими словами, если ты меня застрелишь, то в лучшем случае тебя разберут на органы, а в худшем попадешь на урановые рудники где-нибудь под Каменным Поясом. Так что опусти оружие, и мы продолжим. А пока повторю свой вопрос: меня в Невском Синдикате уже не впервый раз называют туристом, что это значит?

По пульсирующей венке на виске пилота таксобота стало очевидно, что мыслительный процесс в его черепной коробке пытался «переварить» вываленную на него информацию. Но даже с имплантатом процесс шел не быстро. Судя по всему сказывались последствия недавнего нырка.

Велл Кош на несколько секунд «завис», а потом почти мгновенно, будто его включили, убрал оружие под сиденье и произнес в быстрой, свойственной всем любителям «скорости», манере.

– Ты не «мундир». Ага! Точно! Ну так что нужно? Если что, я только по препаратам, – Дим был наслышан о спонтанной смене настроения у дайверов, и наблюдал как человек за несколько секунд переключается в общении.

– Для начала расскажи, почему ты назвал меня туристом? Ты ведь не вкладывал в это слово синоним путешественника?

– Турист? А-а-а, нет. Нет, конечно, – опять протараторил пилот автобота в нервозной манере. – Туристы, ну это те, кто приезжает к нам ради дайвинга. Он нелегален, само собой. Да, это так. Но тут за «свидание с нирваной» местным грозит только штраф. Только штраф, понимаешь? А тебе как Мастеру вообще ничего не будет. Может подержат в Преторате сутки и домой отправят. Все!!! – он смешно развел руки, подкрепляя слова жестикуляцией.

– Почему?

Препаратный дайвинг во всей Конфедерации наказуем одинаково: прерывание жизни с максимальной пользой для доминиона. Вот только Велл Кош пять минут назад предлагал Диму порцию почти не «шифруясь», будто торговал не наркотой, а потрохами ворованных ботов.

– На улицах говорят, кто-то из Технократов «крышует» дайверов. Храни его все боги! Ага, точно! – таксист сбивался, то и дело роняя взгляд на тайник с препаратами. – Вот и тянутся к нам туристы со всей Конфедерации. У нас дешево и легально. Почти. Ну так что, тут вмажемся? Начнем с Азота и догонимся «Балтийским чаем». Так сказать, по-походному. Или на «точку» двинем? Деньги-то у тебя водятся, Ремесленник, который Мастер?

Перед глазами Дима всплыло:

Социальное задание: Попасть в закрытый клуб психо-дайверов и совершить свой первый нырок.

Класс: необычное

– На «точку». Я, как ты сказал, турист. Просто в первый раз слышу это выражение. А ты, значит, гид! Так что давай, начинай экскурсию. – повелительно распорядился Дим, откинувшись в глубокое кресло. Цифровая метель графических артефактов вновь закружила перед глазами.

Глава 3

Три плохо отмытых керамических блюдца стояли перед Димом. Сам он сидел по-турецки в тёмной комнате, пахнущей дешевыми ароматическими свечами и немытым телом.

Его говорливый гид положил пальцы на белый фарфор первой чашки.

– Тут «двадцать пятый кадр» – на дне чашки иссушеными трупиками лежало несколько бурых, почти черных грибов. – Это «Красная Москва». По капле на зрачок, и ты на сутки не хозяин своему телу. Да и вообще никто не хозяин, – хохотнул над своей шуткой Велл Кошш – Главное – оставить тело под присмотром. Иначе не только денег, органов можно лишиться! – Невесело усмехнулся молодой гид, и его нестриженые ногти указали на вторую плошку с бутыльком, пробку которому заменяла пипетка. На дне виднелась алая маслянистая жидкость.

– Дверь же заперта! – Дим кивнул в сторону выхода.

– Ага, заперта. Но кто-то из нас может открыть ее в «нырке». Такое бывает, иногда. Случайность. Я же тебе говорю. Ага.

У Вела явно «зудело» побыстрее «обнять нирвану», и тот подсознательно всячески намекал на это. Но платил не дайвер, а турист, вот ему и приходилось сдерживаться. Вел начал буквально чесаться от нетерпения, но стойко переносил ломку.

– Ага, точно! И карманы опустоши, выложи лучше. Или сними верхнюю одежду. Если начнется припадок, ты можешь раздавить то, что находится в карманах, или наоборот, вещи повредят тело. Я сам видел, как из печенки туриста вынули плексигласовую рамку с фотографией семьи. Злая шутка судьбы: парня убила жена и двое дочерей. – нервно хохотнул наркопроводник.

Дим помедлил в нерешительности, а затем, не торопясь, опустошил свои карманы.

– Вообще, я приехал в Невский Синдикат, чтобы поучиться у Мастеров роботостроения и установить парочку имплантов, а не вот это все, – Дим кивнул на низкий столик с двумя чашками. Судя по пятнам, до этого, кажется, на них что-то жгли, а потом плохо отмыли.

– Потом, это все потом. Считай это моей платой за экскурсию.

– Я уже щедро оплатил твою работу, – Дим помнил о переводе в пятьдесят энерго империалов.

– Это просто деньги! Прах бытия для настоящего дайвера – инструмент для его ныряльщика! Забудь о них. Это твое первое погружение? – спросил дайвер и, получив утвердительный кивок Дима, продолжил. – Тебе нужен наставник. Только он не даст тебе сорваться. Точно говорю! – Джен закивал для убедительности, а затем протянул Диму плошку с черными грибами и громоздкие очки виртуальной реальности.

Конкретно эта модель устарела еще до рождения Дима, но до сих пор использовалась наркодайверами, как дешёвый и сердитый вариант для дайвинга.

– «Двадцать пятый кадр», начнем с него твое первое погружение. Мягкие, лайтовые галлюцинации. Ну, обычно это так. А самое главное: ты прекрасно понимаешь, что находишься в нырке, – добавил Вел, описывая «приход».

Едва Дим взял в руки протянутую ему чашку, как Велл подхватил другую и одним движением закинул ее содержимое себе в рот. Раскинув руки, он упал спиной на застеленный грязными матрасами пол.

– Давай, турист, я не хочу долго ждать, – поторопил его дайвер.

– Меня зовут Дим Сет, – сам не зная зачем, произнес парень.

– Какая теперь разница? – Велл впервые произнес что-то не торопясь.

Дим покосился и глянул в глазок камеры, что висела в углу их комнаты. Отсалютовал ей своей дозой в чашке, точно пил алкоголь, и резким движением отправил засушенные грибы в рот. Натянув вирт очки, тоже лег на мягкий пол, закрыв глаза.

И вновь метель цветных пикселей, как в момент подключения глазного имплантата, закружила сознание Дима. Воображение и подсознание тут же превращали цветные графические снежинки в пазл, который складывался на глазах.

А затем кто-то будто смахнул мозаику со стола, и Дим понял, что первый урок начался! Красно-черная плитка пола, стены, завешанные тяжёлыми бордовыми шторами, винтажный абажур с горящей жёлтым лампой накаливания – единственный источник теплого света.

Из мебели: стул, на котором сидел Дим, красное дермантиновое кресло и журнальный столик с неизвестным Диму механическим устройством. Все было деревянным, резным и теплого цвета лакированного дерева. Все, кроме самого дайвера.

Дим посмотрел на свои руки и увидел лишь мертвенно-серую кожу. Кстати, вместо механической руки вернулась своя, здоровая, из крови и плоти. Надо признаться, это было странным – ощущать себя монохромным персонажем в таких ярких декорациях. Что это? Выверты сознания? Одежда тоже вызывала много вопросов: старомодный черный костюм, еще довоенного фасона, под ним светлая, в противовес костюму, рубашка и серый галстук.

Дим попробовал встать, но не смог – руки и ноги были прикованы кандалами к серому стулу. Красивому, резному, но жесткому и неудобному. За спиной послышались шаги. Дим хотел было оглянуться, происходящее ему нравилось все меньше и меньше, но никак не удавалось увидеть приближающегося со спины. Только цоканье шагов по красно-черной плитке.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6