Павел Матисов.

Возвращение мага



скачать книгу бесплатно

– Если ничего не предпринять, то пару месяцев. Не больше полугода точно.

– Будем надеяться, что задерживаться на этом свете он не станет.

– Мой господин, кто же унаследует усадьбу и титул? – спросила я, не выдержав.

– Вроде он писал про этого лизоблюда Бристофа…

– Только не Бристоф! – воскликнула я громче, чем следует. – Прошу прощения.

– А что с ним не так? – остановился молодой барин.

– Так известно чего, – протянул Негош. – Слуг портит, нравится это ему. Совсем житья не даст, коли хозяином станет. Несколько лет назад одну рабыню и вовсе загубил.

– Хм-м, вот как…

– Лучше бы вы, милорд, наследство приняли, – негромко произнесла я, осмелев.

– Это вам Авель приказал рассказать?

– Нет, ваше благородие!

– Хозяин лишь распорядился принять вас как дорогого гостя и ни в чем не отказывать, – добавил Негош.

– Жизнь в усадьбе не по мне, чтоб вы знали. Я думал о том, чтобы, возможно, пожить немного в свое удовольствие, отдохнуть годик или два. А потом продать всё имущество.

– Поступайте, как сочтете нужным, господин. Лишь бы не Бристофу Хальтеру, – произнесла я.

– Что не мне? О чем разговор? – раздался холодный голос.

Я застыла ледяным столбом, поняв, что преемник эрла слышал часть нашей беседы.

– Игния говорила, будет плохо, если сир Авель решит проводить бои против милорда Хальтера. По слухам, у вас есть весьма сильный боец, мало уступающий чемпиону Тюджармо?

– Да, это правда. К сожалению, финансы позволяют мне содержать лишь одного бойца, зато на качестве я не поскупился. А вы, милорд Туранн, не думали о приобретении личных вассалов? Или все надеетесь на наследство?

– В трудной дороге и заварушках от них мало толку. Привык обходиться без личных слуг. Обойдусь и впредь.

Мы с Негошом почтительно отошли в сторону, чтоб не мешать разговору господ.

– Тогда вам стоит отказаться от усадьбы Тураннов, если эрл вдруг решит отдать ее в ваши руки.

– Интересное предложение.

– Думаю, мы сможем договориться. Вам, сир Эйлерт, больше подойдут странствия… где-нибудь в диких землях, истребление монстров и тому подобное. Сидеть на одном месте слишком скучно, не правда ли?

– Это так. Хотя я не против передохнуть какое-то время. Знаете, проснуться к обеду, съесть плотный завтрак с душистым чифом, никуда не торопиться, насладиться спокойными деньками…

– Вам уже через неделю наскучит, заверяю вас.

– В конце концов, в Латернии тоже есть чем заняться, – продолжил молодой барин. – «Ловцы удачи» ведь выдают задания авантюристам из других гильдий? Далеко даже ходить не надо. Говорят, что в Шемтенских топях давно гуляет порча, пропадают люди и скот.

– Ваше право, милорд. Топи – наболевший вопрос. Слишком мелкий, чтобы граф Гольштрен или виконт Аурелье тратили на него свое время и силы, но достаточно неприятный для тех, чьи земли соседствуют с гиблым болотом. Вас будут величать настоящим героем, если сможете разрешить проблему.

– Да, Бристоф.

Надо будет выкроить день-другой. Если совсем не обленюсь со всей этой вкусной едой, удобствами и обслуживанием. Ха-ха-ха!

Хальтер вежливо улыбнулся и откланялся:

– Что ж, прошу простить, я покину вас ненадолго.

– Милорд, не ведитесь на речи хитрого лиса! – возмущенно высказалась я, когда Бристоф убрался из зоны слышимости.

– Игния! – с укоризной заметил Негош. – Не принижай милорда, чай, сам головой пользоваться умеет!

– Простите, – склонилась я.

Что-то слишком близко к сердцу я принимаю их противостояние и слишком яро защищаю Эйлерта. Конечно, он вряд ли будет худшим хозяином, нежели Хальтер, но и о правилах и достоинстве главной служанки забывать не стоит. Показывать свои чувства перед господином считается неподобающим поведением.

– Я сюда приехал отдыхать, а не участвовать в этих ваших мелких интригах и заговорах. Побывать в доме детства, поностальгировать… сплясать на похоронах деда на худой конец…

– Просим прощения, что побеспокоили вас, милорд.

– Хорошо. Идите тоже выпейте чего-нибудь, а то стоите с кислыми рожами.

Эйлерт ушел в зал к гостям, я же мысленно покачала головой. Чтобы раб пил во время банкета!! Это могут делать лишь доверенные слуги либо самоубийцы. Все-таки молодой барин плохо знает местный этикет. Или это была такая странная шутка? Магов понять сложно.

Банкет шел полным ходом. Шутки становились развязнее, поведение наглее. Служанки получали шлепки по задницам, два дуралея успели поссориться и устроить дуэль в саду на шпагах. Оба отделались неглубокими резаными ранами. Поскольку дуэль была до первой крови, то прислуга сразу остановила драку, хотя оба эрла в пьяном угаре желали продолжать схватку. Негош, а также один из их личных магов, занялись порезами, в то время как оба открыто обвиняли друг друга в трусости и требовали признать собственную победу в поединке.

Время двигалось к ночи. Эрлу Авелю стало заметно хуже. Он все чаще извинялся и присаживался на стул, дабы передохнуть. Действие зелья сходило на нет. Бесконечно поддерживать бодрость в теле лекарственная магия не способна. Затем последует неприятный и даже болезненный откат. Как бы в состоянии Туранна это не стало последней каплей…

В итоге Авель решил произнести речь, поднявшись на возвышение в главном холле. Пока Милетт выгонял со сцены слуг и помогал уносить инструменты, я спешно прошлась по залам, саду и двору, уведомляя разошедшихся господ о важном событии. Наконец перед слегка пошатывающимся от усталости эрлом Авелем собрались все гости, и он начал говорить:

– Дорогие друзья, соратники, партнеры, соседи! Вы знаете меня не первый год, а многие – не первое десятилетие. Я родился в этой усадьбе, здесь же я наверняка и закончу свой путь. Всегда, сколько себя помню, я старался с честью встречать удары судьбы, как и положено Тураннам, с умом править поместьем, чтить заветы церкви, исполнять королевские указы, исправно платить налоги. Я не щадил рабов, но и не спускал с них семь шкур. Но в последнее время здоровье стало подводить меня, друзья. Поэтому я принял волевое решение передать усадьбу Туранн своему наследнику, имя которого…

Я невольно затаила дыхание.

– Эйлерт Туранн, мой дорогой внук.

Да!

– Наши отношения сложились не лучшим образом, как многие из вас знают. Однако он все еще мой родной внук, законный наследник Тураннов. Кому как не ему я могу доверить управление имуществом, землями и свой титул? Я верю, что сир Эйлерт Туранн не подведет наш старинный род, приумножит его богатства и прославит на всю Латернию. Все права, обязательства и долги перейдут к нему, как будущему главе поместья. Передача имущества и титула будет проводиться сегодня. Высокородные его преосвященство епископ Эшериан и его сиятельство виконт Аурелье милостиво согласились уважить старого эрла, произвести перенастройку и заверить передачу прав. За что я им безмерно благодарен. Сир Беласко проследит за законностью и правильным оформлением сего действа. Сожалею, но засим позвольте откланяться. Нам необходимо многое согласовать. Сир Хальтер, вас я также прошу принять участие. Спасибо всем, кто приехал. Наслаждайтесь вечером, ешьте, пейте, развлекайтесь! Гостевые комнаты в вашем распоряжении, господа.

Эрл подошел ко мне.

– Игни, тебе с Милеттом и Кибруком также стоит присутствовать. И Негоша позови. В мой кабинет.

– Да, мой господин.

Заметив состояние Авеля, я ненавязчиво взяла его под руку и отвела до камердинера, который помог ему подняться по лестнице наверх.

Я нашла Негоша, затем отыскала Кибрука, который как всегда обретался в комнате учета. В помещении хранились наши финансы, журналы учета покупок, списки имущества и рабов, расписки и векселя. Здесь всегда пахло жевательным табаком, который Кибрук где-то умудрялся доставать. Изо рта распорядителя также несло кислым смрадом, а зубы его, вернее, их остатки, походили на сгнившие пеньки. Кибрук редко улыбался, чему все были только рады. Внешности наш финансист был не слишком приятной: с тонкими усиками, залысинами, сальными волосами и лицом в шелушащихся пятнах. Однако дела он свои вел отменно, раз уж Авель до сих пор терпел его рядом с собой. Договариваться он умел.

По пути к кабинету эрла до нас донеслись слова разговора на повышенных тонах.

– Дед, ты меня предупредить собирался или как?

– Ты не хочешь наследовать имение? – ворчливо отозвался Авель.

– Этого я не говорил. Но кто его знает, в каком оно состоянии! Может, ты задолжал больше, чем он стоит на рынке?

Мы остановились в коридоре, не став врываться посреди беседы господ.

– Грубиян! Я вел разумную ценовую политику, не устраивал банкеты ежедневно. Как видишь, омолаживающие сеансы также прошли мимо меня. Негош упоминал, что ты неплохо разбираешься в магии жизни…

– Есть такое. Вот только магией омоложения никогда не занимался. Среди близких мне людей не было никого, умирающего от старости, знаешь ли, – язвительно заметил Эйлерт.

– Побольше вежливости, щегол! Я старше тебя почти втрое!

– Да-да, как скажешь.

– У тебя есть знакомые, которые могли бы помочь мне?

– Есть, но бесплатно они не будут работать. Плюс ехать в Латернию точно не станут, так что выгоднее обратиться к местным.

– Я передам тебе все права на усадьбу, если ты оплатишь мое омоложение. Иначе мне придется ее продать, – тяжелым голосом заявил Авель. – Мне хватит и десяти дополнительных лет.

– Продавай, – безразлично ответил молодой барин. – Для тебя денег у меня нет. Поместье мне не особо и нужно.

– Так я и думал, – еле слышно произнес эрл. – Твоя взяла, ты получишь усадьбу Тураннов. Но на определенных условиях.

– Что ты задумал?

– Узнаешь, когда соберутся остальные.

По коридору к кабинету главы дома шествовала большая компания из влиятельных господ: виконт Аурелье в центре, справа епископ Эшериан, с другой стороны эрл Хортензи, позади за ними следовали эрл Тюджармо, Джанторно Беласко, Бристоф Хальтер и эрл Бокеноччи, наш сосед с юга. Замыкали процессию их личные слуги. Господа прошли мимо нас в рабочий кабинет эрла, который был довольно вместителен, но для такого количества людей оказался тесноват. Часть прислуги и охраны осталась в коридоре. Мы с Негошом и Кибруком незаметно встали возле стены. На выражение обиды и злости на лице Бристофа было приятно смотреть.

– Что ж, все в сборе, – взял слово Авель, устало восседая в кресле рядом с письменным столом. – Мы с благородным Беласко уже подготовили все документы о передаче прав и имущества. Повторю еще раз. Я добровольно, в ясной памяти, без какого бы то ни было принуждения передаю титул эрла и все имущество своему законному наследнику. Со следующими условиями. Первое: Эйлерт Туранн не имеет права продавать усадьбу в течение двадцати лет, лимит на продажу рабов – десять штук в год. Второе: новый глава обязан увеличивать общее состояние усадьбы на пятнадцать процентов в год в течение пяти лет. Условие не строгое: все мы знаем, что бывают неурожаи и прочие неурядицы. Итоговую планку в семьдесят пять процентов он обязан преодолеть за семь лет. Если в первые три года будет замечено значительное расхищение имущества или перерасход средств, договор может быть аннулирован. В случае невыполнения условий усадьба и титул переходят моему преемнику – Бристофу Хальтеру. Эйлерту запрещается вкладывать свои накопления в развитие имения, его личный доход не будет учитываться. Однако ему разрешается использовать свои магические умения, дабы повысить урожайность и тому подобное. В бумагах все четко изложено. Прошу, ознакомьтесь.

Нотариус раздал экземпляры договора передачи, исполненного на красивой бумаге. Эйлерт не выглядел сильно недовольным поставленными условиями, а вот Хальтер, судя по просветлевшему лицу, обрадовался. Мне подумалось, что со стороны Авеля это слишком рискованное решение. Хоть в обществе это воспримут крайне негативно, но по закону сир Эйлерт вполне волен выставить эрла Авеля вон, вынудить доживать свои последние дни на улице, без гроша в кармане. Вероятно, старый хозяин успел подстраховаться.

– Господа, вы приглашены сюда, дабы быть свидетелями добровольности передачи прав. Глубокоуважаемый виконт Аурелье заверит передачу титула. Как известно, в Латернии титулы мелкопоместных дворян разрешается передавать без согласования его величества Родерика. Его святейшество епископ Эшериан осуществит перенастройку управляющего рабского жезла. Игния, достань его из сейфа, он открыт. Прошу простить, сегодняшний вечер вымотал меня. Джанторно, продолжишь?

– Конечно, ваше благородие, – откликнулся нотариус. – Ни о чем не беспокойтесь.

Управляющий жезл был сделан из золота и серебра, с россыпью вкраплений мелких драгоценных камней. Семейная реликвия Тураннов. Именно она помогает хозяину управлять рабскими ошейниками. Если слуга без разрешения уйдет от жезла на большое расстояние, то начнет слабеть – ошейник будет постепенно вытягивать из него все силы. Хоть я и ненавидела данный артефакт, но в глубине души всегда восхищалась его красотой и сложностью магии, заключенной внутри него. Настоящее произведение магического искусства. Привнести в него изменения могли лишь церковь или гильдия магов. Последняя в Латернии малочисленна и имеет единственное отделение в столице, Милидженте.

По взмаху руки епископа жезл у меня забрал один из его клириков. Ну да, самолично глава Шемтенского прихода не станет заниматься перенастройкой.

Эрл попросил меня принести наше лучшее бренди, которого оставалась последняя бутылка, презенты для гостей и специальное зелье из холодильного ящика. Когда я вернулась, все документы были уже подписаны и заверены виконтской печатью, управляющий жезл перенастроен на молодого Туранна. Эйлерт принимал поздравления. Теперь уже он наш хозяин. Я поочередно раздала подарки приглашенным. Пока я отвлеклась, Авель успел разлить бутылку по бокалам и произнес короткий тост:

– За нового главу и за величие рода Тураннов!

Ох, этот негодяй вместе со всеми тоже выпил солидную порцию бренди! И ведь прекрасно знает, что ему запрещено пить алкоголь!

– Хорошо! Аж горло дерет! – заметил Авель довольно.

– Господин, вам следует выпить лечебного зелья, иначе вам станет плохо, – сказала я.

– Умолкни, – отмахнулся бывший эрл. – Эйлерт, бумаги, с которыми тебе следует ознакомиться, в сейфе. Кибрук и Игния расскажут остальное. Ну а теперь… Прощайте!

Авель за один миг откупорил пузырек и закинул содержимое в себя. В кабинете воцарилась пораженная тишина. Голова старика упала набок, тело моментально обмякло.

– Что в пузырьке?! – завопил Бокеноччи.

– Я… я не знаю. Хозяин сам покупал его… – замялась я.

– Он мертв, – резюмировал клирик епископа. – Если это сильнодействующий яд, то магией тут вряд ли поможешь. Он выпил целый пузырек.

– Мог бы и дождаться своей очереди, а не бежать на встречу с Локтаром, – проворчал епископ.

– Интересное представление. Старик Туранн умеет удивлять, – произнес виконт равнодушно. – Полагаю, на этом наши роли сыграны?

– Думаю, что так, – ответил Эйлерт и пригладил шевелюру. – Довольно неожиданная развязка. Я пришлю вам приглашение на похороны, господа.

– Не уверен, что смогу присутствовать, эрл. Мне надо вскоре отправляться в столицу, – заметил господин Аурелье.

– Я понимаю, ваше сиятельство, и не настаиваю. Приношу всем извинения за такое неприглядное зрелище. Негош, укрой тело деда и обработай его сохраняющей магией.

– Да, мой господин.

Гости стали постепенно расходиться. Известие о самоубийстве Авеля всколыхнуло угасающий интерес приглашенных, и они еще около часа обсуждали старика, вспоминая былое. Из-за такого события веселье сошло на нет, гости старались держать себя в рамках приличий и не таскать служанок по комнатам. Несмотря на поздний час, оставаться в поместье на ночь никто не возжелал. Вообще, ночевать в доме с покойником считалось дурной приметой. Эйлерт выглядел отстраненным, выпроваживая господ. По его лицу сложно было понять, рад ли он смерти нелюбимого предка или же в глубине души грустит. Какой-никакой, но родственник…

Слуги, да и я в том числе, чувствовали небывалое волнение. Смена хозяина – событие очень редкое в жизни рабов. Иные всю жизнь служат одному повелителю до самой смерти. Усадьба Тураннов застыла в ожидании перемен. Нам оставалось лишь надеяться, что перемены эти будут положительные. Я почти не застала активной старости Авеля, когда он через день менял наложниц, устраивал жестокие бои между слугами, выдумывал изощренные наказания провинившимся и использовал рабов в роли приманки на охоте. Были у эрла старческие заскоки и причуды, но в целом в последние годы он вел себя образцово. Если Эйлерт пойдет по стопам деда в молодости, то слугам придется несладко. Поэтому надо постараться вести себя примерно, но в то же время определить некоторые рамки и правила, насколько это возможно в отношениях рабов и хозяина.

Гости разъехались, я же еще около часа следила за тем, как слуги уносят столы и декорации в кладовые, начищают до блеска полы и посуду. Несмотря на чудовищную усталость от очень длинного дня, я всерьез размышляла о том, следует ли мне навестить хозяина ночью. Но, во-первых, в таком состоянии вряд ли я смогу сделать что-либо, кроме как лежать бревном в постели, чего, по его же словам, Эйлерт не терпит. Во-вторых, милорд вполне может счесть подобное неуважением к памяти покойного деда.

– Игния, разреши мне отправиться к милорду! – неожиданно выпалила подошедшая ко мне Аютла.

– Ты понимаешь, о чем просишь, дурында? – заметила я устало. – Сейчас совсем неподходящий момент.

– Я справлюсь! – с жаром сказала служанка.

– Так… – Я помассировала виски, собираясь с мыслями. – Чего ты добиваешься, Аютла? Всерьез надеешься стать фавориткой хозяина?

– Нет! Я…

Девушка резко осеклась.

– Продолжай. Что ты хочешь сказать? Не бойся, я не кусаюсь.

– Я хочу убить Эйлерта… – тихо произнесла Аютла.

Я вздохнула и прикрыла глаза на пару секунд:

– Чем же милорд успел тебе насолить?

– Он обесчестил мою старшую сестру в юности. Просто использовал ее для удовлетворения своих потребностей и выкинул как ненужную игрушку!!!

– Тише. Я поняла. Это все?

– Все?! Этого более чем достаточно! Я готова рискнуть собой, но отомщу за сестрицу Аятлу!

– Каким же образом ты собиралась провернуть подобное? – спросила я скептически.

– Я… я пересплю с ним, а наутро, когда он будет беззащитен, всажу нож прямо в сердце!

– Ты ведь никогда не спала с господами? Ты девственница?

– Что?! …Какое это имеет отношение…

– Сколько тебе лет?

– Семнадцать…

– Ты сама все это придумывала или тебя кто-то надоумил?

– Я… давно мечтала о мести, но Эйлерт был далеко. Несколько дней назад ко мне обратился незнакомый мужчина в капюшоне. Он рассказал, что скоро Эйлерт явится сюда, и я поняла, что это будет моим шансом. Тогда я упорно старалась, чтобы получить место горничной в доме, и у меня вышло!

– Мужчина в капюшоне?

– Да. Мужчина в летах с густыми нахмуренными бровями, точнее не рассмотрела.

Вот оно как…

– Хорошо. Предположим, я согласилась допустить тебя в спальню к милорду, и он действительно принял тебя, решил развлечься, когда в соседнем помещении стынет труп его деда… Каким-то непостижимым образом тебе удалось не оплошать в постели, он тебя не выгнал сразу же и чудом разрешил спать с ним в одной постели до утра. Это привилегия супруги или любовницы, чтоб ты знала, даже не наложницы. Затем тебе надо сделать сразу несколько вещей. Во-первых, суметь нанести смертельный удар. Ты когда-нибудь лишала жизни человека? Хотя бы животное? Во-вторых, преодолеть болевую сдерживающую магию ошейника, которая наверняка убьет тебя, исполни ты задуманное. В-третьих, ты в курсе, что Эйлерт – маг? Ты думаешь, так просто одурачить чародея или застать врасплох?

По мере сказанного мной Аютла мрачнела, а под конец на ее глазах показались слезы.

– Игния, ты… ты ведь сама ненавидишь хозяев… Ты должна помочь! Мне безразлична моя жизнь. Я отомщу за всех, кого он унизил, чьи жизни разрушил!

– Ну и напоследок. Тебе никто не рассказывал, что в случае гибели хозяина запускается процесс ликвидации рабов? Мы начнем слабеть до тех пор, пока не умрем. Это сделано специально на случай восстаний рабов и заговоров по убийству хозяина. Конечно, затем прибудет церковь, чтобы перенастроить управляющий жезл. Но если вскроется тот факт, что рабы виноваты в смерти хозяина, нас могут показательно оставить умирать. Ты хочешь, чтобы все мы погибли в страшных мучениях?

– Нет… я не хочу… уа-а-а… я только хочу справедливости…

Аютла занялась горькими слезами. Если честно, то она напоминала меня в таком же возрасте. О, я тоже когда-то горела огнем возмездия из-за каждой загубленной рабской жизни! Со стороны сейчас я наверняка смотрюсь холодной стервой, прихлебательницей хозяина, но на самом деле я прикладываю все мыслимые и немыслимые усилия, стараясь обеспечить рабам лучшую долю, иногда даже принимая на себя наказания за них. Вот только я почти небожительница, приближенная к милорду, и недостойна их благодарности.

– Всё в порядке, девочка, – заботливо произнесла я, приобнимая служанку. – Давай не будем торопиться, хорошо? Я подумаю, что тут можно сделать, и потом мы с тобой как следует всё обговорим, идет? – Аютла неуверенно кивнула. – Обещай, что ты не будешь делать глупостей в ближайшие дни.

– Обещаю.

– Вот и славно. Иди поешь из остатков от банкета на кухне, разрешаю тебе выпить эля – еще треть бочонка осталась. Затем отдыхай, остальные справятся с уборкой.

– Спасибо, Игния.

– Всегда пожалуйста, девочка.

Некоторое время я следила за уборкой помещений. Глаза сами собой уже начали закрываться. Слава богам, Широль вызвалась закончить с делами вместо меня, заметив мое состояние. Зайдя в каморку, я ватными пальцами расшнуровала и сняла корсет и платье, иначе бы оно помялось и утром его пришлось бы заново выглаживать, и упала на кушетку, мгновенно забывшись тревожным сном.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

сообщить о нарушении