Петр Никонов.

Тени Трона



скачать книгу бесплатно

Мгновенно появившиеся молчаливые слуги открыли дверцы кареты и помогли Гленарду и Лотлайрэ выйти из экипажа и подойти ко входу во дворец. Внимательный и привычный взгляд Гленарда сразу отметил стражников, стоявших как у входа в здание, так и между кустов, растущих вдоль его стен.

У дверей их встретила высокая и худая светловолосая женщина в простом коричневом платье. Она была уже немолодой, но и совсем не старой. Где-то сильно больше тридцати, но меньше сорока. Она приветствовала их с доброй улыбкой.

– Господин Гленард, госпожа Лотлайрэ, добро пожаловать в Верверриг! Я Мари ан Верверриг, жена Донрена. Прошу вас, проходите в дом.

– Госпожа герцогиня, – поклонился Гленард. – Ваша светлость так добра, что вышла встретить нас лично…

– Госпожа герцогиня, – поклонилась Лотлайрэ.

– Пустое, друзья, у нас всё по-простому, – взмахнула руками герцогиня Мари. – Вы же знакомы с Донреном, знаете, что мы не любим всякие церемонии. Я так вам рада! Донрен столько о вас рассказывал! Зовите меня просто Мари. Вы не возражаете, если я тоже буду звать вас просто по именам? Так проще.

– Согласен, Мари, – снова поклонился Гленард, – благодарю вас. А как поживает его светлость?

– Донрен, Гленард, просто Донрен, – улыбнулась Мари. – Он наверху с еще одним посетителем. Они ждут вас с Лотлайрэ с нетерпением. Я думаю, вы понимаете о ком я.

– Пожалуй, догадываюсь, – обрадовался Гленард.

– Ну, так пойдемте к ним, пойдемте, – взмахнула рукой Мари, поворачиваясь, и вошла в двери дворца.

Глава II

Следуя за герцогиней Мари, Гленард и Лотлайрэ поднялись по широкой лестнице на второй этаж, повернули налево и прошли узким длинным коридором, на обитых темными дубовыми панелями стенах которого висели картины, изображавшие пейзажи различных герцогств Империи. Мари открыла дверь справа и жестом пригласила Гленарда и Лотлайрэ в комнату.

Комната оказалась довольно просторным залом. Вдоль стен располагались стеллажи с книгами. На полу лежал огромный богато вышитый кадирский ковер. В центре комнаты, вокруг круглого стола, на котором были расставлены кубки и кувшины, располагались несколько кресел.

У стола стояли, улыбаясь, двое хорошо знакомых им мужчин. Слева невысокий кругленький герцог Донрен ан Верверриг, генерал Тайной Стражи и Великий Инквизитор Империи, а рядом с ним высокий худой молодой человек с длинными темными волосами и умными темно-карими глазами на симпатичном лице.

– Герцог Донрен ан Верверриг, герцог Славий ан Квитин, моё глубокое почтение вашим светлостям, – поклонился Гленард. Лотлайрэ присоединилась к поклону.

– Полно, Гленард, какие еще светлости, – засмеялся Донрен. – Иди сюда, обнимемся.

Гленард, а затем и Лотлайрэ, обняли Донрена, а потом и Славия.

– Садитесь, – пригласил их Донрен. – Налейте себе вина и поговорим.

– Как дорога, Гленард? – спросил Славий.

– Вполне хорошо, спасибо. Большую часть времени спал, – усмехнулся Гленард. – А мы ведь с тобой, твоя светлость Славий, уже, считай, год как не виделись.

С рождения моего сына. Я тебя герцогом впервые вижу. Позволь еще раз тебе выразить соболезнования по твоему отцу и твоим братьям.

– Спасибо, Гленард, – криво улыбнулся Славий. – Багряная весна многих не пожалела. А мне позволь еще раз поблагодарить тебя за то, что назвал сына в честь меня. Как, кстати, поживает юный Славий ан Флернох?

– Спасибо, Славий, хорошо, – ответила Лотлайрэ. – Мы его решили не брать с собой в столицу, оставили с дедушкой.

– Всё ли у вас хорошо? – заботливо поинтересовался Славий. – Пощадила ли вас Багряная весна?

– Пощадила по большей части, – кивнул Гленард. – Как только мы узнали о болезни, я приказал никого не впускать во Флернох, да и во все наши баронства, и в сам Танферран. Не все послушались, и Багряная весна их за это наказала, но во Флернохе всё, к счастью, прошло спокойно. Вот только…

– Что, Гленард?

– Госпожа Весница, – ответила за Гленарда Лотлайрэ. – Мы смогли защитить замок, но в деревнях было много заболевших. Она ушла их лечить и не вернулась. Прости, я знаю, что вы с ней были когда-то близки во Флернохе… И…

– Бедная Весница… – Славий помрачнел. – Она была такая веселая, такая живая, такая умная. Еще один удар Багряной весны по мне… А ты сам, Гленард, был во Флернохе или в Танферране?

– Я отослал Лотлайрэ с сыном во Флернох, а сам остался в Танферране. На самом деле, я довольно сильно рисковал, потому что по долгу службы всё время ездил по баронствам, успокаивая крестьян. Я только чудом не заболел, повезло. Однако ж и крестьянских бунтов в Танферране не было, в отличие, например, от Меддана. Давайте выпьем, помянем всех, кого забрала с собой эта весна. Столько людей…

Они подняли кубки, выпили и немного помолчали.

– Прости, Донрен, меня снедает любопытство, – Гленард заинтересованно взглянул на Великого Инквизитора, – что же за дело, по которому ты вызвал меня в Рогтайх? Мне невероятно приятно повидаться и с тобой, и со Славием, но я знаю, что есть и какая-то важная причина моего приезда. В чем же она заключается?

– Ты прав, Гленард, – улыбнулся Донрен. – Уже темнеет, пора поговорить и о делах. Мари, прикажи зажечь свечи, пожалуйста. Чтобы рассказать о том, почему я позвал тебя сюда, нужно начать с некоей предыстории. Часть ее ты наверняка знаешь, но что-то, вероятно, станет новым или для тебя, или для Славия, или для госпожи Лотлайрэ.

– Хорошо, давай начнем с предыстории, – согласился Гленард.

– А предыстория эта началась с той самой Багряной весны, – начал рассказывать Донрен. – Как ты знаешь, эта невероятная болезнь этой весной за три с половиной месяца унесла миллионы жизней жителей Империи, не взирая ни на богатства, ни на титулы. Это совершенно неожиданным образом изменило политическую картину Империи. Например, наш дорогой друг Славий из армейского капитана и третьего сына герцога без надежды на титул внезапно, после кончины отца и двух старших братьев, стал правителем герцогства Квитин. Такие же изменения произошли и во многих других герцогствах, графствах и баронствах. До сих пор есть баронства вообще без правителей, а некоторые почти и без жителей. Есть баронства, где погибло до девяноста семи жителей из каждых ста. Но главные перемены произошли здесь, в Рогтайхе, и ты о них знаешь.

– Да, Император Ангрен, – кивнул Гленард.

– Именно! – подтвердил Донрен. – Его Священное Императорское Величество Император Ангрен внезапно покинул нас в самом конце Багряной весны, когда, казалось, болезнь уже отступила. При этом, как ты наверняка знаешь, в его семье это была не единственная потеря. Его старший сын погиб уже давно, в начале Злой войны. А вот все три внука Императора от его старшего сына умерли Багряной весной. Багряная же весна унесла и жизни второго сына императора Ангрена, и двух его сыновей. Младший сын Ангрена, Раднен, отправился в конце весны усмирять крестьянский бунт в Глареане, и был растерзан толпой. Детей у него не осталось. Последний прямой наследник Ангрена, маленький сын его дочери, графини Солли ан Веннедун ан Андертайх, умер буквально через день после смерти самого императора Ангрена.

– Таким образом, – продолжил за Донрена Гленард, – у почившего императора Ангрена не осталось прямых наследников, и Империя столкнулась с очередным династическим кризисом.

– Совершенно верно, – согласился Донрен. – К счастью, император Андер, объединивший королевства в Империю, носящую сейчас его имя, предвидел такой вариант и установил предельно четкую систему наследования трона Империи как раз для таких случаев.

– Это же уже не первый такой случай, правильно? – спросила Лотлайрэ.

– Нет, – покачал головой Гленард, – уже третий. Первый случился после смерти безумного императора Браннена Третьего, в порыве гнева убившего всю свою семью, а затем и себя самого. А второй, примерно девяносто лет назад, после смерти императора Галнера, вообще не оставившего после себя детей, по причине… Эээ… Скажем так, по причине того, что юным благородным господам он уделял значительно больше внимания, чем благородным дамам.

– Точно, – продолжил Донрен. – Император Андер установил, что в этом случае новый Император избирается Большим Советом, в который входят все герцоги, графы и бароны Империи, из числа пяти претендентов, а также установил очередь наследования для того, чтобы определить кандидатуры этих претендентов.

– Собственно, в его время это была попытка объединить существовавшие в королевствах разные способы выбора королей, – подхватил Гленард. – Сам Андер был наследным королем Мерфрайна и одновременно был избранным королем Зведжина, что и породило Империю. Андер хотел установить прямое наследование трона своими потомками, но при этом и успокоить зведжинскую знать, не желавшую расставаться с правом избрания правителя.

– Верно, – кивнул Донрен. – В любом случае, все титулованные жители Империи мужского пола, и твой отец, и твой сын, Лотлайрэ, тоже, состоят в очереди на наследование трона, пусть даже и на чисто гипотетических местах. Впрочем, не все. Я вот, например, к сожалению, не состою, хотя я и являюсь формально герцогом. Но иногда случаются неожиданные перемещения в этой очереди. Вот, герцог Славий, например, до Багряной весны был в очереди наследования на пятьдесят седьмом месте, а после Багряной весны неожиданно оказался аж на восьмом. А сейчас он на седьмом.

– Лучше бы я там и оставался, на пятьдесят каком-то месте, – мрачно произнес Славий.

– Возможно, – согласился Донрен, – но факт остается фактом. В итоге мы имеем пустой трон огромного государства, чрезвычайно изменившуюся очередь наследования и кучу неразберихи. Вся знать Империи съедется на Большой Совет к концу года. Избрание нового Императора будет происходить в день зимнего солнцестояния. Каждый будет иметь право голоса. Однако бароны будут иметь по одному голосу. Графы будут иметь количество голосов по числу баронств в их графстве плюс один голос. А герцоги будут иметь голоса, равные количеству баронств и графств в их герцогстве, плюс по одному собственному голосу. Таким образом, простая математика подсказывает нам, что в реальности нового Императора фактически будут избирать герцоги.

– И как проголосуют герцоги? – спросил Гленард.

– А кто же их знает… – Донрен закатил глаза. – Они должны примерно определиться на Совете Земель, который, как всегда, соберется в день осеннего равноденствия. В Совет Земель входят все герцоги, и даже я, хотя земли у меня почти и нет. Все герцоги уже месяц как съехались в Рогтайх. Встречаются, общаются, обсуждают, интригуют. Но определятся ли они на Совете Земель или нет, я не знаю. Честно говоря, сомневаюсь.

– Кто же управляет Империей сейчас? – удивилась Лотлайрэ.

– В период между кончиной одного Императора и коронацией нового Императора Империей управляет Императорский Совет, – пояснил Донрен. – Он действует и при живом Императоре, но как совещательный совет, помогающий Императору. А в период междуцарствия Императорский Совет является хранителем Империи. Предвосхищая вопрос, поясню, что в Императорский Совет входит Канцлер, это сейчас герцог Рейнорд ан Мерфрайн, Маршал, Казначей, Великий Инквизитор, то есть я, Первый Священник, Императорский Посланник, и Ректор Имперского Университета.

– И неужели вам всем удается договориться? – удивился Гленард.

– Конечно, нет. Но у каждого из нас есть вопросы, которые относятся только к нему, а есть вопросы общие. По общим вопросам много споров и ссор. По каким-то вопросам сильнее одна сторона, по каким-то другая. Союзы образуются и разрушаются буквально каждый день. Это возня крыс в тени трона, и моя задача, в том числе, в том, чтобы эта возня в тени и оставалась, без ущерба для интересов Империи.

– Я, честно говоря, думал, что в реальности Империей сейчас правишь ты, Донрен, – хитро прищурился Гленард.

– И да, и нет, – задумчиво ответил Донрен. – По каким-то вопросам, по многим, решения фактически принимаю я. По другим, которые для меня менее важны, решения принимают другие. Формально главный в Империи сейчас Канцлер, однако в реальности не всё так однозначно. Несмотря на интриги, возню и грызню, нам всем каким-то чудом, ну, или моими стараниями, удается сохранять управление в Империи и решать важные и срочные вопросы, которых после Багряной весны возникло немало. Но мы, пожалуй, завершили с предысторией, и пора перейти к самой истории, которая привела вас сюда.

– Продолжай.

– Как я сказал, следующим Императором станет тот, кого изберут из числа пяти претендентов. Однако кто будет этими претендентами, еще не определено, и будет определено только в день начала Большого Совета, то есть чуть более, чем через три месяца. Очередь претендентов фиксируется на момент смерти Императора. Но если кто-то из этой очереди умирает или выбывает по другим причинам, то его место занимает не его наследник, а следующий в очереди. Грубо говоря, если бы отец Славия умер позже Императора, потеряв свое место в очереди наследования, то Славий бы остался на своем пятьдесят восьмом месте, а не на седьмом, как сейчас. Это очень важный нюанс, напрямую связанный с вашим приездом сюда.

– Почему?

– Потому что, похоже, кто-то решил взять управление очередью наследования в свои руки и немного ее подкорректировать в своих интересах.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Гленард.

– За последние два месяца, – пояснил Донрен, – произошел ряд покушений на претендентов на престол из первого десятка. Убит герцог Нильрес ан Сидлерд. Произошли неудачные покушения на герцога Юррена ан Глареан, герцога Виллена ан Фьодтайх, герцога Тадеша ан Зведжин и барона Мирана ан Гарредхил, Казначея Империи. Буквально неделю назад убит герцог Анжен ан Плодэн.

– Герцог Анжен? – перебила Лотлайрэ. – Такой забавный милый толстячок? Я встречала его в Танферране, он гостил у герцога Хорта. Он мертв?

– К сожалению, да, – подтвердил Донрен. – Погиб при загадочных обстоятельствах, предполагаю, что убит. Я вызвал Гленарда сюда после того, как произошло покушение на герцога Славия. К счастью, неудачное.

– Славий! – встревожился Гленард. – Что случилось?

– Ну, если коротко, – ответил Славий, – то я три недели назад ранним утром, эээ, выходил из дома одной вдовствующей молодой баронессы, когда на меня напала группа каких-то странных типов. Я был легко ранен, пустяк, порез на руке, и смог сбежать. Это, конечно, недостойно рыцаря, но в тот момент я вспомнил, что военный опыт научил меня, в том числе, тому, что от мертвого мало толку. В общем, как только я достал лошадь, что было непросто ранним утром, я тут же поскакал сюда, чтобы просить защиты у Донрена, а он мне ее великодушно обещал.

– Хорошо, а какое место во всей этой истории занимаю я? – спросил Гленард.

– Когда я спросил у Славия, кому он доверяет больше всего, он назвал тебя, – ответил Донрен. – Мне же, в свою очередь, нужен был умный и опытный инквизитор, чтобы расследовать всю эту череду убийств и покушений. Нужно это остановить и предотвратить следующие смерти. Я не могу допустить, чтобы кто-то взошел на трон Империи по крови и трупам благородных герцогов. Я слишком сильно люблю эту страну, чтобы позволить ее изнасиловать. Причем, такой инквизитор, который мне нужен, не должен быть связан с группами влияния, сформировавшимися в столице. А значит, нужен человек не из Рогтайха. Когда Славий назвал твое имя, я подумал, что ты прекрасно подойдешь и на эту роль. Ты прекрасно поработал за эти два года в Танферране, настало время тебе идти дальше и узнать, как работает Тайная Стража в сердце Империи. Таким образом, капитан Тайной Стражи Гленард из Волчьей Погибели, я как Великий Инквизитор Империи и генерал Тайной Стражи даю тебе задание. Во-первых, обеспечить безопасность герцога Славия ан Квитин. И во-вторых, расследовать ряд преступлений, связанных с убийствами герцогов Империи и с покушениями на них, произошедших в Рогтайхе за последнее время. Найти виновных, сообщить мне и предотвратить дальнейшие преступления. Ты согласен, капитан Гленард?

– Служу Империи, господин генерал! – Гленард встал и стукнул себя кулаком правой руки по левой стороне груди в области сердца.

– Хорошо, садись. Я хотел бы еще попросить благородную госпожу Лотлайрэ и мою жену Мари помочь вам со Славием в расследовании. Возможно, жены и дочери видели и знают больше, чем мужья и отцы. Но вам со Славием они не расскажут, а вот Мари и Лотлайрэ в светском разговоре могут узнать больше. Ты согласна, госпожа Лотлайрэ?

– Конечно, ваша светлость. Как сказал Гленард, служу Империи.

– Спасибо, ваша милость, госпожа баронесса. Гленард, я еще хочу попросить тебя. Возможно, в результате расследования ты придешь к тому, что убийцей окажется кто-то из благородных господ Империи. Я подозреваю, что это может быть кто-то из герцогов. Пожалуйста, если не будет угрозы твоей жизни, не убивай его и не арестовывай, не поговорив со мной предварительно. Иногда знание важнее, чем действие. Я уверен, что ты понимаешь.

– Конечно, понимаю, Донрен.

– Если же будет угроза твоей жизни, действуй по обстоятельствам, но постарайся не убивать. По крайней мере, пока я тебе не разрешу. Согласен?

– Служу Империи, господин генерал.

– Хорошо. Я рад, что мы друг друга понимаем. Еще одно. Во время расследования тебе нужно будет встречаться и говорить с людьми с очень высокими титулами. С графами и с герцогами. Они не будут говорить с человеком не благородного происхождения, пусть даже он и капитан Тайной Стражи Империи. Надо решить этот вопрос.

– Что ты предлагаешь, Донрен?

– Пошли со мной, – Донрен встал и пошел к окну. Гленард пошел за ним.

Из окна открывался вид на сад и на аллею, по которой карета Гленарда ранее подъезжала к дворцу. Видна была отсюда и круглая клумба с чудовищным фонтаном.

– Посмотри, Гленард, – Донрен обвел сад рукой, – это мое герцогство. Хоть и чрезвычайно маленькое, но мое. Как герцог, я теоретически имею право создавать на территории своего герцогства графства и баронства, причем законы не говорят, какого размера они должны быть. Конечно, это должно быть утверждено Императором, но во времена междуцарствия вопрос утверждения титулов должен ожидать коронации нового Императора. Что скажешь, если мы, например, назовем вот эту клумбу с фонтаном графством Ульфдад, а тебя сделаем его графом? Граф Гленард ан Ульфдад – звучит неплохо, по-моему.

– Ульфдад? То есть почти дословно Волчья Погибель? Ты издеваешься, Донрен?

– Нисколько. Я абсолютно серьезен. Сейчас это нужно. Ты согласен, Гленард?

– Ох, это, конечно, смешно, но если нужно, Донрен, то, да, согласен.

– Отлично, Гленард, тогда на колено, – приказал Донрен. Гленард опустился на колено и протянул вперед руки.

– Я, Донрен ан Верверриг, – торжественно произнес Донрен, беря руки Гленарда в свои руки, – герцог герцогства Верверриг Империи Андерриох, настоящим наделяю тебя землей в земле своей и титулом в титуле своем. Я клянусь кормить тебя и помогать тебе в час нужды, равно как и заботиться о семье твоей, покуда служишь ты мне верно.

– Я, Гленард из Волчьей Погибели, – не менее торжественно отвечал Гленард, – настоящим принимаю землю и титул из рук твоих и клянусь уважать тебя, исполнять приказы твои, следовать закону твоему, защищать тебя и, если нужно будет, отдать жизнь свою за тебя, за семью твою и за землю твою. Сим вручаю тебе я жизнь свою и верность свою.

– Я принимаю клятву твою на время, покуда не будет коронован новый Император Империи Андерриох. Я вверяю тебе на это время землю графства Ульфдад в герцогстве Верверриг и титул графа Ульфдад в титуле Верверриг. И будут тому свидетелями Боги и присутствующие здесь люди: герцог Славий ан Квитин, герцогиня Мари ан Верверриг и благородная госпожа Лотлайрэ ан Флернох, дочь барона Флернох и мать будущего барона Флернох. Поднимитесь, граф Гленард ан Ульфдад.

Гленард поднялся, и Донрен крепко обнял его.


– Донрен, что нужно мне знать до начала расследования? – спросил Гленард.

– Я думаю, что ты решишь посетить место гибели герцога Анжена ан Плодэн, как место самого недавнего преступления. Расследование ведет один из моих лейтенантов, Михал. Пообщайся с ним, но твое расследование идет независимо от него. Впрочем, ты можешь привлекать лейтенанта Михала к своему расследованию в любой момент. Он в курсе, что ты будешь его командиром на это время. Тебе также нужно узнать о том, какие группы и союзы образовались на данный момент в Рогтайхе.

– Кто мне может об этом рассказать?

– А я и расскажу. И прямо сейчас. Первая группа, назовем их Вояки, объединилась вокруг герцога Виллена ан Фьотдайх, счастливо пережившего покушение и сейчас поправляющегося. Герцога Виллена поддерживают герцог Герриг ан Клафтхорд и Маршал Империи граф Диабар ан Клойхуб. Их всех не очень любят остальные герцоги, однако за ними армия, и в случае явного конфликта с ними будут считаться.

– Запомнил.

– Хорошо. Следующую группу мне хочется назвать Старперами. Это знать, поддерживающая Канцлера Империи герцога Рейнорда ан Мерфрайн. Из тех, кого стоит упомянуть, это хорошо знакомый тебе герцог Хорт ан Танферран. Герцог Рейнорд уверен в своей победе, так как у него самая высокая должность в Империи, он самый опытный управляющий, и он первый в очереди наследования. Однако я полагаю, что всё будет не так просто для него, и схватку с военной поддержкой герцога Фьотдайха и с богатством герцога Зведжина он может проиграть.

– Насколько я понимаю, третий кандидат – герцог Зведжин.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9