Питер Диамандис.

Изобилие



скачать книгу бесплатно

Peter H. Diamandis, Steven Kotler

Abundance

© Peter H. Diamandis, Steven Kotler, 2012

© Перевод. В. Дегтярева, 2017

© Шрифт PM Serif (для Политехнического музея). Д. Хорошкин, 2015

© Издание на русском языке. AST Publishers, 2018

Посвящение Питера

В процессе написания этой книги моя жена Кристен родила наших двух сыновей, Джеймса Диамандиса и Дэкстона Гарри Диамандиса. Именно ей, а также им, я и посвящаю эту книгу. Пусть Дэкс и Джет живут в мире истинного изобилия.

Посвящение Стивена

Когда я был совсем юным, пятеро мужчин научили меня тому, как важно дерзко мечтать: это были Дэниел Камионковский, Джошуа Лобер, Стив Пепперкорн, Говард Шэк и Майкл Вартон. Когда я стал постарше, три женщины научили меня, как усердно нужно бороться за то, чтобы эти мечты превратились в реальность: моя жена Джой Николсон, доктор Кэтлин Рэмси и доктор Патриция Райт. Всем вам я посвящаю эту книгу.

Несколько слов от авторов

Историческая перспектива

Мы живем в бурные времена. Стоит мельком взглянуть на заголовки, как уже начинаешь нервничать, а учитывая, насколько интенсивно бесконечный медиапоток в последнее время пронизывает нашу жизнь, не смотреть на заголовки очень сложно. Хуже того: эволюция сформировала человеческий мозг таким образом, что он тонко настроен улавливать любую потенциальную опасность. Как будет показано в дальнейших главах, эта неприятная комбинация оказала огромное влияние на человеческое восприятие: она буквально перекрывает нам способность видеть хорошие новости.

И это создает для нас, авторов, некоторую проблему, ведь книга «Изобилие» – это история о хороших новостях. В основе своей книга анализирует ясные факты из области науки и технологий, социальные тенденции и экономические силы, которые с большой скоростью меняют наш мир. Но мы не настолько наивны, чтобы думать, что на этом пути нам не встретится никаких ухабов. Некоторые из них окажутся весьма серьезными: экономические кризисы, природные – катастрофы, террористические атаки. В эти моменты концепция изобилия будет казаться чрезвычайно умозрительной, чуждой, даже бессмысленной, однако быстрый обзор истории показывает нам, что прогресс неостановим как в счастливые, так и в тяжелые времена. XX век, например, был эпохой и невероятных достижений, и чудовищных трагедий. Пандемия гриппа 1918 года убила пятьдесят миллионов человек, Вторая мировая война унесла жизни еще шестидесяти. Не обошли прошедшее столетие цунами, ураганы, землетрясения, пожары, наводнения и даже нашествия саранчи. И все же, несмотря на эти потрясения, детская смертность за этот период снизилась на 90 %, а смертность при родах – на 99 %; в общем же и целом продолжительность человеческой жизни увеличилась более чем на 100 %.

В последние два десятилетия Соединенные Штаты также испытали огромные экономические потрясения.

И тем не менее сегодня даже беднейшие американцы имеют доступ к телефону, телевизору и туалету со смывным устройством – даже самые богатые наши предки на заре XX столетия не могли помыслить о подобной роскоши. На самом деле, как вскоре станет понятно, практически по любому критерию качество жизни улучшилось за прошлый век больше, чем когда-либо раньше. Поэтому, хотя нас, скорее всего, ждет еще много грубых помех и серьезных неприятностей, глобальные стандарты качества жизни, как продемонстрирует эта книга, продолжат повышаться, несмотря на все ужасы, которыми пестрят заголовки.

Почему это должно вас волновать

Книга посвящена повышению глобальных стандартов качества жизни, а эти стандарты прежде всего нуждаются в улучшении в развивающихся странах. И тут возникает второй вопрос. Почему это должно волновать тех из нас, кто живет в мире, который уже развился? В конце концов, есть ведь много важных проблем и у нас дома: в США растет уровень безработицы, все больше людей лишается недвижимости из-за невозможности оплачивать ипотеку, – так что, если оставить в стороне гуманистические соображения, стоит ли нам впустую тратить наши время и усилия на продвижение к эпохе всемирного изобилия?

Короткий ответ на это: да. Дни самоизоляции остались позади. В сегодняшнем мире все, что происходит «где-то там», отдается «здесь». Пандемии не уважают границ, террористические организации действуют по всему миру, а перенаселение представляет собой общую проблему человечества. Как лучше всего решить их? Поднять глобальные стандарты качества жизни. Исследования показывают, что чем богаче, образованнее и здоровее нация, тем меньше в данной популяции наблюдается насилия и гражданских волнений и тем меньше вероятность, что нестабильность извне проникнет сквозь ее границы. Стабильные государства лучше подготовлены к тому, чтобы остановить распространение инфекционного заболевания, прежде чем оно превратится в глобальную пандемию. И в довершение всего имеется прямая корреляция между качеством жизни и уровнем прироста населения: чем выше качество жизни, тем ниже рост. Суть всего вышесказанного в следующем: в сегодняшнем мире, где все взаимосвязано, решение проблем в любом регионе означает решение проблем повсеместно. Более того, самый действенный инструмент этого решения – человеческое сознание. Информационная и коммуникационная революции стремительно распространяются по планете. В течение следующих восьми лет еще три миллиарда людей окажутся в интернете, станут участниками глобального обмена идеями и внесут вклад в глобальную экономику. Их идеи – идеи, к которым у нас, всех остальных, раньше не было доступа, – приведут к новым открытиям, продуктам и изобретениям, от которых получим пользу мы все.

Союз двух разумов

Питер и Стивен впервые познакомились в 2000 году, когда Стивен написал статью, посвященную фонду X PRIZE для журнала GQ. Питеру понравился авторский стиль Стивена, и он предложил совместно написать книгу, посвященную концепции изобилия. Питер пришел к этой концепции благодаря созданию фонда X PRIZE и Университета сингулярности, а также работе над инновационными и экспоненциальными технологиями. Стивен во многом разделял идеи Питера, а также привнес в книгу свой уникальный взгляд на нейронауки, психологию, технологию, образование, энергию и окружающую среду. Эта книга – плод истинного партнерства, поскольку и идеи, и написание «Изобилия» – заслуга в равной степени как Питера, так и Стивена.

Питер Х. Диамандис Стивен Котлер
Санта-Моника, Калифорния Чимейо, Нью-Мексико

Часть первая
Перспектива

Глава 1
Наша самая серьезная проблема
Уроки алюминия

Гай Плиний Секунд, более известный как Плиний Старший[1]1
  Гай Плиний Секунд, более известный как Плиний Старший: о Плинии существует масса информации, можно начать с этого издания: John Healy, Pliny The Elder: Natural History, A Selection (Penguin Classics, 1991).


[Закрыть]
, родился в Италии в 23 году нашей эры. Это был полководец и адмирал эпохи ранней Римской империи, позже ставший писателем, натуралистом и философом. Его самый известный труд – «Естественная история», энциклопедия в тридцати семи томах, описывающая… в общем-то, все, что можно было описать. Одна из книг этой энциклопедии посвящена космологии, другая – сельскому хозяйству, третья – магии, четыре тома занимает всемирная география, девять – флора и фауна и еще десять – медицина. В одном из последних томов под названием «Земля» (книга XXXV) Плиний рассказывает историю ювелира, который принес ко двору императора Тиберия необычную обеденную тарелку.

Тарелка в самом деле производила впечатление: она была сделана из некоего нового металла, очень легкого, сияющего и почти столь же блестящего, как серебро. Ювелир утверждал, что извлек этот металл из обычной глины, используя тайный способ, известный только ему и богам. Однако Тиберий встревожился: будучи одним из величайших военачальников Рима, он завоевал б?льшую часть территории, составляющей современную Европу, и в процессе этого сколотил целое состояние в золоте и серебре. Император хорошо разбирался в финансах и понимал, что ценность его сокровищ может значительно снизиться, если людям внезапно станет доступен новый сияющий металл, еще более редкий, чем золото. «Поэтому, – утверждает Плиний, – вместо того чтобы наградить ювелира, император приказал его обезглавить».

Этот новый сияющий металл был алюминием[2]2
  Этот новый сияющий металл был алюминием: если вы хотите лишь в общих чертах ознакомиться с предметом, загляните на сайт Международного института алюминия: www.world-aluminum.org/Home. Для более подробного знакомства см.: Joseph William Richards, Aluminum: Its History, Occurrence, Properties, Metallurgy, and Application, Including Its Alloys (Nabu Press, 2010).


[Закрыть]
, и после казни несчастного ювелира он исчез для мира почти на два тысячелетия. Снова алюминий был получен лишь в начале XIX века, но все еще был настолько редким, что его считали самым ценным металлом в мире. Когда Наполеон III устроил банкет в честь короля Сиама, алюминиевые столовые приборы достались только самым важным гостям – остальным пришлось довольствоваться жалким золотом.

Редкость алюминия объясняется его химическими свойствами. Технически говоря, после кислорода и кремния это третий по распространенности элемент в земной коре (до 8,14 % ее массы). Сегодня алюминий дешев и зауряден, мы пользуемся им не задумываясь, однако, как видим на примере придворного банкета Наполеона III, так было не всегда. Из-за высокой окисляемости алюминий никогда не встречается в чистом виде. Вместо этого его находят в виде оксидов и силикатов в похожем на глину материале, который называется боксит.

Хотя боксит представляет собой 52-процентный алюминий, выделение из него чистого металла было сложной задачей. В период с 1825 по 1845 год Ганс Христиан Эрстед и Фредерик Вёлер обнаружили, что, если разогреть безводный хлорид алюминия с амальгамой калия, а затем отогнать ртуть, в остатке получится чистый алюминий. В 1854 году Анри Сент-Клэр Девиль придумал промышленный способ получения этого металла, снизив цену на него на 90 %. Однако алюминий все равно был дорогим и дефицитным. Все изменилось лишь с появлением новой революционной технологии под названием электролиз (ее независимо и почти одновременно изобрели американский химик Чарльз Мартин Холл и француз Поль Эру в 1886 году). Этот процесс Холла-Эру, как его теперь называют, использует электричество, чтобы высвободить металлический алюминий из боксита. Неожиданно все люди на планете получили доступ к огромным количествам дешевого, легкого, удобного в обработке металла.

За исключением казни ювелира, ничего необычного в этой истории нет. История переполнена случаями, когда некогда редкий ресурс становился повсеместно доступным благодаря той или иной инновации. Причина тут весьма очевидна: дефицит ситуативен. Представьте себе огромное апельсиновое дерево, усыпанное плодами. Если я соберу все апельсины с нижних веток, остальные фрукты окажутся вне пределов моего доступа. С моей ограниченной перспективы апельсинов теперь не хватает. Но как только кто-нибудь изобретет приспособление под названием стремянка, я неожиданно вновь получу доступ к фруктам. Проблема решена. Технологии – это механизм, высвобождающий ресурсы. Они могут превратить нехватку в изобилие.

Чтобы немного расширить эту тему, давайте взглянем на проект города Масдар[3]3
  Чтобы немного расширить эту тему, давайте взглянем на проект города Масдар: Nicolai Ourussoff, «In Arabian Desert, A Sustainable City Rises,» New York Times, September 25, 2010.


[Закрыть]
, который в данный момент строит компания Abu Dhabi Future Energy. Расположенный на окраине Абу-Даби, за нефтеперерабатывающим заводом и аэропортом, Масдар вскоре будет насчитывать 50 000 жителей, и еще 40 000 будут приезжать сюда на работу, причем в процессе этой работы не будет возникать ни отходов, ни продуктов сгорания. В Масдаре не будет автомобилей и не будут потребляться ископаемые виды топлива. Эмират Абу-Даби – четвертый производитель нефти в мире среди членов OPEC, на его территории находится 10 % всех разведанных нефтяных месторождений. Журнал Fortune однажды назвал его столицу богатейшим городом в мире. Интересно, что нефтяная столица готова потратить 20 млрд долларов из своего богатства на постройку первого постбензинового города на Земле.

В феврале 2009 года я отправился в Абу-Даби, чтобы выяснить, насколько это в самом деле интересно. Вскоре после прилета я вышел из отеля, запрыгнул в такси и поехал на стройплощадку Масдара. Это было похоже на путешествие назад во времени. Я стоял у Emirates Palace – одного из самых дорогих отелей в мире и одного из немногих мест, что я знаю, где кто-нибудь (чей бюджет значительно отличается от моего) может снять роскошный, сплошь покрытый золотом номер за 11 500 долларов за ночь. До открытия месторождений нефти в 1960 году в Абу-Даби жили в основном лишь кочевники-скотоводы и ныряльщики за жемчугом. Когда мое такси проехало мимо рекламного щита «Добро пожаловать в будущий Масдар», я вдруг увидел свидетельства этого прошлого. Я ожидал, что первый постбензиновый город будет похож на декорации к сериалу «Звездный путь», но вместо этого обнаружил лишь несколько строительных вагончиков, приютившихся на клочке бесплодной пустыни.

Во время моего визита мне удалось встретиться с Джеем Уизерспуном, техническим директором проекта. Уизерспун объяснил, с какими сложностями сталкиваются строители и в чем причины этих сложностей. Масдар, по его словам, строится на основе концепции «Одна живая планета»[4]4
  …Строится на основе концепции «Одна живая планета» (One Planet Living, OPL): www.oneplanetliving.org/index.html.


[Закрыть]
(One Planet Living, OPL). Чтобы понять эту концепцию, объяснил Уизерспун, нужно первым делом усвоить три факта. Факт первый: в данный момент человечество использует на 30 % больше природных ресурсов нашей планеты, чем может возместить. Факт второй: если бы каждый человек на этой планете вел образ жизни среднестатистического европейца, нам понадобились бы ресурсы трех таких планет, как наша, чтобы это осуществить. Факт третий: если бы каждый на этой планете вел образ жизни среднестатистического жителя Северной Америки, нам понадобились бы ресурсы пяти таких планет, как наша, чтобы это осуществить. Таким образом, OPL представляет собой всемирную инициативу, цель которой – решить проблему ограниченности ресурсов.

Эта инициатива, созданная Фондом биорегионального развития (BioRegional Development) и Всемирным фондом дикой природы (WWF), основана, в сущности, на десяти основных принципах. Их спектр – от сохранения аборигенных культур до разработки безотходных и экологически безопасных материалов и производств, но по большому счету все они сводятся к одному: мы должны научиться делиться друг с другом. Масдар – один из самых дорогих строительных проектов в истории. Весь город строится ради постбензинового будущего, в котором возможны серьезные угрозы из-за нехватки нефти и даже войны за водные ресурсы. И как раз здесь стоит вспомнить урок, который преподал нам алюминий. Даже в мире, в котором не останется нефти, Масдар будет, как и сегодня, буквально залит солнцем. Количество солнечной энергии, которая попадает в нашу атмосферу[5]5
  Количество солнечной энергии, которая попадает в нашу атмосферу: NASA впервые подсчитало параметр, который сейчас называется Энергетическим бюджетом Земли: http://earthobservatory.nasa.gov/Features/EnergyBalance.


[Закрыть]
, достаточно надежно определено как 174 петаватт (1,740 х 1017 ватт) плюс-минус 3,5 процента. Из этого общего солнечного потока около половины достигает поверхности Земли. Человечество в наши дни использует около 16 тераватт каждый год (данные на 2008 год), то есть на поверхность нашей планеты доставляется в 5000 раз больше солнечной энергии, чем мы используем. И снова – проблема не в дефиците, проблема в доступности.

Более того. Если вспомнить предсказания о грядущих войнах за источники воды, то Масдар располагается на берегу Персидского залива – огромного водоема. Земля – вообще водная планета, 70 % ее поверхности покрыто океанами. Но эти океаны, как и Персидский залив, слишком соленые, чтобы пить из них воду или выращивать с ее помощью урожай. В сущности, 97,3 % всех водных ресурсов нашей планеты – это соленая вода. А что, если появится новая технология, которая сможет превращать соленую воду в пресную с той же легкостью, с какой электролиз извлекает алюминий из боксита? Что, если эта технология поможет нам опреснить хотя бы крошечную долю наших океанов? Будет ли тогда Масдар страдать от жажды?

Что мы пытаемся этим сказать: если смотреть через призму технологий, очень немногие ресурсы оказываются дефицитными; в основном проблема в том, что до них невозможно добраться. И в то же время угроза недостаточности ресурсов все еще определяет наш взгляд на мир.

Пределы роста

Ограниченность ресурсов всегда была проблемой – с тех самых пор, как на нашей планете зародилась жизнь. Но текущая концепция этого явления – то, что часто называют «моделью ограниченных ресурсов» (scarcity model) – восходит к концу XVIII века, когда британский ученый Томас Роберт Мальтус обнаружил[6]6
  …Британский ученый Томас Роберт Мальтус обнаружил: Thomas Malthus, Geoffrey Gilbert, An Essay on The Principle of Population (Oxford University Press, 2004).


[Закрыть]
, что производство продуктов питания увеличивается в арифметической прогрессии, а численность населения – в геометрической. И Мальтус пришел к выводу, что настанет время, когда мы больше не сможем себя прокормить. Как он выразился, «сила человеческого рода неизмеримо больше способности Земли поставлять для человечества пропитание»[7]7
  …Сила человеческого рода неизмеримо больше: там же, chapter 7, p. 61.


[Закрыть]
. В последующие годы многие мыслители высказывали ту же озабоченность. К началу 60-х годов ХХ века было достигнуто что-то вроде консенсуса. В 1966 году доктор Мартин Лютер отметил: «В отличие от бушевавшей в Темные века чумы, в отличие от современных заболеваний, природу которых мы не понимаем, современную пандемию перенаселения можно вылечить с помощью открытых нами средств и ресурсов, которыми мы обладаем»[8]8
  В отличие от бушевавшей в темные века чумы: речь Мартина Лютера Кинга 5 мая 1966 года на церемонии вручения ему премии Маргарет.


[Закрыть]
.

Через два года биолог Стэнфордского университета доктор Пол Ральф Эрлих поднял еще более громкий шум, опубликовав книгу «Популяционная бомба» (The Population Bomb). Но по-настоящему открыла миру глаза на глубину кризиса одна скромная деловая встреча, состоявшаяся в 1968 году и организованная шотландским ученым Александром Кингом и итальянским промышленником Аурелио Пеккеи. Кинг и Пеккеи собрали на небольшой вилле в Риме междисциплинарную группу ученых из разных стран. Эта группа, вскоре ставшая известной под названием «Римский клуб»[9]9
  …«Римский клуб»: чтобы узнать все о Римском клубе, загляните на его сайт: www.clubofrome.org.


[Закрыть]
, поставила своей целью обсуждение проблем краткосрочного мышления в долгосрочном мире.

В 1972 году были опубликованы результаты этих обсуждений – книга-отчет The Limits to Growth[10]10
  Деннис Медоуз и др. Пределы роста / пер. А. Саркисова. М.: Издательство МГУ, 1991.


[Закрыть]
, мгновенно ставшая бестселлером (было продано двенадцать миллионов экземпляров на тридцати языках) и напугавшая практически всех, кто ее прочитал. Используя модель, разработанную основателем системной динамики Джеем Фостером, клуб сравнил темпы роста мирового народонаселения с темпами роста всемирного потребления ресурсов. Авторы пользовались сложными научными приемами, но в итоге у них получился очень простой вывод: у нас заканчиваются ресурсы и время.

Прошло более четырех десятилетий с тех пор, как этот отчет был опубликован. И, хотя многие из перечисленных в нем самых мрачных прогнозов не сбылись, по большей части прошедшие годы не смягчили изначальный вывод. Сегодня мы до сих пор убеждаемся в его правдивости, практически куда бы ни посмотрели. Каждый четвертый вид млекопитающих находится на грани вымирания,[11]11
  Каждый четвертый вид млекопитающих находится на грани вымирания: Julie Eilperin, Washington Post, October 7, 2008.


[Закрыть]
а 90 % больших рыб уже вымерло.[12]12
  …90 % больших рыб уже вымерло: Ransom A. Myers, Boris Worm, Nature 423 (May 15, 2001), pp. 280–283.


[Закрыть]
Наши водоемы начинают пересыхать,[13]13
  Наши водоемы начинают пересыхать: Mathew Power, «Peak Water,» Wired, April 21, 2008.


[Закрыть]
а почва становится слишком соленой, чтобы выращивать урожай. У нас заканчиваются запасы нефти,[14]14
  У нас заканчиваются запасы нефти: Marion King Hubbert, «Nuclear Energy and The Fossil Fuels,» Spring Meeting of The Southern District, American Petroleum Institute (June 1956), www.hubbertpeak.com/hubbert/1956/1956.pdf.


[Закрыть]
становится все меньше урана.[15]15
  …Cтановится все меньше урана: хорошая обзорная статья о ситуации с ураном: www.theoildrum.com/node/5060.


[Закрыть]
Ощущается даже дефицит фосфора[16]16
  Ощущается даже дефицит фосфора: Patrick Dery, Bart Anderson, «Peak Phosphorus,» Energy Bulletin, August 13, 2007, www.energybulletin.net/node/33164.


[Закрыть]
– одного из главных ингредиентов удобрений. За время, которое потребуется вам, чтобы дочитать до конца эту фразу, один ребенок умрет от голода.[17]17
  …Один ребенок умрет от голода: у Всемирной продовольственной программы ООН есть отличный обзор: www.wfp.org/hunger.


[Закрыть]
К тому времени, как вы дочитаете до конца этот абзац, еще один умрет от жажды[18]18
  …Еще один умрет от жажды: на сайте Water.org есть отличный обзор: water.org/learn-about-the-water-crisis/facts.


[Закрыть]
(или от того, что попил грязной воды, чтобы утолить эту жажду).

И все это, как утверждают эксперты, только разминка. Сейчас на планете живет более семи миллиардов человек. Если тенденция не изменится, к 2050 году нас будет почти десять миллиардов. Ученые, изучающие емкость глобальной среды[19]19
  Ученые, изучающие емкость глобальной среды: всего было сделано более 60 измерений глобальной емкости. См.: Joel E. Cohen, How Many People Can The Earth Support? (W. W. Norton & Company, 1996).


[Закрыть]
(carrying capacity of the Earth) – то есть сколько людей могут жить на планете в стабильном равновесии с окружающей средой, – сильно расходятся в оценках. Самые оптимистичные считают, что это число приближается к двум миллиардам. Пессимисты склонны считать, что верная цифра – триста миллионов. Но если вы согласитесь даже с самым щедрым из этих прогнозов, то, как недавно заявила журналистам доктор Нина Фёдорова,[20]20
  …Как недавно заявила журналистам доктор Нина Фёдорова: Dr. Nina Fedoroff: One Planet, BBC World Service, March 31, 2009.


[Закрыть]
биолог и советник по науке и технологиям Государственного департамента США, из этого можно сделать только один вывод: «Нам нужно замедлить рост мирового народонаселения; планета не сможет обеспечить значительно большее число людей».

Однако некоторые вещи легче сказать, чем сделать.

Самый печально известный пример государственного контроля рождаемости – это нацистская программа евгеники,[21]21
  …Нацистская программа евгеники: Susan Bachrach, «In The Name of Public Health – Nazi Racial Hygiene,» New England Journal of Medicine, vol. 351 (July, 2004), pp. 417–420.


[Закрыть]
но история знает и несколько других таких же кошмаров. В Индии в середине 1970-х тысячам мужчин и женщин были сделаны операции по перевязке маточных труб и вазэктомии.[22]22
  …Операции по перевязке маточных труб и вазэктомии: «The Indira Enigma,» Frontline, May 11, 2001.


[Закрыть]
Некоторым индийцам выплатили за это компенсацию, а некоторых просто заставили силой. В результате правящая партия лишилась власти, а общественное возмущение не утихло до сих пор. Китай тем временем в течение трех десятилетий проводил политику «одна семья – один ребенок»[23]23
  Китай тем временем в течение трех десятилетий проводил политику «одна семья – один ребенок»: Laura Fitzpatrick, «A Brief History of China’s One-Child Policy,» Time, July 27, 2009.


[Закрыть]
(хотя эта программа неоднократно объявлялась всеобщей, на самом деле она распространяется только на 36 % населения). В результате, согласно данным правительства, прирост населения страны удалось сократить на 300 миллионов человек. По данным же организации «Международная амнистия»,[24]24
  По данным же организации «Международная амнистия»: «Women in China,» Amnesty International, June 1995.


[Закрыть]
эта политика привела к росту взяточничества, коррупции, повышению уровня самоубийств и абортов, к практике принудительной стерилизации и, согласно упорным слухам, к случаям инфантицида (поскольку младенец-мальчик ценится выше, поговаривают, что в Китае убивают новорожденных девочек). В любом случае, мы как биологический вид пришли к печальному выводу, что правительственный контроль над размером популяции – это варварство, как в теории, так и на практике.

Похоже, остается только один выход. Если мы не можем избавиться от людей, нужно увеличить количество ресурсов, которыми эти люди пользуются. Причем увеличить значительно. Как это сделать – вопрос, который много обсуждается, но в наши дни принципы One Planet Living признаются единственным жизнеспособным вариантом. Однако меня лично этот вариант тревожит – и не потому, что я недостаточно предан идее большей эффективности. Затрачивайте меньше, получайте больше – кто вообще может выступать против такого подхода? Скорее, моя обеспокоенность связана с тем, что эффективность сейчас признается единственным доступным вариантом. Все, чем я занимался в жизни, учило меня тому, что не стоит отсекать дополнительные возможности.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10