Пенелопа Уорд.

Вот это сноб!



скачать книгу бесплатно

Грэм: Интересное кино.

Сорайя: Ты точно спятил, приятель.

Грэм: На самом деле я действительно немного помешан. Наверное, мне стоит проверить голову, потому что я весь день представлял себе женщину без головы.

Сорайя: Что ж, голое фото я тебе не пришлю.

Грэм: Может, лучше мне начать?

Она, должно быть, была шокирована, потому что на это сообщение она так и не ответила. Решив, что пора прекращать этот балаган, я швырнул айфон на другую сторону дивана и прижал Блэки к моей голой груди, где пес и оставался, пока я не уснул.

* * *

Мне удалось выбросить Сорайю из головы примерно на следующий день, но спустя два утра наваждение вернулось с прежней силой.

В утреннем поезде было особенно многолюдно, и мне не удалось сесть. Держась за металлический столб для равновесия, я посмотрел по сторонам. Почти никогда я не обращал внимания на пассажиров поезда, и вот теперь мне напомнили почему.

«Чертовы фрики».

В какой-то момент мой взгляд опустился на пол и зацепился за ступню женщины, сидевшей наискосок от прохода. Мое сердце бешено заколотилось, когда я увидел такую же татуировку в виде перышка, как у Со-райи. Ногти на ногах были покрашены в точно такой же цвет.

«Ну ничего себе».

Это была она.

Она ездит на том же поезде! Вот где она, должно быть, нашла мой айфон.

Я не мог поднять глаза. Я не хотел разочароваться. Намного лучше предаваться фантазиям вместо того, чтобы посмотреть в лицо реальности.

Но, боже, я должен был это сделать. Я должен был узнать, как она выглядит на самом деле.

Медленно досчитав до десяти, я позволил глазам неторопливо подняться вверх по ногам, которые она скрестила. Черная кожаная юбка, сумочка с леопардовым принтом на боку, яркий фиолетовый топ с низким вырезом, открывавшим плоть, о которой я фантазировал. И, наконец, мои глаза остановились выше шеи.

«Черт.

Черт.

Черт».

Она смотрела прямо перед собой. Шелковистые прямые черные волосы с окрашенными в кроваво-красный цвет кончиками были собраны в конский хвост, открывая длинную изящную шею. Ярко-красные губы в форме идеального лука купидона. Вздернутый нос, большие, словно блюдца, карие глаза. У дьявола было лицо ангела. Честно сказать, Сорайя Венедетта оказалась сногсшибательно красивой. Мой член зашевелился от возбуждения. Если я и пытался забыть ее до этого, то теперь это было невозможно.

Когда она повернулась и заметила, что я на нее смотрю, наши глаза встретились. Я не был уверен в том, что она знает, кто я, и мое сердце забилось быстрее. Но Сорайя равнодушно отвернулась.

«Разве она не знала, как я выгляжу?»

Я ломал голову. В айфоне было совсем мало моих фотографий, на них я был одет непринужденно, потому что навещал бабушку. Возможно, она не стала просматривать снимки. Нет, Сорайя Венедетта определенно открыла бы свой большой рот, если бы она меня узнала.

«Она не знала».

Я с облегчением вздохнул и продолжал завороженно смотреть на ее красивое лицо.

Это была та самая женщина, которая двумя днями раньше перевернула мою жизнь вверх дном. Я заметил свободное место, сел, вытащил айфон и прокрутил список контактов до ее имени.

«Это будет весело».

Грэм: У тебя длинные или короткие волосы?

Это было самое невинное, что я мог придумать. Я догадывался, что если бы я начал рассказывать ей, как представлял ее в ду?ше этим утром – как я смазываю маслом эти большие невероятные груди, и мой член движется между ними вперед и назад, – она бы мне не ответила.

Сорайя: А какие ты предпочитаешь?

Грэм: Длинные. Я люблю женщин с длинными волосами.

Я не мог смотреть в ее сторону, но я сообразил, что если смотреть в окно, то я увижу в стекле ее отражение. Она подняла голову, она посмотрела в мою сторону, а потом снова опустила взгляд на свой телефон.

Сорайя: Короткие. У меня очень короткие волосы.

«Врунья».

После того как она отправила сообщение, ее губы изогнула лукавая усмешка. «Я бы ее стер».

Грэм: Это очень плохо. Я вчера целый день представлял тебя с волосами настолько длинными, что их можно было завязать вокруг моей талии.

Я задрожал от удовольствия, наблюдая, как исчезает лукавая усмешка. Ее губы приоткрылись, и я не сомневался, что, если бы оказался ближе, я бы услышал, как она коротко ахнула. Она поерзала с минуту на своем сиденье и только потом ответила.

Сорайя: Прости. Это невозможно. Мне строго запрещена любая оральная активность в течение некоторого времени.

«Какого хрена?»

Грэм: Кому запрещена?

Сорайя: Кем. Правильно было бы спросить кем.

Грэм: Меня учит этикету сообщений женщина, отправляющая порно незнакомцам.

Сорайя: Я не отправляю порно незнакомцам. Ты просто разозлил меня. Мне захотелось показать тебе, что ты упускаешь, отказываясь спуститься со своего трона и увидеть меня.

Грэм: Если это получилось, то я планирую и дальше злить тебя. Часто.

Какое-то время она смотрела в окно. Поезд приближался к моей остановке. У этой женщины получалось зацепить меня, и я понял, что не смогу сосредоточиться на встрече в восемь часов утра, не отреагировав на ее сообщение о запрете на любую оральную активность. Поэтому я копнул глубже.

Грэм: Кем запрещена?

Сорайя: Делией.

Черт. Она что, лесбиянка? Эта мысль мне в голову не приходила. Но какая лесбиянка станет посылать обнаженку мужчине?

Грэм: Ты лесбиянка?

Поезд сбавил скорость, подъезжая к моей остановке. Если бы у меня не было важной встречи, я бы остался, только чтобы посмотреть, на какой остановке она выйдет. Вопреки здравому смыслу я позволил себе взглянуть на нее перед тем, как встать и направиться к выходу. Ее голова была опущена, она печатала сообщение, но она улыбалась. Великолепной, настоящей улыбкой. Это не была одна из тех приклеенных к лицу, отрепетированных перед зеркалом улыбок, которые до совершенства отработали те, с кем я ходил на свидание. Нет, Сорайя Венедетта улыбалась по-настоящему. Эта улыбка была чуть кривоватой и куда более красивой.

Мой айфон моргнул, сообщая о приеме нового сообщения. Он отвлек мое внимание, и она не увидела, что я на нее смотрю.

Сорайя: LOL. Нет, я не лесбиянка. Делия сделала мне пирсинг языка два дня назад. Отсюда и строгий запрет на любую оральную активность до тех пор, пока все не заживет.

«Черт».

Я закрыл глаза, пытаясь успокоиться, но от этого мне стало только хуже. Я сразу увидел ее хорошенькое личико, язык с пирсингом, двигающийся вниз по моему члену, и мои глаза сами собой открылись.

Совершенно сбитый с толку, я едва успел выскочить из вагона, пока не закрылись двери. Как, черт подери, я собираюсь заниматься сегодня делами, имея в своем распоряжении эту новую порцию информации?

Глава 5
Сорайя

Это был прекрасный день без единого облака в синем небе. Я смотрела в окно, пытаясь понять, что такое в меня вселилось. Я и раньше бывала рядом с красивыми мужчинами, с некоторыми даже встречалась. Так почему же пребывание в непосредственной близости от Грэма Дж. Моргана снова превращало меня в тринадцатилетнюю девчонку, начинавшую нервничать, когда симпатичный мальчик садился напротив меня за столик в школьной столовой?

Мне ненавистно было то, как мое тело реагирует на него. Это была какая-то естественная химия, которую невозможно было остановить. Я не могла справиться с тем, что накатывало на меня точно так же, как не могла создать химию, отсутствовавшую в моих отношениях с Джейсоном, последним парнем, с которым я встречалась.

Сев этим утром в более ранний поезд, я совершенно не была готова к тому, что столкнусь с Грэмом. Когда наши глаза встретились, его зрачки расширились, и на долю секунды я подумала, что, возможно, у него такая же физическая реакция на меня, как и у меня на него. Но потом он равнодушно отвернулся. То, что он едва отметил мое существование, было виртуальным отказом, но у меня все еще тряслись руки, когда от него пришло первое сообщение. Единственное, что меня порадовало: по крайней мере, шок от встречи с ним определенно не отразился на моем лице. Он понятия не имел, кто я такая, и я не планировала менять положение вещей.

Мои размышления прервала Ида. Она плюхнула на мой стол высокую стопку невскрытых конвертов с письмами. Ну кто в наши дни пишет обычные письма в колонку советов и отправляет их по почте? «Привет, имейл! Ты тут? Это я, двадцать первый век».

– Как думаешь, сможешь поработать над ответами для колонки в интернете?

– Да, конечно, я могу это сделать.

– Может быть, на этот раз ты сумеешь найти приличные советы.

Черт подери, этим утром я чувствовала себя совершенно неприлично.

– Я постараюсь.

– Стараний недостаточно. Сделай все правильно на этот раз. – Она захлопнула дверь в свой кабинет, и я показала ей средний палец. «Я ей говорила».

Я провела около часа, разбираясь с письмами, пока не нашла несколько писем, на которые, по моему мнению, я сумею ответить в стиле Иды. Первые наброски были скомканы и брошены в мусорную корзину, но не попали туда. Затем я поняла, что есть фокус, который поможет мне написать дерьмовые ответы. Для начала я напишу ответ так, как я это вижу. А затем я буду менять каждое предложение на полностью противоположное. Удивительно, но двухэтапный процесс как будто действительно помог мне настроиться на волну Иды.

Дорогая Ида!

В прошлом году я поймала моего бойфренда на измене. Он сказал, что это была ужасная ошибка. Он обещал, что такого больше не повторится. Он причинил мне много боли, но я согласилась сохранить наши отношения. Вот только я никак не могу об этом забыть. Там, где я работаю, есть мужчина, к которому меня тянет. Думаю, что если бы я с ним переспала, это бы мне помогло. Могут ли две измены спасти отношения?

– Пола, Морнингсайд-Хайтс
Шаг 1

Дорогая Пола!

Да! Две ошибки ничего не исправят, но они будут отличным оправданием! Вперед! Конечно же, отношения требуют обязательств, но и душевная болезнь требует того же. Измена – это не ошибка. Это выбор. Будь реалисткой. Изменивший один раз будет изменять всегда. Сравняй счет, получи удовольствие от горячего парня, а потом уйди до того, как твой бойфренд снова тебе изменит.

Шаг 2

Дорогая Пола!

Нет. Две ошибки никогда ничего не исправят. Если ты действительно намерена спасти ваши отношения, то тебе следует любой ценой избегать искушения. Люди совершают ошибки, но они также могут учиться на них и меняться. Людям свойственно ошибаться, прощение божественно. Будь божественной. Поверь в то, что он никогда больше тебе не изменит. Забудь о его измене, если ты по-настоящему любишь его.

Как только я набила руку, я напечатала запас ответов на два дня, а потом отдала их Иде на просмотр. Когда в середине дня завибрировал мой телефон, я пришла в возбуждение, надеясь, что это Грэм. Это было смешно, но я действительно ждала его сердитые, сексуально возбужденные сообщения. Но меня ожидало разочарование. Это было сообщение от Аспена. Я совершенно забыла о нашем сегодняшнем свидании. Мне сразу захотелось все отменить. Но вместо этого я солгала и написала в ответ, что жду вечера. Он был другом моего друга. Я познакомилась с ним на вечеринке, и он показался мне действительно милым. И потом, сидеть дома и ждать сообщения от мужчины, который никогда не заинтересуется такой женщиной, как я, было просто грустно.

После работы я сделала над собой усилие, чтобы хорошо выглядеть, надеясь, что это изменит мое настроение. Я надела узкие джинсы и ярко-фиолетовую рубашку, демонстрировавшую мое пышное декольте. Добавила пару сексуальных черных сандалий, посмотрелась в зеркало. Я чертовски хорошо выглядела. «Да пошел ты, Грэм Морган». С его точки зрения, я не заслуживала того, чтобы бросить на меня второй взгляд.

Живя в Бруклине, я обычно встречалась с теми, с кем шла на свидание, там, куда мы шли. На общественном транспорте за мной трудно было заезжать, что меня полностью устраивало, так как я не любила сообщать свой адрес малознакомым людям. Но Аспен планировал отвезти меня в какое-то местечко на Лонг-Айленде, поэтому он за мной заехал.

– Надеюсь, ты не возражаешь. Мне нужно сделать короткую остановку.

– Конечно, без проблем.

В отличие от нашей встречи на вечеринке поездка на машине была заполнена неловкими паузами. Мне пришлось задавать вопросы, чтобы поддержать беседу.

– Так куда мы направляемся? Ты говорил о клубе.

– Это комедийный клуб. Я не выхожу на сцену раньше девяти.

– Ты выступаешь?

– Ага. – Он пожал плечами. – Подумал, что можно убить двух зайцев сразу.

Что-то в его ответе мне не понравилось. Его слова подразумевали, что наше свидание было обязанностью. Но я попыталась не падать духом. Я давно не была в комедийном клубе, и, возможно, Аспен пытается предстать передо мной в наилучшем свете. Когда у меня в сумочке завибрировал телефон, я посмотрела, кто это. Мне пришлось признать, что в глубине души я хотела, чтобы это был Грэм. Но это был не он.

Аспен свернул на парковку и остановил машину.

– Я вернусь через несколько минут.

Он оставляет меня в машине?

– Где мы? – Я посмотрела в темноту. Слева был магазинчик «Севен-элевен», справа похоронная контора Уайта.

ДВи Киланд, Пенелопа Уорд д – Мне надо заглянуть к Уайту. Моя тетя умерла.

– Твоя тетя умерла?

– Ага. Я вернусь через десять минут. – Он начал выбираться из машины. – Или ты хочешь пойти со мной?

– Гмм… Я здесь подожду.

«Какого черта?»

Я сидела в машине, совершенно ошарашенная. Он привез меня сначала на похороны его тети, а потом собирается везти к себе на работу. Когда мой телефон снова завибрировал, я решила, что могу отвлечься.

Грэм: Как твой язык?

Сорайя: Лучше. Опухоль уменьшилась.

Грэм: Я беспокоился об этом весь день.

Сорайя: В самом деле?

Я улыбнулась. Мой разговор с красавцем-извращенцем, возможно, улучшит мое свидание с Аспеном.

Грэм: Чем ты сейчас занята, Сорайя?

Я услышала, как его хрипловатый сексуальный голос прошептал этот вопрос мне на ухо, когда я читала это сообщение. Волоски на моих руках встали дыбом. Мое тело реагировало на этого мужчину, не обращая внимания на то, что говорил мой мозг.

Сорайя: На самом деле я на свидании.

Мой телефон надолго замолчал. Я начала думать, что разговор окончен, но телефон завибрировал снова.

Грэм: Могу ли я предположить, что свидание неудачное, раз ты отправляешь сообщения во время него?

Сорайя: Да, это правильное предположение.

Грэм: Как его зовут?

Сорайя: Зачем тебе это знать?

Грэм: Чтобы я мог знать, как зовут человека, который мне сразу не понравился.

И я снова улыбнулась проклятому телефону.

Сорайя: Аспен.

Грэм: Он идиот.

Сорайя: И ты это понял по его имени?

Грэм: Нет. Я понял это, потому что ты переписываешься с другим мужчиной во время свидания с ним.

Сорайя: То есть если бы я была с тобой, то я бы ни с кем не переписывалась?

Грэм: Если бы ты была со мной, тебе было бы наплевать, где твой мобильный телефон.

Сорайя: В самом деле?

Грэм: Совершенно уверен в этом.

Странно, я была готова с ним согласиться. Я вздохнула и решила поделиться деталями моего жалкого свидания.

Сорайя: Он привез меня на похороны.

Грэм: На свидание?

Сорайя: Ага.

Грэм: Надеюсь, ты пишешь мне сообщение, направляясь на ближайший поезд.

Сорайя: Похороны на Лонг-Айленде. Мне никуда от него не деться до конца свидания.

Грэм: Запланировано что-то еще кроме похорон?

Сорайя: Да. Потом он везет меня к себе на работу.

Грэм: Повтори?

Сорайя: LOL.

Грэм: Ты где? Я за тобой приеду.

Такая любезность от мистера Большого Хрена?

Сорайя: Спасибо. Но я в порядке.

После этого он перестал присылать сообщения. Хуже того, Аспен вернулся в машину. С этого момента все покатилось по наклонной. Приехав в комедийный клуб, Аспен пропустил две порции водки с тоником. Когда я напомнила о том, что ему предстоит везти нас домой, он ответил, что знает свою норму. Судя по всему, он не знал мою. Через три минуты после того, как он поднялся на сцену и произнес несколько первых плохих шуток, я направилась в дамскую комнату, а потом вышла через заднюю дверь. Потратив одиннадцать долларов на такси, я ждала поезда домой. Он оказался третьим по счету. Возможно, мне стоит на какое-то время воздержаться от свиданий.

Глава 6
Грэм

У меня было отвратительное настроение все утро. Если подумать, то мой гнев начал пробиваться на поверхность где-то накануне вечером. Как раз в то время, когда женщина с телом дьяволицы и лицом ангела сообщила мне, что она предпочитает продолжить свидание с каким-то придурком, который привез ее на похороны, чем позволить мне забрать ее.

Если бы этим утром у меня не было ранней встречи, я бы сел в обычный поезд и сказал ей, кто я такой на самом деле. Снова уставившись на фото ее роскошных сисек в моем айфоне, я понял, кто я такой на самом деле… В последнее время я превратился в преследователя. И это разозлило меня еще сильнее. «Черт с ней и с ее свиданием».

– Ребекка! – произнес я, нажав на кнопку интеркома, и стал ждать ответа секретарши.

Тишина.

– Ребекка! – В этот раз я прорычал ее имя так громко, что интерком не понадобился. Должно быть, меня услышал весь долбаный офис.

Опять ничего.

Швырнув папку на стол, я вылетел из кабинета. За столом моей секретарши сидела рыжеволосая девушка.

– Вы кто?

– Я Линн, ваш секретарь последние два дня. – Она нахмурилась, как будто мне следовало знать, о чем она говорит.

– А что случилось с Ребеккой?

– Я не знаю, мистер Морган. Хотите, чтобы я выяснила?

– Нет. Я бы хотел, чтобы вы принесли мне ленч. Индейка на слегка поджаренном цельнозерновом хлебе с одним кусочком швейцарского сыра «Альпийское кружево». Не с двумя кусочками. С одним. Кофе. Черный.

– ОК.

– Секретарь в приемной выдает деньги на мелкие расходы. Обратитесь к ней.

Она улыбнулась мне, но не двинулась с места.

– И чего вы ждете? Идите.

– О! Вы хотите, чтобы я пошла сейчас?

Я недовольно буркнул что-то в ответ и вернулся в свой кабинет.

Вскоре после полудня мой айфон завибрировал, и на экране появилось новое изображение ног Сорайи. Раньше она никогда сама не начинала наш обмен сообщениями.

«Будь я проклят».

Эта женщина меня доконает. Я должен уговорить ее согласиться встретиться со мной.

Грэм: Покажи мне больше.

Сорайя: Ты больше ничего не получишь.

Грэм: Ты меня дразнишь. Раздвинь их для меня.

Сорайя: Ни за что.

Грэм: Ты вдруг стала стыдливой?

Сорайя: У меня свои границы, и показать тебе то, что у меня между ног, было бы серьезным их нарушением.

Грэм: Определенно нет границ для того, насколько серьезно это бы подействовало на меня. Честно говоря, от одной только мысли об этом у меня встает.

Сорайя: Извращенец. Разве ты не на работе?

Грэм: Ты знаешь, что я на работе. Тогда зачем ты отправила мне фото твоих ног? Ты пытаешься завести меня.

Сорайя: Для этого мало надо.

Грэм: Ты не покажешь мне твою «киску». По крайней мере, позволь мне услышать твой голос.

Сорайя: Ты уже слышал мой голос.

Грэм: Точно. Но ты была настроена воинственно. Я хочу услышать, как он звучит, когда ты влажная и возбужденная.

Сорайя: А как ты узнаешь, что я влажная и возбужденная?

Грэм: Я могу просто почувствовать это.

Сорайя: В самом деле?

Грэм: Ага.

Мой телефон завибрировал. «Сорайя».

Мой голос был намеренно низким и соблазнительным.

– Привет, детка.

– Не называй меня деткой.

От одного звука ее голоса мое тело зазвенело от возбуждения.

– Я хочу тебя увидеть. – Это прозвучало натянуто. – Мне нужно знать, как ты выглядишь.

«Боже, мне нужно дотронуться до тебя».

– Не думаю, что это хорошая мысль.

– Почему нет?

– Думаю, мы друг другу не подходим. Я не твой тип.

Подняв бровь, я спросил:

– И какой же тип мой?

– Не знаю… Богатая противная снобка? Женщина, выгодно оттеняющая твой дорогой костюм.

Я искренне рассмеялся.

– Думаешь, я самодовольный мудак?

– Да. Ты напыщенный и думаешь, что можешь топтать других людей.

– Что ж, в данный момент мне хочется «топтать» только тебя, Сорайя. Быть на тебе.

– Как тебе удалось стать таким ублюдком, а?

– Почему мы все такие, какие есть? Мы такими не рождаемся. Мы этому учимся.

– То есть быть мерзавцем – это искусство, которое ты освоил?

– Я мерзавец, потому что… – Я замялся. – Потому что я не хочу иметь дело с тем дерьмом, которое неизбежно происходит, стоит мне только убрать защиту.

– Что заставило тебя окружить себя защитой?

– Зачем все эти серьезные вопросы, Сорайя? Я не открываюсь перед женщинами, которых я даже не трахал.

– Если я позволю тебе меня трахнуть, то ты расскажешь мне все твои секреты?

Мой член зашевелился при одной только мысли о сексе с ней.

– Я расскажу тебе все, что ты, черт подери, хочешь услышать, если на кону прямо сейчас стоит секс с тобой.

– Вот именно! Вот об этом я и говорю!

Хотя мы вроде как ссорились, я чувствовал юмор в ее голосе. Я каким-то образом чувствовал, что она улыбается вместе со мной и наслаждается нашей легкой перепалкой.

Откашлявшись, я сказал:

– Ладно… Давай поговорим о тебе. Как тебе удалось стать такой ужасной маленькой проказницей?

– Я всегда такой была.

Я хмыкнул про себя. Почему-то я в это поверил. Она казалась от природы смелой, это не было шоу. Такой она и была на самом деле.

– Чем ты зарабатываешь на жизнь, Сорайя?

– А чем, по-твоему, я занимаюсь?

– Это вопрос с подвохом. – Я поскреб подбородок и положил ноги на стол. – Основываясь на той малости, которую я о тебе знаю… учитывая потрясающие сиськи и ноги… я бы сказал, что ты танцовщица гоу-гоу в каком-нибудь темном, прокуренном клубе.

– Насчет темного и прокуренного помещения ты попал в точку. Мой офис ужасен, а мой босс любит тайком подымить.

– Хорошо, что он не хватает тебя за задницу.

«Иисусе. Сбавь обороты, пока она не решила, что ты ревнивый псих».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6