Павел Патлусов.

Сказки провинциала



скачать книгу бесплатно

© Павел Патлусов, 2017


ISBN 978-5-4485-9799-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Бунт11
  Сюжет этой простой сказки подсказан недавним конфликтом театральной труппы с режиссером Ю.П.Любимовым.


[Закрыть]

Было это ещё в стародавние времена. Об этом важном историческом явлении наши современники не знают ничегошеньки. Только человек научился что – то полезное для себя ваять из глины, как неожиданно произошел этот неприятный по своим последствиям бунт. По тем временам, в седой древности, живым человеческим голосом могли говорить не только живые существа: птицы, звери, но даже камни, деревья и другие неживые природные материалы. В это самое время жил – был гончар, который обеспечивал горшками и кувшинами несколько поселений в округе. Вот только начал рано утром Горшеня – так звали нашего гончара, замешивать глину с песком и известью, как песок и известь самопроизвольно «выскакивали» из глиняного колобка.

– Что это? – невольно с удивлением произнес гончар.

– Это восстание! – неожиданно заговорил глиняный колобок. – Мы не желаем так просто входить, а потом и жить в твоих изделиях.

– Я что – то делаю не так? – попробовал оправдаться мастер. – Разве я перед началом работы не делаю хвалебной молитвы в честь Вас и всех Богов, которые помогают нам здесь жить?

– Конечно ты читаешь молитву, но нам этого мало, ибо все жители нашей округи при покупке кувшинов и горшков хвалят только изделие и тебя, – резко заявил песок, – а нас, из чего выполнены эти самые вещи даже не вспомнят. Поэтому мы решили: мастер должен сделать изделия исключительно только из одного вида материала, чтобы покупатель хвалил и славил не только гончара, но и песок, глину, известь по отдельности. Понятно?!

Горшеня долго чесал затылок, а затем попробовал объяснить нерадивым материалам все обстоятельства гончарного мастерства,

– Только мастер знает для какого изделия и в каком количестве нужно тот или иной исходный материал, которыми, вы в настоящее время являетесь. Вы – материал. Только гончар способен превратить Вас в настоящее произведение искусства. Хвала, честь и слава Вам проходит через мои руки.

– Хочу отдельную славу, – завопила Глина.

– И я тоже! – крикнули Песок и Известь.

– Хорошо, – успокоил их Горшеня. – Хотя без Воды – Матушки нам всем бы было не до этих разговоров, но она не одержима гордыней, и это хорошо. Я выполню Ваше требование и попробую сделать керамику из одной глины или песка. Начнем!

– Начнем, – подкатился к рукам гончара глиняный колобок.

Мастер долго мял глину руками, затем подливая воду начал на гончарном круге оформлять кувшин.

Когда кувшин был готов, мастер добавил в песок воды и вылепил руками, без помощи круга горшок.

– А ты Известь в кого желаешь превратиться? – улыбаясь, обратился гончар к извести в рогожном мешке. – Ведь тобою только чуть припудривают исходные материалы.

– А я посмотрю: что из них получится, – неожиданно мудро ответила она.

– Смотри, – ответил Горшеня, закладывая в печь изделия из глины и песка.

Поздно вечером мастер вытащил из печи «готовые» изделия.

– Ну, Известь, смотри! – обращает он её внимание на изделия, которые оказались перед ними.

Кувшин из глины с небольшими отклонениями от первоначальной формы всё же «допёкся», а вот на месте горшка из Песка была только кучка исходного материала.

– Песок, ты, чувствуешь себя настоящим изделием? – усмехнулся Горшеня.

– Я чувствую себя только кучкой, – неожиданно горько всхлипнул он.

– А вот что вышло из глины! – мастер щёлкнул ногтем по кувшину. Изделие на глазах мастера и Извести развалилось на мелкие кусочки.

– Глина, а теперь ты похожа на произведение искусства? – захохотал Горшеня.

– Я только груда черепков, – завопила она.

– А ты Известь готова стать горшком? – обратился с ехидцей гончар к мешку с известью.

– Нет. Упаси Господи от такой судьбы, – нарочито серьёзно ответила Известь.

– Дорогие мои, – неожиданно серьёзно начал разговор Горшеня, – только мастер, зная законы творчества способен составить из исходных, совершенно разнородных, материалов настоящее изделие. Если это произведение искусства, то Вам честь и хвала. Если же вы обижаетесь на то, что Вас не упоминают при покупке поименно, то я готов указывать соотношение материалов в изделии.

– Нет. – Возмутилась Известь. – Надо указать только состав, чтобы все были равны. У нас тогда будет только коллективная гордость.

– А что это такое? – шевельнулся Песок.

– Это когда каждый из нас гордится не только за себя в изделии, но и за всех тех, кто в нём присутствует, и конечно за творческое вдохновение мастера.

– Молодец, Известь! Такой подход к нашему делу меня вполне устраивает. А Вас Глина и Песок?

– И мы готовы к исполнению такого решения, – заявили Глина и Песок.

– Так завтра, с утра, за дело? – доводит разговор до логического конца Горшеня. – Без бунта?

– За дело. Ура!!! – закричали исходные материалы для изготовления керамических изделий.

С тех пор в гончарном деле глина, песок и минеральные добавки никогда не бунтовали против своего мастера, исключительно полагаясь на его талант.

Веер

Приехал однажды Филин к своей сестре Сове в гости. Он в этом лесу слыл за мудреца и часто повторял одно выражение: «Учиться надо не только у мудрецов, но и глупцов». Этим он снискал к себе большое уважение.

Сестра встретила брата радушно, но за столом ему пожаловалась,

– Купила по весне большую партию вееров, но лето оказалось сырым и холодным – товар до сих пор пылится на складе. Надо закупать зимнею одежду а денег в обороте нет. Филин подумал несколько минут и сделал сестре предложение,

– Пригласи завтра ко мне трех жителей леса. но заранее мне поведай: об их пороках.

– Хорошо, – ответила сестра. – Я подберу тебе трёх птиц – жителей нашего леса.

На следующий день, в обеденный перерыв, Филин уже беседовал с Дятлом, Рябчиком, Клестом. На стол Сова выставила не только суп и второе блюдо, но и пиво. Чему мужики очень обрадовались. После того, как жители леса закончили с первым блюдом, Филин начал разговор.

– Вот ты Дятел, знаешь, что я здесь не живу, но вижу что ты очень скуп и всю семью держишь в «чёрном теле». А ты Рябчик кроме жены ещё летаешь к Кукушке и Иволге,. – прелюбодействуешь друг! Очень большой грех! А ты Клёст постоянно подворовываешь у Пищухи, – не стыдно!

– Стыдно, – ответил Клёст, – но как Вы узнали о наших пороках.

– По Вашим клювам.

Удивились лесные жители, но обед и пиво у хозяйки всё же прикончили. Через сутки весь лес уже знал, что Филин определяет пороки птиц по клюву. Ещё через день Филин попросил сестру написать объявление в котором Филин будет комментировать Священное писание. Собрание верующих пройдёт в местном Доме культуры. Надо отметить: зрительный зал в этом заведении был весьма большой, более одной тысячи мест.

В назначенный срок Филин вышёл на сцену; он совершенно не удивился, что все жители леса сидели в зале прикрыв клюв.

– Я не удивлён тому, что Вы решили скрыть свои пороки не только от меня, но и от других обитателей леса. Этот факт говорит лишь о том, что Вы не желаете их искоренить из своих Душ. Это говорит о Вашем малодушии. Необходимо наоборот: вскрыть порок, признаться в нём и искоренять.

В один миг все свернули веера. Далее Филин начал комментировать Священное писание. Вечером, за ужином, Филин не без иронии заметил сестре,

– На складе остались веера?

– Разошлись все, и даже не хватило на всех. Хорошая получилась коммерческая операция, – сейчас я закуплю на базе зимний товар. Удачно всё провернул братик. Спасибо!

– Всё основано на психологии: всем хочется выглядеть лучше перед жителями леса, чем есть на самом деле, не обнажая своих грехов.

Воробей22
  Воробей – птица, которая не умеет шагать по земле, совершает только прыжки на двух ногах, а так же он не способен как ряд других птиц подражать другим птицам и животным, как, допустим, это делают скворцы.


[Закрыть]
 в искусстве

В одном крупном городе проживало добропорядочное воробьиное семейство. Все взрослые члены семьи были заняты обычными воробьиными делами: трудились на заводе, обслуживали посетителей в ресторане, или торговали на рынке. Но, вот захотелось старшим членам семьи: особенно бабушке и дедушке, хоть одного внука или внучку «вытащить» на сцену Большого театра. С этой целью юною пятилетнею Воробьиху по имени Чуви решили отдать в балетное училище. Бабушка Чаваха привела её ранним утром в это учебное заведение.

Пожилая сухонькая Трясогузка, бывшая балерина, а ныне преподаватель училища попросила юное «дарование» вначале поднять правую ножку, но Чуви рухнула на пол.

– Может, ваша девочка, – обратилась преподавательница к бабушке, – сделает растяжку.

Чуви попробовала, но вновь, как сноп упала на пол.

– Сейчас посмотрите, как это делает четырехлетняя Трясогузка. – Эля, покажи!

Перед бабушкой появилась юная балерина и начала крутить обороты на одной ноге так, что у всех закружилась голова, затем она сделала растяжку…

– Вы видите, какой блеск у неё в движении, какая выразительная шея, и как посажена голова… У вашей девочки совершенно нет данных для балета.

– И что же Вы посоветуете? – со слезами на глазах спросила преподавателя Чаваха.

– Найти для девочки другой род занятий, допустим в торговле или на заводе.

Обиделась бабушка и повела юную Чуви в музыкальное училище.

– Ты будешь у меня в Большом театре, но в качестве оперной певицы.

Пожилой Щёгол преподаватель сольфеджио сидел за роялем.

– Ну, что – ж проверим вашу девочку, – повернулся он лицом к Чавахе, и настучал на крышке инструмента известную всем с детства мелодию песни «Во поле берёза стояла», затем обращаясь к юной посетительнице попросил её повторить. С первой же ноты Чува не попала в такт. Щегол покачал головой,

– Нет никаких данных за то, что эту девочку я смогу чему – то научить. – И обращаясь к бабушке, добавил. – Вам лучше найти для неё другое поприще…

– Какое? – со слезами на глазах спросила бабушка.

– Очень не плохо эта девочка могла бы проявить себя на ферме, на стройке…

Бабушка расстроенных чувствах схватила внучку за руку и бросилась из училища. Девочка заплакала.

– Не плачь. Ни чего порядочного в Большом театре делать не могут. Там только дрыгают ногами да воют, как голодные волки.

С тех пор воробьиное семейство никогда не ходило на балет или оперу.

Мужик и Медведь

Возвращался однажды Мужик из лесу с большой вязанкой лозы, а ему навстречу вышёл Медведь.

– Мужик, зачем ты столько ивовых прутьев домой несёшь? – спросил он Мужика.

– Э-э, Медведушко, я из них сплету корзины, пойду на базар – продам, а там на вырученные деньги куплю говядинки и баранины. То – то со старухой у нас будет сытая жизнь… Понял?

– Понял. Я тоже хочу сейчас сытой жизни! Отдавай добром мне свою лозу, а то бока намну!

Нечего делать, – отдал Мужик Медведю вязанку ивовых прутьев, а сам вновь отправился к лесной речке за лозой. Прошла неделя, наступил базарный день. В торговых рядах на базаре сидит Медведь и Мужик. У Мужика товар – корзины, лукошки разошлись моментально, а вот у Медведя покупатели не взяли ни одной плетёной корзины, только смеются над его работой. Слишком неряшливо и не аккуратно она выполнена. Корзины прямо на глазах разваливаются. Сердится Медведь, но не может ничего сделать. Так и ушёл с базара без свежей говядины и баранины, обрекая себя на голод.

Но не прошло и недели, как Медведь встречает Мужика в лесу, несущего на плечах большой мешок.

– Это что у тебя?

– Хмель, – отвечает мужик. – Старуха опару сделает, чтобы хлеб печь и бражку для веселья поставит.

– А-а, отдай мне мужик хмель, мне тоже нужно и хлеб печь и бражку ставить, а то больно худо и одиноко в моей лесной избе.

Не стал Мужик привередничать и отдал Медведю весь мешок с хмелем.

Притащил Медведь хмель в избу, положил его в колоду, залил водой и ждёт, когда вкусный хлеб появится и весёлая хмельная бражка. Трое суток просидел Медведь возле колоды, а хмель так и не превратился в хлеб и бражку. Рассердился Медведь и разбил колоду о дерево.

– Не медвежьего ума – творить мужичье дело, – подумал он и с тех пор никогда не «задирал» Мужика в лесу.

Гордая ёлка

До наступления Нового Года осталась одна неделя. Мягкий снежок тихо спускался на землю, засыпая траву – сухостой и мелкий кустарник. Все ветви хвойных деревьев находились под «белой ватой» – снежным покровом. Статная и густая Ёлка тряхнув ветвями, осыпая с них снег, произнесла,

– Скоро меня будут украшать. Я в этом лесу самая красивая и привлекательная. Вновь вокруг меня будут водить хороводы дети и звери.

– Конечно Ёлка ты зимой красивая, но и мы с Рябинкой когда – то будем гламурными, – решила слегка сбить спесь соседки Берёза.

– Только весной и летом, а сейчас голые, как палки, – приподняв ещё выше ветки, произнесла Ёлка. – Со мной даже не сравнится ни сосна, ни пихта. Ну, что скажете, хвойные?

– То и скажем: слишком уж ты вознеслась! Иногда нас тоже украшают на Новый Год, но мы от этого «нос не задираем» Ты должна понять: мы здесь, на этой поляне росли все вместе, то есть – земляки, а отказаться от земляков, всё равно, что отказаться от Родины.

– Вы завидуете мне, потому что я лучше Вас, – вынесла последнее суждение Ёлка и отвернулась под своих подруг.

Через день в лес пришли мальчики и девочки; в санках они привезли множество игрушек. И тут один из мальчиков сказал,

– Что – то мне эта Ёлка не нравится, уж слишком у неё ветви вверх задраны – она больная…

Девочка в это время обратила внимание детей на ёлку, которая стояла в стороне,

– Ребята, она такая стройная и скромная, – будем её наряжать.

Все согласились. Когда дети ушли, то все деревья на поляне стали смеяться и хихикать над гордой Ёлкой. Но, самое противное для этой Ёлки случалось во – время празднования Нового Года: звери и дети по непонятной причине «метили» её ствол. Так всегда бывает с теми, кого «заест» гордыня.

Два енота

Однажды к художнику еноту – Вадиму приехал в гости друг детства енот – Николай. После небольшого застолья Вадим пригласил друга в мастерскую. В помещении, которое находилось в подвале дома, стояли незавершённые работы на мольбертах, возле стен стояли уже готовые картины.

– Приготовил к продаже, – указал рукой Вадим на стоящие картины возле стены. – Можешь посмотреть..

Николай с интересом начал рассматривать картины,

– Занимательно, однако, – отметил он. – А вот эта нарисована, кажется, на нашей улице – Первомайской… Уж, очень знакомые строения?

– Это действительно улица Первомайская, – подтвердил Вадим. – Там была забастовка мукомолов. Я случайно оказался там и сделал фотографию, а уж с неё нарисовал картину. Ты смотри: как кровь выделяется на белой одежде зайцев! Какой получился чудесный и резкий, бьющий в глаз эпизод. Вот смотри: у этого зайца кровь течёт из ушей, а тут полицейские – волки уже заталкивают протестующих в машину. Возможно, эту картину приобретёт музей или картинная галерея. Интересно получилось?

– Интересно, – кивнул головой Николай. – Так это было в действительности?

– Я ж тебе сказал: сделал фотографию, а потом картину. Ты же чувствуешь визуально эту кровь на белой одежде? Так!

– Так. Но, почему ты говоришь только о картине, а не о том, что здесь человеческая трагедия, нарушение всех прав человека. Тебе нужно было эту фотографию сразу отдать в средства массовой информации с комментариями. Ведь это случилось на нашей улице детства. Где твоя гражданская позиция.?

– Ну, Николай, я ведь только художник. Пусть нарушением прав этих зайцев займётся представитель нашего Президента по правам человека, то есть белка – Надежда.

– Если у членов общества нет запроса на права человека, то эта Надежда ничего не сможет сделать. А у тебя похоже нет такого запроса. Ты с ущербной Душой, – художник без гражданской позиции. Я не могу после этого подать тебе руки на прощание.

– Так тебе Николай не пришлась по вкусу картина, – изумился Вадим.

– Ты мне не по вкусу, – сказал резко Николай, покидая мастерскую уже бывшего друга.

Добрый медведь

Жил в одном глухом лесу Медведь. Славный был зверь: никто его не боялся и каждый рассчитывал на его помощь. Зайцу он поможет изгородь на огороде поставить, Лисе с детишками избенку срубить. Всё население этого леса его уважало. Только Волк часто завидовал ему, – Почему «санитара леса» так не уважают, как этого «верзилу» Я спасаю население от болезней, а ко мне очень даже плохое отношение… Ну, и что. если иногда под лапы несмышлёный зверёк попадет: лес рубят – щепки летят. А как иначе? – рассуждал постоянно Волк. И решил он тайно «насолить» Медведю, чтобы тот сорвал злость на жителях этой глухомани.

Однажды поздней осенью, он подбросил Медведю шерстяной клубок с молью.

– Вот по – весне Медведь – то озвереет, – решил Волк. И действительно в течении зимней спячки моль съела всю медвежью шубу. Выскочил в апреле Медведь на свежий воздух – бац: вся шерсть клочьями свалилась с его тела.

– Ну, всё, – подумал Волк, – сейчас виновных будет искать! – И уже от удовольствия потирал лапы.

А Медведь и говорит,

– Как хорошо теперь и легко – загорать буду, а то в этой шубе никакого загара получить не мог.

Растянулся на проталине и кряхтит от удовольствия. Вновь Волк начал соображать, как бы у Медведя вызвать озлобление на жителей леса. И вот он публикует в местной газете информацию под псевдонимом, что в Кедровом урмане созрела скороспелая малина. Обрадовался Медведь, схватил корзинку и «дунул» за много вёрст в Кедровый урман. Конечно он там ничего не нашёл. Пришёл Медведь домой, на следующий день и сразу в редакцию газеты.

– Разнесёт в пух и прах, – обрадовался Волк, заранее торжествуя победу. Но Медведь только поблагодарил корреспондентов за хорошую прогулку и попросил написать опровержение, чтобы другие медведи не ходили впустую туда за малиной.

Пуще прежнего Волк злится на добродушного Медведя. Вот он «напел» ближнему соседу Медведя – Еноту, что на Вязовском перекате скопилось уйма рыбы. Он рассчитал точно: Енот поделится информацией с Медведем. Рано утром наш добряк с удочками пошел к Вязовскому перекату. Волк решил посмотреть и одновременно посмеяться над «глупым» Медведем и пошёл следом за ним. Вот рыбак расположился на крупном валуне, возле переката, а Волк наблюдал за ним со скалы, которая была высотой более двадцати метров. Медведь несколько раз забросил удочку, но поклёвок не было. Волк тихонько начал хихикать. И вдруг по сырой от росы скале покатился вниз. Он упорно цеплялся когтями за камни, жидкую растительность на скале, но упал на валуны возле переката, дико завыв. Медведь подбежал к нему и взвалив на спину побежал в ближайшую больницу. Через несколько дней Медведь навестил пациента.

– Ох, Медведь, – начал каяться Волк, с загипсованными ногами, – как я перед тобой виноват. Ведь это я тебе устраивал козни, хотел чтобы ты был таким же как я, и чтобы тебя в лесу не уважали так сильно…

– Конечно, Волк, – рассудил Медведь, – ты сильно виноват, но нужно было тебе в добре расти, а не во зле, и меня к этому не склонять. И вообще зависть может всё доброе в животном разрушить. Понял!

– Ой, Медведушко, – всхлипнул Волк, – всё понял. С такими ногами теперь уж мне не быть «санитаром леса»

– Будешь работать сторожем у Зайца в огороде, – усмехнулся Медведь. Так Волк получил по заслугам за злые козни.

Долг

Однажды утром хомяк по имени Утя осторожно выглянул из норки и увидел напротив такого же хомяка как он. От неожиданности оба спрятались обратно, но любопытство взяло верх и Утя вновь выставил мордочку из норы. Из соседней норки на него глядели два тёмных глаза.

– Ты кто? – спросил Утя.

– Я – хомяк.

– А имя у тебя есть?

– Родители когда – то назвали Атей.

– А-а-а, – расплылся в улыбке Утя. – А чего сидишь в норе?

– Сижу круглые сутки, ибо потерял смысл жизни…

– У-у-у как серьёзно, – покачал головой Утя, – а я боюсь будущего. Оно неведомо мне, а потому и боюсь и тоже сижу в норе доедаю запасы, которые ещё сделали родители. Так вот!

В это время мимо них пробегал хомяк.

– Эй, друг, скажи что ты делаешь? – воскликнул Хомяк не остановился и пробежал дальше по тропинке.

– Гордый, – отметил Утя.

– Заелся, – поддержал его сосед.

Но в это время тот хомяк бежал обратно.

– Мужики, вы чего запас на зиму не делаете – зерно доспело. Скоро поле будут жать и уже нечего будет брать…

– Так ты почему нам не ответил? – вроде бы осердился Атя.

– Почему? – Полный рот зерна был.

– А-а-а. Понятно! – ответил Атя. Только к чему тебе всё это?

– Будет запас зерна – придёт жена, нарожает мне детей, которые обеспечат мою старость и будущее рода, потому что в этом смысл нашей жизни, то есть по простому: долг каждого хомяка.

– А если ты попадёшь в когти Коршуна или Неясыти? Как тогда с твоим будущим и смыслом жизни.

– От случайности никто не застрахован, в том числе и Коршун и Неясыть, – у них тоже есть враги. А если что – то и случится, то мои запасы послужат родственникам и друзьям для продолжения рода, ибо случайность никогда не сможет разрушить ЦЕЛОГО. Род хомяков будет жить, если каждый исполнит свой долг. Всё просто. Понятно?

– Понятно, – переглянулись между собой Утя и Атя. – Пойдём и мы зерно на зиму запасать. А если что случится, уж ты Атя, на правах друга воспользуйся моими запасами.

– А если меня сцапает Коршун, то ты Утя можешь мой запас перенести к себе для продолжения рода. Так хомяки занялись своим привычным делом, отбросив хандру навсегда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное