Павел Матисов.

Возвращение мага



скачать книгу бесплатно

Потрясенное выражение лиц сменилось на привычные маски, когда рабы услышали последние слова. «Эксперименты экспериментами, пусть барин себе чудит, работы все равно меньше не станет». Так наверняка думали слуги. Я же надолго застыла, обдумывая услышанное. Обычные рабы могли решить, что это всего лишь мимолетная хозяйская блажь, но я успела немного изучить Эйлерта. Он не станет бросать слов на ветер. На Кибрука стоило посмотреть. Сказать, что он был удивлен, значит сильно приуменьшить. Даже жаль слегка стало нашего распорядителя финансами, ведь на его плечи наверняка ляжет основная работа по ведению новой системы оплаты, подсчетам и оценкам.

– Что думаешь, Игния? Я не перегнул палку?

– Простите, милорд, моего ума не хватает, чтобы спрогнозировать, что выйдет из вашей затеи.

– Ладно тебе, говори, что думаешь.

– Это очень щедро с вашей стороны, господин, – высказалась я, осторожно подбирая слова. – Я очень рада, что вы стали нашим хозяином.

– Ха! Приятно слышать, хоть по сути ничего особенного я пока не делал.

Эйлерт выглядел довольным, и я решила, что это подходящий момент для не слишком приятных известий.

– Господин, дозвольте сказать слово?

– Да?

– Я бы хотела поговорить с вами об Аютле, милорд.

– О ком?

– Горничная Аютла. Та самая, что посмела пролить на вашу одежду эль во время банкета.

– Та корова неуклюжая? Кстати, может, стоит ее заменить на кого-то более компетентного?

– Здесь замешана неприятная история, милорд.

– Я весь внимание, Игния.

– Вы не помните такую рабыню, Аятлу?

– Без понятия.

– Возможно, еще до вашего отъезда вы обратили на нее свое внимание, милорд. Аютла – ее младшая сестра. Она еще не набралась разума, поспешна в выводах и суждениях. Аютла возжелала отомстить вам за свою сестру.

– О как! И она всерьез полагает, что сможет обойти магию ошейника? Да и вообще имеет против мага хоть малюсенький шанс?

– Я сказала ей то же самое, милорд. Бесполезно. Словами до нее не достучаться. От Аютлы же мне стало известно, что к такому решению ее подтолкнули со стороны. Она ведь раньше не входила в домашнюю прислугу, но незадолго до приезда господина ей сообщили о вашем скором прибытии, хотя обычные слуги не должны были знать этого. Аютла смогла убедить принять ее в дом. Затем в ее планах стояло сближение с милордом. Она решила попробовать себя в роли наложницы и дождаться удобного момента для атаки. Ей подсказал это незнакомый мужчина, знавший о вашем приезде. По описанию я могу предположить, что это один из личных рабов сира Бристофа Хальтера.

– О! Я даже не удивлен, – усмехнулся Эйлерт. – Своими действиями он очень быстро приблизит день своей кончины. Дабы это не звучало двусмысленно, поясню. На банкете я заметил на нем следы давнего проклятья. Оно висит на нем многие месяцы, если не годы. Любое движение Бристофа к тьме только еще больше сожмет тиски вокруг его собственного горла. Да, я не большой знаток проклятий, но могу сказать, что это нанесено неодаренной женщиной, посмертно, так как оно слишком слабое.

Однако для подобного действия человек в момент смерти должен очень сильно ненавидеть свою цель.

– Натаника… – прошептала я.

– Кто?

– Горничная, которую он погубил несколько лет назад…

– Вполне подходит для роли насылательницы проклятья. Хотя не факт, что это именно она, – задумчиво протянул эрл.

– Осмелюсь спросить, что вы намерены предпринять в отношении сира Хальтера?

– Хм, по закону у меня ведь не получится привлечь его к ответственности?

– Нет, господин. Но вы можете вызвать его на дуэль чести. Вот только, поскольку вы маг, он имеет право выставить замену и нанять одного из опытных магов-бретеров.

– Вообще, я могу немного подстегнуть развитие проклятья, хотя для меня это не обойдется без темных последствий. Рой, демоническое отродье, тот точно заявится первой же ночью.

– Вам не следует подвергать себя опасности, милорд.

– Думаю, проще будет немного подождать, пока проклятье само его не доконает. Странно, что клирики на банкете ничего не заметили. Плохо служители Локтара исполняют свои обязанности. Да и он сам умом не блещет, мог бы уже обследоваться у нормального мага-целителя или в церкви.

– Ваше право, господин. Что вы прикажете насчет Аютлы?

– Продай ее.

– Слушаюсь, – выдохнула я. Обычно, если хозяин узнает, что кто-то из рабов планирует его убийство, то казнь наглеца не заставляет себя ждать.

– Ее сестра Аятла? Мне известно, что довольно давно один раз она побывала у сира Хальтера в постели. И почему эта мелкая дурында именно мне решила мстить за сестру? Пусть бы на Бристофа бросалась, – пробормотал Эйлерт. – Продай их обеих. С глаз долой, проблема вон.

– Будет исполнено, мой эрл.

Во второй половине дня молодой барин продолжил знакомство с полученным наследством. Я же отдавала распоряжения насчет грядущего банкета. Традиционно на похоронах было принято пить гномью настойку, поэтому пришлось отправить слугу в город вместе с одним из воинов для подстраховки. Высокоградусное гномье пойло стоило недешево, поэтому на рабов могут позариться бандиты.

Уже поздним вечером я тщательно подготовилась. День выдался легким, поэтому оставалось еще достаточно сил, чтобы удовлетворить хозяина. Он ведь как минимум несколько дней уже без женского внимания, если только какая горничная ночью не забралась к нему в постель без моего ведома. Я надела свою «парадную» ночную сорочку, которую мне подарил когда-то Авель, нанесла немного пудры и румян также из запасов старого эрла. Одно время было модно краситься на приемах, но на пудру у короля Родерика развилась аллергия, отчего он сам перестал прихорашиваться. Даже издал указ «О запрете малевания лиц на женский манер». Так что с тех пор косметические средства среди мужчин стали не в ходу. Вместо духов я сделала пару мазков вкусно пахнущей мази, которую Кирья делала из особых трав и цветов. Наконец наша каморка обзавелась большим зеркалом, которое слуги склеили из собранных осколков из красных покоев.

Я критически оглядела получившийся вид. Не писаная красавица, но вполне недурно. Разве что волосы… Ну, при определенном ракурсе, освещении и при не совсем стандартных пристрастиях мою прическу можно счесть по-доброму неряшливой и милой, а не лохматым серым пугалом. Что поделаешь, коротко стричь волосы для домовых служанок считается неприличным.

– Что скажешь? – повернулась я.

– Он точно не устоит! – Широль улыбнулась и подняла большой палец вверх в людском жесте одобрения.

Сдается мне, что горничная сама не прочь стать фавориткой хозяина. Таким простым способом можно получить существенные привилегии. Но она не стала лезть вперед меня. Всегда успеется, как говорится.

– Настоящая принцесса, ваф! – добавила Лайна, завороженно следя за мной.

– Я пошла.

– Куда? Игния, ты будешь спать в другом месте?

– Возможно, – вздохнула я, не желая сейчас просвещать зверолюдку в тонкости взаимоотношений слуг и господ.

Я подхватила зажженную свечу с подсвечником и двинулась по слабо освещенному поместью. Через промежутки в коридоре стояли свечи, давая минимум света. Сердце стучало в груди, будто бы это был мой первый раз. Лирой, дежурящий возле входа, задорно мне подмигнул, желая удачи. Я аккуратно постучалась в двери платиновых покоев и, после разрешения милорда, прошла внутрь. Взгляд мой сразу прикипел к мерцающему светлому шарику, что висел над головой Эйлерта. Удивительно красивое зрелище, а ведь шар света считается одним из простейших заклинаний, которое маги начинают изучать еще будучи учениками. Затем уже я обратила внимание на милорда. Он был занят тем, что всматривался в управляющий жезл лишь с ему одному ведомыми целями. Эйлерт восседал в кресле только в своих пижамных штанах. Его ладно скроенный торс с очерченными мускулами и сосредоточенное изучающее выражение заставило прилить кровь к моему лицу. Пауза, по-видимому, сильно затянулась, поскольку барин нехотя оторвался от своего дела и взглянул на меня:

– Игния, ты что-то хотела?

– Я пришла скрасить вам вечер, милорд.

Эйлерт поморщился и глухо ответил:

– Спасибо, я откажусь.

Мне показалось, что мое сердце на секунду перестало биться.

– Как пожелаете, господин. Спокойных вам снов.

– Тебе тоже спокойных снов, Игния.

Нетвердой походкой я добралась до каморки прислуги и рухнула в свою постель.

– Что случилось? Эй, Игния! – пристала Широль.

– Милорд отказал мне.

– Значит, теперь я могу попытать счастья? – довольным тоном проговорила горничная.

– Как хочешь, – глухо обронила я.

Каких-то причин отказывать ей у меня не было.

– Может, ему полукровки не по нраву? Или эльфы в целом? Тогда у меня есть шанс, – начала мечтать Широль. Женщиной она была немолодой, однако в целом миловидной, морщины пока не испортили ее лицо. – Игния, одолжишь мне румяна с пудрой?

– Забирай.

– Спасибо. Торопиться я не буду. Может, у него сегодня настроения нет, все-таки завтра похороны сира Авеля. Как думаешь, это правда, что маги в постели диво как хороши?

– Откуда мне-то знать? Сходи вон к Негошу, сама выясни.

– Ну не дуйся, Игни. Уверена, что господин еще обратит на тебя внимание.

Лайна, как ни странно, помалкивала, жадно ловя каждое наше слово. Делала вид, что ей не интересно, но подергивающиеся ушки выдавали девочку с головой.

– Спокойных снов, Широль, Лайна.

– Бука. Спокойных снов.

– Спокойных снов! – пискнула зверолюдка.


Утром следующего дня я привела к хозяину Аятлу и Аютлу. Эйлерт быстро снял с них рабские ошейники с помощью управляющего жезла. Никаких бесед с дамами он вести не стал, отослав прочь. Я приказала Аютле снять форму горничной, которая оставалась в нашей собственности. Присматривающий слуга сноровисто нацепил на них рабские балахоны и одел растерянных девушек в железные кандалы.

– Тебе уготовано место в аду, Игния. Какая же я была дура, что доверилась тебе! – с неприкрытой ненавистью процедила Аютла.

Нет, ты дура не потому что доверилась, а потому что тебе взбрело в голову напасть на хозяина. Ладно бы ты составила дельный план, так нет же, понадеялась на авось, совершенно не подумав о последствиях. Ее старшая сестра Аятла вообще не понимала, что происходит. Ну, то есть, очевидно, что их повезут на продажу, но про подоплеку она была не в курсе.

– Со временем ты поймешь меня, Аютла.

Рабыня плюнула в мою сторону. На секунду подозвав конвоира, я передала ему информацию о возможной непорочности младшей из сестер, что позволит выручить за нее неплохие деньги. Отчасти подло так поступать, но с другой стороны, чем раньше она расстанется со всей этой романтичной придурью, тем лучше для нее. Когда девушек увели, я сходила за тряпкой и тщательно протерла пол, убрав следы плевка.

Эйлерт в основном гулял, позанимался магией, прокатился по окрестностям на своем ездовом тарантуле Шуни, распугивая бедных рабов на плантациях. К обеду стали прибывать гости в черных траурных одеяниях. Как ни странно, приехал эрл Висконс, хотя ему приглашения никто не отправлял. Быстро слухи расходятся. Они обменялись с сиром Туранном вежливыми любезностями. Все-таки Висконс наш главный конкурент в южном графстве и, как говорят люди: «Держи друзей близко, а врагов еще ближе». Вторым сюрпризом стало появление бывшей супруги Авеля – Амелты Данглесс. Родом Данглесс сейчас правил ее брат, сама же она не имела титула, но поговаривали, что дама она достаточно влиятельная. Все были уверены, что после давнего разлада она забыла путь в усадьбу Туранн, однако сегодня Амелта решила изменить принципам ради похорон. Бабушка сира Эйлерта выглядела строгой и сухонькой вечно недовольной старушкой. Для внука она была полнейшей незнакомкой. Налаживанию отношений не способствовало и сквозившие в ее голосе раздражение и надменность.

Фамильный склеп Тураннов находился справа от сада, скрытый высокими ветвистыми деревьями. Здесь же покоились останки родной матери Эйлерта – Тизали. Рядом в вырытую яму опустили и гроб с телом Авеля. Службу проводил священник Локтара Единого. Подготовился он хорошо, упомянув о всех значимых достижениях и наградах почившего. А также не пожалел святой воды, которая ограждала тело усопшего от разупокоения. Во время процесса погружения гроба я расслышала, как Эйлерт тихо пробурчал что-то вроде:

– Совсем тут расслабились, целое тело хоронят. Темных пришествий на вас нет…

Похороны прошли без эксцессов, если исключить напившегося до беспамятства эрла Тюджармо. С гномьей настойкой надо быть осторожнее. В целом на данном мероприятии не принято долго засиживаться, так что еще до наступления ужина гости разъехались. Эйлерт получил несколько предварительных приглашений на балы и званые ужины. Теперь, когда молодой барин стал официальным хозяином имения Туранн, он превратился в намного более значимую фигуру в округе. Условия, которые выставил Авель, также быстро разошлись слухами среди господ. Им было интересно, какими способами молодой наследник намерен удерживать имение, ведь необходимо увеличивать состояние рода аж на пятнадцать процентов в год. Учитывая, что оно копится десятилетиями и столетиями, задача перед сиром Эйлертом стояла непростая.

Этим вечером Широль решилась посетить хозяйские покои. Прихорашивалась она долго, поправляя прядки волос или замазывая огрехи кожи лица.

– Широль, зачем ты красишь кожу? – полюбопытствовала юная волчица.

– Чтобы хозяин счел меня красивой.

– М-м, но это же обман. Ты прячешь себя, вуф!

– Все верно. Чтобы предстать перед мужчиной в выгодном свете, необходимо уметь обманывать и знать множество хитростей.

Горничная подвела брови угольной палочкой.

– У-у-у, как сложно!

– Да уж, это тебе не голышом перед милордом скакать.

– Ва-а-ф! Зато я ничего не прятала!

Широль усмехнулась и обернулась ко мне:

– Как тебе?

– Отлично. Дерзай, – произнесла я без энтузиазма.

– Сегодня точно мой день, вот увидите! – уверенно произнесла горничная и направилась на выход.

Сон решительно не шел, поэтому я просто валялась в постели, считая минуты и искренне надеясь, что у нее ничего не выгорит.

– Получается, что вы с Широль хотите быть красивыми, чтобы спать рядом с хозяином, вуф? – заметила Лайна.

– Грубо говоря, да. Мужчина и женщина могут вместе заниматься интересными и приятными вещами, но ты пока еще слишком мала для этого. Как-нибудь я тебе расскажу.

– Расскажи сейчас, ваф! Расскажи! Расскажи!

– Не приставай, мелюзга, не то без завтрака оставлю.

– У-у-у! – обиженно протянула-завыла Лайна.

Через несколько секунд в каморку ворвался Эйлерт собственной персоной, подсвечивая себе путь ярким магическим шариком. По его резким движениям сразу была видна его раздраженность. Я поспешно вскочила и встала на колени на всякий случай. За ним зашла испуганная и бледная Широль.

– Что еще за паломничество в мою спальню вы устроили, демон вас задери?!

– Простите, мой господин, – синхронно сказали мы с Широль, кланяясь.

– Простите, мой господин, – повторила за нами Лайна, очевидно, не понимающая подоплеки случившегося. Да и тон ее голоса был скорее шкодливым, нежели кающимся.

– Ладно… – Эйлерт сразу подуспокоился. – Я не давал вам никаких приказов. Если у вас чешется одно место, всегда можете уединиться с каким-нибудь слугой. Я же не запрещаю. Или вам Авель запрещал?

– Нет, милорд. Главное не понести, остальное его не заботило…

– Своими ночными походами вы меня оскорбляете. Вы рабы, вы лишь имущество. Все равно, что… табуретка, – взгляд Эйлерта упал на предмет мебели. – Стал бы я трахать табуретку? Не знаю, какие у вас раньше с дедом порядки были, я не намерен марать о вас руки. Признаю, я не был праведником в прошлом, но людям свойственны перемены. Чтобы я, благородный маг, кого-то принуждал к сексу? Пользовался теми, у кого нет выбора? Так низко опускаться я не намерен! Что бы сказала на такое Элайна? Да она бы смешала меня с грязью, окунула в ведро помоев и до кучи покрыла сверху слоем нечистот!

Я хотела сказать, что нас никто не принуждал, но ошейник резко сдавил горло, и я не смогла вымолвить ни слова. Довольно быстро давление ослабло, и мы получили возможность вдохнуть.

– Ладно, извините. Похоже, мне и впрямь стоит сбросить пар. Спокойных снов.

– Спокойных снов, милорд господин, – ответили мы слитно.

Барин покинул нашу каморку вместе со своим светляком, погрузив комнату во мрак.

– Страшно, ваф! – подала голос Лайна.

– Я думала, у меня сердце остановится… – заметила Широль.

– Что же, теперь мы немного лучше узнали хозяина и больше не повторим своих ошибок. Верно, Широль?

– Да… конечно, Игния. Если он сам не прикажет, я к господину ни ногой.

– Тогда спим, – заключила я.

– А все-таки не надо вам было красить лица, ваф, тогда бы и хозяин не осерчал, – пробормотала Лайна.

Глава 6

– Едем в бордель! – заявил Эйлерт на следующее утро после завтрака.

– Простите, милорд, но в таких заведениях в Латернии в основном работают рабы, – вспомнила я о его вчерашних словах.

– Серьезно?! Прям только рабы?

– Простите, мне подробности неизвестны.

– Милетт?

– Сир Авель редко посещал подобные заведения, – невозмутимо пояснил камердинер. – Если вас интересуют бордели со свободными, то мне они неизвестны. К тому же, всегда можно на время снять ошейник. Я слышал, что существуют такие заведения, где одну из рабынь наряжают в дорогие наряды и представляют поиздержавшейся дворянкой, которой срочно требуются деньги.

– О как! Похоже, придется по старинке клеить девушек.

– Осмелюсь посоветовать вам завести официальную любовницу, – добавил Милетт.

– Предлагаешь мне жениться?

– Нет, милорд. В Латернии в целом нравы более свободные, чем в соседних странах. В Таликане, к примеру, церковь запрещает женам разводится с мужьями. Мужчина же имеет право поменять супругу, когда захочет. В Шемтене можно найти много вдовствующих дам, что не против легких, ни к чему не обязывающих отношений.

– Интересное предложение. Знать бы еще наверняка, отчего скончались их мужья… Для начала я хочу съездить в город, посмотреть, как он поменялся за годы моего отсутствия.

– Как пожелаете, милорд.

Отбытию эрла Эйлерта в Шемтен помешал неожиданный приезд сира Хальтера. Хозяин вежливо поинтересовался, что ему понадобилось на сей раз и зачем Бристоф зачастил в поместье, на что Хальтер заявил о необходимости проведения плановой инспекции нашей усадьбы. Ведь Авель назначил его проверяющим лицом, которое должно следить за исполнением условий завещания. Милорд предоставил в его распоряжение Кибрука и финансовые журналы, решив не навязывать свою компанию. Однако поместье покидать не спешил.

Мысленно я пожелала Хальтеру поскорее скопытиться от проклятья. И для чего он пожаловал с проверкой всего через пару дней после того, как Авель тщательно ознакомил его со всеми документами? Он мог бы вообще приезжать раз в год или хотя бы ежемесячно. Никаких значительных трат, за исключением похорон, поместье не понесло. Хотя Бристоф пристал к Эйлерту с очень долгими расспросами, когда узнал о его задумке с вольной грамотой для рабов, которую мы можем заработать со временем, преемник эрла отнюдь не был недоволен данным новшеством. Ведь провал Эйлерта в рабской политике будет ему выгоден. Хальтер не оставил своих планов по наследованию усадьбы. Ох, надеюсь, милорд сможет что-нибудь придумать!

На вечерней прогулке Эйлерт обходил территории, прилегающие к саду. Ни я, ни охранники ничего не успели сделать или понять, как барин внезапно бросился в сторону канавы, а затем оттуда раздался жуткий потусторонний визг. Из рук Эйлерта вырвалось яркое бушующее пламя и опалило землю перед ним. Несмотря на возможную опасность, я подалась вперед, не сдержав любопытство. Мне было интересно поглядеть на то, что может сотворить могущественная и разрушительная огненная магия в исполнении милорда. Трава и кустарники зажглись, как списки, повсюду плясали язычки пламени, земля была опалена. В центре лежала странная закопченная туша размером с собаку, мерзко воняющая и испускающая черный дым. Потрясающе! Такая мощь в руках человека завораживает.

– Что это? – спросила я, прикрывая рот платком.

– Тварь с болот, вестимо, – заметил Лирой, тыкая труп копьем.

– Видом походила на крысу, – объяснил Эйлерт. – Порчей от нее разит за километр. Похоже, она тут давненько гнездует. Скотина не пропадала?

– Именно так, милорд. Рабы докладывали, что периодически кур недосчитываются.

– В следующий раз сообщайте сразу. Надо обследовать территорию. Покажите дорогу к баракам.

– Вы думаете, что есть еще такие монстры, милорд? – спросила я.

– Все возможно. По правилам, я должен осмотреть всех людей, что проживают рядом. Порча редко возникает без причины.

– Бараки здесь недалеко, хозяин, – вставил Гастен и повел нашу компанию через соевое поле.

Кое-где, несмотря на заходящее солнце, еще виднелись работающие слуги, низко кланяющиеся при приближении главы Туранн.

Эйлерт потратил около часа, чтобы обойти все постройки поселения рабов, осмотреть скотину и людей. Ничего необычного ему найти не удалось. Барин наметил несколько вещей, которые могли бы улучшить жизнь рабов. Мимоходом я попыталась мягко намекнуть ему о том, что стены бараков тонкие, и зимой без теплой одежды люди замерзают. Эрл пообщался с Негошом (которого мы застали с одной рабыней средних лет), немного поругав. Маг признал вину, сказав при этом, что не замечал соседства с темной тварью. Мы находились в бараке для старшей прислуги, отличающемся повышенной комфортностью и персональными комнатами. Узкие помещения с кроватью, комодом и шкафом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

сообщить о нарушении