Павел Варлахин.

Интересно?.. Ловец жемчужного опыта



скачать книгу бесплатно

© Варлахин П., текст и иллюстрации, 2020

© ООО «1000 бестселлеров», оригинал-макет, 2021

Вступление, или немного про «Книгу 1»

Сразу дам пояснение, с которого начинается и первая книга из серии «Интересно?» под названием «Наблюдай ответы».

Книга написана в виде диалога между основным героем, который постоянно находится «в кадре», его приятелем и второстепенными персонажами. Количество второстепенных персонажей «в кадре» варьируется от одного до двух. Так как у всех персонажей до определенного момента нет имен, то для удобства распознавания принадлежности реплик принято следующее оформление текста:

– примечания и пояснения обозначаются подчеркнутым шрифтом;

– слова, написанные обычным шрифтом, принадлежат основному герою (как мы узнали из первой книги, иногда его называют господин Нейтральный);

– слова, написанные курсивом, принадлежат приятелю главного героя (в конце первой книги он назвал себя господином Интересующимся, или просто Интер);

– слова, написанные жирным, жирным курсивом, принадлежат второстепенным персонажам.

Начиная со второй главы будет применено именно такое оформление текста.

Если «Книга 1» полностью была выполнена в публицистическом стиле (хотя, честно, я бы назвал этот стиль диалогом, но специалисты в области литературы охарактеризовали его именно как публицистику. Я не против, пусть будет так, но стиль диалога мне ближе), то «Книга 2», продолжаясь в том же ключе, включает также выдержки из результатов научных исследований, статистические данные и прочую подтверждающую информацию, так как нужны будут «доказательства» выводов, потому что мы «идем глубже», и желающие могут от теории перейти к практике.

В тексте иногда будут встречаться отсылки к «Книге 1» и к тем событиям и персонажам, которые были в ней, поэтому настойчиво рекомендую с ней ознакомиться.


Нудная организационная часть закончена. Надеюсь, никто не пострадал и не растерял интереса к данному труду. Впереди еще пара общих слов, и будем начинать.

Глава 1
Это должен знать каждый?

Примерно через два месяца после издания «Книги 1» я стал получать обратную связь от тех, кто уже прочел ее и решил поделиться с автором своими наблюдениями, результатами от прочтения, своей реакцией: кто-то с первых страниц мысленно начинал спорить с персонажами, не соглашаясь с их точкой зрения; кто-то искал и, что важно, находил ответы на не заданные себе вопросы; одна женщина-психолог обратилась с просьбой использовать книгу для работы с клиентами, так как художественный стиль в некоторых случаях лучше заходит для понимания; кто-то, наконец, решился написать свою книгу.

Но в этой главе я хочу обратиться к тем, кто, прочитав, с восторгом заявлял: «Это должен знать каждый!» Потому что мой ответ: нет, не должен! Считаю, что рекомендации в духе «ты обязан это прочесть», «ты должен это знать», «здесь есть все ответы» являются худшими из возможных.

И вот почему:

– никто никому ничего не должен;

– никто никому ничем не обязан;

– никто, кроме тебя, понятия не имеет, какие вопросы ты задаешь сам себе.

Скажу больше: ты сам не знаешь этих вопросов, тогда как другой может знать на них ответы.

Или ты не согласен?

Ты можешь спросить: «Но я же говорю о личном опыте, почему я не могу этим поделиться?» Можешь, делись, тогда и рекомендации пусть звучат как опыт: «я обязан был это прочесть», «мне стало проще после прочтения», «я нашел решение большинства своих проблем». Позволь другому самому решить, нужно ему читать эту книгу или нет. Может, он еще не готов, может, он всё это и так знает? Ты действуешь из лучших побуждений и стремишься «улучшить» жизнь человека, к которому неравнодушен, но спроси его, считает ли он твой путь лучше своего? Если да, то хочет ли он изменить свою жизнь под твою модель? Скорее всего, нет, но он точно почувствует, что когда ты советуешь ему что-то изменить в своей жизни, то, значит, видишь в ней несовершенство, то есть ты акцентируешься на несовершенстве того, кто тебе дорог. Почему бы не сделать наоборот: искать совершенство? Или ты считаешь, что его нет? Тогда кто из вас несовершенен?

Еще одна причина: думающих, осознающих, наблюдающих людей не так уж и много, а точнее, очень мало – единицы (объяснение этому ты найдешь в данной книге). Да, «Книга 1» убирает много лишнего, приносит ощущение легкости, понимания причин и следствия, но не всем – только тебе, а таких, как ты, единицы.

Поэтому, когда захочешь кому-то посоветовать эту книгу или первую, то лучшей рекомендацией после прочтения будет видеть в тебе те результаты, которые подтверждают, что быть белой вороной не так уж и плохо. Потому что каждый человек рано или поздно чувствует себя белой вороной. В каждом кипит индивидуальность – безграничная, не признающая рамки индивидуальность.

Индивидуальность, ведущая к свободе, туда, где она начинает ощущаться как «одиночество». Но это не одиночество – это непривычное чувство настоящей свободы.

И вот этому невозможно научить, потому что индивидуальность индивидуальна. Можно только своим примером показать, что быть честным с собой – это значит признать, что ты один такой на белом свете. Это осознание откроет двери к тому пути, для которого ты родился.

**********************************************************

– Смотрю, тяжелое получается начало книги, особенно для тех, кто еще не читал «Книгу 1». Как планируешь выходить из ситуации?

– Опять ты раньше времени влез в повествование: твой выход только в следующей главе планировался. Ты по сюжету еще не прилетел.

– Тогда как я тут оказался? Ты же автор.

– Хорошо, согласен. Значит, я сам тебя сюда пригласил. Раз так, помоги мне перейти от вводной части к основной, заодно разрядив обстановку.

– Не знаю, как это поможет разрядить обстановку, но мне кажется, что ты в первой книге кое о чем забыл. Да и сейчас, видимо, опять забудешь.

– Даже не буду догадываться, о чем ты. Скажи сам.

– Большинство книг, которые мне понравились, начинались словами благодарности кому-то или чему-то.

– Спасибо за напоминание. Я действительно изначально планировал написать слова благодарности, но получалось как-то банально и не вязалось с самой книгой. Но теперь я готов – напишу их в конце этой главы. Пора начинать. Поехали в аэропорт: там по сюжету я тебя встречаю из командировки.

– Все на исходную! Поехали…

**********************************************************

Благодарность моим родителям!

Возможно, по своей вине я не стал тем, кем вы хотели меня увидеть, но благодаря вам я точно стал тем, кем хочу быть!

Глава 2
Долгожданная встреча

Готов тебя «растерзать»!

– Именно этого мне сейчас не хватает.

– Не, я серьезно. Ты не представляешь, сколько всего произошло, сколько у меня к тебе вопросов, скольким хочу с тобой поделиться!

– Ну, привет!

– Ты что, не рад меня видеть?

– Представь себя на моем месте: на тебя выскакивает эмоционально заряженный мужик со словами «готов тебя растерзать». Ты, конечно же, бросишься в его объятия?

– Это же шутка была, образное выражение. Да, я забыл, какой ты зануда.

– А еще поздороваться.

– Привет, привет… привет.

– Ты, наверно, хотел рассказать, как многому у меня научился и как это было полезно и помогало по жизни?

– Да… хотел… наверно. Сейчас уже не хочу.

– И не надо, потому что ничему ты не научился.

– Вообще, не думал, что ты меня так жестко встретишь. Реально всё желание общаться отбил.

– Каким образом?

– Своей… нет, это не нейтральность, можешь мне даже этого не доказывать. Это реальная холодность.

– А зачем мне тебе что-то доказывать? Я, в отличие-от тебя, общую картину вижу и, если хочешь, могу тебе ее обрисовать.

– Теперь я понимаю, почему у тебя друзей нет.

– Потому что я не умею хвостом вилять?

– Да при чем здесь это? Можно же просто порадоваться встрече с человеком, которого давно не видел?

– Почему ты решил, что я не радуюсь?

– По тебе видно, что как будто в скафандре находишься, в коконе каком-то, в анабиозе.

– А ты внимательно смотрел, чтобы такие выводы делать?

– Пустой разговор получается.

– Так давай его наполним. Вижу, ты отвык от общения со мной, да и позабыл некоторые вещи.

– Например?

– Например, чем отличается состояние «знания» от состояния «надежды», «веры», «уверенности».

– Это тут при чем?

– Рассказать?

– Ну уж если начал.

– Рассказать?

– Конечно! Неужели не видно, как меня распирает?.. Зануда.

– Наш разговор последний перед твоим отъездом помнишь? (Подробнее см.: Книга 1. Глава 18 «Секретная формула».)

– Помню, еще как! Да и книгу первую столько раз уже перечитал.

– Тогда задача упрощается. Поехали. Обрисуй, что ты чувствовал до того, как меня встретил, и в сам момент встречи?

– Если одной фразой описать, то в голове крутилось: «Ты не поверишь!»

– Что это значит?

– Столько событий, совпадений, подарков судьбы, помощи от совершенно незнакомых людей. Всем этим хотел с тобой поделиться: думал, тебе будет интересно и полезно узнать.

– Хорошо, а что же все-таки ты чувствовал?

– Восторг, радость, предвкушение.

– А в момент, когда происходили те события, которыми хотел поделиться, что чувствовал?

– Удивление, иногда изумление, иногда даже шок… Не, шока не было.

– То есть если взять какое-то усредненное описание твоих эмоций, то это будет удивление?

– В среднем да.

– Можешь привести пример такого произошедшего с тобой «удивительного случая»?

– Дай подумать… Есть. Был у меня один заказчик – крупное предприятие полугосударственное. Делали для него работенку одну небольшую, для них – копейки, а для нас – хороший объём. Платили всегда вовремя, особо не торговались; мы, в свою очередь, тоже всё оперативно и качественно сдавали. Очень нравилось с ними работать. И в какой-то момент мы расслабились: стали с опережением работу сдавать, где надо, свои средства вкладывали, только чтобы быстрее объект сдать, тем более, изначально заказчик об этом и просил. И когда мы пришли с итоговыми актами на подпись, оказалось, что всё руководство в отъезде, никого не было на своих местах. Нам это показалось странным, но мы просто оставили документы главному бухгалтеру и удалились, ожидая оплаты и подписанных документов.

Полностью не буду тебе всю историю рассказывать, но получилось так, что мы три месяца не могли добиться не то, что оплаты или подписания актов, а хотя бы просто ответа, когда это произойдет. Мы не могли дозвониться никому из тех, с кем до этого общались: кто-то уволился, кто-то не брал трубку, кто-то внес нас в черный список контактов. А те, кому дозванивались, просто разводили руками, со словами «ожидайте».

– У истории счастливый конец?

– Я понял, понял: двигаюсь к развязке. Оказалось, что руководитель данного предприятия участвовал в местных выборах и с большим отрывом их выиграл. Соответственно, весь свой фокус (а заодно и своих замов) направил в новую для себя сферу деятельности.

В конечном итоге нам полностью всё оплатили, но испереживались мы изрядно перед этим.

– И что удивительного в этой истории?

– Мы просто думали, что нас кинуть решили, а всё оказалось гораздо интереснее, и в конечном итоге сложилось в нашу пользу.

– С кем-нибудь из твоих знакомых происходила подобная история, с подобной концовкой?

– В том-то и дело, что концовка была другая в подобных историях, в этом и было удивление.

– Удивление было не в самой концовке, а в том, что ты не предполагал такого завершения: у тебя не было подобного знания или опыта.

Поясню: представь, что к тебе приходит товарищ и рассказывает о том, как он плотно сотрудничал с одной крупной фирмой, но сейчас они все платежи заморозили и на контакт не выходят. Что ты ему посоветуешь: идти в суд или спокойно разобраться в этой, возможно, «удивительной», ситуации?

Вы сами как узнали, что ваш заказчик стал депутатом, или куда там его выбрали?

– Так как у меня уже есть опыт и своя история, я ему, конечно, посоветую разобраться. Про нашего депутата мы узнали, когда наконец смогли договориться о встрече с их главным бухгалтером и пришли спокойно по-человечески переговорить.

Понимаю, что сейчас те наши переживания выглядят странно, но ни у кого из нас, с учетом предыдущего опыта, даже в смелых фантазиях, не могла сложиться такая картина. Поэтому, если ты скажешь, что так нужно поступать всегда, то, скорее всего, в большинстве случаев окажешься неправ.

– Поступать как?

– Полагать, что любая ситуация имеет положительное объяснение и сложится в твою пользу.

– Я предлагаю использовать знание, а не полагание. Кстати, полагание в нашей цепочке «надежда – вера – уверенность – знание» на каком месте находится?

– Где-то посередине.

– А мне кажется, что ближе к надежде. Просто сравни по ощущениям фразы: «я надеюсь, что всё будет хорошо», «я полагаю, что всё будет хорошо», «я верю, что всё будет хорошо», «я уверен, что всё будет хорошо», «я знаю, что всё будет хорошо».

– Может, и так, но это уже нюансы.

– Тогда вернемся к знанию. Смотри, в чем еще плюс действия в состоянии «знания»: как бы ты поступил в своей ситуации, не полагая, а зная, что всё будет хорошо?

– Видя, что нет движения, но зная, что всё будет хорошо, решил бы разобраться, почему еще не хорошо.

– Вот! Ты, в итоге, именно так и поступил, но неосознанно. Действие в состоянии «знания» толкает тебя на поиск причины, а не на борьбу со следствием.

– Допустим. А при чем здесь наша встреча и твое…?

– Хочешь сказать «холодное»?

– Ладно… «нейтральное» отношение ко мне?

– Отлично: ты следишь за нитью разговора.

Итак, ты рассказал мне удивившую тебя историю. Представь, что подобных историй у тебя произошло не одна, а десять?

– Хм… как-то эмоции улетучились. Странно: я думал, что должно быть наоборот.

– А если и у тебя произошло десять подобных историй, и у меня?

– Я ощущаю, что стрелка эмоций вообще до нуля упала, но не понимаю почему.

– Стоит ли тебе объяснить мое видение: возможно, ты после этого со мной вообще разговаривать перестанешь?

– То есть обратной дороги уже не будет?

– У меня ее не было, поэтому решай сам.

– Хватит меня пугать: я знаю, что всё будет хорошо.

– Тогда держи: эмоция (эмоции) показывает твое подсознательное решение, что что-то (в большинстве случаев позитивное) не рассматривается как один из вариантов развития событий. Наличие какой-либо эмоции говорит об имеющемся у человека отрицании возможности существования неизвестного ему пока результата (чаще приятного, положительного для него самого), соответственно, показывает нецелостность восприятия мира. Также идет занижение вероятности благоприятного исхода, если такой исход все-таки рассматривается.

– Давай дам небольшое пояснение: я последние три месяца отработал с людьми, которые при падении инструмента на какую-нибудь часть тела, или при несоответствии проектной документации реальному положению на объекте, используют очень точные и короткие выражения, а таких моментов на стройке в день – десятки. Поэтому спустись, пожалуйста, на мой теперешний уровень.

– Вернемся к твоему примеру с «пропавшим» руководством. Какие были возможные варианты развития событий?

– Два мы уже обсудили: выборы и просто кинуть. Еще у них могли счет заблокировать; могли кредит ожидать на строительство объекта; возможно, какая-то проверка или аудит был на предприятии; бывает, что один из подрядчиков подводит, и тогда заказчик перестает со всеми остальными на связь выходить, пока с ситуацией не разберется…

– У тебя, смотрю, большой опыт?

– Да уж, жизнь не сахар.

– Хорошо, пока хватит вариантов, хотя их гораздо больше.

– Согласен.

– Теперь такой вопрос: даже зная о варианте с выборами, в следующей подобной ситуации ты к какому развитию событий будешь себя готовить?

– Конечно, к тому, где нужно свои интересы защищать.

– А почему именно к нему?

– Странный вопрос! Просто вижу, как наш мир устроен: порядочных людей всё меньше. Многие уже давно живут по принципу «не обманешь – не проживешь».

– Не хочется, но придется с тобой согласиться. Хоть это и уводит в сторону, но давай тогда сначала разберемся с этим современным жизненным принципом, а вопрос поставим следующий: «Что нужно сделать, чтобы изменить современный вектор с обмана на честность и открытость, пребывая при этом в изобилии?»

– Очередная утопия.

– Тебе нравится жить в современных реалиях или готов попробовать?

– Я так понимаю, что разговор может затянуться. Может, найдем место поуютнее?

– Я не против.

Через полчаса в фойе театра.

– Почему мы пришли сюда?

– Пока не знаю, но мне показалось, что это место пропитано творческой энергией, а она нам сейчас понадобится. Ты хотел пойти в кафе?

– В твоей компании всё равно толком не поешь, так что давай продолжим разговор. Ты рассчитываешь найти ответ на этот вопрос?

– Отвечая на твой вопрос, могу сразу объяснить, как работают наши эмоции. Тот вопрос, который я полчаса назад озвучил про современный вектор, для обычного человека является сложным, а поиск ответа видится как утопия. Но! Вот теперь внимательно проследи за своими ощущениями: если бы тебе выпала подобная задача, что бы ты испытал?

– Я уже сказал, что это утопия, и ответа нет.

– Ты не понял: я спросил не о наличии или отсутствии ответа, а про необходимость найти ответ. Твоя задача – найти ответ, любым способом.

– Но как я его найду, если его нет?

– Почему ты решил, что его нет? Я вот, например, думаю, что он есть.

– Ну так и ищи его сам.

– Я-то найду, не переживай, просто ты сам находишься в шаге от него. Неужели тебе неинтересно самому получить ответ? Видишь, я даже не говорю «найти», а говорю «получить».

– Интересно, конечно, только я очерствел немного на стройке за это время, да и тебя рядом не было.

– А меня рядом и не будет всё время: это твоя жизнь, поэтому выбирай сам, черстветь тебе или нет, идти туда, где интересно, или быть марионеткой своих рефлексов.

Держи палочку-выручалочку: тебе нужен даже не сам ответ или путь к нему, а знание о том, что ответ существует.

Вернемся к твоим ощущениям. Итак, рядом с тобой стоит человек с пистолетом и требует, чтобы ты нашел ответ на вопрос: «Что нужно сделать, чтобы изменить современный вектор с обмана на честность и открытость, пребывая при этом в изобилии?» Расскажи о своих ощущениях и эмоциях.

– Первое – это, естественно, страх.

– Почему?

– Что значит «почему»? А ты бы что, радовался?

– Нет, не радовался, просто дал бы ответ, тем самым решив ситуацию. Об этом я тебе и говорю: ты считаешь, что чего-то не существует (в твоем случае ответа) и испытываешь эмоцию (в твоем случае страх); а я знаю, что существует ВСЁ и, знание этого, не вызывает во мне ответных эмоций на внешние обстоятельства. Понятно?

– В голове что-то щелкает, дай время отдышаться.

– Самому в свое время это показалось очень спорным, поэтому для себя решил другие эмоции рассмотреть.

– Вот именно: со страхом, может, это и сработало, а что про другие эмоции скажешь? Та же самая радость.

– Нужен пример, так будет понятней.

– Например, подарок на день рождения.

– С подробностями.

– Зануда. Ладно: один из супругов или партнеров дарит другому новый телефон, машину, квартиру, яхту, самолет.

– Что ты почувствуешь, если тебе супруга подарит яхту на день рождения?

– Ты издеваешься?

– А ты? Я тебя попросил пример привести – ты привел, вот я с одной из его частей и решил поработать. Что тебя смутило?

– Хорошо, давай рассмотрим только телефон. Допустим, я дарю своей супруге новый телефон.

– Тебе интересно разобрать именно эту ситуацию, или найдем что-то более эмоциональное? Например, какое-нибудь достижение твоих близких.

– Да, есть один пример, который меня действительно эмоционально вдохновляет. Даже боюсь тебе его озвучивать, так как ты можешь его «нейтрализовать», а он многое значит для меня.

– Страх – это тоже эмоция (только что об этом говорили), вызванная тем, что ты позволяешь негативному исходу реализовываться с большей вероятностью, чем позитивному. Это глубоко сидит в каждом человеке, поэтому мы так искренне радуемся чему-то хорошему, что приходит в нашу жизнь, потому что внутренняя вероятность, «выделенная» нами для реализации хорошего, крайне низка.

– У меня вопрос: это же материал для второй книги?

– А я тебе не сказал? Да, уже пишу вторую, и точно будет третья.

– Тогда я спокоен. Говори всё, что хочешь, используй любые обороты речи и образные выражения: всё равно догонять твою мысль буду, перелистывая книжку.

– …?!

– Что? А, ты пример ждешь. Хорошо, вот он: моя мама очень любит вязать, я бы даже сказал, создавать произведения искусства при помощи вязания, а также она обучает этому ремеслу. Недавно моя мама обучала созданию…

– Как ты заговорил!

– Пожалуйста, не перебивай. Я тебе говорил: для меня ее творчество многое значит.

– Я вижу и понимаю, поэтому и перебиваю.

– В смысле?

– Ты стал сваливаться в эмоции: чем больше их будет, тем тяжелее тебя оттуда вытащить.

– Вопрос только, зачем меня оттуда вытаскивать?

– Скоро поймешь, продолжай.

– Так вот, в ноябре она обучала своих учеников созданию символов наступающего года – вязаных мышат. Они получились такие красивые, живые, с длинными ресничками, что все, кому я их показывал, просили сделать и для них тоже, для подарка. Мне было безумно приятно и радостно за мою маму, что она не только способна создавать подобную красоту, но и, что важнее, обучать других созданию красоты.

– Вот тут уже ты меня подловил!

– Каким образом?

– Думал, что разговор поведешь в другое русло, но ты говоришь о радости не как об эмоции.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении