Петрович Петрович.

50 оттенков черно-белого, или Исповедь физрука



скачать книгу бесплатно

Предисловие

Основано на НЕреальных событиях. Все имена, персонажи, ситуации вымышлены и являются плодами фантазии автора.

Автор ни в коем случае не хочет очернить профессию учителя в школе, самую главную в жизни и структуре здорового общества.

Настоятельно не рекомендуется к прочтению людям до 18 лет, а также верующим и ранимым. В книге присутствуют мат, описание сексуальных сцен и извращений.

Персонажи в этой книге не являются примерами для подражания. Их слова, мысли также негативны и не имеют под собой реальной позиции.


1 сентября

Мать твою, вот это сиськи! Пожалуй, единственный день в году, когда я хорошо выгляжу, чтобы цепануть девушку. Рубашка, пиджак, ботинки. Но, к сожалению, только не сегодня. Сегодня – 1 сентября, а я учитель физкультуры в частной школе. Кстати, у ее мамы сиськи еще лучше. Каждый новый учебный год интересно, какие новые девочки придут в старшие классы. Когда уже много уроков проводишь, привыкаешь к старшеклассницам и относишься к ним как к ученицам – объектам работы. Есть, конечно, исключения с большой грудью или генетически ореховой попой. Так вот, новеньких сначала видишь, как обычных девушек. Тем более нарядных на линейку. Тем более это дочки богатых родителей, а это еще +50 к внешности. Чего 50? Не знаю. Оттенков 50.

Мне уже 30. Точнее, всего 30. В прошлом году меня в школе поздравили с юбилеем. Я чуть не офигел! Видел как поздравляют старух у нас. 60, 65 лет. Меня-то за что? Юбилей для стариков! Хотя виски подарили неплохой. Да, я самый молодой в школе учитель. Есть еще учитель музыки, ровесница, но она жирная и страшная, так что не в счет.

После того как осмотришь всех старшеклассниц, приходится вспомнить о работе и подумать о перспективах. О новеньких мелких пиздюках. Именно с ними первые месяцы приходится РАБОТАТЬ, так как они «не приучены к лотку», а раз школа частная, бывают неадекватные дети, психованные и другие долбанутые. С такими чувствуешь тяжесть работы. Срываешь горловые связки, ходишь за ними, чтобы они никому голову не разбили, ну или им. А в остальном, как говорят бизнесмены, все автоматизировано. Разминка на полурока, которой я обучаю первоклассников первые два месяца, дальше уже они все выполняют сами. Игра после разминки. Не заморачиваюсь. Футбол, вышибалы, салочки. Детям нравится. Я сижу отдыхаю. Кайф.

Морды учителей. Никак не могу привыкнуть, что это мои коллеги. То ли из-за того, что я еще молод, то ли у меня психологическое расстройство. Я, как школьник, жду каникул и с неохотой иду на первое сентября. Будто они и мои учителя. Привыкаю потом. Просто они старые и бабы. Кроме меня мужики только информатик, но он старый, и секретарь. Секретарь стремный. Дрыщ. И хрен поймешь, сколько ему – 35 или 50. Белый весь, усики. Сутулый, всегда в старом свитере ходит непонятного цвета. Да и черт бы с ним. Все равно он почти немой. Говорит очень тихо и неразборчиво. Издает звуки до тех пор, пока не поймет, что общается на рыбьем языке, и уходит.

У него есть фишка! Это рукопожатие. Терпеть такое не могу! Сжимаешь его руку, а ощущение, будто сжал набор из пяти вялых пиписек. Лучше бы он был безруким. Или дельфином.

Высматриваю уже знакомых мне детей. Кто-то загорелый. Да многие загорелые. Эти дети хорошо отдыхают по заграницам. Это я нищий учитель. Какие-то дети ожирели как свиньи, кто-то, наоборот, похудел.

Цветы почти никто не принес. Главные цветы тут – в конверте директору, а учителя рабы, которые должны выполнять все прихоти детей богатых родителей, да еще сделать так, чтобы они все экзамены сдали. Все учителя – кроме физрука! Я ни к каким экзаменам не готовлю, особых требований по образованию физкультурой тоже нет. Главное, как мне сказал директор, чтобы с уроков все уходили без синяков и царапин. Иначе их родители всех тут выебут. Ну, это уже от меня добавление, я это экстрасенсорно принял от директора. Он бы так в жизни не сказал. Сказал бы – повесился. Хотя нет, как и его яиц нет. Никогда напрямую не скажет, если что-то не так. Но зато потом на спину насрет, что за воротник затечет. Хотя у него как минимум на одно яйцо больше, чем у секретаря, – он не боится ходить в хорошую парикмахерскую.

Вот такой первый рабочий день. Уроков сегодня нет. Попариться в пиджаке на солнце. Показать учителям, что я не потолстел, в отличие от вас, жирные коровы! Улыбнуться хорошим, милым детям. Да, такие есть, а я не совсем бесчувственная тварь. И пойти домой, думая, какой уебский день будет завтра.


2 сентября

Блядь, что это за животное?! Первый класс. Даю команду построиться. Большинство детей обучены, кто-то берет пример с подготовленных, обязательно пара дебилов, а это что?!

Первые уроки, тем не менее, обычно проходят нормально. Дети видят нового взрослого незнакомого дядю. Боятся, вдруг по жопе надает (жаль не могу, уволят). Спустя пару недель начинают привыкать, и тут раскрываются паразиты. Не слушаются, хулиганят, болтают. Приходится находить подходы. Не люблю кричать на детей, обычно веселюсь и угораю вместе с ними, слава богу, есть хорошие классы без дебилов. А иногда приходится включать актера и играть роль командира, тирана, злого дядю «без пяти секунд пиздюли» и т.д. Но, блядь, что это за животное?!

Круглый как шалтай-болтай, противный, издает звуки на непонятном языке. Еле ходит. Что это за национальность? Где его хозяин? И, черт возьми, конечно же, его зовут Иван. Дети с первых минут смекнули, что кого-то привели из зоопарка, и начинают над ним смеяться. Я, конечно, объясняю детям, что так делать нехорошо. Хотя постойте-ка, дайте я сам поржу немного! Какая ему, на хрен, школа?! Тяжелый год меня ждет…

Урок прошел более-менее, ожидал худшего. Хотел это чудо довести за руку до класса, но не стал – он был весь в слюнях или какой-то другой инопланетной жидкости. Не хочу это знать. Вместо этого долго смотрел, как он по лестнице поднимается. На четвереньках. Когда рядом проходили учителя, делал вид, что я его не замечаю. Кажется, это тот самый Иван из русский сказок. Сказочный долбоеб! Не координированный и беспомощный, с которым происходит всякая фигня, а потом он вырастает и становится депутатом госдумы.

Детей я веду строем до класса. Иду первым. Такой порядок после того, как дети ушли с моего урока, убежали, и один придурок уебал девочке дверью, которая, конечно, бежала и смотрела не вперед, а назад. В итоге фингал с пол-лица, а я весь обоссанный в глазах классного руководителя и руководства, так как родители девочки очко надрывали им, а не мне. Ха-ха. Есть плюсы. Некоторые родители считают недостойным общаться с таким подмастерьем, как физрук.

В обычной государственной школе было проще. Порой казалось, что у меня одни беспризорники учатся. Что бы ни происходило. Один раз мальчик с каната упал – норм. Девочке из 4А футбольным мячом в лицо изо всех сил попали – сойдет. Причем я попал мячом. Ни разу ничего не сказали. Наоборот, говорили, чтобы пожестче с ними, они якобы распущенные. Но зарплата маленькая, детей очень много. Вот. А еще там можно было их немножко пиздить.


3 сентября – День прощаний

«День, когда горят костры рябин…» Уже второй год подряд слушаю эту песню с куском говногрусти на сердце. Опять меня кинула баба. Видимо, после хорошего лета, когда мы отдыхали на мои отпускные, поняла, что ее мужик физрук, и дала по съебам. Блядина! И зарплата только через две недели. Денег осталось только на пожрать. А как в Крыму вино хуярить и жопу греть, так я самый милый. Ладно, хер с ней. Но интересно будет увидеть, кого найдет вместо меня. Наверняка кривого гопника с дерьмом в башке, но с тачкой. Никак не могу понять, почему бабы так ведутся на тачки?! Даже если она хреновенькая. Ну, будь новый мерседес, тут понятно, я бы и сам ноги раздвинул, но какая-нибудь тридцатилетняя дряхлая беха или невзрачный рено логан. Да, да, я уже придумал будущее своей бывшей. А потом она узнает, что он трудовик, и бросит его.

Вообще с отношениями сложно. Возраст такой, «семейный». Начинаешь встречаться с женщиной, проходит пару месяцев, а она начинает заводить разговоры о детях. А меня после работы обычно тошнит от детей! Если еще дома будут, я ж вскроюсь. И смотрю на нее, и понимаю, что она уже имена им выбрала. «Извини, дорогая, мне неожиданно стали нравиться мальчики!» Или, «прости, я тебя использовал, потому что мне лень было самому мыть посуду». Так что приходится искать максимально молодых. Точнее, минимально. У которых еще нет этих материнских позывов. Это девушки до 26 в среднем. Потом они начинают понимать, что с каждым годом им будет тяжелее держать себя в форме, на лице появляются морщины, грудь обвисает, если была (если не было, то все еще печальнее). И тут как последний шанс. Еще год-два и она никому не будет нужна, разве что трудовику на старой бехе. Поэтому нужно срочно приковать к себе мужика ребенком. А еще можно поныть, что ей нельзя работать, надо дите воспитывать, – и все, жизнь в кайф. А мужик ебашит на нескольких работах, а потом выслушивает от своей бабы, что он проводит мало времени с семьей. Вообще семейная схема нормальная, если баба воспитанная, достойная и ребенок, желаемый обоими родителями. Но, извините, не в нашем дебильном обществе.

А старшеклассницы хороши новенькие. Смотришь и отдыхаешь. Забываешь все это говно расставаний. Будто сейчас можешь с одной из них замутить. Моложе, свежее, красивее. Жалко, что хуй.


Старый информатик

Чертов извращенец! Ну, хоть кто-то меня понимает здесь… Игорь Владимирович, 55 лет. Пузо в костюме, очки толстенные. Хули – информатик. Когда рядом никого, с ним можно поговорить по душам. Ну, в основном он говорит. Причем порет откровенную дикость, но это намного лучше, чем слушать от завуча, как заполнять журналы и с какими там пиздюками как надо обращаться.

– Приветствую, Игорь Владимирович!

– Дмитрий Николаич…

Мы пожали друг другу руки. Вот это рукопожатие, я понимаю! По его лицу я понял, что у него телега охуительных историй, что накопились с лета. Мои его особо не интересовали. Ну и хорошо. Отдыхал он всегда круче, так что мои истории были бы очень невзрачны на фоне его.

– Ну как? Уже общупал новеньких?

– Ха, нет. Завтра урок, познакомлюсь, оценю.

– Завидую я вам, Дмитрий. Можешь построить их: «Ты ногу сюда закинь, ты прыгай…» Сидишь и наблюдаешь. Идиллия!

– Да какая там!.. У меня ж еще парни. Вот они палят, а мне не положено. Приходится аккуратно, чтобы они не спалили, как я палю.

– А я знаете как?

– Ну?

– Новая методика. Парней сажаю к одной стене, девочек к другой. Спиной к спине то есть. Задания раздам, чтобы все заняты были. Подхожу к девочке помочь, посмотреть, как справляется. Стою сзади над ней и наблюдаю, как она там справляется. И слева прекрасно справляется и справа. И между тоже замечательно.

Я тихонько просмеялся, сделав «такое» выражение лица. Такое… выражение мужской солидарности. Когда оба понимают, что оценка женских прелестей прошла на ура.

– Игорь Владимирович, это какие классы – справляются?

– Я информатику с пятого класса веду же, вот с пятого и справляются.

– С пятого? Чего там смотреть-то у них?

– Как говорится, ищущий всегда найдет.

– Мда, понятно. Ну ладно, счастливо!

– Удачи, Дмитрий!


Казнили в попу

Жара, сука! Уроки веду на улице, на площадке. Солнце жарит. Уже через десять минут урока весь пот со спины стекает промеж булок. Не самые приятные ощущения. Хорошо, треники черные, а то казалось бы, что я обделался. Зад весь мокрый. Хотя из-за того, что треники черные, – еще жарче. Кажется, что сейчас кто-то вылупится из яиц. Впрочем, терпимо. Не первый год так.

Неудобно, что из окон могут палить учителя и руководство, типа, чем я тут с ними занимаюсь. В зале дверь закрыл, и хорошо. Можно в телефоне зависнуть, просто тупануть в стену на пару минут. Тут же приходится отрабатывать по полной.

Пошли первые травмы. Без них никуда. Хорошо, площадка прорезиненная, был бы асфальт – с моих уроков выносили бы трупы. Это не из-за меня. Контингент детей такой – изнеженные, неспортивные, некоординированные. Самая популярная травма: класс бежит трусцой по кругу, и найдется один уникум, который, вот, просто бежит, а потом резко падает ебалом в землю! Его никто не подсекал, просто резко – ебалом в землю. Потом нытье, слезы… Отводишь к врачу и надеешься, что его родители понимают, что он кривоногий и ты не виноват.

Изнеженные дети. Мальчишки особенно. Растят, как баб. Мы в детстве бились, дрались, кости ломали. А тут… пальчик ушиб. Ему помазали, лонгету привязали. Ходит с ней две недели. Ну, охуеть! У нас как было? Ебанул кто-то руку. Кость, нахуй, торчит. Поссал, подорожник приложил – и давай дальше бегать. Я, конечно, немного преувеличиваю, но вы же сами все помните. Площадки какие у нас были? Лестница с турниками метров пять в высоту. Залезали, как макаки там висели, никто ни разу не упал. А сейчас делают высотой с пупок, и лужи детской крови каждый день с оторванными руками на этой площадке. Изнеженные немощи растут, блядь!

Привел на площадку первый класс. Вроде нормальные, привыкают. За исключением того животного и еще девочки, которую чуть тронь – у нее открывается рот, как сопло, и оттуда ультразвук, что стекла лопаются. И так несколько минут. Причем пиздит! Хочет, чтобы кого-то наказали, кто ей просто не нравится. Вот и начинает сама лезть, пока ей кто-то умный не отмахнет. Что за родители… Если вы это читаете и у вас такой же ребенок, знайте – вы хуевые родители! Идите убейтесь нахуй!

Ненавижу нытье! Мелкие проходят на площадку, кто-то даже сам сразу строится по линии. Хочется в ноги кланяться их родителям. Остальные тупо носятся как ебанутые. Я закрываю калитку и.... ИИИ!!!! ЧТО ЗА?!. Мне что-то ткнуло в зад! Прям туда! По первым секундам показалось, что это спец, так как попал в «десяточку». Резко оборачиваюсь, даже кулак сжал: там стоит этот звереныш Иван. Сука! И так мерзко улыбается, прикрывая рот ладонями. Так улыбается, будто я его поблагодарить сейчас должен за приятное. Сначала я ему ебнуть хотел. Минус работы – нельзя. Ну, я не знаю, может у него в семье так принято: «С добрым утром, мама!» И ладонью в анус! Вот же тварь! Лишил меня анальной девственности. Я думал, это произойдет в более романтичной обстановке, но не так!

Лишь бы этого никто не видел. Дети не заметили. Хотя что-то мне подсказывает, что среди учителей не один я хожу «меченый» Иваном. Урок прошел нормально. Играли в вышибалы. Надеялся, что кто-то попадет в лицо мячом этому животному, но он вообще не понимал, где находится, и дети не обращали на него внимания. А в конце урока он мне сказал: «Я вяс лублю!» Вот так вот. Разнообразил сексуальную жизнь.


Просто персик!

Вот это жопа! Идеальная. Я сейчас про новенькую из 10А. Все норм! Это не педофилия ведь. Цой про восьмиклассницу пел. Сойдет! Сколько ей? 15? Не верю. Встретил бы на улице, подумал бы, что 19. Или, знаете, как в метро иногда спускаешься, видишь за пять метров классную задницу и идешь за ней. Как магнит. В вагон заходишь. Если успел разглядеть спереди и там тоже все нормально, то, если получается, садишься или становишься напротив. И аккуратно разглядываешь ее. Не как маньяк, а аккуратно. И не знаю, на что надеешься. Девушки не любят в метро знакомиться. Шумно, народу много, свидетелей первого неловкого разговора… но это все хуйня. Главная причина, что нормальный мужик на мерсе сверху гоняет, а в метро мужчины делятся на два типа: нищеброды и те, кому надо уступать место.

Юлия. Новенькая из 10А. Так ее зовут. Юля. Милое имя, подходит ей. Три девочки в классе и шесть мальчиков, заниматься на мой урок из девочек пришла только Юля. Остальные важные модницы, не всегда приходят. Заставить их не могу, учителя попросили, пусть уроки делают. Хотя с виду эти коровы ни хуя не важные. Вот Юля важная. Лосины, под которыми ровные, красивые, спортивные ноги и круглая задница, белая майка, из-под которой немного торчит спортивный черный лиф. Сисюньки небольшие, но все очень гармонично. Руки тонкие. Вот главный секрет женских пропорций: одна грудь должна быть больше ширины бицепса руки. Чем тоньше руки, тем больше кажется грудь. Это, наверное, как у мужиков: чем больше раскачаны бедра, тем меньше кажется член.

Юля все выполняла, чем-то занимается наверняка. Отжимается лучше половины парней. Ребята хуже баб. Не отжимания, а конвульсии какие-то. Я к 10 классу уже драк имел за школой, как боев у Владимира Кличко, а эти… неженки. Когда у кого-то из парней начинается конфликт и оба хотят подраться, это происходит так: они сначала вылупят глаза, такие, будто медведя увидели, потом попытаются встать в стойку. Стойка такая, что у Мухамеда Али во время его похорон она была лучше. Потом пытаются сделать какие-то движения, но в памяти приемы Конора Макгрегора как-то казались проще. Они просто дергаются и ссут. Ссут глазами, они еще больше выкатываются от каждого движения, и капельки глазной мочи прям разлетаются. Если вдруг им случится сцепиться, то это походит на то, как собака гоняется за своим хвостом или будто вальс включили в дважды ускоренной перемотке.

Юля весь урок на меня посматривала с улыбкой. Приятно. Смеялась над моими шутками, а я люблю пошутить, тем более подъебать кого-нибудь из учеников. Делаю это с видом того, что хочу подбодрить, но на самом деле угораю просто. Иначе умру со скуки. Со старшаками классно, они уже понимают шутки из интернета, и тем для шуток уйма! Ну как не пошутить про бутылку во время приседаний? Про «тот момент, когда», или про то, когда физрук увидел, как ученик пинает ногой волейбольный мяч:

– Гоша! Нельзя бить ногой мяч!!!

Вообще сам когда учился, меня это бесило. Просто играю роль физрука, у которого свои порядки и законы.

– Двадцать отжиманий!

– Дмитрий Николаич, я случайно.

– Я сейчас 2 случайно поставлю, давай, быстро!

– Я не смогу столько!

– Это ты своей жене будешь говорить! – Одноклассники засмеялись.

– В два подхода, как получится, вперед!

Гоша отошел в сторону и стал криво и медленно отжиматься. Позорно. Нужно ввести лицензию на ношение яиц. Вот кто так отжимается – не выдавать такую.

В конце урока похвалил Юлю перед всеми. Она немного смутилась. Но по делу похвалил. Действительно самая способная. Не потому, что мне понравилась и я неосознанно к ней подкатываю. Но она мне понравилась, и я даже осознанно к ней подкатываю.


День учителя

Ну и щедрота ебаная, я в ахуе! Да шучу, привык уже. Когда первый год работал в школе, понял, что здесь учатся дети богатых родителей, и стал мечтать: подарят мне, думаю, айфон! Второклассники с последними моделями бегали! И тут День учителя. Дарят ссаное «Абрау-Дюрсо», конфеты, цветы, блядь, и набор для мужчины – одеколон и гель для душа «Мачо». Айфон… размечтался, тоже мне! Что еще дарили интересного? Пластиковые карты подарочные. В «Спортмастер». Ну, физрук же, может, футбольный мяч себе купит и затолкает от счастья себе в зад! Карта в парфюмерный, но на копеечные суммы: 1000–1500 р. Туалетная вода нормальная стоит от 3000 р. Подарочные карты как обуза. Правда, радовался, когда дарили карту в «Ашан». И так там еду часто покупал, так что получалось прям деньги в карманчик.

Одно хорошо, короткий день. Пришел домой, сожрал коробку конфет, запил шампанским и уснул. Дневной сон, что может быть лучше? Правда, иногда просыпаешься с такой головой, будто тебе Шао Кан въебал кувалдой. Но в этот раз нормально. Чуть повалялся. Понял, что проснулся от визжащих на улице детей. И здесь они… Как же хочется простой тишины. Такой первозданной, космической. В которой ты можешь вспомнить свои галактические начала и восстановить… Вспомнил! Мне снилась Юля! Обалдеть! Мы были на космической станции. Я зашел в столовую. Всё в белых серебристых оттенках. Мало народу. Незнакомые. Все в спецкостюмах. Юля сидит за столом и посматривает на меня, улыбнулась. Я подхожу к месту раздачи еды и поглядываю, чтобы к ней никто не подсел. А меня торопят:

– Ну, выбирай скорее, очередь ждет!

– Подожди!

– Скорее! Не мешкай!

Тут сначала замечаю, что за мной никто не стоит, поворачиваюсь обратно, вижу на пункте раздачи нашу повариху из столовой! Жирную, в фартуке, голубых штанах и с большим половником. И смотрит так на меня зло, будто она монстр и угрожает моей жизни. Я пугаюсь, пугаюсь за Юлю, слышу какие-то крики сзади. Оборачиваюсь снова – Юли нет. Быстро бегаю глазами. Опять какие-то крики… Я проснулся. С таким чувством ревности, заботы и даже влюбленности в нее.

Можно так? Влюбиться во сне? Обсужу-ка это сегодня с друзьями в баре вечером. Они любят поугорать над моими физручьими рассказами.


В баре

– Ах ты ж старый педофил, Димон!

– Да, хорош, Сань, я не старый!

Ржем и жрем втроем. Я, Саня и Славик. Макс не смог прийти – каблук. В кино пошел со своей женой. По нему уже прошли языками минут десять. Часто он нас кидает, но все же баба у него хорошая. Не супермодель, но заботливая и умная. А Макс тот еще неряха, она из него человека сделала. Именно после свадьбы он стал одеваться как кинозвезда, в кафешках и ресторанах выбирать разную еду со странными названиями, а не тупо картошку фри и бургеры. Пасту! Последний раз он заказал пасту! Я теперь тоже знаю, что это такое. Знал до этого только про томатную пасту и зубную. Он, конечно, олух, но мы его уважаем: всегда выручит и поможет. А женщину свою пусть бережет, мы переживем как-нибудь.

– Дим, покажи фотки-то ее! Наверняка уже нафоткал, как она приседает.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное