Петр Хотяновский.

Грязная Сучка (сборник)



скачать книгу бесплатно

Книга издается в авторской редакции

Иллюстрации: Л. Лабадзе


Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.


© Хотяновский П., 2017

© Лабадзе Л., иллюстрации, 2016

© ООО «СУПЕР Издательство», 2017

* * *

Предисловие

Если вам доводилось наблюдать, как августовской ночью в небе сгорают тысячи метеоритов потока Леонидов, если с любопытством и страхом вы уходили мыслями в бесконечные глубины Вселенной в поисках истины нашего бытия и пытались понять непостижимое – эта книга для вас.

Автор ее, Петр Хотяновский, больше известный как драматург, написал в соавторстве с супругой Ингой Гаручава более тридцати пьес и киносценариев, поставленных в России, Ближнем и Дальнем зарубежье.

Нынешний сборник открывает новую грань таланта автора.

С первых же строк он погружает читателя в пространство, в котором самые фантасмагоричные сюжеты воспринимаются как реально возможные, а «время действия» по воле автора «сжимается» и «растягивается» в зависимости от движения сюжета.

Сегодня многие ученые физики и математики с достаточной достоверностью предполагают возможность существования N-мерного пространства за пределами нашего трехмерного мира. Автор сборника поместил героев своих сюжетов в пограничную область, – между реальным третьим и четвертым измерением, которое открыли для себя многие писатели, поэты, художники, композиторы и ученые. Некоторые из них уверены, что сюжеты и открытия приходят к ним из «пограничного пространства».

Знаки этого можно найти в картинах Иеронима Босха, в полотнах Сальвадора Дали, – фантастические фигуры вписаны в фотографически реальные пейзажи, а в «Настекшемся времени» зашифровано «время и пространство», из которого на полотна Марка Шагала попали летящие над местечком ангелы и люди. Там Маркес и Достоевский нашли героев своих романов, и оттуда же в сон химика Менделеева пришла его «периодическая таблица».

Ничем не ограниченная фантазия автора находит своих героев в мире, в котором совершенно естественно существует и Грязная Сучка, – женщина, прожившая девяносто семь лет, родившая и рассеявшая по всему свету восемьдесят восемь детей, что невольно вызывает ассоциацию с Библейской Сарой;

Заброшенная на пыльный чердак покалеченная Виолончель, творение великого мастера Гварнери, размышляет о несправедливости мира и мечтает о дне, когда к ней придет Музыкант, услышит звучащую в ней музыку, и она займет место в большом оркестре;

Внезапно умерший молодой одинокий Мужчина видит, как в прозектуре из его тела вырезают совершенно здоровые органы, оказавшиеся абсолютно совместимыми со всем человечеством, но несовместимыми с его представлениями о жизни, и он просит у них прощение;

В бесконечном потоке Времени затерялся Високосный Год: за 366 дней его полета вокруг Солнца, на Земле родилось людей больше, чем умерло, не случилось войн, на пустыню Сахара пролился дождь, и она зацвела.

Люди, с точностью до секунды изучили события Великих войн и не заметили его заслуг в истории, но Год уже слышит шаги «Второго пришествия» и знает, – Его обретут;

Первый Звон, вылетевший из Большого колокола, путешествует по миру, пересекая границы прошлого и будущего. Звон становится свидетелем и участником невозможных, но вполне объяснимых событий, происходящих в искаженном пространственно-временном мире. Реинкарнация и перевоплощения, греховность и святость, многозвучность и неслышный Звон Утренней Тишины, существующие одновременно и разъятые, расчлененные до частиц Первоматерии, населяют открытый Звоном мир.

И этот Мир, и Звон Большого Колокола, и Звон Утренней Тишины станут видимы и слышны каждому, кто возьмет на себя труд прочесть этот сборник. При всей сложности повествования, для понимания требуется не столько интеллект читателя, сколько его, открытая миру душа.

Даже если вы не обладаете воображением Джонатана Свифта, доверьтесь автору, и он поведет вас за собой в такие миры, где вам ничего не будет страшно; где вы освободитесь от всего лишнего; где каждая клетка вашей сущности будет жить своей волшебной жизнью, а в уличном шуме вы будете слышать полифонию фуг Баха.

Нина Гоголишвили,
писатель, доктор филологии, профессор

Грязная Сучка

Все, что рождено нашим воображением – реальность.

Пабло Пикассо


Грязную Сучку и Барак повышенной комфортности, в котором она через девяносто семь лет умерла, зачали в один день. Сначала зачали Барак: 1 августа, в 15 часов пополудни, – дата была выбрана с политическим подтекстом. Инструктор, присланный из района, произнес речь, в которой торжественно обещал, что ровно через девять месяцев – 1 мая следующего года, на этом месте будет стоять первый кирпичный дом будущего города. Под крики «ура!» и медные звуки духового оркестра в основание Барака заложили обмотанный красным кумачом кирпич зачатия. Инструктор «оплодотворил» его ведром цементного раствора и отправился в рабочую столовую отмечать это событие водкой.

В сумерках того же дня, без долгих речей и оркестра, изрядно выпивший Инструктор совершил еще один акт зачатия. Заманив в подсобку столовой молоденькую Повариху, он склонил ее к греху обещаниями выделить в будущем доме комнату. Словам Повариха не поверила, но с удовольствием отдалась, поскольку водка, молодость и общее веселье привели ее в приятное расположение духа. Инструктора Повариха больше никогда не увидела и про обещание забыла, но оно странным образом сбылось.

Ровно через девять месяцев, 1 мая, обещанный Барак был готов. В полдень, после торжественных речей и пения «Интернационала», секретарь райкома разрезал ножницами красную ленточку, и в ту же секунду раздался страшный крик – у стоящей в толпе Поварихи начались роды. Пока окружающие поняли, что происходит, ребенок, вместе с отошедшими водами, буквально выпал из лона матери прямо на пыльную землю.

Несколько пар рук, подхватив роженицу и ребенка, грязного от земли, прилипшей к мокрому тельцу, бегом понесли их в дом, едва не порвав пуповину, соединявшую ребенка с матерью. Пуповину перерезали теми же ножницами, что и красную ленточку на открытии Барака, узелок пуповины продезинфицировали остатками водки из недопитой кем-то бутылки, а когда обмывали измазанное землей тельце новорожденной девочки, кто-то ласково назвал ее Грязной Сучкой. Случайно оброненные при рождении слова не только прочно прилипли кличкой, но во многом определили все девяносто семь лет ее последующей жизни. Многие люди вообще не знали ее настоящего имени, но это не помешало ей стать самой знаменитой женщиной городка, ставшего к моменту ее смерти городом.

Ее ненавидели и обожали, издевались и преклонялись, сажали в тюрьму и президиумы больших собраний, о ней писали научные труды, делали прототипом женских романов и фантастических фильмов. Геронтологи изучали особенности ее долгожительства, а за удивительную способность к деторождению сравнивали с библейской Сарой, родившей в девяносто лет от Авраама – сына Исаака. За множество рожденных детей – первого мальчика она родила в 12 лет и после этого каждый год приносила в этот мир по одному, а то и по два ребенка – ее внесли в книгу рекордов Гиннеса, где сразу после имени, в скобках, латиницей написали – «Griaznaya Suchka».

В день восьмидесятипятилетия Грязной Сучки в городе произошли два заметных события: мэр города, вдохновленный огромным пожертвованием неизвестного мецената, открыл в местном парке копию памятника римской «Капитолийской волчицы», объяснив это желанием горожан стать побратимами Вечного города, и Грязная Сучка родила своего последнего ребенка – девочку. Случайный итальянец, оказавшийся на открытии скульптуры, обратил внимание на не полное соответствие римскому оригиналу: у волчицы вместо восьми сосков, было девять, и этот лишний сосок сосал один мальчик вместо двух – Ромула и Рема, как их создал неизвестный этрусский ваятель.

Скульптор-авангардист объяснял, что его композиция не имеет никакого отношения к «тому Риму»: она олицетворяет «Третий Рим», а «один мальчик» – это символ единовластия, без которого любой «Рим» рухнет. Пока горожане обсуждали достоинства скульптуры и обмывали ее водкой «на долгое стояние», восьмидесятипятилетняя роженица вылизывала глаза новорожденной и наполняла себя ее запахами. Как и десятки ее старших братьев и сестер, новорожденная девочка, не причинив боли, легко выскользнула из глубины утробного космоса в руки своей правнучатой племянницы. Ловко обрезав пуповину, обмыв и запеленав ребенка, она хотела приложить свою новорожденную прабабушку к груди матери, но Грязная Сучка, несмотря на глубокую ночь, пошла с новорожденной в парк к новой скульптуре, погладила бронзового мальчика по лицу и, прошептав что-то на ухо Волчице, поочередно приложила новорожденную девочку к восьми свободным медным соскам.

Ночной визит Грязной Сучки с новорожденным сыном к «Капитолийской волчице» породил множество слухов, сплетен, «достоверных» свидетельств и откровенного вранья. Но было и много правды, как это бывает, когда говорят о женщинах, ни разу не бывших замужем, но родивших много детей.

За 73 года практически непрерывной беременности, в которой случались и двойни, Грязная Сучка, по подсчетам экспертов Гиннеса, родила 88 детей, хотя и они не гарантировали количественную точность, о чем сообщили в сноске. Судя по последним слухам, во время ночного визита к памятнику Грязная Сучка называла бронзового мальчика Волчицы Выблядком – так в народе прозвали ее первенца, – а последняя девочка так сосала бронзовые соски Волчицы, что на них проступило молоко.

Мнения горожан по этому поводу разделились: одни уверяли, что Грязная Сучка – ведьма, что в восемьдесят пять лет можно родить только Антихриста, и что с этим надо кончать. Другие объявили ее Святой, ибо только святая могла родить столько детей и накормить ребенка молоком из медных сосков. Некоторые, ссылаясь на законы природы, уверяли, что Грязная Сучка сама давно не рожает, а выдает за своих детей своих детей и даже внуков с целью получения от правительства всяких льгот и пособий.

С первого дня появления в парке «Капитолийская волчица» стала культовой фигурой. Низкий постамент из красного гранита позволял любому желающему трогать ее рукой и загадывать желание: родители фотографировали своих чад верхом на Волчице, мечтая, чтоб дети выросли сильными; бизнесмены засовывали меж острых зубов монетки и просили Волчицу помочь разорвать конкурентов в клочья; девицы, желавшие выйти замуж, тайком натирали до блеска маленький член «бронзового мальчика», а бездетные матери, в надежде зачать ребенка, мучили медные соски Волчицы, и если долгожданная беременность случалась, женщины уверяли, что под их руками медные соски набухали от молока.

Одно было несомненной правдой: всех детей, от первого мальчика, рожденного в двенадцать лет, до последнего ребенка – восемьдесят восьмой девочки, Грязная Сучка родила сама.

Объяснение этому феномену пытались найти в особом строении детородных органов, но никаких отклонений от нормы не обнаружили. Более того, непрерывные роды совершенно не изнашивали ее организм и никак не нарушали функции отдельных органов. Один известный Ученый доказывал, что Грязная Сучка вообще не человек в обычном понимании этого слова, а «совершенный биологический объект» с гипертрофированной функцией деторождения.

В процессе изучения феномена Ученый неожиданно для себя оказался в постели «биологического объекта» и стал отцом ее очередного ребенка, после чего попал в сумасшедший дом, где всерьез уверял врачей, что Грязная Сучка – существо космического происхождения, специально заслана на Землю, чтобы родить многочисленное потомство и стать праматерью новых людей, которые подготовят человечество к вторжению инопланетян.

Первого будущего «пособника инопланетян» Грязная Сучка родила в двенадцать лет, ровно через год после смерти матери. Невинности ее лишил Опекун. Твердо уверенный, что девочки в этом возрасте «не залетают», он не осторожничал, не ведая, что за несколько дней до его первого «посещения» в девочке созрела детородная функция. Случилось это в школе – с указкой в руке она стояла у карты мира, когда неожиданно почувствовала, что по ногам течет что-то теплое, и белые гольфики наполняются кровью. Возмущенная учительница выгнала девочку в коридор, где сердобольная уборщица, поцеловав ее в макушку, объяснила, что теперь она может стать настоящей матерью.

Беременность девочки первым заметил Опекун. Не дожидаясь, когда это станет очевидно остальным, тайно, по поддельным документам нанялся матросом на торговое судно, и вскоре в городок пришло известие, что в дальних морях он ушел на дно вместе со всей командой.

Растление малолетней стало городской сенсацией. Милиция завела дело, но за отсутствием «растлителя» решили осудить саму малолетку – за «совращение растлителя». Для определения степени вины «растлителя» и «растлительницы» Дознаватель потребовал от Грязной Сучки «подробного чистосердечного признания», и она рассказала, как «это» случилось. С детской наивностью и в мельчайших деталях она описала свои ощущения, в которых не было ни тени стыда или пошлости, а только природная чистота, в которой и творится чудо зачатия. Она призналась, что Опекун был для нее как бы отцом, и его ласки были ей приятны, как приятно всем детям, когда их ласкают родители. Ни о чем «таком» она не думала, потому что ничего о «таком» еще не знала, а когда «такое» стал делать Опекун, ей это показалось игрой: она вместе с ним весело смеялась, пока не почувствовала во всем теле странную дрожь. Незнакомое тепло наполнило ее от кончиков пальцев на ногах до макушки, электрический разряд ударил в затылочную ямку, превратив мозг в светящийся шар. Она стала кричать от страха и счастья одновременно: ей одновременно хотелось, чтоб шар светился еще ярче и как можно быстрее погас, а когда шар вышел из нее, обессиленное тело бесконечно долго остывало, пока не превратилось в стеклянный сосуд, в котором она увидела много непонятных существ, плавающих в прозрачной жидкости. Они, как рыбки в аквариуме, бились головками в стекло, а когда сосуд под их ударами лопнул и жидкость пролилась, Сучка вместе с болью испытала огромное счастье, и на какое-то время потеряла сознание, напугав этим Опекуна, решившего, что его неумеренные ласки убили девочку.

Рассказывая все это, Грязная Сучка с улыбкой смотрела прямо в глаза Дознавателя, и он, как ни старался, не мог отвести от нее взгляда. Он хотел и не мог не слышать ее голос, в котором тонул его собственный голос и обращенные к ней вопросы. Мысли его путались, и чтоб унять невольную фантазию, физически наполнившую его плоть, Дознаватель ударил ее по лицу и выскочил из кабинета.

После долгих совещаний – что делать с малолетней роженицей – городское начальство решило «не выносить сор из избы», тем более, что Опекун-растлитель подался в бега, а беременность вошла в тот срок, когда аборт по закону запрещен и считается умышленным убийством.

Из школы Сучку выгнали, чтобы ее заметно выросший живот не смущал мысли юных одноклассниц. Избавленная от необходимости готовить уроки и ходить в школу, девочка стала готовиться к родам: распустила на нитки оставшиеся от матери вещи и целыми днями вязала приданое будущему сыну, нисколько не сомневаясь, что это будет мальчик. Наблюдать развитие беременности взялась Врач местной больницы. В ее практике это была первая ранородящая пациентка, и она с научной скрупулезностью выщупывала живот, измеряла его рост портновским сантиметром, вслушивалась в биение сердца плода через самшитовый стетоскоп, и все это вносила в дневник с надеждой сделать записи основой будущего научного труда. Зная точную дату зачатия, Врач вычислила возможный день родов и готовилась принять ребенка «кесаревым сечением», так как таз роженицы, по ее мнению, был слишком узким для физиологических родов. Она предупреждала Грязную Сучку о возможных осложнениях, но ее это не беспокоило. Сучка была уверена, что родить ей поможет Барак, который, как ей рассказала мать, был зачат с ней в один день и в один день с ней родился.

Зачатие и рождение Барака в один день с Грязной Сучкой можно считать вполне закономерным: в этот день, сожженный и разграбленный революционными массами Дворец богатого Мецената-промышленника, обрел новую жизнь, реинкарнировавшись из Дворца в Барак. Обгорелый остов Дворца, построенного приглашенным в Россию известным итальянским архитектором, новые власти приказали разобрать на кирпичи и построить из них, в соответствии с духом времени, двухэтажный Барак повышенной комфортности коммунального типа, с общей кухней и туалетом по концам коридоров для счастливого проживания трудящихся. Дворцовое прошлое Барака выдавали герб и фамилия владельца, – впечатанные клеймом в каждый уложенный в стены кирпич, они проступали укором из-под облупившейся штукатурки. Бывший владелец Дворца, предчувствуя грядущее разграбление, не только пометил каждый кирпич, но и пересчитал, сколько их уложено в стены Дворца: оказалось – 1 786 543 штуки.

Через много лет Потомки Мецената, одержимым идеей «вернуть все на круги своя» и воссоздать фамильный Дворец, разыскали растасканные по разным стройкам 1 786 541 кирпич. До полного комплекта не хватало двух. Один кирпич, несмотря на обещание большого вознаграждения любому, кто его найдет, был утерян безвозвратно. С другим кирпичом было все понятно. Он, в измененном виде, остался в семье, и потому не мог считаться потерянным и каким-либо образом исказить облик восстановленного дворца. «Изменение» кирпича произошло в тот день, когда Грязная Сучка родила своего первенца. Кирпич, в своем первозданном виде, был ее первой детской игрушкой. «Игрушка» была тяжелой, иногда больно щемила пальцы, но она любила ее больше тряпичных кукол. В играх он был ее «домом», а когда подросла и научилась читать, стала называть кирпич своим «паспортом», и на вопрос – «Как твоя фамилия?» – называла фамилию Мецената, впечатанную вместе с гербом в кирпич.

Все над ней смеялись, но это была правда, о которой никто не знал, но маленькая Сучка необъяснимо ощущала эту правду внутри себя: ее биологический отец, Инструктор, был прямым потомком Мецената. Рано увлекшись идеями всеобщего равенства, он ушел из семьи, сменил фамилию и тщательно скрывал это, преданно служа словом и делом революции, которая во все времена не ценила ничьей верности. Инструктор был разоблачен и расстрелян вскоре после того, как «зачал» Барак повышенной комфортности кирпичом из разоренного Дворца своих предков и в столовской подсобке зачал Грязную Сучку.

Роды у Сучки начались в тот момент, когда наблюдавшая за ней Врачиха пошла на кухню за чайником. От мгновенно навалившейся боли Сучка закричала и так сжала руками «паспорт-кирпич», что он развалился на множество мелких кусочков. В следующее мгновение боль ушла, и между ног Сучки зашевелился ребенок. Она взяла мокрый комочек в руки, обнюхала его, очистила от последа и вылизывала языком слипшиеся веки мальчика, пока он не заплакал.

Прибежавшие на крик соседи помогли Врачихе перерезать пуповину, обмыли ребенка и спеленатого приложили к груди, чтоб успокоить его биением материнского сердца. Врачиха не могла понять, как через узкий неразвитый таз девочки так легко мог выйти ребенок, а соседи вспомнили, что точно так, одним вскриком, мать Грязной Сучки выдавила ее из себя.

Пока Врачиха возилась с молодой матерью и младенцем, кирпич, раздавленный руками роженицы на мелкие обломки, сам собой «склеился» в 88 маленьких кирпичиков с гербовым клеймом и фамилией Мецената на каждом. За долгие годы, прожитые Грязной Сучкой, ни один «кирпичик» не потерялся. Она превратила их в талисманы и в вязаных мешочках вешала «оберегами» на шею каждому рожденному ребенку. Когда Грязная Сучка умерла, все 88 рожденных ею детей собрались проводить ее в последний путь. Многих она не видела долгие годы. Большинство рожденных Сучкой детей не были знакомы меж собой и никогда не встречались, – но у гроба безошибочно узнали друг друга по «оберегам» и запаху матери, которым она пометила всех своих детей, вылизывая их сразу после рождения.

Первого ребенка, рожденного двенадцатилетней Грязной Сучкой, молва сразу окрестила «Выблядком». Из соображений нравственности ей запретили гулять с малышом по улице, и хотя в городке был не один такой «выблядок», матерей их, в отличие от Сучки, не осуждали, поскольку нагуляны они были в возрасте, дозволенном законом для рождения незаконнорожденных детей.

Грязную Сучку это нисколько не смущало. Для прогулок с первенцем и своими будущими детьми она стала высаживать на пустыре вокруг Барака липовую аллею, которая так быстро разрослась, что к рождению пятого ребенка, случившемуся через четыре года после рождения «Выблядка», деревья давали такую приличную тень, что порядочные мамаши, забыв о «принципах», стали привозить в колясках своих малышей подышать сладким воздухом липоцвета.

Второго ребеночка Грязная Сучка родила ровно через десять месяцев и одиннадцать дней после первого. Отцом ребенка стал сосед, Мальчишка, всего на год старше нее. Сучка держала это в тайне, но Мальчишка расхвастался перед одноклассниками, и весь городок узнал, что ребенка заделал он. Это вызвало бурю возмущения, и милиция снова завела «Дело о растлении малолетней малолетнего». Родители Мальчика утверждали, что это клевета, что их сын еще слишком мал для отцовства, и чтоб уберечь от суда потребовали медицинского обследования на предмет выяснения его физиологических возможностей для зачатия ребенка: они были потрясены, прочтя в медицинском заключении – может.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное