Петр Романенко.

Вызываю дух Степана Филипповича (сборник)



скачать книгу бесплатно

© Романенко П.И., 2017

© ООО «Написано пером», 2017

* * *

Дед Мороз и отморозки

Катя Федосеева жила одна. С мужем они разошлись, детей не было. Оно и разошлись потому, что детей не было. Они даже не знали, кто виноват, ссорились, обвиняли друг друга. Муж ночами честно отрабатывал свой супружеский долг, не жалея сперматозоидов, но ничего не получалось. К врачам обратиться не догадались. Правда, муж однажды всё-таки сходил к доктору.

– Доктор, – сказал он, придя на приём, – у нас с женой нет детей, что нам делать? Подскажите, научите.

Доктор побеседовал с ним, осмотрел, дал направление на анализы. Когда анализы были готовы, врач посмотрел их и выписал таблетки для увеличения мужской силы.

– Попринимайте эти таблетки, через неделю придёте ко мне и скажете, как они на вас действуют.

Муж начал принимать таблетки и через неделю приходит к врачу.

– Ну как? – спросил врач, – помогают вам эти таблетки?

– Замечательно, доктор. Спасибо!

– Сколько дней вы принимали таблетки?

– Неделю.

– Это хорошо. А, что думает по этому поводу ваша супруга?

– Не знаю, доктор, я ещё дома с тех пор не был.

А причина, скорее всего, была в том, что Катя в молодости сделала аборт. Нечаянно она «залетела». Что делать – стал вопрос. Кто виноват, она знала. Катя ходила, консультировалась со знающими людьми, советовалась с подружками. Однажды она зашла к Свете – своей замужней подружке, которая уже жила с мужем несколько лет, уже родила ребёнка, делала аборт. А у неё были свои проблемы.

После родов Света стала полнеть. Это её беспокоило, удручало и напрягало. Она сходила к врачу. Вернувшись домой, Света рассказывает мужу:

– Врач сказал – ничего страшного, так часто бывает после родов. Просто надо больше двигаться. Например, раз в неделю ходить до Тулы и обратно.

– До Тулы?! Света! С ума сойдёшь. Это очень далеко. Больше он ничего не предложил?

– Предложил. Можно три раза в день нам с тобой заниматься исполнением своих чисто супружеских обязанностей.

Муж на долю секунды опешил.

– Света! Да тут до Тулы рукой подать, – заверил он.

До Тулы Света ходить не стала, но они с мужем больше гуляли по городу, ходили за город. Однажды на окраине они встретили стадо коров. Коровы спокойно паслись на обочине в низинке, где росла густая сочная трава. В стаде были овцы, козы и красавец племенной бугай. Бугай был честный и добросовестно выполнял свои обязанности производителя. Вот он передними ногами взгромоздился на корову. Света, не видевшая таких акробатических трюков, удивилась и спросила.

– А что это он делает?

– Он смотрит, далеко ли до Тулы, – ответил муж.

И вот Света и Катя, сидя на кухне, обсуждают Катину проблему.

Света могла посоветовать что-нибудь толковое. Она была умная женщина, у неё была только одна четвёрка по химии. Остальные… тройки.

– Аборт – это же больно, и делают его, наверное, без анестезии, – волновалась Катя.

– Да, это больно, – подтвердила Света, – надо было предохраняться.

После того, как я «залетела», я даже сосиски ела в целлофане.

– Да ничего это не действует. Вон Иван предохранялся – надел презерватив, и что это ему дало? Всё равно под трамвай попал.

– Это совсем другой случай, не путай, – сказала Света.

Пришёл с тренировки Валера, муж Светы – хоккеист. Он слышал обрывок разговора Светы и Кати, которые рассуждали о чём-то своём, девичьем. Смысла разговора он не разобрал да и не вникал, но у него возникли ассоциации о своём мужском.

– Да! О борт и клюшкой по репе, – сказал он.

Катя сделала аборт. Прошло уже семь лет. Она говорит, что они с мужем любили друг друга. Но это вряд ли. Если бы любили, то жили бы, вместе искали выход из этой ситуации. Выход есть. В наше время можно и вылечиться от бесплодия, и найти другие варианты – усыновить ребёночка, воспользоваться искусственным оплодотворением и ещё придумать что-нибудь. Их приятельница однажды воспользовалась методом искусственного оплодотворения, правда, была не очень довольна, даже устроила скандал в этой клинике. После процедуры она, униженная и оскорблённая, ворвалась в кабинет главного врача.


– Да тут до Тулы рукой подать!


– Я хотела непорочную беременность, а ваш врач просто обесчестил меня дедовским способом, да ещё с меня за это деньги взял!!! – негодовала она.

– Ну понимаете, – оправдывался главврач, – сложное импортное оборудование часто выходит из строя, и мы вынуждены прибегать к методам народной медицины.

Муж постепенно охладел к Кате, стал безразличен, не интересовался её делами, не помогал ни в чём, поздно приходил с работы, стал крепко выпивать, просаживал деньги в казино и ресторанах, стал раздражителен, груб. Она переживала, плакала, жаловалась подругам, советовалась с ними. Подруги делились опытом.

– Мой тоже начал ходить по ресторанам, по казино – совсем отбился от рук, – рассказывала одна. – Я с ним очень серьёзно поговорила.

– Помогло?

– Помогло. Теперь он не пьёт, не курит, по бабам не шляется. Лежит себе тихонечко в реанимации.

– Надо было выходить замуж за беззубого, – советовали ей дальше, – беззубые спокойные.

– Почему?

– А потому, что при лечении или удалении зубов удаляют нервы.

Разошлись. Прежде чем принять такое решение, они долго думали, спорили, ссорились, советовались. Иногда они посещали бракоразводные процессы, чтобы послушать, посмотреть, как это происходит у других, из-за чего люди разводятся. Последний процесс был интересным.

Судья спрашивает у мужа:

– Почему вы хотите расторгнуть брак?

– Понимаете, мы с женой живём в маленькой однокомнатной квартире, жена держит там козу. От неё такая вонь – хоть вешайся! Я это терпел целых десять лет нашей совместной жизни! Больше не могу!

– Извините, – сказал судья, – но это не причина для развода. Можно, например, открыть окна, дверь, проветрить.

– Да!? И выпустить всех моих 60 породистых голубей на улицу!

Были и другие претензии друг к другу.

– Он меня в постели не устраивает, – жаловалась одна женщина.

– Вы посмотрите! – Раздался женский голос из зала, – всех устраивает, а её не устраивает.

– Её вообще никто не устраивает, – прозвучал мужской голос.

– Он меня не удовлетворяет, – предъявляла претензии к мужу другая.

– Да она меня не кормит, – объяснял муж. – Дайте мне тарелку супа, и я удовлетворю всех, здесь присутствующих.

Присутствующие вполголоса обменивались мнениями.

– А какая была пара! Идеальная.

– Идеальных пар не бывает. Идеальная пара – это два носка одного цвета.

– Он её помотросил и бросил, – раздавались голоса.

– Да где там! Он её бросил, и даже не помотросил.

Развод стоил денег, надо было платить. Один из разводящихся мужей всё искал юристов подешевле, интересовался, консультировался, приценивался.

– Сколько мне будет стоить развод с женой? – спрашивал он у юриста.

– Две тысячи баксов, – отвечал тот.

– Да вы что!? Мне за пятьсот обещали её грохнуть.

Надо сказать, что сразу они жили не очень дружно.

Муж работал на заводе инженером, работа не правилась, радости не приносила. Он с детства всегда был всем недоволен, всё спешил, стремился всё изменить. В садике он мечтал – скорее бы в школу. В школе хотел побыстрее закончить учёбу и поступить в институт, в институте – скорее бы начать работать. Сейчас, работая, он думал – и что же мне в садике не сиделось?

Катя была очень ревнивая, не доверяла мужу и всегда придиралась к нему. Это была какая-то патологическая ревность. Каждый день, встретив мужа с работы, она тщательно осматривала его пиджак, одежду – искала улики измены. За каждый подозрительный волосок, не дай бог, волосок женский, она устраивала скандалы, сцены ревности. Однажды она не нашла на одежде ни одного волоска и всё равно по привычке устроила скандал:

– Вот до чего ты докатился – не брезгуешь даже лысыми женщинами!


– О борт и клюшкой по репе.


Вася назло ей нагнетал страсти:

– Дорогая, да лучше тебя нет никого, вчера я в этом убедился.

Между тем подозрения Кати не были лишены основания. Её Вася потихоньку посещал вечером разные увеселительные заведения. Делал он это умело, с хорошей конспирацией, под предлогом ночной смены или какого-нибудь дежурства. Он оправдывал для себя свои похождения словами: «в старости хоть будет что вспомнить». А в старости будет склероз.

Прожили они уже десять лет – юбилей. Катя ему говорит:

– Вася! Давай в честь юбилея сходим в ресторан.

– Ты чё, Катя, с ума сошла? Где мы возьмём столько денег? А что мы наденем? Я в ресторане за свою жизнь был всего один раз.

– Ну, Вася! Ну, юбилей же! Я кое-что припасла. Я долго экономила, копила деньги – на ресторан хватит. А насчёт одежды я уже договорилась – Коля даст напрокат тебе костюм, а Лидка мне вечернее платье.

– Ладно, пойдём.

Пошли. Подходят к ресторану, встречает швейцар:

– Здравствуй, Вася!

– Тсс… Я сегодня с женой, – шепчет Вася.

Метрдотель:

– Вася, столик как обычно?

– Тсс…Я сегодня с женой, – шепчет Вася.

Официант:

– Вася, тебе как обычно? Я мигом.

– Тсс… Я с женой.

Заняли столик, уселись. Катя взяла меню, посмотрела.

– Вася! Да тут цены бешенные! Надо было из дома взять борщ; только сварила. Позавчера. А картошки вчера нажарила, тоже можно было взять.

– Катя, не выдумывай, с ума сошла! Дай сюда меню. Давай закажем котлеты по-киевски.

– По-киевски! Да сколько ж их ждать?

– Быстро принесут, посмотришь.

– Ну да, быстро! Пока съездят за ними в Киев.

– Тёмная ты, Катя. А вот – котлеты из рябчика с кониной. Давай закажем.


– Вася, тебе, как обычно?

– Тысс! Я сегодня с женой.


– Что за котлеты такие? Непонятно, – сомневалась Катя. – Давай спросим.

Подозвала официанта:

– Скажите, что это за котлеты из мяса рябчика и конины? Сколько там мяса рябчика и конины?

– Пятьдесят на пятьдесят, – сказал официант.

– Это как?

– Один рябчик, один конь.

Заказали, наконец, что-то, сидят, вкушают. За соседним столиком сидят какие-то крутые, требовательные капризные посетители, ругаются.

– Что за дерьмо вы нам принесли, да ещё так мало!

Стриптизёрша:

– Ну, кто самый смелый дёрнуть последний шнурочек на бикини? Весь зал хором:

– Вася, Вася, Вася!!!

Катя вскочила, влепила Васе пощёчину и выбежала из зала. Поймала такси. Вася следом за ней, успел вскочить в такси.

– Ну ты и сволочь! – начала Катя, – десять лет меня дурил, шлялся от меня по разным шалавам. Козёл! Чуяло моё сердце.

– Ну что ты завелась на пустом месте?

– На пустом месте? Да тебя здесь все знают. «Я только один раз за свою жизнь был в ресторане». Кабель!

– Да это все наши сотрудники, – врал дальше Вася. – стриптизёрша, например, это Люба Сорока. У неё сегодня тоже юбилей, вот пришла в ресторан отдохнуть.

– А швейцар, метрдотель, официант?

– Они меня знают просто, как передовика производства. Администрация завода меня часто отмечает, вот они и наслышались, запомнили.

Таксист слушал, слушал, поворачивается к Васе:

– Ну и стерву ты сегодня снял, Вася!

Это была ещё одна капля масла в огонь сегодняшней ссоры. Катя злилась, переживала, устроила грандиозный скандал. Она жаловалась матери:

– Мама, он мне изменяет, по бабам шляется, не знаю, что делать, наверное, уйду от него.

– Не переживай сильно, доченька, – успокаивала та, – ну и что, что шляется; лишь бы на пользу, лишь бы не было войны.

Развелись. Вася уехал куда-то в Норильск, а Катя живёт здесь, горе мыкает. Тяжело одной, тяжело не только физически, но и морально – не с кем посоветоваться, некому пожаловаться, не на кого накричать. Был у Кати старенький «Москвич» – от мужа остался. Она имела водительские права, ездила на нём. Это облегчало ей домашнюю хозяйственную деятельность. Некоторую мужскую работу она научилась делать сама – может забить гвоздь, починить кран, передвинуть тяжёлый шкаф. Передвигать тяжести её научила Лиза, подруга, тоже одинокая.

Лиза и Катя когда-то работали вместе. Ещё раньше Лиза была домработницей у богатого бизнесмена. Ей нравилось; хозяева были неплохие, вежливые, обходительные. Но незадолго до замужества она уволилась. Однажды она встретилась со своей бывшей хозяйкой Марией Петровной.

– Как я жалею, Мария Петровна, что ушла от вас, – сказала Лиза.

– Ты не довольна своей новой работой?

– Нет.

– У тебя много дел?

– Намного больше, чем было у вас.

– Но ты, наверное, неплохо зарабатываешь?

– Что вы! Почти ничего.

– Невероятно! А отпуск?

– Никакого отпуска.

– У кого ж ты работаешь?

– Я не работаю. Я вышла замуж.

У Лизы семейная жизнь тоже не заладилась – с мужем прожила всего три года.

Передвинуть шкаф оказалось нетрудно. Правда, при этом требовалась помощь Ангелины, соседской девочки-дошкольницы. Делалось это просто. Катя наклоняла шкаф так, чтобы ножки немного отрывались от пола. В это время Ангелина подставляла под ножки кусочки кожи от свиного сала мягкой стороной вниз. На этих шкурках шкаф двигался очень легко. Даже Ангелина могла двигать его свободно.


– Он мне изменяет!

– Ничего, лишь бы на пользу.


Мужчины у Кати тоже были, и неплохие, но все они были преходящие, связывать себя обязательствами и семейными заботами не хотели. Петя был хороший, красивый и сексуально озабоченный мужчина. Но всего лишь раз он пригласил её к себе в гости и то неудачно – возникла нештатная ситуация.

Подошли к двери Петиной квартиры. Петя нетерпеливо полез в карман за ключами – нет ключей.

Он начал шарить везде, но ключей не было – наверное, потерял. Надежды на романтический вечер при свечах таяли. Петя всё ещё шарился по карманам, злился, но ничего не находил.

– Ну, что делать? – с досадой сказал он, – стоим здесь, как три дурака.

Катя посетовала в душе на невезение и уныло побрела домой.

Был у неё ещё один друг из крутых. Занимался он каким-то тёмным бизнесом и вскоре попал в тюрьму. Ненадолго. Сегодня он освобождается, Катя поехала его встречать на своём «Москвиче». Выйдя за ворота, друг попросил.

– Дай я поведу, соскучился по баранке.

Сел за руль, едут. Вдруг их обгоняет крутой «Мерседес», подрезает, останавливается.

– Максим, – кричит водитель, – не позорься. Я год как освободился, и езжу вот на таком крутом «Мерсе».

Поехали дальше. Опять их обгоняет и подрезает крутая иномарка.

– Максим! Не позорься. Я полгода как освободился и езжу вот на такой тачке, а ты плетёшься на каком-то занюханном «Москвиче».

– «Полгода как освободился», «год как освободился». Дайте мне хоть от тюрьмы отъехать! – злился Максим.

Недавно её ограбили – открыто похитили деньги и драгоценности.

Работает она на заводе. Завод большой, людей много, много молодёжи, молодых семей. Поэтому и ребятишек много. Администрация молодец – поддерживает молодые семьи. К каждому празднику дарит детям подарки, устраивает всякие развлекательные мероприятия. А к Новому году – обязательно.

Перед Новым годом снаряжается Дед Мороз и Снегурочка, и они обходят все квартиры, где есть ребятишки, поздравляют, дарят подарки.


Она легко передвигала мебель.


– Стоим здесь, как три дурака!


Дедом Морозом всегда вызывается быть Костя – мужчина ещё молодой и тоже разведённый. Детей он любит, времени свободного у него много. Снегурочкой профсоюз назначает какую-нибудь девчонку, не сильно загруженную домашними делами и предновогодними хлопотами. Костя развёлся давно и жениться не собирался, наслаждался свободой. Женщины напрасно старались «захомутать» его, он был непоколебим. У него был свой философский взгляд на брак.

– Брак – это постоянная борьба, – рассуждал он, – сначала за объединение, потом за равноправие, потом за независимость. Женщина старается мужчину поймать, окольцевать, задолбать. Как называется человек, которому повезло в жизни? Холостяк.

Костя работал на заводе давно и на разных должностях. Одно время он работал в отделе кадров. Ему запомнился некий Миша Головачёв. Это было в 1976 году.

В отдел кадров пришёл парень.

– Я хочу устроиться к вам на завод жестянщиком.

– Хорошо, жестянщики нам нужны. Как ваша фамилия?

– Головачёв Михаил.

– Пишите заявление.

– Я не умею писать, я не грамотный.

– Вы шутите?

– Нет, не шучу.

– Тогда извините, мы не можем вас принять.

В 1996 году в Санкт-Петербурге Костя случайно увидел на Невском проспекте роскошного господина с шикарной красавицей блондинкой. Никто не узнал бы в нём бывшего Мишу Головачёва, лишь отличная зрительная память Кости подсказала ему – это он. Костя остановился, ему было интересно, он стал смотреть вслед респектабельной парочке. А они тем временем зашли в дорогой ювелирный магазин. Костя, гонимый любопытством, тоже зашёл. «Интересно, – думал он, – что нужно несостоявшемуся жестянщику в таком ювелирном магазине?» Костя подошёл ближе. Он резонно полагал, что Головачёв его, конечно же, не узнает – прошло столько времени, да и видел он Костю только раз. Он был прав. Подошли к прилавку.

– Мишенька, я давно мечтала о таком колье с изумрудами! – сказала спутница.

– Хорошо, дорогая, что ещё тебе здесь понравилось?

– Вот эти серёжки и кулончик.

– Заверните всё это. Сколько с меня?

– Двести тысяч долларов.

Головачёв достаёт из дипломата, забитого деньгами, купюры, отсчитывает. Продавец удивляется.

– Зачем вы носите с собой такую кучу денег наличными!? Вы могли бы выписать чек!

– О, если бы я умел писать, я до сих пор работал бы жестянщиком на заводе.

На этот раз Костю тщательно наряжали и собирали в дорогу лица, отвечающие за культурно-просветительную работу среди заводчан. Катя тоже присутствовала при этом. Незаметно она ему шепнула.

– Костя, когда разнесёшь все подарки, загляни ко мне на огонёк.

– Вряд ли получится, – сказал Костя, – сегодня много вызовов. Ну ладно, посмотрю.

Вечером Катя хлопотала на кухне, готовила праздничный ужин и втайне надеялась, что Костя зайдёт. В половине двенадцатого в дверь позвонили. Заглянув в глазок, Катя увидела Деда Мороза. Пришёл-таки Костя! Она открыла дверь. Грубо отстранив её, в квартиру быстро вошли Дед Мороз и два зайца. Это не Костя, даже по росту видно. Сердце Кати сжалось в комок. Дед Мороз вытащил нож.

– Значит, так, красавица, деньги и цацки – на стол! Живо! Иначе уйдёшь в прошлое, как этот год.

Катя дрожащими руками, бледная, начала снимать с себя серьги, цепочку, перстень. Дед Мороз с зайцем забрали всё и стали быстро обшаривать квартиру, складывая в мешок вещи, на их взгляд, наиболее ценные. Орудовали они ловко, со знанием дела и без труда нашли припрятанные деньги. Второй заяц стоял на шухере у двери. Минуты за четыре они управились и быстро выскочили из квартиры.

– Если пикнешь, или позвонишь в милицию, прирежем, – пригрозили они, уходя.

Катя стояла перепуганная, растерянная, опустошённая. Всё произошло молниеносно, она никак не могла прийти в себя. Катю раньше уже грабили. В тёмном переулке её встретили два парня и сорвали с пальца золотое кольцо.


– Меня ограбили!


– Почему же ты не кричала, – спрашивала её потом Лиза, – там же недалеко магазин, много людей, да и милиция бывает.

– Я побоялась открывать рот; у меня два золотых зуба.

Наконец, Катя «очухалась». «Надо заявить в милицию», – подумала она, преодолевая страх и сомнение.

Она хотела позвонить, но решила пойти в отделение лично – всё равно надо писать заявление. Её встретил дежурный.

– Вы что хотели, гражданка? – спросил он.

– Меня ограбили.

– Когда? Кто?

– Дед Мороз, только что.

– Дед Мороз был пьяный или трезвый?

– Трезвый.

– Я сколько раз говорил. Опасайтесь трезвых Дедов Морозов, их не бывает! Он со Снегурочкой был?

– Нет, с отморозками.

Катя рассказала всё, что произошло, написала заявление и ушла домой, уверенная в том, что грабителей, конечно же, не найдут.

Но их всё-таки нашли, гораздо позже. Это были члены организованной преступной группировки. Действовали они грамотно, умело. Большинство ограблений совершали летом и осенью, так как наступал период отпусков, и люди уезжали за границу или на дачу. Отсутствие хозяев они определяли элементарно – трубку никто не берёт, почтовый ящик переполнен, свет всегда выключен. Поэтому они не боялись, что кто-нибудь их остановит. Действовали грабители вовсе не ночью и не вечером. Они предпочитали время с 9.00 до 16.00. В это время грабители не привлекали особого внимания, потому что люди были на работе. Они резонно считали: никого дома нет – полицию не вызовут. Драться не придётся, выманивать хозяев на лестничную площадку тоже(чтобы быстренько вырубить и пройти в квартиру).

Многие люди жили в домах со старыми дверями и замками, которые взламывались за минуту. Всю добычу грабители быстро переносили в грузовой автомобиль. Часто они делали это в форме грузчиков, и даже на машине было написано: «Грузчики», «Переезды», «Грузоперевозки». Преступники не сидели на месте, они постоянно перемещались. За день они могли сделать два ограбления, переехать в другой город и действовать уже там. У них большой опыт – они знали хитрости электромеханических и сувальдных замков, имели полный набор инструментов.

Они всегда проводили тщательную разведку, знали всё о тех, кого собирались ограбить. Преступники внимательно наблюдали и запоминали, когда жертва просыпается, едет на работу, с работы, на какой машине ездит. После этого они проверяли дверь. Если это китайская подделка, то её просто выжимали из проёма, если же прочная сталь, то вскрытие не производили – взламывали замок. Замок проверяли тщательно и очень любили цилиндровые модели, так как личинка является слабым звеном и вскрытие проводилось в несколько раз быстрее. Трудно с сувальдными замками, но и они вскрывались за тридцать минут. Проверку наличия хозяев они проводили ещё одним хитроумным способом. Скважину заклеивали фольгой или тонкой плёнкой, после проверяли её наличие. Если в течение двух-трёх дней никто не открывал дверь, и она на месте, то хозяев дома нет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное