Питер Франкопан.

Шелковый путь. Дорога тканей, рабов, идей и религий



скачать книгу бесплатно

Тем не менее удача оказалась на стороне Ираклия. Первые попытки взять город провалились, а последующие нападения были с легкостью отбиты. Уверенность врагов стала спадать. В первую очередь это коснулось аваров. Они боролись за пастбища для своих лошадей и отступили, когда племенные различия стали угрожать подрывом авторитета их лидера.

Вскоре после них отступили и персы, отчасти потому что получили известия о том, что тюркские племена атакуют Кавказ, и это определенно требовало внимания. Политика территориальной экспансии «размазала» ресурсы по достаточно большой территории, и это делало новые территории уязвимыми. Тюрки тоже отлично это понимали. Константинополь едва сумел спастись[319]319
  J. Howard-Johnston, ‘The Siege of Constantinople in 626’, in C. Mango and G. Dagron (eds), Constantinople and its Hinterland (Aldershot, 1995), рр. 131–142.


[Закрыть]
.

В ходе удивительной контратаки Ираклий, который повел имперскую армию в Малую Азию после осады собственной столицы, теперь догонял отступающего противника. Сначала император направился на Кавказ, где встретил тюркского кагана, с которым и договорился о союзе, буквально осыпав его почестями и подарками и пообещав ему отдать в жены свою дочь Евдокию, чтобы закрепить и формализовать узы дружбы[320]320
  Howard-Johnston, ‘Heraclius’ Persian Campaigns’, рр. 23–24; C. Zuckerman, ‘La Petite Augusta et le Turc: Epiphania-Eudocie sur les monnaies d’H?raclius’, Revue Numismatique 150 (1995), рр. 113–126.


[Закрыть]
. Затем император, отбросив всякие предосторожности, отправился на юг, разбив по дороге большую армию персов возле Ниневии (в настоящее время это север Ирака) осенью 627 года. После этого Ираклий отправился к Ктесифону. К этому времени оппозиция уже перестала существовать.

Персидское правительство буквально трещало под давлением. Хосров был убит, а его сын и наследник Кавад обратился к Ираклию, чтобы немедленно урегулировать вопросы[321]321
  См. N. Oikonomides, ‘Correspondence between Heraclius and Kavadh-Siroe in the Paschal Chronicle (628)’, Byzantion 41 (1971), рр. 269–281.


[Закрыть]
. Император был удовлетворен обещаниями и отправился в Константинополь, оставив своего посла согласовать все условия, которые включали в себя возврат римских территорий, захваченных во время военных действий, а также частей Честного и Животворящего Креста Господня, на котором был распят Иисус, увезенных из Иерусалима в 614 году[322]322
  Sebeos, Armenian History, 40, рр.

86–87; Theophanes, The Chronicle of Theophanes Confessor: Byzantine and Near Eastern History, AD 284–813, tr. C. Mango and R. Scott (Oxford, 1997), рр. 455–456.


[Закрыть]. Это ознаменовало сокрушительную победу Римской империи.

Это был не конец истории, однако именно тогда зародились течения, которые привели к краху Персии. Старший из генералов, Фаррухан Шахвараз, который спланировал недавнее нападение на Египет, решил сделать крутой поворот и заявил свои права на трон. Учитывая невезение персов в последнее время и уязвимое положение восточных границ, подвергающихся атакам тюрков, это дело казалось непреодолимым. По мере того как переворот набирал обороты, генерал провел переговоры непосредственно с Ираклием, чтобы заручиться поддержкой Рима для собственного возвышения. При поддержке императора он выдвинулся из Египта и направился в Ктесифон.

Ввиду того что Персия буквально разваливалась, Ираклий с радостью воспринял перемены, которые могли бы увеличить его популярность. Он сыграл на религиозных чувствах, чтобы заручиться поддержкой и выстоять в это темное для империи время. Нападения Хосрова были объявлены прямыми попытками уничтожить христианство. Он устроил перед войсками целое представление, прочитав письмо, якобы написанное самим шахом.

В этом письме он не только высмеивал лично Ираклия, но и издевался над бессильным богом христиан[323]323
  Chronicon Paschale, рр. 166–167; Sebeos, Armenian History, 38, рр. 79–81.


[Закрыть]
. Римлянам бросали вызов бороться за то, во что они верили: это была религиозная война.

В таком случае неудивительно, что триумф римлян породил уродливые сцены. После того как Ираклий торжественно вошел в Иерусалим в 630 году и восстановил фрагменты Честного и Животворящего Креста Господня в церкви Гроба Господня, евреи предположительно были насильно крещены, в наказание за ту роль, которую они якобы сыграли во время падения города 16 лет назад. Те же, кто бежал, были изгнаны. Им было запрещено приближаться к Иерусалиму ближе, чем на 3 мили[324]324
  G. Dagron and V. D?roche, ‘Juifs et chr?tiens en Orient byzantin’, Travaux et M?moires 11 (1994), р. 28ff.


[Закрыть]
. Восточные христиане, чьи верования были признаны нонконформистскими, стали новой целью имперской разведки. Им было предписано отказаться от своих давних убеждений и принять доктрины православного христианства, которое было объявлено единственно верным и благословленным Господом[325]325
  Cameron and Hoyland, Doctrine and Debate, рр. xxi – xxii.


[Закрыть]
.

Для церкви в Персии это было достаточно проблематично. Вот уже более столетия ее представители не видели своего западного повелителя и считали себя носителями истиной веры, в отличие от западной церкви, которая регулярно подвергалась влиянию различных девиантных учений. Когда епископы Персии встретились в 612 году, они постановили, что вся основная ересь идет из Римской империи, тогда как в Персии «ереси не было никогда»[326]326
  Письмо епископа Персии, Synodicon orientale, рр. 584–585.


[Закрыть]
. Итак, когда Ираклий «восстановил православную церковь» в Эдессе и дал указание выдворить восточных христиан, которые отправляли здесь службы ранее, было похоже, что он хочет преобразовать всю Персию. Собственно говоря, именно такая идея и была у Ираклия до драматического поворота судьбы. Персия должна была принять римское, западное христианство[327]327
  Theophanes, Chronicle, р. 459; Mango, ‘Deux ?tudes sur Byzance et la Perse sassanide’, Travaux et M?moires 9 (1985), р. 117.


[Закрыть]
.

Возрождающаяся, доминирующая религия при поддержке и защите Константинополя сметала все на своем пути. Необычная последовательность событий оставила множество старых идей в прошлом. Когда в Ктесифоне разразилась чума, забрав с собой шаха Кавада, стало совершенно ясно, что зороастризм лишь выдает желаемое за действительное, в то время как христианство – единственно верная религия и ее последователи будут вознаграждены[328]328
  B. Dols, ‘Plague in Early Islamic History’, Journal of the American Oriental Society 94.3 (1974), р. 376; Р. Sarris, ‘The Justinianic Plague: Origins and Effects’, Continuity and Change 17.2 (2002), р. 171.


[Закрыть]
. В этой накаленной атмосфере стало зарождаться новое движение. Оно возникло в самой глубине Аравийского полуострова. Этот регион почти не пострадал в ходе конфликта между римлянами и персами, однако это не означало, что их противостояние, которое происходило далеко, совсем не коснулось этого региона.

Кстати, юго-западная часть Аравийского полуострова долгое время была местом противостояния двух империй. Менее чем за столетие до этого царство Химьяр и города Мекка и Медина связали свою судьбу с Персией, выступив против христианской коалиции и смертельного врага Химьяра на Красном море – Эфиопии[329]329
  Bowersock, Throne of Adulis, рр. 106–133. Также G. L?ling, Die Wiederentdeckung des Propheten Muhammad: eine Kritik am ‘christlichen’ Abendland (Erlangen, 1981).


[Закрыть]
.

В этом регионе верования менялись, адаптировались и соревновались друг с другом большую часть столетия. Место, которое ранее было политеистическим миром, включающим множества божеств, идолов и верований, стало монотеистическим миром, где главенствовала идея единого всемогущего бога. Святилища, посвященные другим божествам, потеряли свое значение. Один из историков накануне восхода ислама писал, что традиционное многобожие «умирает». На его место пришел иудейский и христианский концепт всемогущего Господа Бога, а также ангелы, райские кущи, молитвы и милостыня – все это можно найти в текстах, распространенных по всему Аравийскому полуострову в конце VI – начале VII века[330]330
  C. Robin, ‘Arabia and Ethiopia’, in S. Johnson (ed.), Oxford Handbook of Late Antiquity (Oxford, 2012), р. 302.


[Закрыть]
.

Именно в этом регионе в то время, когда на севере свирепствовала война, торговец по имени Мухаммед из клана Бану Хашим племени курайшитов удалился в пещеры для медитаций. Согласно исламской традиции, в 610 году он получил серию божественных откровений. Мухаммед услышал голос, который велел ему читать стихи «во имя твоего Господа»[331]331
  Qur??n, 96.1, ed. and tr. N. Dawood, The Koran: With a Parallel Translation of the Arabic Text (London, 2014).


[Закрыть]
. Тогда Мухаммед запаниковал, вышел из пещеры, увидел человека «ноги которого возвышались над горизонтом» и услышал голос, который обрушился на него: «О, Мухаммед, ты пророк божий, а я Джибриль»[332]332
  Ibn Hisham, S?rat ras?l All?h, tr. A. Guillaume, The Life of Muhammad: A Translation of Is??q’s S?rat ras?l All?h (Oxford, 1955), р. 106; Qur??n, 81.23, р. 586.


[Закрыть]
. За последующие годы ему был ниспослан целый ряд откровений, которые были записаны в середине VII века и объединены в единый текст, известный как Коран[333]333
  См. H. Motzki, ‘The Collection of the Qur’?n: A Reconsideration of Western Views in Light of Recent Methodological Developments’, Der Islam 78 (2001), рр. 1–34, а также A. Neuwirth, N. Sinai and M. Marx (eds), The Qur??n in Context: Historical and Literary Investigations into the Qur??nic Milieu (Leiden, 2010).


[Закрыть]
.

Господь посылает апостолов, как сказал Мухаммеду Джибриль (или Гавриил), чтобы приносить хорошие новости или предостерегать[334]334
  Qur??n, 18.56, р. 299.


[Закрыть]
. Мухаммед был избран посланником божиим. В мире было много тьмы, говорили ему, много того, чего следует бояться, и опасность Конца света буквально на каждом углу. Повторяя божественные послания, он призывал и «просил защиты его (Аллаха) от происков Сатаны, потому что нет власти его над теми, кто верит и вверяет себя Господу»[335]335
  Qur??n, 16.98–9, рр. 277.


[Закрыть]
. Господь сострадателен и милосерден, неоднократно повторялось Мухаммеду, но также он жестоко наказывает тех, кто ему не подчиняется[336]336
  Например, Qur??n, 2.165; 2.197; 2.211.


[Закрыть]
.

Источники, относящиеся к раннеисламскому периоду, достаточно сложны, что создает ряд проблем при их интерпретации[337]337
  См., главным образом, F. Donner, Narratives of Islamic Origins: The Beginnings of Islamic Historical Writing (Princeton, 1998). Также, например, T. Holland, In the Shadow of the Sword: The Battle for Global Empire and the End of the Ancient World (London, 2012).


[Закрыть]
. Установить, как современные и более поздние политические течения влияли на историю Мухаммеда и его послания, не так просто. Ученые дискутируют на эту тему даже сейчас. К примеру, достаточно сложно понять, какую роль играла религия в формировании событий и отношения к ним. Еще в середине VII века были проведены разграничения. Верующие делились на муминов (истинных верующих) и муслимов (тех, кто присоединился к ним и признал их власть). Позже авторы сфокусировали свое внимание на роли религии и отмечали не только мощь духовного откровения, но и солидарность арабов, которая существенно повлияла на ход революции. Таким образом, некорректно говорить о завоеваниях того периода как о «мусульманских» или как о «арабских». Более того, определения личности менялись не только после, но и на протяжении этого периода. Конечно, сейчас в таких вопросах мы полагаемся в первую очередь на свидетельства очевидцев.

Тем не менее, хотя установить точную последовательность событий может быть проблематично, есть большая вероятность того, что Мухаммед был не единственным человеком на Аравийском полуострове, который говорил о едином Боге. Существовали другие пророки-подражатели, которые были известны в период персидско-римских войн. Самые заметные из них говорили о пророческих видениях, удивительно схожих с теми, что были у Мухаммеда, – о многообещающих откровениях архангела Гавриила, который указывал путь к спасению, и в некоторых случаях подтверждали свои слова священными письменами[338]338
  E. El Badawi, The Qur??n and the Aramaic Gospel Traditions (London, 2013).


[Закрыть]
. Это было время, когда, как стало ясно из археологических находок, христианские церкви начали появляться в Мекке и ее окрестностях. Это также подтверждается иконами и захоронениями у новообращенных народов. В это время сражение за сердца, умы и души было особенно яростным именно в этом регионе[339]339
  Р. Crone, Meccan Trade and the Rise of Islam (Princeton, 1977); а также R. Serjeant, ‘Meccan Trade and the Rise of Islam: Misconceptions and Flawed Polemics’, Journal of the American Oriental Society 110.3 (1990), рр. 472–473.


[Закрыть]
.

В настоящее время существует теория, что Мухаммед проповедовал в обществе, которое переживало экономический спад в результате персидско-римских войн[340]340
  C. Robinson, ‘The Rise of Islam’, in M. Cook et al. (eds), The New Cambridge History of Islam, 6 vols (Cambridge, 2010), рр. 180–181; M. Kister, ‘The Struggle against Musaylima and the Conquest of Yam?ma’, Jerusalem Studies in Arabic and Islam 27 (2002), рр. 1–56.


[Закрыть]
. Конфронтация и эффективная милитаризация Рима и Персии оказала сильное влияние на торговлю через Хиджаз. Правительство тратило огромные суммы на армию. Удовлетворение военных нужд оказывало большое давление на экономику государства. Спрос на предметы роскоши, должно быть, сильно упал. Тот факт, что традиционные рынки во многих городах Леванта и Персии были охвачены войной, вгонял экономику южной части Аравийского полуострова в еще большую депрессию[341]341
  G. Heck, ‘“Arabia without Spices”: An Alternative Hypothesis: The Issue of “Makkan Trade and the Rise of Islam”’, Journal of the American Oriental Society 123.3 (2003), рр. 547–576; J. Schiettecatte and C. Robin, L’Arabie ? la veille de l’Islam: un bilan clinique (Paris, 2009).


[Закрыть]
.

Немногие прочувствовали этот удар сильнее, чем курайшиты из Мекки, караваны которых перевозили золото и другие ценные товары в Сирию и о которых слагали легенды. Они потеряли прибыльный контракт по снабжению римской армии кожей, которая была необходима для седел, ремней для обуви и щитов, поясов и многого другого[342]342
  Р. Crone, ‘Quraysh and the Roman Army: Making Sense of the Meccan Leather Trade’, Bulletin of the School of Oriental and African Studies 70.1 (2007), рр. 63–88.


[Закрыть]
. Их средства к существованию уменьшились также вследствие уменьшения числа пилигримов, посещающих мечеть аль-Харам, одну из важнейших святынь ислама, находящихся в Мекке. Эта святыня была выстроена вокруг нескольких идолов, один из которых представлял собой «Авраама в виде старика». Однако самым главным из них была статуя мужчины из красного агата с правой рукой, сделанной из золота, в окружении стрел для гадания[343]343
  Ibn al-Kalb?, Kit?b al-a?n?m, tr. N. Faris, The Book of Idols Being a Translation from the Arabic of the Kit?b al-a?n?m (Princeton, 1952), рр. 23–24.


[Закрыть]
. Являясь защитниками Мекки, курайшиты хорошо зарабатывали, продавая еду и воду посетителям и показывая ритуалы путешественникам. В связи с переворотом в Сирии и Месопотамии, которые имели последствия далеко за их пределами, и перебоями в очень многих сферах жизни, неудивительно, что предупреждения Мухаммеда о неизбежности Судного дня были восприняты толпой.

Проповеди Мухаммеда определенно упали на благодатную почву. Он предлагал четкое и ясное объяснение творящегося вокруг и при этом говорил с огромной страстью и убежденностью. Мухаммед получал не только божественные откровения, но и предупреждения, которыми делился с народом. Те, кто поддержит его учение, должны были оказаться в прекрасной, плодородной земле, те же, кто не последует за ним, увидят, как гибнут их посевы[344]344
  Qur??n, 36.33–6, р. 441; G. Reinink, ‘Heraclius, the New Alexander: Apocalyptic Prophecies during the Reign of Heraclius’, рр. 81–94; W. E. Kaegi Jr, ‘New Evidence on the Early Reign of Heraclius’, Byzantinische Zeitschrift 66 (1973), рр. 308–330.


[Закрыть]
. Духовное спасение должно было принести также и экономическую выгоду. И там было за что побороться: верующие должны были оказаться в райских кущах с садами, где много свежей воды, «реки с восхитительным вином для питья и реки с чистым медом», любыми фруктами, какие только бывают. Кроме того, им будет даровано прощение Господа[345]345
  Qur??n, 47.15, р. 507.


[Закрыть]
.

Те же, кто откажется от божественного учения, не только столкнутся с мраком и несчастьями, они будут прокляты. Все, кто затеет войну с его последователями, будут ужасно страдать и не получат прощения. Они должны были быть казнены, распяты, потерять конечности или быть изгнаны. Враги Мухаммеда являлись также врагами Бога. Они были обречены на поистине ужасную судьбу[346]346
  Qur??n, 5.33, р. 112.


[Закрыть]
. Среди прочего, заявлялось, что они будут страдать оттого, что их кожа будет вечно гореть, затем заменяться на новую, но только для того, чтобы все повторилось снова. Таким образом, боль и пытка не прекратятся никогда[347]347
  Qur??n, 4.56, р. 86. Помимо этого см. W. Shepard, Sayyid Qutb and Islamic Activism: A Translation and Critical Analysis of Social Justice in Islam (Leiden, 2010). Также обратите внимание на важные наблюдения о гендерной и социальной справедливости в раннем исламе, A. Wahud, Qur??n and Woman: Rereading the Sacred Text from a Woman’s Perspective (Oxford, 1999).


[Закрыть]
.

Неверующие должны были «пребывать в аду вечно, пить раскаленный кипяток, который будет разрывать их нутро»[348]348
  Qur??n, 47.15, р. 507.


[Закрыть]
. Такое радикальное и достаточно страстное сообщение было с яростью встречено оппозицией из числа консервативной элиты Мекки. Ее представители были разгневаны критикой традиционных политеистических воззрений и верований[349]349
  Р. Crone, ‘The Religion of the Qur??nic Pagans: God and the Lesser Deities’, Arabica 57 (2010), рр. 151–200.


[Закрыть]
. Мухаммед был вынужден бежать в Ясриб (позже переименованный в Медину) в 622 году, чтобы избежать преследования. Этот побег, известный как хиджра, стал одним из ключевых этапов истории ислама, точкой отсчета мусульманского календаря. Как показали недавние исследования, именно в тот период проповеди Мухаммеда породили новую религию и новую личность[350]350
  R. Hoyland, ‘New Documentary Texts and the Early Islamic State’, Bulletin of the School of Oriental and African Studies 69.3 (2006), рр. 395–416. О дате бегства Муххамеда – A. Noth, The Early Arabic Historical Tradition: A Source Critical Study (Princeton, 1994), р. 40; M. Cook and Р. Crone, Hagarism: The Making of the Islamic World (Cambridge, 1977), рр. 24, 157.


[Закрыть]
.

Основной идеей этой новой личности стала идея единения. Мухаммед активно стремился объединить племена южной Аравии. Византия и Персия достаточно долго манипулировали и управляли местными распрями, стравливая лидеров племен между собой. Покровительство и финансирование помогли создать несколько зависимых мест, которыми управляли при помощи выплат из Рима и Ктесифона. Интенсивная война разрушила эту систему. Затянувшиеся военные действия означали, что племена были лишены «тридцати фунтов золотом, которые они обычно получали от торговли с Римской империей». Хуже того, их запросы в отношении выполнения обязательств не были удовлетворены. «Император едва может платить заработную плату своей армии, – писал один из них, – не говоря уже о (вас) псах». Когда очередной посланник рассказал племенам о перспективах торговли в нынешних условиях, его убили и зашили внутри верблюда. Это было незадолго до того, как племена взяли дело в свои руки. Было принято решение в отместку «оставить римские земли в руинах»[351]351
  Nikephoros of Constantinople, Chronographikon syntomon, ed. and tr. C. Mango, Short History (Washington, DC, 1990), рр. 68–69; Theophylact Simokatta, History, 3.17. Об арабской «идентичности» до возникновения ислама – A. Al-Azmeh, The Emergence of Islam in Late Antiquity (Oxford, 2014), р. 147; также см. W. Kaegi, ‘Reconceptualizing Byzantium’s Eastern Frontiers’, in Mathisen and Sivan, Shifting Frontiers, р. 88.


[Закрыть]
.

Новая религия проповедовалась на местном языке. «Смотри, – говорится в одном из стихов Корана, – эти слова на арабском языке»[352]352
  Qur??n, 43.3, р. 488.


[Закрыть]
. Арабы представили свою собственную религию, которая позволила сформировать новое самосознание. Эта религия была предназначена для местного населения, независимо от того, кочевниками они были или городскими жителями, членами одного или другого племени, а также независимо от этнической или языковой принадлежности. В Коране содержится множество слов, заимствованных из греческого, арамейского, сирийского, персидского языков и иврита. Когда были записаны откровения, полученные Мухаммедом, важно было подчеркнуть схожесть народов, а не их различия[353]353
  C. Robinson, ‘Rise of Islam’, р. 181.


[Закрыть]
. Единение было ключевым принципом и одной из главных причин близкого успеха ислама. «Да не будет двух религий в Аравии», – такими предположительно были последние слова Мухаммеда, согласно исследованию одного из уважаемых ученых-исламистов VIII века[354]354
  Малик записал два похожих варианта, предположительно отражавших родословную, в комментарии, M?lik ibn Anas, al-Muwa??a, 45.5, tr. A. ?Abdarahman and Y. Johnson (Norwich, 1982), р. 429.


[Закрыть]
.

Перспективы для самого Мухаммеда выглядели не столь многообещающе, особенно когда ему с небольшой группой последователей пришлось скрываться в Ясрибе. Усилия по евангелизации и присоединению к умме – общине верующих – были достаточно вялыми, а ситуация становилась все более опасной, так как войска, приближающиеся со стороны Мекки, собирались напасть на мятежного проповедника. Мухаммед и его последователи обратились к вооруженному сопротивлению, нацеливаясь на караваны в ходе целой серии потрясающе дерзких рейдов. События развивались быстро. Успех в битве при Бадре в 624 году, где Мухаммед и его люди столкнулись с превосходящими силами противника, показал, что им дарованы божественное благословение и защита. Также многие обратили внимание на немалую добычу, которую они получили. Ожесточенные переговоры с лидерами племени курайшитов из Мекки в конце концов были окончены, и стороны достигли взаимопонимания, которое выразилось в заключении договора, ныне известного как Худайбийский мирный договор, который предусматривал 10 лет перемирия между Меккой и Ясрибом и снимал все ограничения, ранее возложенные на сторонников Мухаммеда. Число обращенных в новую веру стало расти.

По мере того как количество последователей увеличивалось, росли и их чаяния и амбиции. Решающим моментом стало четкое обозначение религиозного центра. Раньше верующим говорили поворачиваться лицом к Иерусалиму во время молитвы. В 628 году было объявлено, что, согласно новым откровениям, то руководство, или кибла, было временным и теперь ориентироваться необходимо исключительно на Мекку[355]355
  Qur??n, 2.143–4, р. 21; а также al-Azmeh, Emergence of Islam, р. 419.


[Закрыть]
.

Кааба, старинное место поклонения еще со времен политеизма в Аравии, стала основным объектом паломничества в городе. Верующим было поведано, что построил Каабу Исмаил, сын Авраама и предполагаемый прародитель двенадцати арабских племен. Гости города должны были обойти священное место вокруг, декламируя имя Бога. Поступая таким образом, они исполняли наказ, данный Исмаилу, согласно которому люди должны были собраться со всего Аравийского полуострова и из дальних земель, преодолев путь на верблюдах или пешком, чтобы совершить паломничество к месту, в которое ангелами с небес был спущен черный камень[356]356
  Qur??n, 22.27–9, рр. 334–335.


[Закрыть]
. Подтверждая святость Каабы, общество утвердило связь с прошлым, формируя у населения мощное чувство культурного самосознания.

Помимо преимуществ духовного характера, которые давала новая вера, идея сделать Мекку религиозным центром сулила политическую, экономическую и культурную выгоду. Вражда с курайшитами была прекращена, когда старшие члены племени заявили о своей верности Мухаммеду и исламу.

Талант Мухаммеда как лидера проявился не только в этом. Препоны и оппозиция на территории Аравии постепенно исчезали, экспедиционные войска были направлены на освоение новых земель, которые были слишком хороши, чтобы их упустить. Время было подобрано как нельзя более удачно. Между 628 и 632 годами положение в Персии ухудшилось, наступила анархия. За этот короткий период времени сменилось не меньше 6 царей. Один хорошо проинформированный арабский историк, который жил несколько позже, писал о 8 претендентах на трон, включая двух цариц[357]357
  R. Frye, ‘The Political History of Iran under the Sasanians’, in Cambridge History of Iran, 3.1, р. 178; Tabar?, The Battle of al-Q?disiyyah and the Conquest of Syria and Palestine, tr. Y. Friedmann (Albany, NY, 1992), рр. 45–46.


[Закрыть]
.

Успех Мухаммеда привлек новых сторонников, число которых росло вместе с тем, как захватывались города, села и деревни на южной границе Персии. Люди в этих местах не привыкли защищать себя и сдались при первом же давлении. Ярким примером служит город аль-Хира (расположенный на территории современного Ирака). Он немедленно капитулировал, согласившись платить дань в обмен на мир[358]358
  H. Kennedy, The Great Arab Conquests (London, 2007), рр. 103–105.


[Закрыть]
. Деморализованные персидские командиры советовали платить деньги наступающим арабам, «если они уйдут»[359]359
  Tabar?, Battle of al-Q?disiyyah, р. 63.


[Закрыть]
.

Было важно сохранить ресурсы, так как речь шла не только о духовной награде, которой ислам привлекал последователей. С появлением Мухаммеда один из генералов сказал своему коллеге из рода Сасанидов: «Мы больше не ищем мирских выгод». Теперь экспедиции распространяли Слово Божье[360]360
  Там же.


[Закрыть]
. Очевидно, евангельское рвение было жизненно важно для раннего ислама. Для распределения финансовых средств и трофеев применялся инновационный метод. Мухаммед ввел материальные санкции и заявил, что блага будут изыматься у неверующих и отдаваться правоверным[361]361
  Qur??n, 29.1–5, р. 395.


[Закрыть]
. Это способствовало объединению экономических и религиозных интересов[362]362
  Crone, Meccan Trade, р. 245.


[Закрыть]
.

Тем, кто изначально принял ислам, были положены гораздо большие блага. Таким образом, за основу была принята форма пирамиды. Система была формализована в 630-х годах, когда был сформирован диван, официальный орган, который отвечал за распределение благ. Доля в 20 % причиталась лидеру правоверных – халифу, но большая часть должна была быть распределена среди его сторонников и тех, кто участвовал в успешных походах[363]363
  C. Robinson, The First Islamic Empire, in J. Arnason and K. Raaflaub (eds), The Roman Empire in Context: Historical and Comparative Perspectives (Oxford, 2010), р. 239; G. – R. Puin, Der D?w?n von ?Umar Ibn al-?attab (Bonn, 1970); F. Donner, The Early Islamic Conquests (Princeton, 1981), рр. 231–232, 261–263.


[Закрыть]
.

Самые первые последователи получали самую большую долю прибыли, однако новообращенные верующие также имели определенную выгоду. Таким образом, разработанная система была очень эффективна для расширения влияния.

Вновь сформированные армии продолжали устанавливать политическую и религиозную власть над кочевыми племенами, известными как люди пустыни, или бедуины, совершая набеги, в результате которых огромные территории очень быстро переходили под контроль исламских властей. Хотя хронологию событий сложно восстановить точно, современные ученые доказали, что экспансия на территорию Персии происходила на несколько лет раньше, чем полагали некогда, сасанидское общество пришло к коллапсу между 628 и 632 годами, а не после того как это было сделано[364]364
  Pourshariati, Decline and Fall of the Sasanian Empire, р. 161ff. Также Donner, Early Islamic Conquests, рр. 176–190; Kennedy, Arab Conquests, рр. 105–107.


[Закрыть]
. Это уточнение имеет большое значение для понимания быстрых успехов, достигнутых в Палестине, где все города были подчинены в 630-х годах, в том числе и Иерусалим, который только-только был восстановлен римлянами[365]365
  О дате завоевания Иерусалима – Р. Booth, Crisis of Empire: Doctrine and Dissent at the End of Late Antiquity (Berkeley, 2014), рр. 243.


[Закрыть]
.

И Рим, и Персия слишком поздно отреагировали на угрозу. В случае Персии сокрушительная победа мусульман в битве при Кадисии в 636 году стала толчком для продвижения армии арабов и утверждения самосознания мусульман. Тот факт, что цвет персидской аристократии пал в бою, сломил дух сопротивляющихся, чье положение уже было крайне шатким[366]366
  Sebeos, Armenian History, 42, р. 98.


[Закрыть]
. Реакция римлян оказалась не более эффективной. Армия под командованием брата императора Теодора была наголову разбита в 636 году на реке Ярмук к югу от Галилейского моря. Римляне сильно недооценили размер, возможности и целеустремленность арабской армии[367]367
  См. Howard-Johnston, Witnesses to a World Crisis, р. 373–375.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18