Павел Отставнов.

Обезьянинов в чине и бесчинство. Былинушка народная. Книга 1



скачать книгу бесплатно

Часть первая
«Чиновный СПИД»

***

«Чиновный СПИД», (или винтикообразность)Синдром Потери Индивидуальной Достаточности. Душевная болезнь нечеловеческой тяжести.

***

«Чиновник, чиновник! Встань к народу передом, а к своим друганам задом!» Из народной молитвы.

***

Отреставрированный Дворец сверкал! Дворец Правительства одного из районов Уралгорода. Его блеск Иван Семенович Обезьянинов заметил еще за квартал. И эта красота затмила серые проплешины на стенах соседних жилых домов. Джип стал еще более величаво «проплывать» ямы и колдобины на дороге, а Иван Семенович вспоминал прошлое…

Заветы предков!

После окончания школы, Ваня собирался поступать в институт. Но отец, Семен Иванович, привел его под портрет деда. Со стены квартиры на потомков дико взирал шельмец с огромными усами и в буденовке. Отец снял со стены шашку, и торжественно произнес:

– Сынку! Пришло время для серьезного разговора! Твой дед, Иван Семенович Поносов, был до революции никем. Гнул спину перед богатеями в родной деревне Погорельцы, а затем и в Уралгороде. Слава КПСС – наша Революция дала ему власть! Красный командир, он лихо гонял врагов на гражданской войне! Но коварная вражеская пуля лишила его всех мужских достоинств. Полуживого, отчаявшегося в жизни, привезли твоего деда в Москву. Профессор Преображенский взял от гориллы и приживил ему все то, что у мужчины внизу. Но это не профессор-вредитель, сбежавший вскоре за границу, а Революция дала бывшему батраку мужскую силу и новый жизненный путь! Твой дед сменил фамилию и вернулся в Уралгород. Бешеный успех у женщин понес его по служебной карьере! Умер Иван Семенович Обезьянинов на самой вершине Уралгорода – председателем горисполкома! Перед смертью он взял с меня клятву, которой я верен всю жизнь! И ты сейчас её дашь и не нарушишь до конца своих дней!

Взволнованный Ваня пробормотал за отцом слова клятвы:

– Перед лицом своих предков, торжественно клянусь! Клянусь быть Чиновником, всегда верным Власти, и никогда не допускать и мысли об ошибках Руководства! И если я нарушу эту клятву, то пусть меня выгонят с позором из Государственной Системы!!!

Клятву он закрепил, поцеловав клинок…

Затем за праздничным столом отец пил водочку, но сыну не наливал:

– Мне выпить можно, я уже достиг вершины своей Карьеры. А тебе ещё надо расти, и водка будет мешать на этом твоём пути!

Ваня опять завел разговор о том, что все его одноклассники поступают в институты…

Но отец резко оборвал:

– Обезьяниновым институты не нужны! Ученость только тело расслабляет, да дух очеловечивает! Все, что надо для Карьеры, нам уже Революция дала!

Ваня переспросил:

– А что нам такое дала Революция?

Отец вместо ответа позвонил своей давней и близкой приятельнице:

– Ильинична? Узнала? Да, Сёмушка… Ну, не мельтеши: «Когда встретимся? Когда увидимся?» На хрена тебе старая обезьяна! Смена подросла! Слушай, родная, доверяю тебе сына: на службу устрой и прочему обучи… Сама знаешь чему!

По проторенной колее…

На следующий день Ваня пришел в райисполком в «Отдел регистрации рождений и смерти».

Начальница отдела, Марья Ильинична Красноперова, была дама в цветущем возрасте Бабы Яги. Примерно так и выглядела, но тщательно скрывала это за модной прической, заграничным костюмом и косметикой, как у гейши. Когда она увидела Ивана, то у неё даже усы затряслись! Марья немедленно вызвала служебную «Волгу» и увезла парня на свою дачу…

На следующее утро Марье Ильиничне было не до работы! В её кабинет постоянно заходили знакомые женщины, да и по телефону подруги не давали покоя. Всех интересовал один вопрос: «Каков молодой Обезьянинов?»

Ильинична прошла уже всё, но и у неё дрожал голос, когда она отвечала:

– Бабы, не поверите, концу края нет! Просто-таки, метр с кепкой!!!

Бабы, руководствуясь пословицей, поверили, но и проверили сами. И с тех пор пошел Иван по служебному пути, поддерживаемый и подталкиваемый подружками…

Как известно, существуют следующие служебные пути: «По протекции»; «Мужской путь»; «Женский путь»; «По трупам» конкурентов. Поступив в Систему «По протекции», Иван продолжил службу «Мужским путем»! И он быстро вырос до начальника «Сектора рождаемости». Как говорила Ильинична:

– Ты у нас главный специалист в этом вопросе!

Она ценила своего преданного сотрудника: установила хорошую зарплату, подкидывала премии, постоянно брала с собой в «командировки»… Иван стал хорошо одеваться, купил «Жигули». Про него заговорили:

– Выглядит не меньше чем на начальника отдела!

Но вакансия не появлялась. Тогда Ваня «пошел по трупу»…

Марья Ильинична была не молода. Тяжелая жизнь в постоянных юбилеях, торжественных собраниях, совещаниях, которые обычно заканчивались застольями, подкосили здоровье. Марья говорила всем:

– Я предана Системе и умру за рабочим столом!

Но умерла она на другом своём любимом «рабочем месте». В постели, «залюбленная» до смерти! Иван коварно «трудился» непрерывно субботу и воскресенье, и сердце начальницы не выдержало. Когда врач «Скорой помощи» засвидетельствовал смерть, необычный убивец поехал домой. Всю дорогу он, ликуя, горланил:

– Дала дуба! Шаб-дуба-дуба!!!

По давней чиновничьей традиции Красноперову положили в «долгий ящик» и предали земле. Речей произносили много, клялись в вечной памяти… Но на поминках, после «третьей», забыли, кого провожали и затянули:

– Знаете, каким он парнем был…

Других мнений не было, и Иван Семенович сразу заступил на освободившуюся должность. Ильинична, добром помянута, была хорошим учителем не только в постели. Она успела ввести «ученика» в обширный круг знакомых, раскрыла тонкости служебных интриг… А дальше его просвещали другие женщины. Говорят, что если обезьяна миллион раз ударит по клавиатуре компьютера, то напишет гениальное произведение. Миллион раз «ударил» и Обезьянинов, но не пальцем, и не по клавиатуре! Вот за эти гениальные «генитальные произведения» благодарные женщины щедро делились с ним опытом жизни и помогали всем, чем могли!

Спокойная работа, приличная зарплата, забота многочисленных подруг превратили Ивана Семеновича в респектабельного советского господина. Он хорошо питался, жил в хорошей квартире, ездил на курорты… Но хотелось большего! И Иван Семенович сумел поставить дело во вверенном ему отделе! Да так, что решение любого вопроса, превращалось в решение «вопроса жизни или смерти»! А сами понимаете, что при такой постановке вопроса человеку не жалко отдать деньги. Лишь бы все благополучно решилось! И к Ивану Семеновичу пошли Деньги! Он копил их, покупал золото, купил «Волгу»…

Но Ваня сам взятки не брал! Всё проходило через секретаря Нюру. И в один несчастливый день «обэхээсэс» «застукала» секретаря при получении денег. Нюра любила своего начальника, и взяла всю вину на себя. Она пошла в тюрьму, а Обезьянинов про Нюрку сразу забыл! Чего про неё помнить, если жизнь прекрасна и удивительна! Да и с чего бы этой жизни плохой быть? Ну, менялись Руководители в стране. Ну, Строй, говорят, другой стал. А что чиновнику до этих внешних изменений? Чиновничья система то не поменялась, вот и служи чиновник верой и правдой этой Системе! И тогда все «пройдет как дым», а ты выживешь!

Выжил во всех перестройках-реорганизациях наш Иван Семенович! Да не просто выжил! Теперь взятки ему платили не простые работяги, а «новые русские»! И были эти взятки не мятые рубли, а аккуратные пачки долларов! Их уже хватило и на джип и на коттедж! Больше того, хватало и на семью…

Женщины сказали: «Надо!» И мужик ответил: «Есть!»

Семью заставили завести заботливые подруги много лет назад. Они относились к Ивану Семеновичу с материнской любовью! И давно уже договорились между собой и поделили его поровну. Все дни недели были распределены, и Иван точно знал, когда и с кем спит. Между собой подруги не спорили, но жестко «отшивали» новеньких, которые со всех сторон бросались на уникального мужика! Иван с усмешкой смотрел, как его охраняли подружки. Особенно от молоденьких девушек! И тем больше он удивился, когда матроны заговорили о его женитьбе! Сначала ненавязчиво, но постепенно все настойчивее. Наконец, произошел решительный разговор…

Однажды Иван, как всегда, приехал на дачу очередной партнерши. Но, к его удивлению, там он увидел всех своих подруг, одетых в парадные костюмы. Старшая из них, Ираида Петровна, все высказала в безапелляционном тоне:

– Ванюша, ты знаешь, как мы тебя все любим!

– Любим! Больше своей жизни любим! – поддержали подруги, и у многих покатились слезы.

– Ты знаешь, – продолжила Ираида, – что мы тебе только добра желаем! И мы бы хотели, чтобы ты прожил беззаботно! Прожил лелеемый только нами! Теми, кто любит тебя больше матери, умершей при твоем рождении! Но законы мужской природы строги. Настало время тебе иметь молодую женщину. Это требует твой организм, хотя сам ты пока этого не ощущаешь. Да и мы, как женщины, не вечны. Поэтому хотим сами передать тебя в руки тех, кого сочтем достойными быть твоими будущими заботливыми подругами. И, самое главное, женская солидарность требует, чтобы твои уникальные возможности продолжились в твоем будущем сыне. На счастье грядущим поколениям женщин!

Иван просто рот открыл от изумления! Это же надо, какой поворот! А он даже и не помышлял о каких-то изменениях в своей личной жизни. Ну, чего еще большего желать? Все его семь подруг были уникальны: умны, добры к нему, приятны лицом и телом… Ну, постарели немного: кому за сорок, кому за пятьдесят, а Ираиде шестьдесят один… Что ж с того? Наедине с ним они молодели на десятилетия и такое вытворяли, что потом, после угара, его сомнения одолевали: «Может быть эти фантастические позы, и дикие ласки приснились мне?»

Ираида продолжила:

– Мы решили, что тебе пора завести семью! Больше того, мы сами выбрали тебе и жену! Такой чести оказалась достойна моя дочь Светлана!

Женщины включили свадебный марш, и повели ошарашенного Ивана в гостиный зал. В зале все сверкало под полным освещением: длинный стол, укрытый белоснежной скатертью, и уставленный закусками и бутылками; подарочные пакеты и коробки! И, главное, за столом сидела, в ослепительно белом платье, невеста! Женщины усадили Ивана на стул рядом с ней. Девушка шепнула:

– Здрасте, я – Света!

– Очень приятно, а я – Ваня! – ответил «жених».

Долго им говорить не дали. Подруги Ивана подготовили целый сценарий, и «жениху» с «невестой» осталось только взирать на действо, которое разворачивали перед ними женщины.

Всё было как на обычной свадьбе: тосты; вручения подарков; песни; под крики «Горько!» молодых людей заставляли целоваться. И Иван с первого поцелуя почуял, что в жены ему выбрали достойную кандидатуру! Света была страстнее даже своей матери, неистовой и сумасшедшей в постели Ираиды! Ивану уже эта, как ему казалось вначале, «комедия» понравилась. Он вошел в роль «жениха»: целовался со всеми; на поздравления отвечал речами; весело танцевал. Светлана начала его волновать и он всё теснее прижимался к ней! Праздник разгорелся, но в самый его разгар вдруг встала Ираида:

– Ну, дорогие дети, пора в кроватку! Давайте выпьем за вашу счастливую первую ночь!

Иван недоуменно посмотрел на Свету, но та спокойно пригубила шампанское. Было очевидно, что она все заранее знала и была готова к этому!

Их повели в другой зал. Посреди него стояла огромная кровать. Кровать Обезьянинову была знакома: на ней он и Ираида часто «гоняли» друг друга, словно марафонцы. Но вокруг кровати, почему-то горели свечи в канделябрах и стояли семь кресел. Подруги Ивана сели в кресла, а Светлана стала раздеваться. И как только свадебное платье спало с неё, так Иван перестал видеть все, что было вокруг. Да, выбор его женщин был не случаен! Света была не просто красивая девушка, это был Инструмент! Драгоценный, уникальный Инструмент, на котором можно было доверить «играть» только великому Исполнителю-Мужчине!

Неведомое ранее вдохновение повело Ивана. Все его знания, умения, навыки, какие он хладнокровно применял при любовных битвах с подругами, не вспомнились! Ивана и Свету бросили друг к другу две природные силы, истоки всего естественного: Женское и Мужское Начала! И все для Ивана превратилось в какой-то непрерывный и сладкий взрыв! Взрыв чувств и ощущений острейший! До боли!

Сколько они терзали друг друга, не смогли бы вспомнить и сами. Но в какой-то момент Иван вдруг почувствовал, что в кровати они не одни. Женщины не выдержали и бросились в гущу событий! А дальше творилось какое-то безумие: все со всеми, и еще и сами с собой…

Утром Иван и Света проснулись одновременно. Они осторожно, стараясь не разбудить спящих женщин, спустились с кровати, и пошли в душ. А там опять неведомая сила бросила их друг на друга… Когда страсть отхлынула на время, они дали слово больше этого в ванной не делать. Все тело было в синяках и шишках! А могли и убить друг друга! Страсть!!!

…Когда, через месяц, справляли официальную свадьбу, Светлана была уже беременна. И всего за эти, последующие годы она родила трех мальчиков. Подруги не оставляли семью. И хотя этих нянек было семь, пословица соврала! Все мальчишки росли не только с глазами, но и с тем огромным, ради чего и затеяли «няньки» всю эту историю. И шустры парнишки были, как обезьянки! Светлана же постепенно стала верховодить во всей этой странной компании. Подруги постарели, и многим из них Иван, как мужчина, был уже не нужен. Но три женщины, перешагнувшие пятидесятилетие, на праздники вымаливали разрешение у Светланы. И получали право порезвиться с Иваном Семеновичем. Но строго под надзором Светы.

А Ивану хватало и одной своей жены. И дело было не в том, что и он уже был не юношей. Просто Света была уникальной женщиной, способной захватить всего мужчину. Их отношения строились на любви. Но на любви от секса. Может быть когда-нибудь они, и доживут до любви, построенной на интересе к личности человека. Но пока их полностью поглощал секс! Они терзали друг друга: ночью; проснувшись утром; после обеда; встретившись вечером… Именно терзали, так как накал их страсти нисколько не уменьшился с давней первой ночи!

По губернаторскому велению-хотению…

…Под эти воспоминания, доехал Иван Семенович до места службы. Поставив на служебную стоянку свой «полный проходимец», Обезьянинов огляделся. Стоянка, как всегда, была аккуратно заставлена «иномарками» чиновников. А вот площадь перед Дворцом была битком забита! Обычно, из-за угрозы терроризма, на площади не только машинам, но и людям запрещали останавливаться! А сегодня там расположились пресса, телекамеры, зеваки. Рядом с красной лентой, перегораживающей вход во Дворец, стояли школьники с плакатами: «Народ и Чиновники едины!»; «Чиновник – это звучит гордо!»; «Достойным слугам народа – достойные условия труда!»… Обезьянинов пробрался к группе Членов Правительств Области, Уралгорода и районов Уралгорода. Его радостно приветствовали и обнимали. Господи, сколько ж не виделись…

Три месяца назад с рабочим визитом в здание районного муниципалитета заехал новый Губернатор. Побродил с толпой сопровождающих по кабинетам, поморщился, повздыхал. А затем собрал всех в зале. Высокий начальник посочувствовал местным чиновникам: теснотища в кабинетах и коридорах; плохой воздух; мало оргтехники; и кругом просители как тараканы шустрят, работать мешают. Губернатор стукнул кулаком по трибуне и закричал:

– Так работать нельзя! Это что за названия? «Муни», мягко говоря, «ципы», мэрии разные! В мэриях Мэри сидят, а у нас просто Марии!

Глава муниципалитета схватился за сердце и начал валиться со стула. Но Губернатор далее спокойно поведал о своих планах реорганизации управления областью на всех уровнях:

– С этого дня все звенья управления будут называться «Правительствами» с соответствующим увеличением финансирования!

В зале раздались такие бурные и нескончаемые аплодисменты, какие и Брежнев не слышал. Растроганный Губернатор перекричал здравицы:

– А мы и вашу конуру перестроим! Правительству Района – достойное помещение!

Тут началось совсем невообразимое! Губернатора подхватили на руки, долго качали, а затем унесли на банкет. Водочка и закусочка Губернатору, видимо, понравились. Он стал весело раздавать распоряжения строителям, и определять судьбу чиновников на время перестройки здания. Затем все заботливо, под белые рученьки, проводили высокого гостя до лимузина. А банкет разгорелся с такой силищей, что даже Иван Семенович увлекся и хватанул водки…

…Обезьянинову снилось, что коллеги-чиновники качают его, ударяя об потолок и пол. От болезненных ударов Иван застонал. Тогда Глава муниципалитета закричал:

– Не нравится, как друзья убаюкивают? Так пусть летит к черту!

От страшного удара по лицу Иван пробил дверь, и влетел в какой-то кабинет. И с ужасом увидел, что за столом сидит не черт, а Губернатор! Высокий начальник закричал:

– В то время как мы строим вертикаль власти, ты посмел нарушить субординацию! Так посадить его на Вертикаль Власти!!!

Обезьянинова подхватили черти и потащили к вертикально стоящему предмету. Когда приблизились, то Иван с ужасом увидел огромный вздыбленный мужской орган. Черти сдернули с Семеновича брюки и завизжали:

– Сейчас Вертикаль Власти тебя на всю жизнь выпрямит!

И они стали опускать жертву на страшное орудие казни…

Обезьянинов задергался, проснулся и обнаружил своё тело в домашней постели. Тело болело. Болело всё, во всех местах и разнообразно! Но особенно сильно болела голова! Она и простонала! На стон открылась дверь и вошла жена с подносом. Светлана ласково зачирикала:

– Проснулся, кормилец! Хлебни рассольчику, полегчает!

Страдалец с трудом сфокусировал взгляд на часах и вскричал:

– Ты, почему не разбудила? Проспал!!!

Иван рывком вскочил с кровати. Его забросало от стены к стене. Но на третьем броске, он остановился и закричал:

– Чего стоишь? Костюм неси!

Света не на шутку испугалась:

– Ваня, с тобой все в порядке? Сегодня же суббота!

Но муж не дал ей договорить:

– Губернатор приказал начать срочную перестройку! Без выходных!

– Батюшки! – вскричала жена и через мгновение прибежала с одеждой…

Вскоре она уже везла мужа на службу. Прикатили быстро, и Иван осторожно прокрался в здание через запасной вход. К счастью, всем было не до него. По коридорам бродили какие-то незнакомые люди в строительных касках. Они громко обсуждали состояние здания, и как его преобразить и перестроить. Двери всех кабинетов были раскрыты, а хозяева собирали свои личные вещи и опечатывали сейфы. Иван почти прокрался до своего кабинета, но его окликнул сосед.

О, это была плохая примета! В соседнем кабинете восседал Игорь Вениаминович Стальной, заместитель Главы муниципалитета по общим вопросам. Кличка у Стального была – Тиранозавр. Это потому, что карьеру свою он выстроил на «трупах»! Причем «съедал», мешавшего его росту по службе, так быстро и зверски, что только куски характеристики от человека оставались! Поэтому Тиранозавра все страшно боялись!

Вениаминович вышел в коридор, широко заулыбался и прокричал:

– Ну, братец Иванушка, отбабахал ты вчера «бенефис»!

Иван Семенович быстро затащил в свой кабинет Тиранозавра, и испуганно прошептал:

– Что было то?

– Ну, брат, первый раз я тебя таким видел! – так же громко возгласил сосед. – Нажрался ты как телетрупик! Да это еще не беда! С кем не бывает? А вот что ты мычал при этом? Вот это, брат… Это беда!!!

Иван побелел и прохрипел:

– Говори, не мучь! Руки, видишь, затряслись!

Стальной сел, не торопясь, закурил, и начал рассказывать:

– Вчера я тебя домой повез. Заметь, не бросил, знаю, что не пьешь, выручил. Но ты стал сразу, скотина, ко мне приставать! Лапал, называл именами всех своих любовниц! Извини, но пришлось тебя успокоить! Дал по рылу!

Иван потрогал опухшую щеку и сказал:

– Спасибо, родной! Это ерунда, а больше ничего не было?

– Ха, не было! – продолжил пугать Тиранозавр. – Сядь, а то упадешь! Ко мне приставать ты перестал. Молодец, быстро все понял. Но, пока по городу ехали, ты в окно кричал: «Всех «отлюблю-перелюблю»!» Ваня, знаем, можешь! Не зря тебя «Ванька-встанька» кличут! Но, на хрена при свидетелях! По одному бы всех жителей отлавливал и «любил» бы тихо, в своё удовольствие!

Иван прохрипел:

– Узнал меня кто-нибудь?

Вениаминович засмеялся:

– Да кто же тебя вчера мог узнать? Свинья-свиньей!

– Слава КПСС!!! – вымолвил Обезьянинов, и сел на стул, расслабился.

– Слава, то слава. Но зачем ты про нашего Славу то же самое кричал? Дескать, «любил» я Славу, «люблю» регулярно и «любить» буду всегда, причем в извращенном виде!!! – злобно свернув зубами, закончил казнь Тиранозавр.

– Это я про нашего Главу муниципалитета, про Вячеслава Максимовича? – выдохнул Иван и сполз со стула.

Игорь Вениаминович, печально кивнул-подтвердил и закончил:

– Но не бойся, я не проболтаюсь! Но уж ты помни это, особенно, когда я на Главу пойду! Всем чем сможешь, поможешь!

Иван провожал соседа до его кабинета и страстно шептал:

– Игорь! Всё, чем смогу и даже больше! Только и ты… Никому!!!

Не успел Обезьянинов вернуться в свой кабинет, как по селектору раздался голос Ниночки. Секретарь Вячеслава Максимовича промурлыкала:

– Дорогие чиновники! Глава муниципалитета приглашает Вас в зал заседаний!

Зал быстро заполнился радостно-возбужденными сотрудниками. Но смешки и веселые реплики мгновенно стихли, когда в помещение зашел сам Глава. Вячеслав Максимович жестом остановил аплодисменты, и заговорил по-деловому:

– Друзья! Наш уважаемый Губернатор поставил перед нами высокую цель! И наше здание, и уровень нашей работы должны соответствовать ответственейшей чести! Праву называться «Правительством Района»! И перестроить мы все должны за три месяца! Трудно будет? Да! Просто чертовски трудно будет! Но Губернатор верит в нас, и мы сделаем это!!!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4