Питер Бретт.

Королева демонов



скачать книгу бесплатно

Peter V. Brett

THE CORE


Copyright © 2017 by Peter V. Brett

Ward artwork designed by Lauren K. Cannon, copyright © Peter V. Brett

All rights reserved

Публикуется с разрешения автора и его литературных агентов JABberwocky Literary Agency, Inc. (США) при содействии Агентства Александра Корженевского (Россия)


Серия «Звезды новой фэнтези»


Карта выполнена Юлией Каташинской.


© А. Смирнов, перевод, 2018

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2018

Издательство АЗБУКА®

* * *

Сирене Лилит,

уже во всем изменяющей мою жизнь






Благодарности

За те десять лет, что прошли с продажи «Меченого», претворить цикл о демонах в действительность помогло огромное число людей. Редакторы, литагенты, издатели, пиарщики, маркетологи, книготорговцы и ты, читатель, – вы заслуживаете благодарности большей, чем я в силах выразить, но если мне позволят назвать несколько имен…

Отдельное спасибо доктору Биллу Грину за сведения о травах, а Лорен Грин – за то, что на другой день после отправки этой книги издателю украсила мою жизнь очаровательной девочкой. Благодаря Сирене я ценю как сокровище каждый прожитый миг. И не забудем Кассандру Бретт, которая сама становится блестящей маленькой писательницей.

Спасибо Майку Коулу, который поверил в мой труд раньше всех и сдал меня на руки Джошуа Билмсу, чья команда из «JABberwocky Literary Agency» послужила мне главной опорой.

Я благодарю моих редакторов, особенно Тришу Нарвани и Наташу Бардон, которые взялись за сырой черновик на тысячу сорок три страницы и помогли мне отшлифовать его до бриллиантового блеска, а также Лору Джорстед, моего редактора-корректора, которая присутствует за кадром гораздо настойчивее, чем может показаться.

Спасибо Ларри Ростанту, чьи обложки сразу бросаются в глаза, едва войдешь в магазин, и всем, кто послужил для них моделями, а также студию «Millennium FX», создавшую настоящего Алагай Ка. Спасибо Лорен К. Кэннон за создание меток и Доминику Брониеку за потусторонние иллюстрации; актерам-чтецам Питу Брэдбери, Колину Мейсу и творческому коллективу «GraphicAudio». Зарубежным издателям и переводчикам, чей труд представляет меня мировому читателю.

Я благодарен моей помощнице Карен, которая взваливает на себя столько дел, что я могу сосредоточиться на письме.

И всем, кому выражал признательность ранее и кого не могу поблагодарить снова за неимением места. Спасибо вам всем – без вас я не сумел бы завершить это странствие.

Пролог
Тюремщики
334?П.?В.



Вы потревожили рой. Он скоро поднимется.

Алагай Ка, демон-консорт, изъяснялся устами человека-трутня по имени Шанджат.

Консорт лежал скованный в круге силы, но он сокрушил один замок и захватил трутня, не дав поработителям спохватиться.

Безвольный Шанджат превратился в марионетку, и консорт наслаждался горем своих похитителей. Он управлял ногами трутня, познавая его тело. Тот был не так удобен и полезен, как хамелеон, но силен, вооружен примитивным оружием земных скотов, и консорт мог сыграть на его эмоциональной связи с тюремщиками.

– Что это, Недра, означает? – вскипел Разведчик.

Этого называли Арленом или Пар’чином. Он пользовался авторитетом у спутников, но не мог похвастаться подлинным превосходством.

Консорт обратился к речевому центру трутня, все лучше осваивая примитивное хрюканье, которое сходило у людей за язык общения.

– Королева скоро отложит яйца.

Разведчик посмотрел трутню в глаза и скрестил на груди руки. Метки, въевшиеся в его плоть, пульсировали силой.

– Я знаю. При чем тут рой?

– Ты захватил меня и убил моих сильнейших собратьев, – сказал консорт. – При мозговом дворе не осталось никого, кто помешает молодым королевам выпить материнскую магию и созреть.

Разведчик пожал плечами:

– Разве королевы не перебьют друг дружку? На том же месте, где ощенится мамаша, а самая сильная захватит улей. И пусть, уж лучше королева-детеныш, чем матерая.

Консорт глазами трутня смотрел лишь на Разведчика, но сам наблюдал за аурами остальных.

Самым опасным был, безусловно, Наследник, вооруженный плащом, копьем и короной Мозгоубийцы, – его звали Джардиром. И если ему вздумается убить консорта, тот не сумеет защититься, ибо скован и заключен в меточный круг, а порабощение Шанджата взбесило Наследника сверх всякой меры.

Однако Наследника выдавала аура. Как бы ему ни хотелось умертвить консорта, он был нужен живым.

Занятнее была паутина эмоций, соединявшая Наследника с Разведчиком. Любовь и ненависть, соперничество и уважение. Гнев. Угрызения совести. Гремучая смесь, и консорту было приятно в ней плескаться. Наследник страстно желал информации, а Разведчик многое скрыл. Наследник шел у него на поводу, негодовал, и его аура потрескивала.

Менее предсказуемой была Охотница по имени Ренна. Свирепую самку грела похищенная магия Недр, ее тело покрывали силовые метки. Она не столь искусно владела приобретенной силой и тяготела к буйству, за ней приходилось присматривать и держать в узде. Ее приструнили, но она сжимала оружие, готовая сорваться, только дай повод.

Последней была вторая самка, Шанвах. В ней, как и в марионетке, не содержалось серьезной магии, и консорт пренебрег бы таким ничтожеством, не убей она своими орудиями князя демонов.

Шанвах была слабейшим его пленителем, но ее аура отличалась пикантностью. Марионетка приходилась ей производителем. Ее воля была сильна и содержала в покое ауру поверхностную, однако на глубине дух Шанвах изнемогал от страдания. Консорт посмакует воспоминание об этом, когда вскроет ей череп и вкусит от нежного мяса ее мозгов.

Консорт заставил марионетку рассмеяться, отвлекая людей от себя самого.

– Молодым королевам не придется сражаться. Силы моих собратьев равны, победителя не будет, а потому каждый украдет по яйцу и скроется.

Разведчик смешался, в нем забрезжило понимание.

– Они построят гнезда по всей Тесе.

– Не сомневаюсь, что уже начали. – Консорт велел марионетке махнуть копьем, и люди предсказуемо вскинули взгляды. – Держа меня в плену, вы обрекаете свое поголовье на гибель.

Консорт осторожно пошевелил цепями, выискивая слабое звено. Метки, вытравленные в металле, жгли, напитываясь его магией, но консорт зорко следил за расходом сил. Он уже расколол один замок и высвободил конечность. Если удастся сломать второй, то марионетка разомкнет цепи и можно будет бежать.

– Сколько мозговиков осталось в улье? – спросил Разведчик. – Пока мы убили семерых, не считая тебя. По-моему, прилично.

– В улье? – переспросил консорт. – Сейчас – ни одного. Они уже наверняка поделили пастбища и перед кладкой усмиряют новые территории.

– Пастбища? – подала голос Охотница.

Марионетка улыбнулась.

– Жители ваших Свободных городов скоро обнаружат, что их стены и метки не столь надежны, как им внушали.

– Смелые речи, Алагай Ка, – заметил Наследник, – ведь ты лежишь перед нами скованный.

Консорт наконец отыскал, что хотел. Крохотный изъян в одном замке, который с минуты его заточения разъедала ржавчина. Если сломать, демон скользнет из оков, но энергия, которая для этого потребуется, вызовет вспышку, и тюремщики заметят попытку бегства раньше, чем она увенчается успехом.

– Вам разрешали до поры оставаться на пастбищах. – Марионетка шагнула в сторону, и взгляды людей последовали за ней. – Вы – охотничьи консервы для моих собратьев. Они созовут трутней и разобьют ваши стены как яйца, наполнят вами кладовые, чтобы растить королев-мальков.

– А в их утробах – погибель для Ала, – подхватил Наследник. – Нам придется это пресечь.

– Так отпустите меня, – сказал консорт.

– Не надейся, – ощерился Разведчик.

– У вас нет выбора, – возразил консорт. – Мой приход еще может предотвратить дальнейшее роение.

– Ты князь лжи, – сказал Наследник. – Мы не настолько глупы, чтобы поверить твоим словам. Выбор есть. Мы отправимся в бездну и раз и навсегда покончим с Алагай’тинг Ка.

– Вы претендуете на ум, но надеетесь выжить на пути к улью? – осведомился консорт. – Вы не дойдете даже до места, где сдался и откуда бежал Каври.

Слова эти попали в цель, как и было задумано, ибо Наследник оцепенел и крепче вцепился в копье:

– Снова ложь. Каджи победил тебя.

– Каври, – подчеркнуто повторил консорт, – убил много трутней. Много князей. Потребовались века, чтобы вновь заселить улей, но его попытки вторгнуться в наши владения провалились. На большее вашему виду надеяться нечего. Этот цикл не первый и не последний.

– Ты обещал отвести нас в Недра, – напомнил Разведчик.

– Ты можешь с тем же успехом попросить отвести вас на дневную звезду, – ответил консорт. – Тебя пожрут задолго до того, как доберешься, и ты это знаешь.

– Тогда в улей, – сказал Разведчик. – К мозговому двору. Проклятому месту, где ощенится королева демонов.

– Вас и это погубит. – Консорт сдвинул марионетку еще на шаг.

– Мы рискнем, – сказала Охотница.

И вот они расположились как нужно. Марионетка вскинула копье и метнула его Разведчику в сердце. Тот, как ожидалось, растаял, и оно, пролетев насквозь, не причинило ему вреда и понеслось к Наследнику, который крутанул своим оружием, чтобы отбить снаряд в сторону.

Марионетка запустила щитом, и острая кромка расколола меченый камень из тех, что держали консорта в плену. Охотница уже рванулась в атаку, но самка-трутень с воплем заступила ей путь, не подпуская к отцу.

Марионетка успела повернуться и схватилась за меченую цепь, а консорт направил в слабое звено разряд магии. Марионетка распустила цепь, как паук, что распарывает поврежденную паутину. Серебряные метки обожгли кожу консорта, но боль была скромной платой за долгожданную свободу.

Он шевельнул когтем, чтобы магическим разрядом отправить в полет крохотный обломок расколотого звена, сбить с Наследника корону и не дать ему вскинуть щит, которым тот некогда поймал консорта в ловушку.

Охотница отшвырнула трутня-самку и метнулась к марионетке, но было поздно. Консорт растаял, едва она замахнулась своим оружием, и воплощенным оставил всего один коготь, чтобы выпустить ей кишки. Он проскользнул в проделанную марионеткой брешь и снова материализовался у внешней границы меток.

Разведчик бросился к своей самке, когда она ахнула и суетливо придержала потроха, грозившие шлепнуться на пол. Охотница не сумела сосредоточиться, лишившись способности растворяться и самоисцеляться по собственному почину. Разведчик потратит драгоценные время и силы на врачевание ее ран.

Консорт начертил в воздухе ударную метку, и под ногами Наследника взорвались камни; шатаясь, тот устремился к короне. Марионетка пинком отправила ее через комнату, а после атаковала Наследника, чтобы выиграть еще несколько секунд.

Консорт повернулся, задрал куцый хвост и выдал струю лишенных магии фекалий, обезвреживая метки.

Он был готов исчезнуть, когда Наследник взревел:

– Довольно!

Он треснул навершием копья в пол, и волна магии свалила всех с ног. Консорт быстро оправился, дематериализовался и устремился к бреши, но Разведчик прибег к крайней мере: отдернул полог – и в щель проник тусклый предутренний свет. Дневная звезда еще не взошла, но даже первые ее лучи воспламенили магию консорта – невыразимая мука. Демон не посмел подойти.

Охотница растаяла и вновь собралась уже исцеленной. Вдвоем с Разведчиком они привычно начертили в воздухе метки, и облако, которым стал демон, пронзила боль в тот же миг, когда оно отпрянуло от света. В бестелесной форме консорт не мог управлять марионеткой, и трутень-самка сжала ее в удушающем захвате. Наследник подобрал корону, поднял щит и вторично взял консорта в полон.

Выбирать не приходилось, придется сдаться и вступить в переговоры. Он все еще был нужен живым. Консорт уплотнился, втянул когти, спрятал зубы и высоко поднял руки в человеческом жесте покорности.

Охотница с силой ударила его в висок, ударные метки сотрясли череп. Бешеная самка. Другие будут сдержаннее.

Но Разведчик, едва консорта развернуло, врезал ему с другой стороны, расколол череп и выбил глаз.

Демон пошатнулся и получил от Наследника третий удар древком копья, которое било сильнее, чем скальный демон.

Избиение продолжилось, и консорт решил, что в своем примитивном зверстве они его наверняка убьют. Он попытался растаять, но, как недавно Охотница, обнаружил, что не в силах сосредоточиться и запустить трансформацию.

Затем он перестал понимать, откуда летят удары, и каждый отзывался лишь гулом и сотрясением.

А потом он и вовсе перестал соображать. На глаза пала черная пелена.


Консорт очнулся в муках. Он попытался исцелиться, Втянув от резервов, но сил осталось мало. Валяясь без сознания, он, видимо, глубоко Втягивал, чтобы заживить самые опасные раны. Прочее восстановится самостоятельно.

Проклятой цепи так и не было. Возможно, ее сейчас чинят. Возможно, рассчитывают, что он не успеет очухаться.

Если так, то они еще глупее, чем он считал. Полог задернули, и консорт чувствовал мрак, царивший за толстой материей. До свободы рукой подать. Он поднял коготь, нарисовал в воздухе метку и сбросил немного оставшейся магии, чтобы ее зарядить.

Но сила рассеялась, не достигнув кончика когтя, а консорт зашипел от боли, которая пронзила все тело.

Он снова Втянул, и сила опять испарилась, а плоть обожгло.

Консорт взглянул на свою кожу; осознание случившегося забрезжило еще до того, как он различил свечение меток.

Его искололи иглами, как сделал с собой Разведчик. Консорта покрыли метками!

Мозговыми, настроенными на родную касту. Символы заключили его в тюрьму собственной плоти, не позволяя ни растворяться, ни простирать сознание наружу. Хуже того: если консорт – или какой-нибудь его поработитель – переборщит с магией и напитает ею метки, начертания его убьют.

Это было намного ужаснее цепей. Позор, превосходивший воображение консорта.

Но все проблемы решаемы. У каждой метки найдется изъян. Он выиграет время и найдет выход.

Глава 1
И то, и то
334?П.?В.



Лиша резко проснулась от схваток.

Десятидневная езда с эскортом из пяти тысяч лесорубов приучила ее терпеть неудобства. Спала она теперь только на боку, а скамья кареты для этого не годилась. Лиша сворачивалась калачиком на полу, как делали Аманвах и Сиквах в их набитом подушками экипаже.

Боль накатывалась волнами, мышцы матки напрягались и сокращались, готовясь выпустить ребенка на свет. По плану до родов оставалось тринадцать недель, но ранние схватки не такая уж редкость.

«И каждая женщина поначалу впадает в панику, – говаривала Бруна. – Боится рожать раньше срока. Да я и сама испугалась, хотя переправила в мир десятки вопящих младенцев, прежде чем высрала собственного».

Чтобы успокоиться и вытерпеть боль, Лиша задышала быстро и ровно. В боли уже не было ничего нового. Кожа на животе потемнела и покрылась синяками от мощных толчков плода.

За время беременности Лиша не раз пропускала через себя могучую магию меток. Ребенок отзывался неистово. Магическая отдача даровала нечеловеческую силу и живучесть. Старец молодел, а юнец преждевременно созревал. Чувства вскипали, а выдержка подводила. От магии люди делались буйными. Опасными.

Как отразится эта сила на еще не вполне сформировавшемся ребенке? Не проносив его и семи месяцев, Лиша выглядела и чувствовала себя на полный срок. Она предвидела ранние роды и даже желала их, а то как бы дитя не вымахало слишком крупным для естественного родоразрешения.

«Или пробьет утробу и выберется само». Лиша дышала и дышала, но спокойнее не становилось, и боль не унималась.

«Схватки бывают от чего угодно, – учила Бруна. – Например, если паршивец лягнет полный мочевой пузырь».

Лиша нашла ночной горшок, помочилась, но это мало помогло. Она заглянула в фарфоровый сосуд. Моча была мутной и кровавой.

Она застыла, глядя на горшок, и мысли пустились вскачь, но тут младенец пнул от души. Она вскрикнула от боли и поняла.

Время вышло.


Когда с докладом явилась Уонда, Лиша сидела на скамье. Почти рассвело.

Уонда передала поводья и спрыгнула с лошади проворно, как кошка. Она приземлилась на подножку движущейся кареты, распахнула дверцу и легко перемахнула на скамью против Лиши.

– Почти что дома, госпожа, ежли желаете сполоснуться, – сообщила Уонда. – Гар поехал вперед, пока вы спали. Только что прислал весточку.

– Насколько плохи дела? – спросила Лиша.

– Плохи, – ответила Уонда. – Высыпала вся свора. Гар попробовал это пресечь, как вы просили. Но сказал, что легче голыми руками корчевать пень.

– Энджирцы и их проклятущая церемония, – скривилась Лиша.

Она начала понимать герцогиню Арейн, которая рассекала строй кланяющихся и приседающих слуг, при этом их словно не замечая. Иногда только так и дойдешь, куда хочешь.

– Там не только служанки и стражи, – сказала Уонда. – Явилась половина городского совета.

– Ночь! – Лиша зарылась лицом в ладони.

– Одно ваше слово – и я окружу вас стеной лесорубов, они доставят вас прямиком внутрь, – предложила Уонда. – А всем скажу, что выйдете к ним, когда отдохнете.

Лиша покачала головой:

– Я возвращаюсь на родину графиней и не стану начинать с пряток.

– Да, госпожа.

– Уонда, мне нужно кое-что тебе сказать, – проговорила Лиша. – Но ты должна сохранять спокойствие.

Уонда взглянула недоуменно, затем округлила глаза. Она начала подниматься.

– Уонда Лесоруб, держи свою корму на скамье. – Лиша махнула пальцем, как плетью, и девушка рухнула на место.

– Схватки – через каждые шестнадцать минут, – продолжила Лиша. – Я, может быть, рожу через считаные часы. Сегодня, дорогуша, я целиком положусь на тебя, так что слушай внимательно.

Уонда испуганно моргнула, но кивнула:

– Да, госпожа. Скажите, чего хотите, и я все устрою.

– Я царственно выйду из кареты и направлюсь к двери. Пока иду, буду говорить с одним человеком зараз. Мы ни в коем случае не остановимся и не замедлим шага.

– Да, госпожа, – сказала Уонда.

– Я во всеуслышание назначу тебя главой моей домашней охраны, – продолжила Лиша. – Если все, как ты говоришь, собрались во дворе, моих слов хватит, чтобы ты приняла командование и послала женщин-лесорубов охранять особняк. Когда они обезопасят королевские покои, внутрь не войдет никто, кроме тебя, меня и Дарси.

– А Вика?

Лиша мотнула головой:

– Вика несколько месяцев не видела мужа. Я не стану мешать. Она не сделает ничего такого, чего не сумеет Дарси.

– Да, госпожа, – кивнула Уонда.

– Ты никому не скажешь о происходящем, – предупредила Лиша. – Ни стражам, ни Гареду – никому.

– Но, госпожа… – начала Уонда.

– Никому, – сдавленно рыкнула Лиша, переживая очередную схватку. Чрево будто оплетала и сжимала змея. – Я не потерплю болтовни, иначе это превратится в жонглерское представление. Я даю жизнь ребенку Ахмана Джардира. Не каждому это понравится, а после родов мы оба окажемся… под ударом.

Взгляд Уонды посуровел.

– Пока я рядом – никогда, госпожа. Клянусь солнцем.


Уонда легко шагнула из кареты в стремя трусившей лошади и ничем не показала, что дело неладно.

В предутренних сумерках меточный свет потускнел, но вновь разгорелся, когда защелкнулась дверца. Одновременно ожили метки тишины, и Лиша застонала от боли.

Она положила руку на поясницу, другой подперла тяжелый живот и грузно встала. Тепловые метки в считаные секунды нагрели чайник. Лиша смочила кипятком тряпицу и прижала к лицу.

В зеркале отразилась бледная и осунувшаяся физиономия с темными кругами вокруг глаз. Лише отчаянно хотелось запустить руку в мешочек с хора и Втянуть немного магии, чтобы укрепиться ввиду скорых родов, но это было слишком опасно. Известно, что магия приводит детей в неистовство. Ей только этого не хватало.

Лиша заглянула в сумку с белилами и румянами и пожалела о том, что никогда не умела толком краситься. Другое дело – рисовать метки. А первым талантом славилась мать. Лиша сделала что могла: расчесала волосы и оправила платье.

Дороги внешних округов Лесорубовой Лощины петляли, следуя кривизнам великих меток, которые Лиша создавала с Арленом Тюком. В Лощине теперь было больше дюжины округов: неуклонно расширявшаяся сеть взаимосвязанных великих меток. Они еженощно оттесняли демонов все дальше, и Лиша знала эти контуры до последней выемки. Ей было незачем смотреть в окно, чтобы понять: кортеж минует Новобитель.

А скоро въедет в Лесорубову Лощину, столицу графства Лощина и центр великих меток. Всего два года назад Лощина была городишком с населением меньше трех сотен душ, чего едва хватало для точки на карте. Сейчас же она стала ровней любому Свободному городу.

Новая боль. Схватки учащались, и теперь их разделяло всего шесть минут. Зев расширялся, и Лиша чувствовала, что ребенок опустился. Она размеренно дышала. Можно прибегнуть к травам, но не раньше, чем она благополучно укроется в покоях.

Лиша выглянула из-за шторки и сразу пожалела об этом – полетели восторженные возгласы. Она надеялась вернуться тишком, приехала до рассвета, но при таком эскорте о тишине не приходилось говорить. И даже в столь ранний час народ высыпал на улицы; другие же приникли к окнам, наблюдая за возвращением посольства на родину.

Думать о крепости Тамоса как о доме было непривычно, но та отныне принадлежала Лише, графине графства Лощина. В ее отсутствие Дарси превратила домик в Лесу травниц в штаб-квартиру их школы – первого из многих, как хотелось надеяться, учебных заведений в Лощине. Лиша мечтала преподавать, но понимала, что добьется намного большего, если поселится в цитадели.

Она поморщилась, когда показалась крепость. Это было массивное здание с прочными стенами, возведенное скорее для обороны, чем красоты, – по крайней мере, так оно выглядело снаружи. Внутри отчасти было хуже и являло собой вопиющее мотовство – как будто кто-то построил дворец в разоренной стране. Что ж, отныне это место принадлежало Лише, и все проблемы решать предстояло ей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное