Елена Первушина.

Летун



скачать книгу бесплатно

Полюбовавшись на морских чудовищ, Янтэ направилась к темневшей вдали лодочной пристани. Берег постепенно забирал вверх, и скоро вдоль пляжа потянулся обрыв высотой в два человеческих роста. До пристани девушка так и не дошла. Путь ей преградило нечто вроде короткого и широкого канала. Канал заканчивался гротом, свод которого был выложен из неровных валунов. Грот перекрывала решетка, на которой висела тяжелая цепь с замком, за решеткой была видна двустворчатая дверь, сколоченная из серых досок. По всей видимости, здесь хранили лодки.

Возвращаться тем же путем не хотелось, и Янтэ стала взбираться на глинистый обрыв. Несколько раз она падала, перемазала платье и чулки, но это только придавало ей азарта. Наконец она выбралась наверх и оказалась совсем рядом с той мраморной белой беседкой, которую видела вчера, въезжая в Линдали.

Янтэ взбежала по трем ступенькам, рухнула на скамью и раскинула руки, мысленно паря над морем, над берегом, над холмами. Она больше не чувствовала ни тревоги, ни смущения, только блаженный покой, какой дарит физическая усталость. Она долго полулежала на скамейке, прищурив глаза и рассеянно рассматривая крошечные радуги на ресницах. Потом встала, собираясь идти домой, и только теперь заметила, что в пол беседки вделана чугунная круглая плита с кольцом.

Она подергала кольцо, но плита была слишком тяжелой и не поддавалась. Однако это только раззадорило любопытство Янтэ. Она отыскала толстую палку и, действуя ею, как рычагом, смогла приподнять край плиты. Под ней обнаружился круглый люк, Янтэ удалось втиснуть в щель колено и, навалившись всем телом, откинуть крышку. Петли, на которых та была закреплена, изрядно проржавели, и она открылась не до конца, но достаточно, чтобы Янтэ увидела уходящую вниз винтовую лестницу.

Нарочно не давая себе времени подумать о том, благоразумно ли это, девушка подперла крышку своим рычагом и скользнула в отверстие.

* * *

Лестница уводила в темноту. Янтэ осторожно шагнула с последней ступеньки на каменный пол и остановилась, осматриваясь. Сначала она ничего не видела, потом заметила вдали слабые и узкие лучи света, словно пробивавшиеся сквозь щели. Потом увидела, как под одним из лучей мерцает гладь темной воды. Ага! Значит, она попала в тот самый грот, который видела на пляже. Скорее всего, здесь просто хранятся лодки, больше он ни на что не годен. Ну что ж, тайна раскрыта. Пора возвращаться.

И в этот момент она услышала плеск воды в канале. Не плеск морских волн – другой: тихий и какой-то глубокий. Словно там переворачивалось с боку на бок что-то гораздо большее, чем лодка. Что-то чудовищно большое. И живое – Янтэ разобрала сквозь плеск глухое пыхтенье.

Пожалуй, слишком большое, даже для любопытства Янтэ. И когда вода, утробно хлюпнув, выплеснулась на каменный пол и подмочила ей башмачки, девушка опрометью бросилась к винтовой лестнице.

Она успела подняться на несколько ступенек, но тут сверху раздался пронзительный скрежет петель, под ноги Янтэ полетели обломки сука, и крышка люка с резким стуком захлопнулась.

Янтэ мгновенно оказалась наверху, уперлась руками в крышку, потом, поднявшись еще на ступеньку, прижалась к ней головой и плечами, но сколько ни силилась, не смогла приоткрыть ее даже на палец.

В отчаянии она стукнула в крышку кулаком, набила синяк, потом села на ступеньки и заплакала.

Вот так прогулялась! Теперь она заперта в темноте, на шаткой лестнице. В заброшенном гроте вместе… вместе с неведомо кем! И главное – никто не знает, где она. Нет, нет, нельзя впадать в панику! Когда все соберутся к завтраку, они поймут, что Янтэ пропала, и пойдут ее искать. Хозяева хорошо знают поместье и рано или поздно догадаются, куда она могла деться. Конечно, не сразу. Говоря по чести, она вела себя несколько необычно для благовоспитанной девушки. Вряд ли Аверил или господин Кадис, или госпожа Алез смогут предположить, что она сама влезла в эту дурацкую ловушку. Значит, сначала они обыщут дом и парк. Потом… что они будут делать потом? Вспомнят о гроте? Или решат, что она сбежала из поместья, и будут искать по округе? Только бы Аверил не поверил, что она способна сбежать! Только бы он догадался, где она! Пожалуйста, Аверил! Ты сказал вчера, что выполняешь обряд, чтобы я тебе доверяла! Ты сказал тогда, на корабле, что не ляжешь со мной в постель прежде, чем мы станем по-настоящему близки. Поверь и ты мне! Поверь, что я никуда не убежала, догадайся, что я сижу тут в темноте, как последняя дура, и жду тебя!

Следующие несколько минут показались Янтэ часами. Наконец, не в силах больше сидеть в бездействии, она вскочила. Нет, так нельзя! Она должна как-то подать о себе весть. Она вспомнила, как рассматривала дверь на пляже. На решетке был замок, а прутья на ней посажены слишком часто, чтобы человек мог между ними пробраться, пусть даже он разденется догола. Но на деревянных дверях не было замка! Значит, она сможет их открыть и, по крайней мере, осветит свою тюрьму! Или выбросить какую-нибудь тряпку, чтобы ее заметили с обрыва и догадались, где нужно искать. Точно, так она и сделает.

Только… для этого придется пройти мимо этого страшного, ворочающегося в темноте… Ну что ж, значит, придется! Янтэ стиснула зубы и принялась снова спускаться по лестнице. Словно в ответ на ее молчаливые мольбы, это утихло. Пол был влажным. Янтэ сначала подумала, что это наплескало на пол, ворочаясь в канале. Но когда она добралась до дверей, оказалось, что она стоит уже по щиколотку в воде. Стараясь не думать о том, что это может означать, Янтэ подергала дверь. Та зашаталась, но не поддавалась. Девушку мгновенно ожгло отчаянием, и она принялась лихорадочно ощупывать створки в поисках запора. И почти тут же нащупала ременную петлю, закрепленную на гвозде. Ага, вот в чем секрет! Человек, знавший, как устроен запор, мог просунуть нож в нужную щель между досками и открыть створки, зато никто незнакомый не мог заглянуть в грот. Она откинула петлю, сворки распахнулись, и тусклый солнечный свет залил грот. Теперь Янтэ могла увидеть, что в самом деле стоит на краю канала, в котором плавает что-то темное и большое. Вот это медленно поднялось к самой поверхности воды, вот на макушке открылось со знакомым уже пыхтением отверстие, вот существо снова нырнуло, поворачиваясь на бок, так что на мгновение мелькнул круглый, полускрытый мясистым наростом глаз, и Янтэ догадалась, что перед ней дельфин вроде тех, что водились у них в реках – только черный и огромный.

И тут же она почувствовала, что вода доходит ей уже до середины икр. Янтэ взглянула на море и сразу поняла, какая опасность ей грозит. Начался утренний прилив, он гнал воду на берег, и, судя по тому, с какой скоростью та поднималась, грот вот-вот должно затопить. Янтэ вцепилась в решетку и отчаянно закричала:

– Эй, помогите! Я здесь! Помогите!

Глава 11. На морском берегу (окончание)

Она не поверила своим глазам, когда увидела человека, бегущего по воде. Это был Аверил. Он схватил ее за руки:

– Великий Мастер! Что ты здесь делаешь?

– Я… я случайно…

– Ладно, не важно, погоди, я сейчас открою!

Он достал из кармана ключ, отомкнул замок, вывел Янтэ на свободу и снова быстро накинул цепь на решетку и защелкнул дужку замка.

– Сейчас я не смогу нести тебя, – выговорил он, задыхаясь. – Сможешь забраться наверх сама?

Янтэ, не отвечая ни слова, полезла вверх по склону. Аверил страховал ее и поддерживал. Когда они снова оказались на холме у беседки, он, не слушая возражений, подхватил ее на руки.

– Ты совсем промокла, – сказал он. – Тебе нужно как можно скорее попасть в тепло.

– Я… мочь иду.

– Может быть, но я не могу на это смотреть, – отрезал он.

* * *

Час спустя Янтэ уже нежилась в теплой ванной, а Аверил на кухне под одобрительными взглядами слуг жарил рыбу. Они тоже прекрасно знали, чем должен заниматься молодой муж во время медового месяца.

Когда горничная Янтэ дала ему знать, что молодая госпожа завернулась в пеньюар и забралась под одеяло, он поставил тарелку с рыбой и стакан с горячим молоком и ложкой коньяка на поднос и постучался в комнату жены.

Янтэ выглядела неплохо. Похоже, приключение в гроте больше взбудоражило, чем напугало ее, – во всяком случае, с лица наконец сползла эта приклеенная сладкая улыбка, и оно стало не кукольным, а живым.

– Кто там был? – спросила она, едва Аверил вошел в дверь.

– Постой, постой, сначала я спрошу, – он поставил поднос на прикроватный столик и присел на покрывало, любуясь ее влажными волосами, рассыпанными по подушке. – На берегу ты говорила на нашем языке? Ведь так?

Янтэ покраснела и кивнула.

– Я думала, если там будет проходить кто-то другой, он не поймет…

– Но почему ты скрывала, что знаешь наш язык?

– Потому что знаю его очень плохо.

– Ну и что? – Аверил искренне удивился. – Никто и не ждет от тебя, чтобы ты знала его хорошо. Но ты никогда не выучишь язык, если вообще не будешь на нем разговаривать. Хотя бы со мной. Я много лет коверкал ваш язык, так что будет только справедливо, если ты немного поковеркаешь наш. Языку от этого не больно, поверь мне. Договорились?

– Хорошо, – медленно произнесла Янтэ на аврелианском. – Так там был что?

Аверил не стал ее поправлять, решив, что еще успеется. Вместо этого он ответил:

– Это Китиха, Подательница Рыбы. Она заплыла в наш залив давным-давно – охотилась на морских слонов. Ее поймали и замуровали там. Она хранит Линдали и рыбачьи лодки в море.

– О! – Янтэ не нашлась что сказать.

Она знала от Тиэ, что Аверил упрекал их за жестокий обычай, согласно которому неудачливая Танцовщица отдает свое тело Друзьям. Но оказывается, и его соплеменники могут быть не менее жестоки, когда речь идет о благополучии.

– И кстати, опасность тебе не грозила, – поспешно сказал Аверил. – Вода в прилив не доходит до крыши грота, иначе Китиха не смогла бы дышать. А на случай необычно высоких приливов там проложены трубы, по которым вода уходит в озеро.

«Так вот откуда появляются водоросли в том озере», – сообразила Янтэ и произнесла тихо:

– Да, я должна… должна была думать. А как ты придумал, где я?

– Я как раз возвращался с рыбалки и услышал твой голос, – ответил Аверил. – Просто повезло. Кстати, я ловил рыбу для тебя. Помнишь, я рассказывал вчера о нашем свадебном обряде? Ты готова его продолжить?

Она кивнула. Тогда он со смущенной улыбкой отщипнул маленький кусочек рыбы и поднес его к губам Янтэ.

* * *

Когда он уходил, она окликнула его уже на пороге:

– Аверил!

– Что?

– Когда мы…

Она поморщилась, пытаясь вспомнить слово, а потом показала, что имеет в виду таким красноречивым и интернациональным жестом, что Аверила мгновенно бросило в краску.

– Уже… уже совсем скоро, – сказал он, не поворачиваясь, чтобы Янтэ не заметила его возбуждения. – Я кормил тебя плодами земли и плодами моря. Теперь мне осталось добыть дичь. Думаю, за этим дело не станет. Тут в полях полно перепелов. Ты любишь перепелов? Ах да, ты же их никогда не ела. А мы с братом, бывало, охотились на них каждую осень. Кстати, совсем забыл – к обеду должен приехать из столицы мой брат. Он адвокат и в этом году собирается баллотироваться… Впрочем, это неважно. Как ты думаешь, ты сможешь спуститься к обеду?

– Смогу.

– Вот и отлично. Постарайся хорошенько отдохнуть.

* * *

Кадис-младший вполне оправдывал свое имя и являл собой окультуренный вариант отца. Тоже низкорослый и коренастый, он искупал свой мало аристократичный вид безупречным костюмом и не менее безупречными манерами. Он был настолько галантен, что Янтэ снова замкнулась и так и не решилась показать, что понимает аврелианский язык. Впрочем, теперь это превратилось в их с Аверилом секрет, и когда муж начинал переводить ей застольные разговоры, они сначала обменивались заговорщицкими взглядами.

Аверил переводил с пятого на десятое. Кадис рассказывал о столичных новостях: о премьерах, о светских сплетнях, о жизни императорской семьи – словом, обо всем, что еще не могло волновать Янтэ и уже давно не волновало Аверила. Поэтому молодожены коротали время, играя в гляделки, что грубо нарушало застольный этикет, но что им охотно прощали все сидящие за столом.

Когда обед был окончен, женщины удалились в гостиную пить чай, мужчины расстегнули сюртуки и остались за столом с сигарами и портвейном.

– Позволь тебя поздравить, братишка! – тут же начал Кадис. – Отличный выбор. Обязательно привози ее в столицу, вы произведете фурор.

– Только фурора мне и не хватало, – искренне сказал Аверил. – Кстати, как насчет того, чтобы поохотиться сегодня на рассвете?

– А… вы уже дошли до охоты? – понимающе усмехнулся Кадис. – Ну что ж, охота пуще неволи, так ведь? Ладно, ладно, не скрипи зубами. Но с одним условием. Для того чтобы мне было легче вставать в жуткую рань, ты должен обещать, что расскажешь, как у вас это все получилось.

– А ты давно обещал мне рассказать, что у вас слышно насчет Островов Малой Луны, – вмешался Кадис-старший, заметив, что его сыновья по своему обыкновению уже готовы поссориться. – Я слышал, доклад экспедиции в Адмиралтействе наконец состоялся. И каковы результаты?

– О, все превосходно! Там совершенно дикие места, и несчастные туземцы постоянно страдают от голода и нищеты. Парламент считает, что мы просто обязаны вмешаться и взять несчастных под свое покровительство.

– А что об этом думают в Землях Ящериц?

– Хм! Ну, достоверных сведений, разумеется, в прессе нет, но я полагаю, что они не станут сидеть сложа руки. От Островов Малой Луны до их портов для крейсера всего ночь хорошего хода. Поэтому, честно говоря, я удивлен, что отец Остен так легко дал тебе отпуск, Аверил. Грядут большие военные заказы, глядишь, и вам что-то перепадет. Хочешь хороший совет? Поторопись со своей дичиной. Не ровен час – примчится вестовой с пакетом – и раз-два под ружье…

Кадис-младший откинулся на спинку кресла и принялся весело насвистывать «Мой бравый женишок-солдат…»

* * *

Следующее утро принесло Аверилу сплошные разочарования. Проклятый лежебока Кади проспал и долго отказывался вылезать из постели. Когда же наконец Аверил плюнул на него и пошел стрелять перепелов один, драгоценное время было упущено: солнце встало, и ни одна птица не соизволила подставить себя под выстрел нетерпеливого жениха.

Возвращаться ни с чем домой и выслушивать шутливые извинения и утешения Кади было мучительно, но еще большие мучения он испытал днем, когда в гости к матушке пришли соседки из местной Мастерской швей, и они вместе с Янтэ заперлись в гостиной, чтобы наконец распаковать и должным образом оценить покупки Аверила в Городе Сорока Островов.

Аверил, сидевший в библиотеке и пытавшийся вчитаться в найденную там статью об устройстве турбин, слышал из-за дверей шорох материй и приглушенные возгласы восхищения, а злое воображение рисовало ему Янтэ в самых что ни на есть соблазнительных драпировках и позах.

Не лучше оказался и следующий день. Перепела решительно отказывались окропить своей кровью алтарь любви. Аверил в конце концов отчаялся и решил сбегать на лесное озеро, где, по его воспоминаниям, когда-то водились дикие утки. Каково же было его разочарование, когда, прошагав больше часа по еле заметной тропинке, вымокнув в росе и вымазавшись в паутине, он обнаружил, что там давно проложили проселочную дорогу, поставили мельницу, а в озеро напустили домашней птицы, приветствовавшей горе-охотника самодовольными криками.

Днем он, правда, улучил момент и отправился с Янтэ на прогулку, но поскольку спал в последние две ночи очень мало, то быстро выбился из сил и был довольно невнятен, так что девушка вскоре сама предложила вернуться.

В конце концов его спасла посудомойка Силли – девица бойкая и бесцеремонная. Она подкараулила его у конюшен и затараторила:

– С позволения вашей милости позвольте сказать. У нас за деревней на Козьем холме видимо-невидимо кроличьих норок! Мой брат каждое утро оттуда кроликов таскает.

Весь следующий день Аверил учился у брата Силли плести петли из конского волоса, обтачивать колышки и расставлять ловушки у норок. И наутро он с торжествующим видом принес домой кролика, отправившись прямиком на кухню.

* * *

Янтэ решила что-то сделать со своей прической. Ей надоел строгий узел на макушке, который она научилась скручивать с раннего детства. Здешние женщины проделывали с волосами множество забавных вещей. Они закручивали их на висках, укладывали косами, свисавшими на шею, взбивали высоко наверх, украшали лентами, цветами, драгоценными камнями, искусственными фруктами, перьями и еще чего-чего только не делали! Янтэ захотелось поразить всех домашних. Что если она распустит волосы, немного завьет их и уложит в прическу? Но как объяснить горничной, что от нее требуется? Ну конечно же, нужно показать ей журнал, только и всего. Ой, кажется, она забыла журнал в гостиной!

Крадучись она спустилась вниз по лестнице и замерла в дверях. В библиотеке разговаривали мужчины. Дверь была приоткрыта. К счастью, журнал лежал на диване у стены, и если она быстро добежит и схватит его, ее не заметят.

Янтэ сняла туфли и приготовилась к вылазке, но тут долетевшие из библиотеки слова приковали ее к полу.

– Янтэ… – сказал господин Кадис. – Уже… – она не поняла слово, – в гроте.

– В первое же утро? – удивился Кадис-младший. – Ну и… – она снова не поняла слово, – девушка!

– Алез… две декады…

– В самом деле?

– Да. Даже пришлось… она рассказывала истории… про грот, куда нельзя ходить.

– Да, правильно говорят: хочешь, чтобы женщина что-то сделала, – запрети ей это, – сказал Кадис с противным смешком.

Последнюю фразу Янтэ поняла от начала до конца.

* * *

Аверил советовался с поварихой. Он опасался, что дикий кролик окажется слишком жестким, если его просто пожарить, а ему хотелось для Янтэ самого лучшего. В конце концов они решили замариновать кролика в вине и после потушить с пряными травами и орехами. Аверил засучил рукава и принялся за дело.

* * *

Янтэ вернулась в спальню, забыв про журнал, и решительно закрутила волосы в узел так туго, что из глаз брызнули слезы. Останься у нее хоть одно из старых платьев, с каким наслаждением она выбросила бы все аврелианские тряпки!

Так значит, они смеются над ней! Он смеялся… Как знать, может быть, он тоже сидел сейчас в библиотеке и потешался над ней вместе с отцом и братом. Он ждал, когда она сама себя поймает в ловушку, чтобы потом явиться к ней спасителем! Так вот почему у него был ключ в кармане! А она-то даже не подумала, что никто не отправляется на рыбалку с ключами! Дура она, дура. Поделом ей.

* * *

Тем вечером Аверил завершил свадебный обряд, а ночью в первый раз сблизился со своей женой. Как все мужчины Аврелии, он ждал этого дня много лет. С незапамятных времен в Аврелии верили, что женщина обладает врожденными чарами и может навести порчу на того, кто проникает в нее без защиты. Создавая защиту, муж брал жену в дом еще девочкой и выкармливал из собственных рук, чтобы она стала с ним связана и не могла причинить вред. Постепенно этот обряд свелся к трем ритуальным трапезам, остатки от которых – косточки плода, кости рыбы и дичи – закапывали под столбами дома. Для современных здравомыслящих мужчин свадебный ритуал стал просто еще одной забавной традицией, и тем не менее мало кто рисковал сближаться с женщиной, которая не прошла обряд, иначе как с презервативом, сделанным из коровьей кишки.

Женатые друзья Аверила в минуты откровения сладострастно закатывали глаза и говорили с придыханием: «Ну что ты! Это и близко не лежит с тем удовольствием, которое получаешь в публичном доме. Когда двое на самом деле становятся одним, это…» – и они целовали кончики пальцев и причмокивали. Аверил подозревал, что они немного э-э-э… преувеличивают, и все же в глубине души мечтал о ночи, когда окажется в одной постели с женщиной, которой сможет полностью доверять и которая будет полностью доверять ему.

И вот эта ночь пришла… и прошла. И Аверил спрашивал себя, а чего он, собственно, ждал? Все было как обычно. Нет, Янтэ была очаровательна, от запаха и прикосновений к ее коже у него кружилась голова, он старался быть нежным, и она даже ни разу не вскрикнула, он не утомил ее, так как долгое ожидание принесло свои плоды. Она не плакала, а спокойно заснула на его плече… И все же… Где… нет, не неземное блаженство… где то чувство единения, которое и отличает супружеские отношения от случайной связи?

Аверил уговаривал себя, что он не должен торопиться, они с Янтэ скоро привыкнут друг к другу, и она постепенно станет его милой женушкой, но в глубине души поселилась холодная тоска. Неужели они обречены повторить судьбу его родителей?

«А что если?.. – обожгла его страшная мысль. – Что если Янтэ каким-то образом узнала, что он переспал с ее матерью? Что тогда? Просить у нее прощения? Все объяснить? Но что, собственно, объяснять? Что Эстэ соблазнила его, и он не смог ей противостоять, поддался, как мальчишка. А потом она заставила его жениться на своей дочери? Нет, лучше уж молчать…»

Поэтому, когда через несколько дней действительно пришла телеграмма от отца Остена, в которой Аверилу предписывалось как можно скорее вернуться в Мастерскую, юноша вздохнул с облегчением.

– Думаю, Янтэ будет лучше пока погостить у вас, – сказал он матери. – Она понемногу учится говорить по-аврелиански, значит, вы сможете объясниться. Найди для нее учительницу. Я пришлю за ней, как только обустрою свою квартиру в Мастерской так, чтобы женщина могла зайти туда без страха и омерзения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8