Поль Монтер.

Джулиан. Возвращение



скачать книгу бесплатно

– Проклятье, Эми! Да перестань выть, словно о покойнике! Очнись! Хозяина там нет, иначе бы мы сейчас пили вино за его счастливое возвращение в более шикарном месте.

– Я должна помочь ему, понимаешь, Филипп! Мы обязаны вытащить его!

– Да не будь дурой, Эми, если бы это было так просто, стал бы он посылать вести. Ты что забыла, что мы безуспешно пытаемся вызволить его лет семь! Всё, успокойся, или получишь оплеуху, что мигом приведёт тебя в чувство. Во всей сегодняшней истории, меня радует, что за долгие годы хозяин хотя бы дал о себе знать. Просто повезло, что я прикончил этого разиню Риваля, его кровь сослужила отличную службу. Знать бы раньше…

– Послушай, Филипп… – глухо произнесла Эмильена, тяжело поднимаясь с пола и откинув намокшую от пота прядь волос со лба. – Если будет нужно, я готова на всё, ради Джулиана. И не остановлюсь ни перед чем, даже если потребуется вытащить из могилы паршивого шевалье Эрика!

– Ну и мысли у тебя, дорогая! – Хмыкнул барон. – Вообразила, что смазливый юнец Лоран одним своим видом заставит хозяина выскочить из преисподней? Должен тебя огорчить, этого несчастного уже не удастся использовать, как наживку для ловли рыб. Его проклятый братец своими нудными молитвами успел позаботиться о пропащей душе.

– Не важно, Филипп, ради хозяина, я решусь…

Но договорить она не успела, внезапно пол вокруг мёртвого крестьянина вспыхнул сам собой, и огонь мигом побежал по уцелевшим стенам.

– Бежим, Эми! Пока не превратились в жалкие головешки! – Крикнул Филипп-Анри, схватив девушку за руку и успев выскочить из охваченной пламенем постройки, до того как огонь сумел охватить её целиком. У барона Лессара хватило ловкости отвязать лошадей, что тоскливо жались под развалившимся навесом, терпеливо ожидая хозяев. И вскоре всадники поспешили прочь, ни разу не оглянувшись на полыхающую постройку.

Переполох в особняке Клермон де Винье вызвал у молодой пары отчаянное раздражение. Что за манера кудахтать над каждым происшествием слово куриный выводок? Хотя, оба они предусмотрительно состроили страдальческие гримасы, наговорив лживых объяснений, наспех сочинённых по пути домой. Филипп-Анри бережно внёс Эмильену в дом на руках. Она закатывала глаза и тихо стонала. Бледное лицо барона, обрамлённое намокшими прядями волос, тот час показалось окружающим испуганным и совсем беззащитным. Ах, милый мальчик, он видно вытерпел нимало страшных минут, спасая невесту. Какой ужас! Лошадь бедняжки Эми действительно помчалась, как ошалевшая, при первом же раскате грома. И Филиппу-Анри стоило отчаянной храбрости, броситься наперерез обезумевшему животному. Но, слава милосердию Господнему, он успел вовремя. Экая жалость, что оба молодых человека вымокли до нитки и, кажется, успели пораниться о ветки, что исхлестали смельчаков. Кружевные манжеты юного барона в крови! Несколько капель попало и на лиф платья девушки. Бедняжке надо немедля лечь в постель и выпить липового отвару. Старая, чопорная няня Клементина поспешила приготовить питьё, но юная мадемуазель, оказавшись в своей спальне, немедля пожелала остаться со своим женихом с глазу на глаз.

И неожиданно вовсе не ослабевшим голосом грубо выгнала вон всю прислугу. Клементина поджала губы и проследовала к хозяйке.

– Конечно это не моё дело, мадам. – Сложив руки под белоснежным фартуком и нахмурясь, проронила она. – Но сеньору Лессару лучше бы отправиться домой. Его родня волнуется не меньше нашего. Да и при том, не прилично оставаться с молодым человеком наедине, да ещё в спальне!

– Ты ума лишилась, милая? – Возмущённо воскликнула старая баронесса. – Филипп-жених моей дочери! Я ни на секунду не сомневаюсь в его чистых помыслах, так же как и в себе самой. И к тому же они, в сущности, совсем ещё дети, которым не ведомо влечение и греховные мысли. Бедняжка Эмильена натерпелась страху и не мудрено, что ей лучше возле своего спасителя. Оставь, Клементина, займись делом и не докучай мне глупостями.

Служанке пришлось удалиться и, поджав губы, она лишь успела буркнуть себе под нос, что излишнее баловство один раз уже сыграло злую шутку в семье хозяев. В конце концов, мадемуазель ещё не вышла за сеньора замуж, что бы вести себя, так как ей взбредёт в голову.

Меж тем, девушка проворно соскочила с кровати и быстро повернула ключ в замке, заперев дверь спальни.

– Ну, Филипп, что нам теперь делать? – Отрывисто бросила она, схватив юношу за обшлага камзола.

– Ты о чём, дорогая? Об этом старом дураке, что некстати сунул нос на мельницу?

– Вот ещё нужда! Да мне ровным счётом плевать, что кости его успели обуглиться. Сгори он живьём я и то не обернулась бы поглазеть на такое. Я о послании…

– Хм, можешь не волноваться, девочка, ещё по пути домой у меня возникла одна заманчивая идея. Если повезёт, хозяин в скором времени предстанет перед нами живой и полный сил. – Самодовольно подмигнул Филипп-Анри.

– Если бы ты знал, как я жду этого! – Воскликнула Эмильена. – Когда сможем начать?

– Да хотя бы завтра. Давай встретимся в полдень в перелеске, не доезжая до мельницы, вернее до того, что от неё осталось.

– По рукам, Филипп. Тогда до завтра, тебе пора, иначе твоя полоумная родня прискачет сюда. Я еле терплю своих, а уж ваша семейка и святого выведет из себя.


Незадолго до полудня, мадемуазель Клермон де Винье заявила, что непременно желает помолиться в ближайшей часовне и заказать мессу, в благодарность за вчерашнее спасение. Уговоры взять провожатых не возымели действия, впрочем, как всегда. И вновь промокнув слезу умиления по поводу набожности своей дочери, баронесса Ортанс лишь кивнула в ответ к большому неудовольствию сердитой няньки Клементины. Подъехав к условленному месту, Эмильена с удивлением увидела, что возле Филиппа-Анри переминается с ноги на ногу увалень Гожан. Детина был чем-то вроде деревенского дурачка и соглашался на любую работу, что не требовала большого ума и сноровки. Обмануть его под силу было даже сопливым ребятишкам, и бедняга никогда не мог отличить: подшучивают ли над ним, или говорят всерьёз. Барон Лессар вместе со спутницей неспешно двинулись вперёд, а Гожан поплёлся за господами, пиная носком старых сабо камешки, забавы ради.

– Что ты задумал, Филипп? – Озабочено, шепнула девушка, искоса поглядывая на громоздкую фигуру деревенского парня.

– Да самое простое дело, Эми, потерпи немного, сама увидишь, помоги мне только не спугнуть этого недоумка и дело пойдёт

Окинув взглядом пепелище, что осталось от мельницы, Гожан громко присвистнул.

– Ну, парень, знаешь, что тут было раньше? – С добродушной улыбкой спросил барон Лессар.

– Да-а-а, хозяин, тут вроде стояла мельница… – задумчиво протянул детина. – Но вчера случилась сильная гроза, я даже побоялся нос на улицу высунуть. Такого страшного грохота я ещё не слыхал. В деревне говорят, что папаша Риваль забрался сюда в надежде переждать непогоду, да ему не повезло, молния попала прямиком в постройку. Бедняга не успел выбраться и сгорел заживо. Ох, … должно быть это страшная гибель, не иначе он чем-то прогневил Господа.

Эмильена и её спутник быстро обменялись взглядами.

– Видишь, Эми, всё как нельзя лучше, никто не заподозрил убийства. – Шепнул Филипп – Анри. – Ну, хватит о грустном! – Весело воскликнул он, подмигивая парню, – мы с мадемуазель заключили пари и ты должен нам помочь. Выполнишь просьбу и получишь три экю22
  Название средневековых золотых и серебряных монет Франции


[Закрыть]
.

– Заключили чего? – Глупо пробормотал Гожан, приоткрыв рот и уставившись на сеньоров.

– Вот дурак! – В сердцах проронила Эмильена. – Мы поспорили, понимаешь?

– А-а-а-а, стало быть, побились об заклад. – Кивнул крестьянин.

Филипп-Анри брезгливо хмыкнул и закатил глаза.

– Не старайся понять мой бедный друг, выполняй, что нужно, получай плату и проваливай. Вот, видишь, у меня есть доска. – С этими словами, барон вытащил из—под полы камзола изрядно почерневшую и обгорелую по краям доску, на которую Гожан уставился с явным удивлением. Чего ради знатным господам таскать такой хлам?

– На ней вырезаны углубления для рук, – продолжал Филипп-Анри. – Если твои ладони придутся точно по отпечаткам, выиграю я, если нет, победит мадемуазель.

– А как же плата, сеньор барон? Если мои руки окажутся больше или меньше? – Пробормотал Гожан.

– Мой славный дурачок, свои три экю ты получишь в любом случае. – Сладко произнёс Филипп-Анри.

– Годиться, хозяин! – Обрадованно воскликнул парень.

Барон Лессар, совсем не заботясь, что пачкает в саже нарядные башмаки, встал посреди сгоревших развалин и бережно опустил доску на землю.

– Ну, давай, друг мой, опусти свои ладони, посмотрим, кто выиграл пари.

Эмильена вздрогнула и, подхватив пышные юбки, поспешила ближе. Она кусала губы, не в силах скрыть волнения, дыхание её стало прерывистым.

Гожан неловко присел на корточки и приложил руки к отпечаткам на доске. Несколько секунд Филипп и его подруга затаив дыхание замерли. Но ничего не произошло.

– Прижми руки крепче! – Крикнула баронесса. Но как парень ни старался, едва не вдавив доску в землю и пыхтя от усердия, результата не было. На напряжённых лицах знатных господ появилось выражение горького разочарования. И в довершение, из-за пазухи рубахи Гожана вынырнул оловянный крестик и, покачиваясь, повис прямо над доской. С резким звуком старое дерево треснуло прямо посередине.

– Ах, проклятый недоумок! – Завизжала Эмильена, с силой оттолкнув беднягу и выхватив доску, прижала её к груди.

От неожиданности парень плюхнулся прямо на обуглившиеся останки пола и замер, открыв рот.

– Мда, не зря простолюдины болтают, что распятый вечно охраняет дураков. – Сквозь зубы процедил барон. – Ладно, вот твои монеты и проваливай побыстрее.

– А кто выиграл спор, хозяин? – Наивно глядя на хмурые лица сеньоров, спросил Гожан.

– Пошёл прочь! – Рявкнул Филипп-Анри. Парень удивлённо пожал плечами, и бережно спрятав монетки, почтительно поклонился. И не оглядываясь, направился в обратный путь.

– Зачем ты его отпустил, Филипп? – Прошипела девушка. – Надо было перерезать ему горло прямо на месте!

– Нет Эми, хотя такая мысль у меня была. – Хмуро бросил барон. – Но мне важнее было проверить, не стала ли мельница тем самым входом в преисподнюю, который мы так безуспешно ищем. К прискорбию это оказалось не так… А по части этого жалкого дурака, толку в его смерти не было бы никакого. Он слишком наивен и видимо начисто лишён грехов, словно малое дитя. К тому же, его россказни мало кого заставят заподозрить неладное, всё, что он сможет пролепетать, как получил деньги, участвуя в споре сеньоров. Кровь праведника неважный проводник в мир тьмы.

Эмильена с минуту помолчала, но внезапно слёзы хлынули из её глаз сплошным потоком.

– Проклятье! Да что с тобой творится, дорогая? Вот уже без малого месяц ты начинаешь закатывать истерики по любому поводу, это вовсе не похоже на тебя.

Девушка пожала плечами и, промокнув глаза платочком, злобно проронила.

– Ещё один повод для уныния, Филипп, паршивый младенец, которого я ношу.

– Младенец?! – Ошарашенно воскликнул Лессар, вытаращив глаза. – Да с чего ты взяла… вот ерунда… откуда он появился?

– Хм, ты вовсе растерял остатки ума, маленький сластолюбец? Откуда бы появиться ребёнку, должно быть непорочное зачатие, как у мамаши распятого. – Грубо рассмеялась Эмильена.

– Оставь, я совсем не это хотел сказать. Я попросту не ожидал, что наши новые тела способны сыграть эдакую глупую шутку. На что нам сдался этот несчастный? Уж чего-чего, а отцовских чувств я сроду не питал, хотя наверняка успел наплодить кучу ребятишек ещё в прошлой жизни.

– Ты, думаешь, у меня возникает желание стать матерью? Единственное дитя, ради которого я когда—то пожертвовала жизнью, был и остаётся Джулиан. И мне жаль до слёз, что не я произвела его на свет. А что касается плода наших с тобой развлечений, лучше бы ему вовсе не появляться. Не волнуйся, я знаю, как решать такие дела

– Кому же, как не сводне знать это, дорогая. – Глумливо подмигнул барон. – Однако тебе следует поторопиться, пока твоя зануда нянька, что вечно суёт свой нос, куда не следует, не пронюхала об этом.


Но, Филипп-Анри наделил Клементину излишней прозорливостью, ни единая душа в особняке Клермон де Винье и подумать не могла о положении мадемуазель. Хотя Эмильене стоило не малых усилий тщательно скрывать своё состояние. Несмотря на отчаянные попытки и богатый опыт сводни и потаскухи, ей никак не удавалось освободиться от младенца до его рождения. Она немилосердно затягивалась в корсет, носилась верхом на лошади, пила отвары, которые тайком варила по ночам в своей комнате, твердила заклинания, но ничего не помогало. Эти бесплодные попытки доводили её до бешенства. А Филипп-Анри лишь пожимал плечами. Да стоит ли так злиться, раз уж это случилось, пусть негодный младенец родится, как положено. В конце концов, их свадьба давно решённое дело и глупая родня вряд ли начнёт скрупулёзно высчитывать даты. Эти недоумки вполне проглотят историю о слишком ранних родах, только и всего. А после, ребёнка останется только вручить оголтелым от любви бабушкам и няням и забыть о нём. Юная баронесса в сердцах разрывала веер или платок, словом первое, что попалось под руку. Ну не дурак ли барон Лессар? Какая свадьба? Он что забыл, как уже много лет не может приблизиться к церкви ближе, чем на десять шагов? Всё это время оба старательно ищут причины отказа для посещения месс и праздников и лгут, что ходят туда в другие дни. Успел запамятовать, как его стало колотить в припадке, стоило явиться к городскому собору на пасху? Как он извивался на земле, и изо рта хлестала пена? По счастью, глупая родня и соседи вообразили, что его настигла хворь что, сгубила его папашу. И даже настоятель не усмотрел подвоха. И как сама Эмильена лишилась чувств прямо на пороге часовни. А после, очнувшись, едва не умерла от удушья, когда мать повела её на мессу по умершему брату. Вот славная картина, когда на венчание им двоим придётся зайти в собор, должно быть они сгорят заживо на потеху святошам.

Филипп-Анри хмурил брови и кривил капризный маленький рот. Проклятье, Эми права, ни о какой свадьбе не может быть и речи! Но что делать с младенцем, раз он нарочно цепляется за жизнь лишь бы им досадить. Но, если всё попытки его изгнания окончились ничем, стало быть, придётся смиренно ждать его появления и расправиться с ним сразу же после рождения.

В унылой тоске и сложа руки, им оставалось лишь ожидание. А что бы совсем не закиснуть со скуки, они продолжили любовные встречи, предаваясь плотским утехам, нагло расположившись прямо в спальне Эмильены. Барон преспокойно влезал в окно по ночам и исчезал только на рассвете. Благо, что в тихой провинции царил мир и покой и ленивые сторожа вовсе не утруждали себя излишней бдительностью. Но в одну из ночей произошла досадная оплошность. Мадемуазель начисто позабыла запереть дверь на засов. Уверенная, что никто из слуг не посмеет явиться ночью без её приказа. Старая няня Клементина, озабоченная побледневшим лицом и болезненным видом своей воспитанницы, который остальные списывали на обычное волнение перед предстоявшей свадьбой, решилась посмотреть; не нуждается ли госпожа в липовом отваре для лучшего сна и не слишком ли холодно в её спальне. Женщина, прикрывая рукой пламя свечи, тихонько вошла в комнату и с удивлением услышала странные звуки. Бедняжка вообразила, что Эмильена стонет и мечется в постели от лихорадки. Она подошла ближе к алькову, подняв свечу выше, стараясь разглядеть, что происходит. Увиденное заставило Клементину вскрикнуть от неожиданности и едва не выронить свечку на постель. Первое, что предстало перед глазами чопорной служанки, был обнажённый мужской зад, ритмично виляющий из стороны в сторону, и задранные вверх женские ноги в чулках, успевших от усердия спуститься ниже колен.

У служанки перехватило дыхание, и она лишь ловила ртом воздух не в силах произнести ни слова. На её вскрик парочка мигом отпрянула друг от друга, и с перекошенным от злости лицом, торопливо натянув панталоны, с постели соскочил юный барон.

– Вот дура проклятая, надо же было явиться именно сейчас! – Воскликнул он.

– Пресвятая Дева! – Осенила себя крестом няня. – Сеньор Лессар! Вы… вы здесь, ночью?! В постели юной девушки?!

– Только попробуй закричать! Я тебе шею сверну, старая перечница! – Прошипела Эмильена, хватая служанку за плечи.

– Это неслыханно! Неслыханно! Какой позор на обе знатные семьи! – Продолжала причитать Клементина. – Я должна известить вашу матушку, немедленно!

– Сначала доложи своему покровителю, старая дура! – Крикнул Филипп-Анри, схватив несчастную за шею и с силой сомкнув пальцы у неё на горле.

– Постой, Филипп, – торопливо пробормотала баронесса. – Подушкой будет вернее, иначе на шее останутся следы от удушья.

Лессар только кивнул и, повалив женщину на постель, быстро закрыл её голову подушкой.

– Эми, держи её руки, иначе она расцарапает меня, пока окончательно затихнет. – Тяжело дыша, бросил он.

Им казалось, что прошло более получаса, прежде чем тело Клементины перестало извиваться, в отчаянных попытках избежать смерти. Выждав для верности ещё несколько минут, Филипп-Анри медленно убрал подушку с лица жертвы.

– Конец. – Удовлетворённо произнесла Эмильена, снимая пёрышко от подушки со щеки няни. – Долго же она сопротивлялась, я думала, провозимся до рассвета.

– И что теперь с ней делать? – Брезгливо вытирая руки краем простыни, спросил барон.

– Да ничего особенного. – Пожала плечами девушка. – Перенесём тело в её каморку, уложим на кровать и заботливо накроем одеялом.

Парочка, осторожно ступая по полу босыми ногами что бы ни наделать шума, оттащила бедняжку в комнату где она прожила столько лет, и аккуратно надев на неё чепец и прикрыв одеялом удалилась.

И вновь убийцы счастливо избежали заслуженной кары. Мирно лежащая в собственной постели служанка, и мысли не вызвала, что является жертвой преступников. Странно конечно, что вроде не хворавшая прежде женщина, хотя и преклонных лет скончалась в одночасье. Но лишь Господь знает кому и когда предстать перед Ним. Стало быть, час Клементины пробил, а с этим уже ничего не поделаешь.

Родня молодых людей с упоением продолжала готовиться к венчанию, а Эмильене оставалось лишь скрипеть зубами от злости, в томительном ожидании рождения нежеланного младенца. И мучительно искать выход как бы устроить всё тайно и оставить родственников в счастливом неведении.


Наступившая весна в этом году была ранней и щедрой на погожие дни. И хотя в лесу возле деревьев ещё чернели холмики снега, покрытого коркой грязного наста, на деревьях успели проклюнуться крошечные листья, что мигом окутали лес нежнейшей вуалью.

Эмильена так нахлёстывала свою несчастную кобылу, что даже Филипп-Анри, прослывший отличным наездником, едва поспевал за ней.

– Эми! Да подожди немного, попридержи поводья, ты несёшься, словно на пожар! – Крикнул он. Но девушка упрямо гнала лошадь вперёд и только достигнув их прежнего укрытия в каштановой роще, остановилась и тяжело спрыгнула на землю, не дожидаясь помощи спутника.

– Эми, да что с тобой? Чего ради ты устроила эти скачки?

– Отстань, Филипп. – Сквозь сжатые губы процедила баронесса. – Мне надо было убраться от дома как можно дальше. Этот проклятый младенец решил появиться на свет именно сегодня. Что мне ещё оставалось?

– Час от часу не легче! – Бросил Лессар. – И что делать?

– Не волнуйся, ничего сложного для тебя, всего лишь посматривать вокруг что бы какой-нибудь разиня крестьянин не застал меня здесь. А после, придушить плод нашей романтичной любви. – Без всякого смущения произнесла Эмильена, деловито расстилая свою накидку прямо на влажную землю.

– Хм, эти поручения пустяк, дорогая! Лишь бы ты не начала вопить как полоумная, отделалась побыстрее и мы не застряли в лесу дотемна.

Барон глотнул из фляги и начал расхаживать неподалёку от старого каштана, пристально глядя на видневшуюся сквозь кустарник просёлочную дорогу, изредка бросая взгляд на Эмильену. По счастью, девушка оказалась достаточно терпеливой и осторожной. До Лессара долетали лишь приглушённые стоны и отборная ругань, которая слетала с губ будущей матери. Филипп-Анри усмехнулся, бранные слова из обихода потаскушек и обитателей подозрительных кварталов вовсе не вязались с тонкими чертами и надменным взглядом эмалевых глаз баронессы Клермон. К радостному облегчению Филиппа, уже к полудню, от каштана раздался жалобный писк новорождённого, и барон поспешил к подруге.

Эмильена сидела, опершись спиной о ствол и прикрыв глаза от усталости. Волосы её рассыпались по плечам и на висках совсем взмокли от пота. Возле ног лежал ребёнок, кое-как прикрытый углом накидки. Лессар с любопытством приподнял его.

– Фи! Ну и уродливы же новорождённые! Как он жалок! Словно зверюшка с содранной кожей. – Скривился он. – Это мальчик или девочка?

– Хм, тебе же пришло в голову разглядывать этого уродца, вот и узнай сам. Мне нет никакого дела до этого. Не всё ли равно кто найдёт вечный приют в безымянной могиле? Главное, я от него избавилась. – Равнодушно протянула девушка.

– Ты права, дорогая. К тому же вид у него довольно унылый. Думаю, он недолго смог бы протянуть даже попав в руки заботливых нянь.

– Оставь, Филипп, кому интересно выжил бы никчёмный младенец или нет? Я испытала настоящее облегчение от того, что освободилась. Вообрази только, когда я приняла Джулиана, моё сердце было наполнено необычайной радостью. Ах, как он был прекрасен! Более красивого ребёнка я никогда не видела.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6