Пола Грейвс.

Сюрприз для богатой и знаменитой



скачать книгу бесплатно

Paula Graves

The Girl Who Cried Murder


Copyright © 2016 by Paula Graves

© «Центрполиграф», 2019

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2019

Глава 1

Майкл Стронг обвел глазами спортивный зал, машинально проверяя, все ли в порядке. За пятнадцать лет службы в морской пехоте, в зонах военных конфликтов от Африки до Центральной Азии, он научился не терять бдительности ни на секунду. Выйдя в отставку, он остался верен этой привычке, тем более что она была весьма уместна в его теперешней должности консультанта по вопросам безопасности.

Одной из главных задач компании «Академия Кэмпбелл-Коув», в которой он служил, считалась как раз подготовка к отражению разного рода угроз.

Шестичасовая утренняя программа предназначалась для группы первой ступени – гражданских лиц, которые хотят научиться навыкам самообороны.

В более поздние часы Майкл занимался с теми, кто уже имел некоторую подготовку, – группой второй ступени. На тренировках они изучали новые приемы и методики. Майкл и согласился на такую работу, ожидая, что тренировки будут сложными.

Он сразу обратил внимание на высокую, красивую, рыжеволосую девушку со вздернутым носиком, россыпью веснушек на бледном лице и большими светло-карими глазами. Она настороженно смотрела по сторонам, словно ее повсюду подстерегала опасность. Стройная, одетая в свободную футболку и плотно облегающие лосины для йоги, она выглядела вполне тренированной. Девушка с радостью приступила к упражнениям на растяжку и разогрев, но то и дело с тревогой осматривала зал.

Майклу стало интересно, чего она боится? Он начал перекличку, запоминая имена и лица своих подопечных. Моложе всех и в лучшей форме была рыжеволосая Чарли Уинтерс.

– Добро пожаловать на начальный курс самообороны «Академии Кэмпбелл-Коув», – громко объявил Майкл. – Давайте начнем.

Последовав примеру Чарли Уинтерс, он проделал вместе с группой несколько упражнений на растяжку.

– Нужно, чтобы у вас выработалась привычка делать эти упражнения каждый день, сразу после того, как вы встанете с постели, – пояснил он.

– Чем нам поможет растяжка, если какой-нибудь террорист взорвет себя перед нашим носом? – проворчал один из учеников. Майкл вспомнил, что его зовут Клайд Моррис.

– Ничем, Клайд, – прямо ответил тренер. – Зато упражнения на растяжку сделают вас более быстрым и ловким, и вы успеете умчаться к чертовой матери до того, как террорист приведет детонатор в действие.

От его внимания не ускользнуло, как нахмурилась Чарли Уинтерс.

Наконец он усадил всю группу на маты, разложенные на полу спортивного зала, при этом внимательно наблюдая за Чарли.

– А теперь – главный принцип самообороны. Никакие приемы, которым я могу вас научить, не гарантируют, что вы выйдете живыми из возможной схватки. Итак, первое правило самообороны гласит: избегайте конфронтации.

– Героизм в действии, – проворчал Клайд Моррис.

– Наши курсы не предназначены для того, чтобы делать из вас героев.

Они предназначены для того, чтобы вы могли остаться в живых и позвать на помощь тех, кто обладает соответствующей подготовкой и профессионально справится с подобной ситуацией. Вы же должны живыми и здоровыми вернуться домой, к родным и близким.

Майкл то и дело посматривал на Чарли Уинтерс. Она не сводила с него взгляда, пока он не закончил последнюю фразу. Тогда девушка нахмурила брови, уголки ее рта поползли вниз. Она опустила взгляд, ее кулаки непроизвольно то сжимались, то разжимались.

«Хм, любопытно», – подумал Майкл.

– Наверное, здесь придется сделать шаг назад, – объявил он. – Потому что, помимо необходимости избегать конфронтации, вам придется запомнить кое-что еще. Вы все время должны быть начеку. Поднимите руки те, у кого есть мобильные телефоны!

Руки подняли все.

– А кто из вас утыкается в экран телефона, идя по улице или заходя в здание? Или, например, поднимаясь в лифте?

Все снова подняли руки.

– О чем я и говорю, – улыбнулся Майкл. – Как вы можете обращать внимание на то, что происходит вокруг вас, если не отрываетесь от своих смартфонов?

Ученики опустили руки и смущенно переглянулись.

– Слушайте, нам очень повезло со временем, в которое мы живем. Достижения техники в кризисные моменты бывают бесценными орудиями. Невозможно переоценить значение фотографий и видео для расследования преступлений. Смартфон способен помочь тем, кто попал в ловушку, оказался в изоляции. С помощью сигнала, идущего от вашего телефона, вас можно разыскать, если вы заблудились.

– Слава богу. Я боялся, что вы велите нам избавиться от своих айфонов, – пошутил один из учеников.

– Нет, зато я предлагаю вам начать воспринимать смартфоны не как игрушки, а как полезные орудия в вашем арсенале.

Он снова невольно покосился на Чарли. Она ответила прежним серьезным, но абсолютно спокойным взглядом. И он подумал, что ей уже известны данные рекомендации.

Так что же она забыла в группе для начинающих?

– Итак, повторим первое правило: будьте начеку, – напомнил он и написал эти слова на доске. – А теперь давайте поговорим о том, как избегать конфронтаций.


В семь часов, когда закончились занятия, несколько учеников, окружив его, атаковали вопросами. Он отвечал, скрывая нетерпение, но с облегчением вздохнул, когда из зала вышел последний ученик. Майкл поспешил к себе в кабинет, скорее кабинетик. Три на три ярда, зато в нем имелся письменный стол и телефон. Окно выходило на парковку.

Из окна он увидел, как Чарли Уинтерс идет по мокрому асфальту через парковку. Поверх тренировочного костюма она надела потертую кожаную куртку и мешковатые брюки. Он узнал ее по рыжим волосам, которыми играл холодный ветер, и энергичной походке.

Она остановилась у маленькой, видавшей виды синей «тойоты». Но села за руль не сразу. Сначала обошла машину, проверила покрышки, заглянула в салон и даже легла на спину и заглянула под раму.

Видимо удовлетворившись тем, что она увидела, – или чего не увидела, – она встала, отряхнулась, распахнула дверцу и села за руль.

После того как она уехала, Майкл взял со стола телефон и набрал номер Мэддокса Хеллера. Хеллер ответил после второго гудка.

– Говорит Стронг, – сказал Майкл. – Ты просил сообщить, если у меня возникнут сомнения насчет новой группы.

– И что, возникли?

– Возможно, «сомнения» – это слишком сильно сказано, скорее, любопытство.

– Близкие понятия, – заметил Хеллер. – Значит, ты хочешь, чтобы мы проверили чью-то биографию?

– Да, – ответил Майкл после недолгих раздумий. – Хочу.


Чарли то и дело посматривала в зеркало заднего вида, пока на полной скорости неслась домой. Хорошо бы успеть принять душ до ранней утренней телефонной конференции, на которую она уже могла опоздать. Может ли она действительно позволить себе курсы самообороны дважды в неделю, учитывая любовь ее начальника к ранним совещаниям?

Кроме того, после сегодняшнего занятия она вообще не была уверена, что оно стоило потраченного на него времени. Они только сделали растяжку, а потом начались разговоры об основных принципах самообороны. Все это можно узнать, покопавшись в Интернете.

Ей нужны практические навыки, черт побери! Не хочется следующие недели сидеть и ждать, пока инструктор-зазнайка соизволит оторваться от доски и научить их чему-нибудь полезному.

Вымещая свое недовольство на педали газа, она так быстро добралась до своего съемного домика на Сикамор-Роуд, что у нее в запасе оказалось почти полчаса. По привычке, приобретенной в последнее время, она задержалась у входной двери, прислушиваясь.

Изнутри доносились шорохи и стук, но она не удивилась: в доме жили кошка и кот. Стук и шорохи – дело обычное.

Глубоко вздохнув, она попробовала дверь. Заперто. Уже неплохо!

Чарли отперла дверь, бесшумно вошла, остановилась в прихожей и снова прислушалась. Его высочество, как она называла своего подобранного на улице кота со слегка косящими глазами, выбрался в гостиную, приветственно мурлыкнул и потерся о ее ноги.

– Ты охранял дом, как я тебя просила? – Она наклонилась, чтобы почесать кота за ушами, не переставая озираться в поисках следов незваных гостей. Но ничего не заметила.

Наверное, у нее просто паранойя, и ее никто не преследует!

В последнее время не происходит ничего особенного, хотя ей постоянно кажется, что за ней следят. Но, поскольку новое чувство появилось одновременно со странными снами, возможно, и то и другое – просто плод ее воображения.

Она прошла по комнатам, вглядываясь, нет ли признаков посещения ее дома незваными гостями. Кошка Нелли смотрела на нее с опаской. Если бы в дом кто-то проник, нервная черепаховая кошка спряталась бы у Чарли под кроватью. Значит, здесь никого не было.

Понемногу успокаиваясь, Чарли приняла душ, а затем устроилась за своим рабочим столом и присоединилась к конференции.

Поскольку она работала в компании «Орднанс солюшенз», которая выполняла государственные заказы, конференции в основном состояли из официальной болтовни с редкими вкраплениями важной информации. Сегодняшний сеанс не стал исключением.

Она подробно доложила о том, как идет работа над проектом: редактирование новейшего протокола об операции по уничтожению устаревших боеприпасов с недавно закрытых военных баз. Большинство изменений было внесено после внимательного прочтения этих протоколов техническими специалистами компании. Чарли привыкла много раз перерабатывать тексты; очень часто специалисты, изучавшие протоколы, расходились во мнениях.

Нелли запрыгнула на стул рядом с ее письменным столом. Она позволила Чарли почесать себя за ухом, а затем свернулась клубочком и начала вылизываться.

– Я схожу с ума, Нелли? – спросила Чарли.

Нелли покосилась на нее зеленым глазом и вернулась к своему занятию.

Трудность заключалась в том, что Чарли ни на кого не могла опереться. Отец почти двадцать лет назад погиб в аварии на шахте, а мать несколько лет назад переехала со своим последним мужем в Арканзас. Два брата в тюрьме, еще два – в Южной Дакоте, пытаются что-то выгадать на сланцевой нефти. Сестра в Калифорнии, танцует в ночном клубе в Энсино и надеется сделать карьеру…

Нельзя сказать, что ее близкие – плохие люди, даже те братья, которые сейчас сидят за решеткой. Просто никто из них никогда не понимал и не поймет Чарли. И уж конечно, они не поймут, зачем она решила выкопать из земли старые кости, зарытые десять лет назад. Друзей у нее нет. Она превратила добровольную изоляцию в вид искусства.

Чарли приложила отредактированный протокол к электронному письму и отправила своему начальнику, а затем проверила почту. Папка входящих сообщений была пуста, если не считать рекламы. Весь мусор она отправила в папку «Корзина».

Потом открыла текстовый процессор и глубоко вздохнула.

Сейчас или никогда! Закусив нижнюю губу, она открыла новый файл. На пустой странице мигал курсор.

Опустив дрожащие руки на клавиатуру, она начала печатать.


«Моя подруга Элис Берден погибла почти десять лет тому назад, за два дня до Рождества. В полиции ее смерть назвали несчастным случаем. Ее родители тоже так думают. В ту ночь она много пила; заказывала коктейли под названием «Баламут». В состав коктейля входило: пюре из клубники и огурцов, водка, французский аперитив под названием «Бональ», сок лайма и сахарный сироп. Рецепт я отыскала в Интернете позже.

Очень долго я ничего не помнила о ночи, когда погибла Элис, кроме того, что сама выпила всего лишь три глотка пива.

И вдруг неделю назад мне стали сниться кошмары. Я убеждала себя, что страшные сны появляются от стресса, вызванного новым заданием.

Но невозможно объяснить сцены, которые я видела в своих снах. Я постоянно слышу шепот Элис, хотя вокруг по-прежнему темно.

«Прости меня, Чарли, – шепчет она. – Но остальное я должна сделать сама».

Что она имела в виду? Что она должна была сделать?

В тот вечер мы собирались повеселиться, расслабиться перед последним семестром выпускного класса. Потом нам предстояло напрячь все силы ради поступления в колледж. Элис собиралась учиться в престижном колледже «Лиги плюща». Я получила стипендию в колледже Джеймса Мерсера в десяти минутах езды от дома.

Мне почему-то кажется, что тот вечер должен был стать началом нашего прощания. Мы поклялись, что будем оставаться на связи.

Мне бы сразу следовало догадаться: Элис что-то задумала. Она всегда что-то замышляла. Она жила как в сказке: красивая, милая, богатый папочка ее обожал. Она собиралась поступать в Гарвард; все в жизни было преподнесено ей, как на блюдечке. Сначала поучится в Гарварде, потом в Йельском университете юриспруденции, а затем – волнующая карьера в ФБР.

Она хотела стать детективом.

В ту ночь она что-то задумала. И кажется, нервничала. Мы выбрали место, где нас никто не знал. Бармену показали поддельные удостоверения личности, которые Элис где-то раздобыла. В ответ на мой вопрос она улыбнулась: «Не спрашивай, Чарли». От ее улыбки я всегда теряла голову и послушно следовала за ней, какие бы неприятности нас ни ожидали.

На короткое, прекрасное мгновение мне показалось, что моя жизнь только начинается. А потом – ничего. Никаких мыслей. Почти никаких воспоминаний. Только шепот Элис и навязчивое чувство: мне что-то известно о той ночи, но что – я не могу вспомнить.

Несколько дней назад я пробовала связаться с мистером Верденом. Позвонила в его администрацию, попросила передать, что хочу поговорить с ним насчет Элис.

Он не перезвонил мне.

Но уже на следующий день у меня появилось ощущение, что за мной следят».


Майкл завершил свою третью за день тренировку – на этот раз в рамках курса по восстановлению навыков для новых сотрудников агентства. Он направился в душ, вымылся и переоделся в джинсы и рубашку поло с длинным рукавом. «Переоделся в гражданское»… Он криво улыбнулся, сознавая, что еще не привык к тому, что больше не служит в морской пехоте.

На телефоне в его кабинете горела лампочка: кто-то оставил ему сообщение на автоответчике. В трубке прозвучал низкий голос Мэддокса Хеллера:

– Зайди перед выходом ко мне в кабинет, – произнес он. – У меня для тебя кое-что есть.

Майкл прошел в главное здание, ежась от порывов холодного ветра. Ему случалось переносить даже лютые морозы, но влажный горный воздух пробирал до костей.

Когда Майкл просунул голову в дверной проем, Хеллер разговаривал по телефону. Начальник жестом пригласил его войти и указал на один из двух стульев, стоявших у его стола.

Майкл сел, наслаждаясь приятным теплом помещения. В кабинете, по-мужски аскетично обставленном, на всех поверхностях, включая широкий письменный стол орехового дерева, стояли семейные фотографии. Снимки Айрис, хорошенькой жены Хеллера, и двух очаровательных детей – Дэйзи и Джейкоба.

Похоже, даже морских пехотинцев можно приручить.

Мэддокс закончил разговор и посмотрел на Майкла:

– Извини. Дэйзи сегодня заняла первое место в школьном конкурсе на знание орфографии. Она по буквам продиктовала мне все слова с конкурса.

Майкл улыбнулся:

– Как низко пал могучий боец!

Хеллер только ухмыльнулся в ответ и взял со стола папку.

– Когда-нибудь ты окажешься на моем месте и тогда сам все поймешь.

– Что пойму? – спросил Майкл, беря у Хеллера папку.

– Что семья делает тебя сильнее. Вот, взгляни, что удалось выяснить нашим ребятам из службы безопасности.

– Быстро они сработали. – Майкл открыл папку. – Наверху лежала глянцевая фотография юной девушки. В ее взгляде было нечто загадочное. Он ее не знал. – Здесь не та девушка из моей группы.

– Знаю. Эту звали Элис Верден.

– Звали?

– Она погибла около десяти лет назад. За два дня до Рождества кто-то сбил ее на машине и скрылся. Водителя так и не нашли.

Майкл поморщился. Такая молодая!

– Верден… – повторил он. – Она не родственница тому типу – Вердену, его портретами обклеены все столбы отсюда и до Падаки?

– Крейг Верден. Кандидат в сенаторы США. – Хеллер кивнул в сторону папки, которая лежала у Майкла на коленях. – Читай дальше.

Майкл пролистал документы. В основном это были распечатки газетных статей из Интернета о несчастном случае, некоторые из них – об участии Крейга Вердена в предвыборной гонке в сенат.

– Верден воспользовался гибелью дочери для укрепления своих политических позиций… Очаровательно!

– Его восемнадцатилетняя дочь где-то раздобыла поддельное удостоверение личности, по которому покупала спиртное в баре. Может быть, ей и удалось одурачить бармена поддельным удостоверением, но это не снимает с него обвинений. Он продолжал наливать ей алкоголь даже тогда, когда она уже едва держалась на ногах. Может быть, именно поэтому она стала переходить улицу прямо перед проезжавшим автомобилем… Водитель скрылся с места преступления; он не остановился и не вызвал скорую помощь.

– Против чего сейчас выступает ее папаша?

– Наверное, против всего, о чем я только что сказал. Бармена так и не привлекли к ответственности, да и бар, похоже, существует по сей день. Так что, я полагаю, если Берден и подавал на них в суд, то проиграл. Может быть, таким образом он пытается хоть как-то добиться справедливости для своей дочери.

Майкл снова посмотрел на фотографию Элис Берден.

– При чем здесь Чарли Уинтерс? – спросил он.

– Прочитай последнюю страницу.

Майкл взял листок. Наверху стояла дата: 26 декабря – через три дня после трагедии. Он просмотрел статью и задержался на четвертом абзаце.

«В последний раз мисс Берден видели около полуночи в баре «Хедхантер» на Мидлберг-Роуд в обществе другой несовершеннолетней, Шарлотты Уинтерс из Бэгвелла».

– Чарли Уинтерс была с Элис в момент ее гибели?

– Похоже, именно в этом заключается загадка, – ответил Хеллер. – Судя по всему, никто не знает, что произошло после того, как они вышли из бара, и до того, как тело Элис несколько часов спустя было обнаружено на дороге.

– Чарли отказалась давать показания?

– Хуже, – ответил Хеллер. – Я поговорил со следователем, который вел дело и давал интервью для той статьи. Он по-прежнему работает в департаменте окружного шерифа и ничего не забыл. По его словам, Шарлотта Уинтерс утверждает, что вообще не помнит, как они вышли из бара. По ее словам, та ночь превратилась для нее в огромное черное пятно.

– А он сам что думает?

– Он думает, что, возможно, убийство сошло Чарли Уинтерс с рук.

Глава 2

Четыре копии – явно перебор.

Чарли посмотрела на флешку, спрятанную во внутреннем кармане спортивной сумки. Четыре копии – признак паранойи или нет?

– Интересно, женат ли Майкл, – послышался рядом с ней заинтересованный женский голос.

Подняв голову, Чарли заметила еще одну ученицу из ее группы, та красила губы, глядя в маленькое карманное зеркальце. На вид – около тридцати пяти лет, в хорошей форме, довольно симпатичная. Чарли вспомнила, как ее зовут: Ким. Имя она услышала в понедельник, на перекличке. Она постаралась запомнить всех, кто ходил вместе с ней на занятия. Отчасти такая игра помогала справиться со скукой, кроме того, такие знания вполне могут когда-нибудь пригодиться.

– Не ожидала, что инструктор окажется таким красавчиком, – продолжала Ким, захлопывая свое карманное зеркальце. – Я не видела у него на пальце кольца.

– Может, на время тренировок он его просто снимает.

– Может быть, – улыбка Ким померкла. – Наверное. В этом возрасте такие красавчики либо женаты, либо геи.

– Или он боится серьезных отношений, – предположила Чарли.

– Дорогая, боязнь серьезных отношений – дело поправимое. – Ким провела рукой по своим волосам цвета светлого меда и улыбнулась: – Ну что, пошли?

– Конечно. – Чарли следом за Ким вышла из раздевалки в спортзал. Там уже собрались одногруппники. С понедельника их ряды поредели, осталась примерно половина. Чарли заметила, что на полу спортивного зала, практически от стены до стены, уложены гимнастические маты. По всей видимости, сегодня они будут не только записывать.

Вот и хорошо!

Майкл Стронг стоял, прислонившись к стене, и с сосредоточенным видом перебирал листки бумаги, прикрепленные к планшету с зажимом.

Наконец он положил планшет на пол и посмотрел на собравшихся перед ним учеников. На мгновение его взгляд задержался на Чарли, и он ей улыбнулся. К ее удивлению, желудок словно сделал сальто.

– Ух ты, – пробормотала Ким. – Похоже, не гей.

Майкл посмотрел на часы, продемонстрировав накачанный трицепс, и желудок Чарли сделал еще одно сальто.

– Пора начинать. Все помнят упражнения на растяжку?

Чарли заставила себя отвести взгляд от Майкла Стронга и дать нагрузку мышцам. Когда она отважилась снова бросить взгляд на инструктора, оказалось, что Майкл медленно ходит между учениками, проверяя их успехи. Он задержался перед ней и, наклонившись, заметил:

– Вы не новичок.

– В старших классах любила физкультуру, – ответила она, стараясь не смотреть ему в глаза.

– А в колледже?

– И в колледже тоже. Физкультура относилась к обязательным предметам.

– Да, так говорят, – расплылся он в улыбке.

– У вас в колледже не было физподготовки?

– Сразу после школы я отправился на тренировочную базу морской пехоты «Пэррис-Айленд», – с улыбкой ответил он. – Физподготовки там хватало.

Чарли поспешила опустить глаза, но было уже поздно. Теперь она живо представляла себе Майкла Стронга в камуфляжной форме.

Когда она снова решилась поднять глаза, инструктор уже продолжил обход. Он подходил к каждому ученику по очереди и показывал, как лучше выполнять те или иные упражнения.

– Хорошо, – объявил Майкл несколько минут спустя. – Сейчас я разобью вас на пары и мы поговорим о некоторых базовых приемах, которые позволят вам убежать от нападающего. Начинать нам следовало бы не с этого, но, судя по тому, как поредели наши ряды, вам, наверное, хочется меньше слов и больше дела.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3