Пинхас Полонский.

Библейская динамика. Часть 10



скачать книгу бесплатно

Современное развивающееся общество воспринимает динамику и развитие не как недостаток, а как абсолютно необходимый аспект жизни, и поэтому развитие праотцов и идей в Торе является очень важной для ее восприятия.

(2). Восстановление еврейской жизни в Израиле и божественная важность «светских» областей жизни

Создание Израиля как независимого государства еврейского народа – существенно изменило еврейский взгляд на мир, и привело к гораздо лучшему пониманию общенациональной жизни, нежели это было в диаспоре. Кроме того, именно благодаря жизни в своей Стране улучшилось понимание того, что все «светские» составляющие жизни являются не менее духовно и божественно ценными, чем классические «религиозные» аспекты.

Эти изменения в еврейском понимании библейского текста влияют на изменение его понимания во всем мире.

(3). Обращение еврейской традиции к народам мира

Еврейская жизнь в диаспоре, в изгнании, была направлена на выживание, на то, как защититься и пережить тяжелое время – что в неблагополучные эпохи было тяжелым физически, а в более благополучные периоды было тяжело психологически в вопросе сохранения народа и его традиции.

Когда, ввиду создания Государства Израиля, период изгнания заканчивается и еврейский народ возвращается в свою Страну – то он начинает совершенно по-другому соотносить себя с народами мира, и встает вопрос не только о выживании, но и о том, что же, собственно, еврейская традиция может сказать человечеству нового.

И поэтому еврейский народ должен сегодня заново прочесть Тору не только для себя, но и для всего человечества.

С точки зрения же народов мира, галахическое прочтение Торы (и, соответственно, гармонизирующий подход) не так важно. Существенным является не изучение законов, а анализ идеалов и жизненных принципов. Поэтому новый уровень изучения Торы, возможный, только когда еврейский народ живет в Израиле, должен прояснять не галаху, а идеалы. А чтобы прочесть в Торе ее идеалы, комментарий должен быть основан не на гармонизации, а на подчеркивании противоречий и на динамике. Эта ориентация на обращение ко всему человечеству заставляет нас читать Тору на более высоком уровне, продвигаясь и совершенствуясь.

Глава 2. Трансформация Моисея и его новый подход

2.1. Моисей говорит Божественное от своего лица

Первые слова книги Второзаконие являются ключевыми для понимания: «Вот слова, которые говорил Моше». Здесь подчеркивается, что весь текст этой книги, включая заповеди, Моисей произносит от себя, от первого лица. Эта особенность книги Второзаконие указывает на кардинальные изменения, произошедшие с самим Моисеем: в начале пути он не мог говорить с народом, а теперь обрел эту способность. Это также ставит вопрос соучастия человека в даровании Божественного Учения.

Первые четыре книги Торы написаны в третьем лице, и заповеди в передаче Моисея предваряются словами: «и Господь говорил Моше». Но во Второзаконии Моисей сам дает народу заповеди от имени Всевышнего.

Несмотря на вводную фразу в начале книги: «Моше говорил всем сынам Израиля обо всем, что Господь заповедал ему о них», т.е. всё Учение в целом дано от Всевышнего – текст книги Второзаконие и ее заповеди даны от первого лица, от самого Моисея.

В связи с этим возникают два вопроса: во-первых, каким образом речь Моисея в книге Второзаконие согласуется с принципиальной концепцией того, что весь текст Торы продиктован Свыше? Во-вторых, какой смысл в том, что книга Второзаконие сформулирована самим Моисеем?

Ответ на первый вопрос относительно прост: многие фразы в Торе произнесены разными людьми: Адамом, Ноем, Авраамом, Иосифом и даже фараоном – но все они входят в текст Торы, продиктованный Свыше. Слова Авраама и фараона внесены в Тору не только потому что произнесены Авраамом и фараоном, но потому что Бог повелел Моисею записать их в Торе. Сначала эти слова сказаны людьми, но затем записаны по указанию Всевышнего. Таким же образом решается и вопрос авторства книги Второзакония: Моисей составил ее самостоятельно, а не записал «под диктовку» Бога – но затем Всевышний одобрил его слова и повелел записать их в качестве пятой книги Торы. Итак, это Божественное слово, созданное человеком и одобренное Всевышним, эти слова одновременно и человеческие, и Божественные.

Однако более важным представляется второй вопрос: в чем смысл и значение того, что книга Второзаконие, пятая часть Торы, сформулирована Моисеем? Ответ состоит в том, что Божественный текст, ради его полноты, должен содержать раздел, сочиненный человеком. Тора не была бы цельной без книги, написанной Моисеем самостоятельно.

Обычно нам представляется, что Письменная Тора дана свыше целиком, а Устная является результатом совместной деятельности человека и Бога. Но это не так, поскольку Письменная Тора также отражает результат совместной деятельности человека и Бога, иначе она не могла бы «утвердиться внизу». В истории о вторых скрижалях (в комментарии к книге Исход) мы подробно разобрали, что всё данное свыше без участия человека не сохраняется внизу, но сразу же ломается. Поэтому и в Торе, и во вторых скрижалях помимо «непосредственно Божественной» части обязательно должна присутствовать часть «человеческая». Такой и является книга Второзаконие, сформулированная Моисеем.

Именно поэтому книга начинается со слова Эле, «Вот» (без соединительного союза вав «и»), которое отделяет ее от предыдущих книг Торы, имеющих «непосредственно Божественное происхождение», и противопоставляет им «Божественное, пришедшее через человеческое»66
  Это классическое понимание различия ввожных оборотов «Вот» от «И вот» в языке Торы, см. подробнее ниже, комментарий к стиху 1:1.


[Закрыть]
.

Наличие «человеческой части в Божественной книге» важно еще и потому, что Божественная цель заключена не только в том чтобы передать человеку информацию свыше, но в том чтобы пробудить человека, чтобы Божественное стало неотъемлемой частью его самого, «говорило через него». В книге Второзаконие Моисей не только «дополнил Божественное человеческим, чтобы Божественное не распалось при спуске идеи в низший мир»77
  Эта идея подробно объясняется в комментарии Библейская динамика на книгу Исход – в истории вторых скрижалей.


[Закрыть]
, – но также смог достичь того, чтобы Божественное говорило изнутри него, из самого человека. Моисей здесь не является лишь «передаточным звеном от Бога к людям», но предстает как личность со своим стилем и подходом88
  Таким образом, стиль книги Второзаконие – это стиль самого Моисея. По этой причине она отличается от стиля предыдущих книг Торы. Книга Иеhошуа, написанная учеником Моисея, тоже очень близка по стилю к Второзаконию.


[Закрыть]
, что выводит его на гораздо более высокий уровень.

Слова Моисея становятся частью Торы, а это значит, что в конце пути достигнуто полное взаимопонимание, несмотря на то что в истории удара посохом о скалу мы видим неправильное понимание Моисеем намерений Всевышнего. Это означает, что проблема исправлена.

2.2. Личностное развитие Моисея: он становится «человеком слов»

В книге Исход, когда Бог посылает Моисея вывести евреев из Египта, он отказывается и говорит: «ло иш дварим анохи», т.е. «я не человек слов» (обычный перевод: «я человек не речистый», 4:10). А пятая книга Торы начинается фразой: «Вот слова, которые сказал Моисей», – по ним она и названа Дварим, «Слова», т.е. Моисей стал иш дварим, «человеком слов»! Это огромное изменение в самом Моисее. Теперь он «владеет словом» и может не только высказаться так, чтобы его поняли – но даже присоединить свое слово к Божественному. Можно сказать, что это один из важнейших итогов жизни Моисея в аспекте его личностного развития.

Трансформация Моисея от книги Исход до книги Второзаконие параллельна трансформации еврейского народа. Вначале Моисей не был «человеком слов», и не только потому что не мог говорить сам, но и потому что никто из народов, даже еврейский, не был в состоянии понимать его слова. Моисей слишком близок к Богу и слишком далек от людей; он был подвержен «высокому косноязычию», связанному с близостью к Божественности, которая невыразима и труднообъяснима для человека. Неслучайно книга Исход (7:1) даже называет Моисея «богом» и назначает Аарона его пророком. Прямое обращение Моисея к людям было невозможно, его речь непонятна. В конце же пути ситуация становится иной: изменяются и сам Моисей, и народ. Моисей научился говорить иначе, и параллельно этому новое поколение народа, воспитанное в контексте Торы, стало способно воспринимать его слова. Поэтому Моисей обретает дар речи, собственный голос, становится «человеком слова». Без этого развитие Моисея и вместе с ним сама Тора, не были бы полны.

2.3. Достоинства и недостатки руководителя рабов

То что Моисей вначале не был «человеком слов», неслучайно. Своему стилю руководства Моисей научился во дворце фараона, где обучали обращению с рабами, с которыми не разговаривают, но приказывают. Поэтому в начале пути, да и потом тоже, на протяжении почти всей жизни, Моисей придерживается директивного стиля руководства. Он не умеет общаться, он в основном приказывает. Для поколения Исхода такой стиль был вполне адекватен, и только такой руководитель мог вывести рабов из Египта. Народу нужна была «вера в Господа и в Моше, раба его» (Исх. 14:31), которую авторитарный лидер мог обеспечить гораздо лучше, чем демократичный. Но через сорок лет поколение сменилось. Свободным людям нужны лидеры другого типа, и прежний стиль руководства привел к кризису.

2.4. Трансформация Моисея от книги Чисел ко Второзаконию

Даже в конце книги Чисел Моисей еще не является «человеком слов». Это проявляется в неумении говорить с народом и выливается в неспособность словами получить воду из скалы, как повелел Всевышний. Вместо этого Моисей бьет по скале, после чего Всевышний объявляет ему о запрете войти в Страну и переходе руководства к Иеhошуа99
  Мы подробно рассматриваем эту историю в комментарии Библейская динамика на книгу Чисел, гл. 20.


[Закрыть]
.

Моисей, однако, сумел воспринять это повеление Всевышнего не как неудачу жизни, а как указание к изменению себя. После перехода через Иордан его непосредственное руководство оказывается невозможным, поэтому Моисей, через общение с народом в сороковой год пути, становится «человеком слова», чтобы описать и разъяснить народу будущие проблемы. Это изменение позволило создать книгу Второзаконие, а оборот «вот» (а не «и вот») в начале книги подчеркивает разрыв с прежним и трансформацию Моисея.

Всевышний не впустил Моисея в Ханаан, поставил перед ним барьер. Но Моисей не остановился а принял это как вызов, и смог использовать возникшую проблему для собственного совершенствования и развития. Именно таков путь истинно великого человека, который воспринимает препятствие как инструмент для собственного подъема, и это великое личностное достижение в жизни Моисея.

2.5. От смирения к самостоятельности

В книге Чисел подчеркивается смирение Моисея, его стремление, чтобы все происходило только по указаниям Всевышнего. Моисей не проявляет самостоятельность сам, и не допускает идеи самостоятельного развития народа, предполагая, что народу нужно только воспринимать указания руководства. Такой подход отвечает ситуации хождения по пустыне, где говорит только Всевышний.

В Стране Израиля, однако, ситуация иная, там человек сам говорит и принимает решения. По мере приближения к Ханаану Моисей (и народ) изменяется, возрастает степень его самостоятельности. В итоге в книге Второзакония мы видим совершенно иного Моисея – меняется не только его стиль руководства, но и его подход к восприятию Божественного.

Хотя Моисей не в состоянии измениться настолько, чтобы возглавить и повести за собой еврейский народ в Страну Израиля, он все же может взглянуть на мир в перспективе Страны. Поэтому он самостоятельно разрабатывает концепцию жизни в Стране, фактически сам формулирует заповеди, а Всевышний подтверждает их.

Основной темой книги Второзаконие является самостоятельная жизнь народа в Стране Израиля. Поэтому очень важно, что именно сам Моисей, исходя из своего собственного нового понимания и мировосприятия, перешел от только лишь передачи слов Бога к самостоятельности, и смог осмыслить новые вызовы, которые несет в себе Страна.

2.6. Изменения за сороковой год

Выше отмечалось, что в начале 40-ого года скитания по пустыне, в истории Мей Мерива, Моисей ещё не достиг уровня «человека слов», поэтому он ударяет по скале вместо того, чтобы говорить с ней. Это означает, что именно в течение последнего, сорокового года хождения по пустыне Моисей стал «человеком слов», т.е. научился говорить с народом.

На трансформацию Моисея повлияли три фактора.

Первый это смерть Аарона в начале сорокового года, в результате чего весь год Моисей вынужден разговаривать с народом без посредника. До этого считалось, что Моисей говорит с Богом, а Аарон передает его слова народу. Теперь же Моисей должен быть и с Богом, и с народом в равной степени.

Второй фактор заключается в том, что последний год хождения по пустыне был особым – годом практики, а не теории.

На протяжение предыдущих 38 лет в пустыне евреи жили в изоляции от других народов и занимались изучением Торы. Моисей лишь преподавал народу Учение, полученное от Всевышнего – это был односторонний процесс, в ходе которого от Моисея не требовалось разговаривать с народом и вникать в его жизнь, поэтому он не замечал внутренних изменений народа. Книга Исход (34:29) рассказывает, что лицо Моисея светилось при вторичном спуске с горы Синай, поэтому он закрывал его покрывалом, которое снимал лишь в моменты обучения Торе. Другими словами, Моисей не видел окружающей жизни, его лицо было закрыто от нее.

В сороковой год ситуация изменилась. Выйдя из пустыни, народ Израиля столкнулся с другими народами. Теперь перед Моисеем встает задача руководить практической жизнью народа, определять пути его движения и строить отношения с окружающими народами, решать вопросы войны и мира. Теперь он становится активным политическим лидером, а не только учителем.

По сути, на протяжение 38-ми лет скитаний по пустыне народ проходил теоретическую подготовку, а 40-й год стал для него чем-то вроде «производственной практики». Моисей проходит эту практику вместе со всем народом и теперь находится в соприкосновении с реальной народной жизнью. Поэтому этот год произвел огромную трансформацию как в самосознании народа, так и в характере самого Моисея, который увидел отличия нового свободного поколения пустыни от поколения Исхода. Все эти процессы отражены в новом стиле книги Второзаконие.

Третий фактор, который мы уже упоминали, заключается в том, что Бог снял Моисея с руководства, и поэтому Моисей был вынужден отказаться от авторитарного стиля, и заняться обучением народа правильному общему подходу в будущем. Бог позволил Моисею взглянуть на Страну Израиля, благодаря чему Моисей понял ее настолько хорошо, что смог объяснить народу, как правильно жить там.

Однако, как отмечалось выше, все эти изменения уже не могли вернуть ему позицию руководителя. Во-первых, уже назначен Иеhошуа, и отменить это назначение недопустимо. Во-вторых, тотальный доминирующий авторитет Моисея препятствовал бы становлению другого лидера, лишал бы народ самостоятельности. Мидраш сравнивает Моисея и Иеhошуа с солнцем и луной и объясняет, что лидерский авторитет требовалось сократить, чтобы могли проявиться звезды (другие люди). Солнце должно уйти и дать место луне.

В итоге, невозможность для Моисея войти в Ханаан, что стало его личной трагедией – послужила основой для его ускоренного личностного совершенствования, препятствие послужило трамплином. Повороты жизни, лишающие нас возможности осуществлять прежние планы, надо воспринимать как вызов. Они предоставляют нам новые, совершенно неожиданные и незапланированные ранее возможности для собственного личностного роста.

Недельный раздел (1)
Дварим
Глава 3. Первая речь Моисея: национальная ретроспектива

3.1. Вводные стихи – позиционирование книги (1:1-5)

(1) Вот те слова, которые Мош? говорил всему Израилю, – в Заиорданье, в пустыне степной, напротив Суф, между Паран и Тофель, и Лаван, и Хацерот, и Ди-Заhав,

(2) В одиннадцати днях пути от Хорева, по дороге нагорья Сеир через Кадеш-Барнеа.

(3) И вот, в сороковом году, первого дня одиннадцатого месяца, Моше говорил всем сынам Израиля обо всем, что Господь заповедал ему о них.

(4) После того, как он разбил Сихона, царя Аморреев, который жил в Хешбоне, и Ога, царя Башана, который жил в Аштарот, в Эдрэи,

(5) На той стороне Иордана, в земле Моава, начал Моше разъяснять учение это, и сказал:


(1) Вот: Первые стихи книги Второзаконие задают характер этой книги, позиционируют ее место в Торе.

Традиция понимает оборот Эле, «вот», как «отмену сказанного ранее, противопоставление»1010
  Например, Быт. 2:4 «Вот происхождение неба и земли при сотворении их», которое начинает второй рассказ о Сотворении мира, противопоставленный первому.


[Закрыть]
(в отличие от оборота ве-эле, «и вот», с соединительным союзом «и», который объединяет фразу с текстом выше1111
  Например, книга Исход начинается со слов вэ-эле шемот бней исраэль, «И вот имена сынов Израиля», т.е. она является как бы продолжением книги Бытие.


[Закрыть]
). Такое начало противопоставляет Второзаконие первым четырем книгам Торы – т.е. все сказанное ранее теперь реорганизуется, исходя из перспективы Страны Израиля.

Слова: Стилистически выражение Дварим, «Слова», имеет достаточно резкий, критикующий характер, т.е. «Вот слова» это «жесткие речи, порицание, упрек». Таков характер книги Второзаконие, которая полна предостережений против идолопоклонства, особенно в связи с жизнью в Ханаане и опасностью перенять местные обычаи.

Которые Моше говорил: Содержание этой книги передает слова Моисея от первого лица, словно он сам дает народу заповеди. Как мы отмечали выше, это существенно отличает Второзаконие от остальных книг Торы.

Всему Израилю: Моисей обращается не только к главам колен, к Аарону или левитам, но ко всему народу. Каждая из предыдущих книг Торы обращает основное внимание на определенную часть народа. Бытие это книга праотцов; в книге Исход центральными персонажами являются Моисей и Аарон1212
  Это выражается в том что Моисей и Аарон выступают в книге Исход как главные ведущие, все остальные не занимают активную позицию. Соответственно, все недельные разделы в ней поделены между Моисеем и Ароном, т.е. они демонстрируют два подхода, два взгляда на мир. Подробнее см. в предисловии к комментарию Библейская динамика на Исход.


[Закрыть]
, книга Левит обращена, прежде всего, к коhенам, священникам, а в книге Чисел главными являются левиты1313
  Книга Чисел это «книга дороги», когда у народа нет своего постоянного места и он в пути. В такой ситуации левиты находятся в центре повествования: они сменяют первенцев, они в дальнейшем не имеют земли и являются скитальцами – и это важное качество левитов, которое не дает народу быть поглощенным землей, дает некоторую отделенность от нее. См. подробнее в комментарии Библейская Динамика к книге Чисел.


[Закрыть]
. Пятая же книга Торы обращена ко всему народу как единому целому, национальному организму в своей Стране.

Говорил в Заиорданье: Хотя евреи еще не перешли Иордан, но вся книга Второзаконие написана в перспективе еврейской жизни в Ханаане, смотрит на ситуацию оттуда – поэтому степи Моава, где происходит действие, называется Заиорданьем.

В пустыне степной, напротив Суф, между Паран и Тофель, и Лаван, и Хацерот, и Ди-Заhав: Это первое географическое позиционирование книги Второзакония, относительно окрестных мест. Однако указанные здесь места с трудом поддаются географической интерпретации – некоторые из них в предыдущих текстах относятся к пустыне, а не к степям Моава, а другие вообще больше нигде не упоминаются. Поэтому мидраш рассматривает их не как географические названия, а в качестве упрека Моисея народу, т.е. как напоминание о тех стоянках, где, как известно всему тому поколению, евреи вели себя неправильно и выступали против Всевышнего. Поэтому это перечисление начинается с оборота «напротив Суф», т.е. «упрекнул их в связи с событиями в Суф» и т.д.

Такой подход расшифровывает перечисленные места следующим образом: Суф указывает на ссоры у Тростникового моря (Ям Суф), Тофель и Лаван – намекают о жалобах на манну (Тофель – напраслина, Лаван – белое, указание на манну), Паран – отправка разведчиков (из пустыни Паран), Хацерот – восстание Кораха и конфликт с Мирьям (оба случая произошли там), Ди-Заhав – история с золотым (заhав) тельцом.

Таким образом, книга Второзаконие начинается с напоминания о прошлых ошибках и бедах как предостережения перед тем, как дать законы поведения в Стране.

(2) В одиннадцати днях пути от Хорева: Это второе географическое позиционирование, относительно точки начала скитания по пустыне. С географической точки зрения оно тоже не несет информации, поэтому и здесь мидраш воспринимает эти слова как упрек: «Путь от Хорева мог занять одиннадцать дней, а вы шли его сорок лет из-за нежелания поверить Всевышнему и овладеть Страной Израиля».

По дороге нагорья Сеир через Кадеш-Барнеа: Этот отрезок пути был пройден за последний, сороковой год. Моисей говорит народу, что вначале они поступали неправильно и потому долго скитались, но за последний год существенно улучшилась.

(3) В сороковом году, первого дня одиннадцатого месяца: Здесь дается временная привязка по двум параметрам: сколько времени прошло после Исхода (40 лет), и сколько осталось жить Моисею – несколько больше месяца (поскольку он умер в 7-й день двенадцатого месяца), и за это время он сказал все записанное в книге Второзаконие.

Моше говорил сынам Израиля обо всем, что Господь заповедал ему о них: Эта фраза говорит, что вся последующая речь Моисея является пересказом того, что «Господь заповедал ему» – однако повествование идет иначе и содержит множество новых заповедей, а уже известные прежде изложены совершенно иным образом. Поэтому слова «обо всем, что Господь заповедал ему» понимаются как «переосмысление Торы» – Моисей интегрировал всё, что было заповедано ранее, но применил это к новым условиям.

(4) После того, как он разбил Сихона и Ога: Вся книга Второзаконие дает государственную, общенациональную перспективу Торы. Победы в боях с Сихоном и Огом дали народу возможность осознать себя самостоятельным государством, субъектом истории. Пока Израиль не добился военных успехов, его учение не представляло ни для кого интереса; да и сам он, не чувствуя свою силу, был не в состоянии четко сформулировать свою государственность. Это стало возможным только после военной победы.

(5) На той стороне Иордана, в земле Моава: Корень всей Торы это ее дарование на Синае, но она дополняется и раскрывается в Скинии завета и в степях Моава. Книга Второзаконие описывает «завет в степях Моава», обновление завета с Богом в новых условиях.

Из дальнейшей еврейской истории мы знаем, что впоследствии из Моава произойдет Рут, прародительница Давида и «мать еврейского царства». Моав обладает компонентой царствования, необходимой Израилю, поэтому неслучайно, что «Тора царства», т.е. государственно-общенациональная интерпретация Торы, дается в степях Моава.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7