Петр Базанов.

Братство Русской Правды – самая загадочная организация Русского Зарубежья



скачать книгу бесплатно

О БРП как предтечи НТС, а также о характере взаимоотношений этих организаций можно найти сведения в «посевовских» книгах: официозе «НТС. Мысль и дело 1930–2000»[39]39
  НТС. Мысль и дело 1930–2000. М.: Посев, 2000. 128 с.


[Закрыть]
и исследовании Л. А. Рара и В. А. Оболенского.[40]40
  Рар Л., Оболенский В. Ранние годы (1924–1948): Очерк истории Народно-Трудового Союза. М.: Посев, 2003. 192 с.


[Закрыть]

Архангелогородский исследователь д.и.н. В. И. Голдин обращается к истории БРП в связи с русской военной эмиграцией, РОВС и советскими спецслужбами.[41]41
  Голдин В. И. Российская военная эмиграция и советские спецслужбы в 20-е годы XX века. Архангельск: изд-во СОЛТИ; СПб.: изд-во Полторак, 2010. 576 с.; Он же. Солдаты на чужбине: Русский Обще-Воинский союз, Россия и Русское Зарубежье в XX–XXI веках. Архангельск: изд-во СОЛТИ, 2006. 796 с.


[Закрыть]
Исследовательница из Финляндии Элеонора Иоффе написала биографическую статью о казначее БРП К. Н. Пушкареве «Слуга двух господ»,[42]42
  Иоффе Э. Слуга двух господ // Звезда. 2010. № 12. С. 104–129.


[Закрыть]
основанную на новых архивных материалах, но в ней мало сведений о его работе в этой организации.

Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Свято-Тихоновского института В. И. Косик коснулся вопроса взаимодействия БРП и Православной Церкви в Зарубежье.[43]43
  Косик В. И. Русская церковь в Югославии (20–40-е гг. XX в.). М.: Правосл. Св. – Тихонов. богослов. ин-т, 2000. 287 с.


[Закрыть]
Упоминается БРП и в других эмигрантоведческих работах.

Так, А. А. Куренышев, исследуя крестьянские политические организации, сравнивает их деятельность с БРП.[44]44
  Куренышев А. А. Крестьянские организации Русского Зарубежья (1920–1951). М.: АИРО-XXI, 2008. 192 с.


[Закрыть]
Доктор исторических наук В. И. Мусаев привел ряд интересных фактов о БРП в Финляндии.[45]45
  Мусаев В. И. Россия и Финляндия: Миграционные контакты и положение диаспор (конец XIX в. – 1930-е гг.). СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2007. 484 с.


[Закрыть]
Владивостокские исследователи О. И. Кочубей и В. Ф. Печерица одними из первых упомянули о БРП в Маньчжурии.[46]46
  Кочубей О. И., Печерица В. Ф. Исход и возвращение (русская эмиграция в Китае в 20–40-е гг.). Владивосток: изд-во Дальневост. ун-та, 1998. 226 с.


[Закрыть]
Разделы о БРП написал в своих книгах А. А. Хисамутдинов, в них наибольшую ценность представляют биографические данные о руководителях БРП на Дальнем Востоке.[47]47
  Хисамутдинов А. А. По странам рассеяния. Ч. 1: Русские в Китае. Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2000. С. 200–201; Он же. Российская эмиграция в Китае: Опыт энциклопедии. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2002. 360 с.


[Закрыть]

Параграф 2.3 кандидатской диссертации А. В. Серегина называется «Братство Русской Правды» (БРП) – «Совет Объединенных Монархистов (СОМ). Борьба парижских монархических групп за организационное переподчинение армии».[48]48
  Серегин А. В. Монархические организации русской эмиграции в Европе в 1919–1933 годах. Структура. Идеология. Деятельность: Дис. … канд. ист. наук / Моск. пед. гос. ун-т. М., 2010. Л. 217–230.


[Закрыть]
В этом разделе автор бездоказательно пытается утверждать, что СОМ – это монархический филиал БРП, видимо, на том основании, что в правление этих организаций входил герцог Г. Н. Лейхтенбергский. В тексте А. В. Серегина встречаются интересные факты о деятельности БРП, но его манера изложения материала, причем именно в диссертации на соискание степени кандидата исторических наук, исключает сноски на источники и литературу даже в тех случаях, когда приведенные сведения являются спорными или весьма сомнительными. Так, А. В. Серегин утверждает, что В. Л. Бурцев (действительно один из руководителей БРП) возглавлял группу «Борьба за Россию»,[49]49
  Там же. Л. 229.


[Закрыть]
в то время как главой этой группы был историк С. П. Мельгунов, интриговавший против БРП. Или вот пример обобщения: «Члены Братства действовали на поприще пропаганды антикоммунистического террора, эмигрантского евразийства, вели антисемитскую пропаганду».[50]50
  Там же. Л. 218.


[Закрыть]
Второй и третий тезисы А. В. Серегин в тексте ничем не аргументирует.

Причина недоверия к сведениям А. В. Серегина обосновывается и его манерой работать с источниками. Так, в вышеупомянутой диссертации в третьей главе есть разделы, посвященные истории «Союза Русских Государевых Людей имени Ее Императорского Высочества Великой Княжны Киры Кирилловны».[51]51
  Там же. Л. 291–315.


[Закрыть]
Они написаны на материалах одноименного фонда ГАРФ Р-5763, но дело в том, что впервые про эту организацию, просмотрев практически все дела фонда, написал П. Н. Базанов. Первая публикация появилась в 2002 г., последняя – в 2008 г.,[52]52
  Базанов П. Н. «Союз русских государевых людей имени Ее Императорского Высочества Великой Княжны Киры Кирилловны»: полит. и изд. деятельность // Факты и версии: Ист. – культ. альманах. Исслед. и материалы. Кн. 3: Русское зарубежье: политика, экономика, культура. СПб., 2002. С. 39–49; Издательская деятельность политических организаций русской эмиграции (1917–1988 гг.): Моногр. / СПбГУКИ. СПб., 2004. С. 140–150; Издательская деятельность политических организаций русской эмиграции (1917–1988 гг.): Диссертация… д-ра ист. наук. СПб., 2005. Л. 218–231; Издательская деятельность политических организаций русской эмиграции (1917–1988 гг.): Моногр. 2-е изд., испр. и доп. / СПбГУКИ. СПб., 2008. С. 141–151.


[Закрыть]
т. е. приоритет введения в научный оборот принадлежит автору этих строк, а в диссертации А. В. Серегина нет об этом ни строки, даже когда материалы и факты совпадают. Подобные «вольности» прослеживаются и в других местах диссертационного исследования.

К работам популярного («ненаучного») характера необходимо отнести главу «Очевидное – невероятное, или братство русской правды» в книге скандально известного публициста д. филос. н. А. М. Буровского «Апокалипсис XX века. От войны до войны».[53]53
  Буровский А. М. Апокалипсис XX века. От войны до войны. М., 2011. С. 314–320.


[Закрыть]
Этот раздел представляет собой пересказ статей А. И. Добкина и О. В. Будницкого, причем ссылки в нем на журнал «Русская Правда», как в плохом студенческом реферате, не только уникально совпадают, но и теряют конкретные страницы (например, сн. 126). Сноска на статью А. Вонсяцкого «О “Братстве Русской Правды”» из газеты «Новое русское слово» (1950. 12 июня. С. 28) в тексте А. М. Буровского фиктивная. Он этой статьи не читал, т. к. газета в 1950-е гг. не выходила объемом более 12 страниц. Объяснить этот «ляп» можно очень просто – сноска взята из статьи О. В. Будницкого «Братство Русской Правды – последний литературный проект С. А. Соколова-Кречетова», где в этой ссылке между страницами 2 и 8 просто пропущена запятая. Тем не менее, не затруднив себя минимальным исследованием, А. М. Буровский делает глубокомысленный вывод: «Оно (Братство Русской Правды. – П. Б.) осталась в памяти как своего рода литературный проект и грандиозная мистификация. А конец все-таки стыдный».[54]54
  Там же. С. 320.


[Закрыть]
Даже в этом определении заметно влияние работы О. В. Будницкого (легко находимой в Интернете), на которую А. М. Буровский принципиально не ссылается. Действительно, стыдно пересказывать чужие работы под своим именем и даже на них не ссылаться.

В завершение нужно написать об авторах, чьи работы являются, так сказать, наиболее фактографичными. Сторонником точки зрения, что БРП – плод литературной мистификации ее лидера С. А. Соколова, является д.и.н. О. В. Будницкий.[55]55
  Будницкий О. В. Братство Русской Правды – последний литературный проект С. А. Соколова-Кречетова // Новое лит. обозрение. 2003. № 64. С. 114–143.


[Закрыть]
На мой взгляд, известный историк эмиграции слишком доверчиво отнесся к точке зрения писателя А. В. Амфитеатрова, исследуя его материалы, хранящиеся в Гуверовском архиве войны, революции и мира. При этом нужно учитывать, что знаменитый писатель при расколе 1932 г. поддерживал А. П. Ливена и крайне отрицательно относился не к БРП, а лично к С. А. Соколову-Кречетову. Трактуя военно-политическую работу БРП, О. В. Будницкий приводит цитаты и опирается в своих выводах, как правило, не на подлинные документы БРП или советских спецслужб, а на отрывочные и тенденциозные сообщения конкурирующих между собой эмигрантских периодических изданий. Как справедливо заметил уже упоминавшийся А. А. Куренышев: «…доводы О. Будницкого выглядят убедительными только на первый взгляд. В своих рассуждениях он основывается на, если так можно выразиться, внутренней критике истории БРП, обрывая ее в середине 1930-х гг., когда умер основатель организации Соколов-Кречетов и на организацию обрушился шквал нападок с разных сторон. Будницкий совершенно не обратил внимание (так в тексте. – П. Б.) на то обстоятельство и лексически-программные положения другой националистической антибольшевистской организации – Народно-трудового союза нового поколения, настолько близки к политическим, идеологическим и тактическим установкам БРП, что о простом повторении или формальном заимствовании говорить не приходится».[56]56
  Куренышев А. А. Указ. соч. С. 27.


[Закрыть]

Можно, конечно, ставить под сомнение численность БРП, успехи борьбы с советской властью, реальные попытки террористических актов, партизанских диверсий. На взгляд автора, эти успехи и достижения меньше в 1000 раз, чем у Народного Союза Защиты Родины и Свободы Б. В. Савинкова, в свою очередь, если сравнивать Союз Савинкова с Белым движением, то разница составляет 1:100. Белые брали губернские центры, савинковцы – уездные города, БРП и Дружины «Зеленого Дуба», в лучшем случае, – пограничные хутора и деревни. С точки зрения реального свержения советской власти это очень мало, а как противостояние тоталитарной коммунистической диктатуре это невиданный успех по сравнению, скажем, с диссидентским движением. Для автора этой книги появление нескольких десятков антисоветских листовок в Москве, Ленинграде и областных центрах во второй половине 1920–1930-х гг. – это огромный, невиданный успех для зарубежной организации. Можно сомневаться в существовании атамана Кречета и его подвигов, придуманных или сильно приукрашенных и точно литературно обработанных С. А. Соколовым, но атаман Дергач – реальный человек. Он упоминается в обзорах ГПУ.[57]57
  См., напр.: «Появились украинские банды: савинковская под командой Дергача-Грозного и анархическая банда Медведева» (Обзор политико-экономического состояния РСФСР за февраль 1922 г. (По данным ГПУ) // Совершенно секретно: Лубянка Сталину о положении в стране (1922–1934 гг.). Т. 1. 2001. Ч. 1. С. 91).


[Закрыть]
О нем, о его сподвижниках из Братства Зеленого Дуба много написано белорусскими историками. Другое дело, что реальные масштабы его деятельности по сравнению с заявленными были минимальными.

В то же время нужно отметить и положительный вклад О. В. Будницкого в постановку научной проблемы. Он разбудил интерес научной общественности и ввел ранее не исследованные документы из американских и западноевропейских архивов.

Примером другой «крайности» является книга д.и.н., профессора Академии военных наук, историка спецслужб полковника О. Б. Мозохина,[58]58
  Мозохин О. Б. Борьба советских органов государственной безопасности с терроризмом. М.: Кучково поле, 2010. 624 с.


[Закрыть]
в которой целый раздел посвящен БРП. Этот раздел, как и другие упоминания о БРП, по тексту книги написан исключительно на основе аналитических обзоров, отчетов, записок и материалов агентурно-следственной работы иностранного отдела (ИНО) ОГПУ и особого отдела полномочного представительства (ОО ПП) ОГПУ (из ЦА ФСБ и провинциальных архивов ФСБ), путем прямого некритического заимствования текста. С одной стороны, это позволяет нам ознакомиться в чистом виде с содержанием до сих пор засекреченных, а посему недоступных для исследователя документов. С другой стороны, нельзя же некритически относиться к любому положению, используемому в оперативных документах 1920–1930-х гг.

Для обоснования этого тезиса приведем обширную цитату: «БРП, являясь террористической организацией, развила довольно успешную деятельность на территории СССР. Для борьбы против большевиков члены БРП организовали подпольную сеть на территории Советской России, нелегально переправляли своих соратников в СССР для проведения диверсионно-террористических актов».[59]59
  Там же. С. 353.


[Закрыть]

В принципе, с этим можно согласиться. Однако далее читаем: «Согласно сообщениям БРП, в 1925–1930-х гг. его партизанская деятельность, в основном остановка и “проверка” поездов, расстрелы чекистов, взрывы объектов в западных советских областях приобрела большой размах».[60]60
  Там же.


[Закрыть]
А где же внутренняя статистика ОГПУ, где наиболее яркие примеры? Как раз эти сообщения, составленные в качестве пиара и рекламы удачной борьбы на советской территории, и позволяют О. В. Будницкому делать вывод, что никакого БРП и не было. Тем более, у О. Б. Мозохина нет сносок на эмигрантские материалы, нет сравнения с данными из периодики Русского Зарубежья и внутренними отчетами и докладами членов БРП, да и работами современных исследователей он принципиально не пользуется.

В завершение нужно выделить работы наиболее цитируемого в этой книге автора – петербургского историка М. С. Соловьева. Его кандидатская диссертация и ряд статей посвящены в том числе и деятельности БРП на Северо-Западе России, в Прибалтике и Финляндии.[61]61
  Соловьев М. С. Деятельность Организации Великого князя Николая Николаевича, Русского Общевоинского союза, Братства русской правды на северо-западе России, в Прибалтике и Финляндии в 1920-х – начале 1930-х гг.: Автореф. дис. … канд. ист. наук / СПбГУ. СПб., 2003. 20 с.; Он же. Доставка и распространение в советской России агитационных материалов русских правых организаций в Прибалтике и Финляндии (1920 – начало 1930-х гг.) // XX век. Две России – одна культура. СПб., 2006. С. 155–162; Он же. Деятельность русских правых организаций в Латвийской республике в 1920 – начале 1930-х гг. // Клио. 2007. № 4. С. 12–18.


[Закрыть]
Итогом научно-исследовательской деятельности явилась монография «Дольше года мы ждать не можем…».[62]62
  Соловьев М. С. «Дольше года мы ждать не можем…» (Деятельность Организации Великого князя Николая Николаевича, Русского общевоинского союза, Братства русской правды на Северо-Западе Советской России, в Прибалтике и Финляндии в 1920-х – начале 1930-х гг.). СПб., 2008. 120 с.


[Закрыть]
Эти работы основаны на документах Архива Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области и внесли в изучение темы много нового ранее не известного фактического материала. М. С. Соловьеву удалось не только показать деятельность БРП на Северо-Западе СССР в целом и местных пограничных организаций в частности, но и доказать, что члены БРП одновременно могли состоять в РОВС, «николаевских» и «кирилловских» монархических организациях.

И, наконец, наберусь смелости указать на собственные работы, непосредственно посвященные интересующей нас проблеме.[63]63
  Базанов П. Н. «Братство русской правды» за рубежом // Общество и Власть. СПб., 2003. С. 330–332; Издательская деятельность политических организаций русской эмиграции (1917–1988 гг.): Моногр. С. 107–118; «Медный всадник» // Издательства и издательские организации русской эмиграции 1917–2003: энцикл. справ. СПб., 2005. С. 125–126; Книгоиздательство «Медный всадник» и Братство Русской Правды // Библиотековедение. 2005. № 6. С. 52–58; Братство Русской Правды: Политическая и издательская деятельность // Клио. 2011. № 6. С. 41–49.


[Закрыть]

Таким образом, несмотря на наличие довольно большого количества работ о БРП, нет обобщающего труда, полностью посвященного истории этой организации Русского Зарубежья.

1.2. Источники

Особую ценность для исследования темы представляют неопубликованные материалы. Основная их часть содержится в нескольких крупных архивохранилищах. Большинство документов впервые вводится в научный оборот, и ранее они не были просмотрены другими учеными, а многие даже не были обработаны архивистами.

По содержанию их можно разделить на четыре большие группы:

1. Материалы, непосредственно относящиеся к истории БРП. Здесь нужно выделить внутренние архивные документы по структуре и деятельности этой организации и материалы слежения советских и зарубежных спецслужб за БРП.

2. Издательская деятельность БРП. В эту группу входят документы о выпуске БРП периодики и листовок, о деятельности издательства «Медный всадник» и альманаха «Белое Дело» и о проникновении печатной продукции БРП на территорию СССР. К сожалению, архив книгоиздательства «Медный всадник», как и большинства русских берлинских издательств, утрачен.

3. Биографические – материалы о доэмигрантском и эмигрантском периоде жизни и деятельности лиц, связанных с БРП.

4. Опубликованные и неопубликованные документы и материалы о проникновении агентов ОГПУ—НКВД в БРП и связанных с этим публичных скандалах 1927 и 1932–1933 гг. в эмигрантской прессе.

Источниковедческий обзор логично начать с анализа зарубежных архивов, неопубликованные материалы которых активно использованы в книге.

Крупнейшей, можно даже сказать гигантской, коллекцией в Архиве Гуверовского института войны, революции и мира при Стэнфордском университете (Hoover Institution Archives (далее – HIA) Stanford University) в США (Пало-Альто, штат Калифорния) является собрание меньшевика историка и архивиста Б. И. Николаевского. В этом собрании есть периодические издания БРП, письма С. А. Соколова и В. Л. Бурцева, С. П. Мельгунова и Н. Е. Парамонова, вырезки из газет 1927–1934 гг. со статьями о БРП. Не менее интересна «Коллекция П. Н. Врангеля». Она включает материалы переписки фондообразователя с А. А. Лампе, П. Н. Шатиловым, Г. Н. Лейхтенбергским и др. Также нужно обратить внимание на вырезки из редких эмигрантских изданий. Стоит упомянуть и материалы о «Русской Освободительной Казне», финансировавшей БРП, и печатные материалы этой организации в коллекции М. Д. Врангель. Отдельные материалы по БРП есть в коллекции П. Б. Струве. В том числе копии статей, направленных против идеологии и деятельности против БРП. В фонде Эльбридж Дурбрау хранится аналитическая записка на английском языке эксперта Госдепартамента США, признанного специалиста по советской дезинформации Наталии Константиновны Грант (1901–2002), жены известного польского разведчика Ричарда Враги, «Забытые легенды: Братство Русской Правды».[64]64
  Grant N. Forgoten Legends: The Brotherhood of Russian Truth // Hoover Institution Archives. Stanford University (далее – HIA) Elbridge Durbrow papers. Box. 59. Fold. «Soviets and Their operations». PP. 1–21.


[Закрыть]
Документы, связанные с БРП, также имеются в материалах Д. Чубова, С. Н. Палеолога, В. К. Абданк-Коссовского, В. И. Моравского.

Бахметевский архив, или, как он официально называется, Архив русской и восточноевропейской истории и культуры, находится в Отделе редких книг и рукописей Батлеровской библиотеки Колумбийского университета. Среди наиболее значимых для данного исследования фондов и коллекций следует упомянуть представителя БРП в Синьцзяне и Тяньцзине А. П. Воробчук-Загорского. Материалы о БРП есть также в фондах председателя НТС В. М. Байдалакова, известного черносотенца Н. Е. Маркова 2-го, историка и юриста, монархиста М. А. Таубе.

В архиве Свято-Троицкой духовной семинарии (Джорданвилль, Нью-Йорк) хранится уникальный фонд хорунжего Георгия Павловича Ларина (1900–1992), одного из руководителей Красновского отдела в Шанхае, оказавшегося после Второй мировой войны в Австралии. Сюда же включены различные материалы, связанные с деятельностью БРП в Китае, переписка с митрополитом Антонием (Храповицким), Д. Л. Хорватом, поэтессой М. И. Колосовой, П. Н. и Л. Ф. Красновыми, А. А. Вонсяцким, А. П. Воробчук-Загорским, с генеральным секретарем А. Н. Кольбергом и др. Большой интерес представляют внутренние документы БРП: материалы Верховного Круга, сертификаты, циркуляры и переписка отделов, «братская информация», отчеты, печатные агитационные листовки и газетные вырезки о БРП. Отдельно нужно выделить документы, относящиеся к Сибирскому отделению. Большой интерес представляют и печатные материалы, отраженные в фонде: внутренние «Бюллетени», «Бюллетени центра БРП в С. А. С. Ш.», «Русская Правда», «Вестник Дальневосточного БРП». В фонде есть и сочинения самого Г. П. Ларина по истории БРП или написанные по его просьбе: рукопись «Краткая историческая справка» (б.д.), машинопись «Положение о Верховном Круге БРП» (1933), «Предательство и заговор в БРП и мой уход» (1932) и др. Частично этот фонд был замикрофильмирован и хранится в Архиве Гуверовского института войны, революции и мира (всего 3 катушки – 0,45 пог. м) за 1922–1975 гг. Материалы о БРП в этом архиве есть в фондах В. К. Абданк-Коссовского (коробка № 7 за 1929–1930 гг.) и П. Н. Краснова (переписка с А. В. Амфитеатровым, Г. Н. Лейхтенбергским, С. Н. Палеологом и рукопись «Белой Свитки»).[65]65
  Цуриков В., протоиерей. История России: В документах Свято-Троицкой духовной семинарии в Джорданвилле. М., 2012. С. 17, 60–61, 62.


[Закрыть]

Архив Индианского университета содержит фонд писателя А. В. Амфитеатрова, в свете изучаемой темы интерес представляет его переписка с руководителями БРП и сопроводительные материалы. Аналогичные материалы есть в коллекции А. В. Амфитеатрова в архиве Школы славянских и восточноевропейских исследований Лондонского университета (Archives in London School of Slavonic and East European Studies Amfteatrov Collection) за 1927–1936 гг.

Ближайшим к С.-Петербургу иностранным центром эмигрантской россики является Национальный архив Финляндии. В нем часть фондов составляют секретные дела, переданные из архива полиции VALPO. Автор книги использовал три дела слежки финской полиции за русскими эмигрантами, выбрав трех деятелей, непосредственно связанных с БРП: «Антонов Анатолий», «Добровольский Северин», «Соколов Петр Петрович» и др.

В архивах других бывших государств-лимитрофов тоже есть документы о деятельности БРП. В Латвии и Эстонии материалы из бывших архивов КГБ были после 1991 г. переданы в государственные (национальные) архивы Латвии и Эстонии.

Россия обладает уникальными коллекциями архивных материалов эмиграции XX в., которые различными способами попадали на родину: дарения самих эмигрантов, их потомков и реэмигрантов, архивы, захваченные и вывезенные СМЕРШем и МГБ во время и после Второй мировой войны, материалы и коллекции, выкупленные государственными или общественными организациями и структурами, и т. д. В России можно выделить четыре центра, являющиеся архивохранилищами культурного и научного наследия русской эмиграции: Москва, Санкт-Петербург, Хабаровск и Владивосток. Основным центром комплектования и обработки архивных материалов является Москва, где, можно смело сказать, находится 90 % всех документов. При этом нужно учитывать, что Хабаровск и Владивосток специализируются исключительно на Русском Китае и диаспоре в странах Тихоокеанского региона.

Крупнейшим в мире и нашей стране хранилищем материалов по истории русской эмиграции является Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Долгие годы он был единственным архивом, официально обладавшим материалами, связанными с русской эмиграцией. Еще в 1946 г. его фонды пополнились подаренным чехословацким правительством Русским заграничным историческим архивом (РЗИА). РЗИА – крупнейший общеэмигрантский архив первой волны, играл роль неофициального главного государственного архивохранилища Русского Зарубежья. Из архивной россыпи фондов РЗИА и малообъемных фондов были создана Р-9145 «Коллекция отдельных документов различных эмигрантских организаций», в т. ч. и БРП. Среди фондов ГАРФ больше всего документов, относящихся к БРП, есть в фонде Р-5794 генерала М. Н. Скалона, чья жена была активным членом организации (сестрой) и фонде Р-6026 Г. И. Рубанова. Отдельные документы присутствуют в фондах Р-5878 «Редакция Газеты “Дни”», Р-5856 П. Н. Милюков, Р-6125 А. К. Зиневич и др.

ГАРФ хранит фонды, состоящие из микропленок архивных собраний. В 1992 г. по соглашению об обмене с Гуверовским институтом ГАРФ получил микропленки архивных собраний. Так был создан фонд 10003 «Коллекция микрофильмов Гуверовского института войны, революции и мира, в котором имеются «на правах описей» большие архивные фонды. В 2002 г. ГАРФ получил в порядке взаимного обмена новый крупный комплекс источников по истории России и русской эмиграции. Комплекс представлял собой микрофильмированные версии свыше 100 фондов и коллекций Гуверовского института и Музея русской культуры в Сан-Франциско. Наибольший интерес по теме представляют описи 11 Коллекция П. Н. Врангеля (1915–1935), 12 М. Д. Врангель (1880-е – 1944), 15 П. Б. Струве (1890–1982) и др.

Российский государственный военный архив, более известный как Особый архив, хранит многие фонды, созданные, по-видимому, советской военной разведкой с целью наблюдения за русскими эмигрантами. Также в этом архиве хранятся материалы, вывезенные из Германии в 1945 г. Особый интерес представляет документ под названием: «Обзор политических, военно-фашистских, националистических, католических, молодежных и белогвардейских партий и организаций бывшей Польши, составлен по агентурным и следственным материалам 3-го отдела ГУГБ НКВД / Совершенно секретно», где есть сведения о БРП и «Зеленом Дубе».[66]66
  РГВА. Ф. 309. Оп. 1. Д. 158. Лл. 83, 85.


[Закрыть]
Также в этом архиве есть материалы о БРП, составленные представителями политических полиций Польши и Франции.

Обладает архивными материалами и Отдел фондов русского зарубежья Государственной публичной исторической библиотеки. В нем сохранились документы из необработанной коллекции полковника Я. М. Лисового, переданной на родину еще в 1945–1947 гг. Автору удалось установить, что они хранятся в папках «Белогвардейские листовки. 700 листовок» и «Газеты из коллекции Я. М. Лисового». В этих папках, наряду с типографскими и печатными изданиями, есть и машинописные материалы, в т. ч. размноженные на ризографе.

Отдел литературы русского зарубежья Российской государственной библиотеки, кроме книг, обладает машинописной рукописью известного специалиста по символике белого движения и эмиграции П. В. Пашкова «Ордена, Знаки и Эмблемы Русской Эмиграции. 1920–1944 годы».[67]67
  РГБ. Отдел литературы Русского Зарубежья. А9901. Пашков П. В. Ордена, Знаки и Эмблемы Русской Эмиграции 1920–1944 годы / Машинопись. Париж, 1944. Л. 68–70.


[Закрыть]



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10