Павел Кравченко.

Записки следователя



скачать книгу бесплатно

Во время специальных операций, при внезапных нападениях на врага группы партизан иногда переодевались в немецкую воинскую форму, чтобы вплотную приблизиться к объекту, уничтожить его вместе с охраной и быстро скрыться. Но иногда случались курьезы. Один из них произошел в нашем поселке. В конце лета перед вечером к нам домой верхом на лошадях и одной повозке прибыли дядя Александр с группой партизан, сильно уставших после длительной дороги. Мать быстро приготовила ужин. Подкрепившись, партизаны попросили родителей покараулить ночью, а сами на полу в доме, не раздеваясь, легли спать, предупредив, чтобы разбудили их до рассвета, в два часа. Отец и мать по очереди караулили всю ночь. В два часа ночи они с трудом разбудили партизан, но они сказали, что поспят еще часок. Через час их снова разбудили, но последовал упрек: «Какие вы старики надоедливые, не даете выспаться». Они длительное время не спали и выбились из сил. Родители оставили их в покое. На рассвете они разбудили меня и отправили покараулить на улице с наказом внимательно смотреть в обе стороны поселка и сразу сообщить о посторонних. Сами же начали заниматься хозяйством. К поручению я отнесся со всей ответственностью и был очень доволен, что мне доверили быть часовым по охране партизан. Но когда рассвело, на северной окраине поселка, примерно в пятистах метрах от нашего дома, появились две подводы с группой лиц в немецкой форме. Я забежал во двор и сообщил родителям о немцах. Они сразу же разбудили партизан. Все моментально вскочили, схватили автоматы и винтовки, выбежали из дома и за сараем приготовились к встрече с противником. Их лошади и подвода находились в нашем дворе возле скирды сена. Я с родителями остался в доме, мы с тревогой ждали печального конца. С автоматом в руках дядя Александр через щели дощатого забора наблюдал со двора за двумя приближающимся подводами. Когда они поравнялись с нашим двором, он услышал русскую речь и узнал на подводах партизан разведгруппы из их отряда, переодетых в немецкую форму. С радостным возгласом он вышел к ним и сообщил о случившемся. Благодаря выдержке партизан всё закончилось благополучно. Партизан родители накормили, после чего обе группы уехали из поселка.

Поселок Шевченко небольшой, находился в стороне от основных дорог, поэтому к нам нечасто заезжали немцы и полицаи. Это было выгодно партизанам, и они частенько посещали наш поселок пополнить продовольственные запасы и обогреться зимой в домах крестьян. К нам они наведывались всегда. Родство способствовало этому. Чтобы наш поселок и его жителей сохранить от уничтожения, партизаны никогда не нападали на немцев и полицаев, когда бывали у нас. Крестьяне продолжали заниматься сельским хозяйством, помогая друг другу в обработке земли, сборе урожая и других работах. Советский коллективизм помогал им выжить в период немецкой оккупации. Выращенным хлебом, картофелем и другой продукцией они обеспечивали себя, делились с партизанами. Но многое у них забирали немцы и полицаи. Поэтому они старались спрятать, закапывая в землю, всё возможное, а животных укрывали в лесу.

Детей тоже приобщали к этому делу. Каждый раз при виде появившихся на дороге фашистов мы быстро вскакивали на лошадей и рысью или галопом скрывались в лесу или на лугу среди кустарников. Лошади у крестьян – постоянная рабочая сила. Коров и овец весь день мы сами или с взрослыми пасли в лесу, в поле и на лугу. Поэтому основной добычей для немцев и полицаев оказывались оставшиеся дома свиньи, куры, хлеб, картофель.

Зимой для детей работы по хозяйству почти не было. Мы занимались интересными для нас играми в прятки и разведчиков, катались на самодельных лыжах и санях с горок и больших сугробов, а на коньках – по льду замерзшей реки. Однажды с большим желанием пробежать по тонкому и прогибающемуся под нашей тяжестью льду реки мы гурьбой заскочили на него. Наш вес оказался больше допустимого. Лед начал сильно прогибаться и возле меня проломился. Ребята успели выскочить на берег, а я оказался по шею в воде. Лед был гибкий и очень скользкий; мне никак не удавалось выбраться из реки. Силы покидали меня, руки костенели от мороза, а течение тянуло под лед. Ребята быстро сломали большую ветку ольхи и с ее помощью вытянули меня на берег. Мокрая одежда от мороза превратилась в несгибаемый панцирь. С трудом, весь замерзший, пришел домой. Родители от моего вида были не в восторге, но обошлось только строгим словесным нравоучением, без наказания ремнем. С меня сняли мокрую одежду и голым отправили на теплую печь, где я отогрелся. В дальнейшем мы осторожно бегали по тонкому льду. Этот печальный опыт в моей памяти отложился навсегда.

Не менее поучительным стал и весенний случай 1943 года. От быстрого таяния снега реки Сновь и Стовпня вышли из берегов и затопили весь луг. Лед, поднятый водой, взломался. Льдины разной величины течением и ветром перемещались по рекам и лугу. Ребятам было интересно плавать на льдинах с шестами в руках возле берега, перепрыгивая с одной на другую. На одной из таких льдин я задержался и не заметил, как она уплыла от берега на глубину реки, где мой шест не доставал дна. Ветром меня унесло на луг, льдина зацепилась за кустарник. Я схватился на него руками и удерживал льдину, чтобы ее не унесло дальше. О случившемся ребята сообщили односельчанам. Мужчины быстро принесли к реке лодку с веслами. На ней приплыли и сняли меня с льдины, доставив на берег. Там меня в числе других жителей поселка ждал отец с ремнем в руке. Как только я выскочил из лодки, он успел раз стегануть меня ремнем. Я сразу убежал. Отец хромал, поэтому бежать за мной не мог. Забежав в кусты, я увидел толстую крупную зайчиху, которая по виду вскоре должна была принести зайчат и не смогла убежать от меня. С нею я пошел домой, надеясь, что зайчиха смягчит гнев моих родителей. Но надежда моя не оправдалась. Мне сполна досталось и за плавание на льдине, и за беременную зайчиху. По их приказу я быстро отнес ее в лес и с миром отпустил на все четыре стороны.

Наступило лето 1943 года. Фашистские войска под натиском Красной Армии терпели одно поражение за другим и отступили в западном направлении. Канонады сражений стали слышны и в нашем поселке. Людьми воспринималось это с радостью и с тревогой. С радостью потому, что враги будут изгнаны с нашей земли; с тревогой – потому что при отступлении каратели еще больше зверели, забирали с собой всё возможное, а остальное уничтожали, сжигая дома, расстреливая людей.

Зашедшие к нам партизаны предупредили: в ближайшие сутки отступающие немцы могут пройти и через наш поселок; нашей партизанской семье лучше на это время укрыться в лесу. Перед вечером мы взяли с собой кувшин молока, хлеб, воду, простыню, мешок соломы и пошли в лес. Корова осталась в сарае, а трехмесячного поросенка отец посадил в вырытую за сараем яму и прикрыл доской. Отойдя от двора метров на сто, мы увидели, что нас догоняет выбравшийся из ямы поросенок. Чтобы не возвращаться, пришлось и его взять с собой. Он неотступно шел за нами. Уже в сумерках зашли вглубь густого сосняка, расстелили солому, прикрыли ее широкой льняной простыней и улеглись на отдых. Поросенок сразу же залез между нами и молча улегся. Он, вероятно, чувствовал опасность и за всё время не подал ни единого звука. Вскоре послышалась интенсивная стрельба. Отец решил осторожно выйти на окраину леса и посмотреть, что происходит. Я тоже пошел с ним; мать и поросенок остались. Добравшись в темноте до окраины леса, через поля мы увидели множество огней. Это горели дома в Кирилловке. Оттуда же доносилась стрельба. Мы поняли: это дело рук уходящих фашистов. В нашем поселке, погруженном во тьму, не слышно ни единого звука. Около часа наблюдали происходящее. Никаких признаков движения карателей в нашу сторону не было, и мы возвратились к матери. Отец рассказал ей все.

К полуночи стрельба прекратилась, воцарилась тишина, к которой мы внимательно прислушивались лежа. Отец и мать лежали по краям, а я и поросенок – в середине, согревая друг друга. Под воздействием здорового чистого воздуха, наполненного сосновым ароматом, я быстро погрузился в крепкий сон. Понятно, что отец и мать ночью не спали, прислушивались к каждому шороху. С рассветом родители меня разбудили. Осторожно вышли на окраину леса. Вокруг всё спокойно. Подойдя к поселку, посторонних не обнаружили и возвратились домой без потерь. В середине того же дня мы с большой радостью увидели на улице нашего поселка двух красноармейцев верхом на лошадях. Многие односельчане встречали их, как самых близких и родных людей, отвечали на все их вопросы, угощали всем, что имели. Это были армейские разведчики. Они уехали дальше, а через несколько минут следом за ними возле южной окраины поселка с востока на запад последовали танки. В тот день наш поселок и весь район окончательно освободили от фашистов и их полицейских приспешников. Многие крестьяне вздохнули с облегчением. Но для большинства война принесла еще много горя и невосполнимых утрат. Из нашей родни ушли на фронт и погибли дядя Александр Грецкий, его сын Александр, дядя Парфен. Степан Кравченко попал в плен, испытал мучения фашистского концлагеря, но чудом остался живым, бежав оттуда. Партизанские разведчицы Вера и Александра Притыченко после освобождения Брянской области от немцев остались дома и работали на мирном поприще. Александра Антоновна с осени 1943 года стала учительницей первых – четвертых классов в селе Березовка. Это моя первая учительница. По просьбе родителей она взяла меня к себе домой жить и там же учила меня в первом и во втором классах – с осени 1943 года до лета 1945-го. Первые годы учебы оказались особенно трудными и для учащихся, и для учителей. На класс из двадцати пяти – тридцати учащихся приходилось по два-три учебника, поэтому уроки готовили по очереди. Каждому доставалось по одной-две тетради на год. Они использовались для чистописания. Для других предметов тетради изготовляли из старых газет. Фиолетового цвета чернила разводили из порошков. Писали деревянными ручками с металлическими перьями – каллиграфическим почерком.

Трудно было всем. Шла война, в основном всё делалось для фронта. После освобождения у нас, как и везде, были восстановлены органы советской власти и колхозы. Все, что уцелело после оккупации, крестьяне возвратили в колхоз. Тяжесть труда легла на плечи стариков, женщин и детей. В колхозе каждый раз с нетерпением ждали школьных летних каникул. С первого же дня все учащиеся включались в посильные сельскохозяйственные работы и трудились всё лето в колхозе и дома.

Обработку земли и другие работы производили в основном на волах, поскольку лошадей забрали немцы и полицаи. При вспашке приусадебных участков односельчане по нескольку человек становились вместо лошади или быка в упряжку и тянули плуг, которым управлял один человек. Тягловая сила в основном – женщины. Поэтому из реальной жизни того времени вышло изречение:

 
Я и баба, и мужик,
Я и лошадь, я и бык.
 

Все сельскохозяйственные работы в первые два-три года после окончания войны выполнялись вручную. Сразу невозможно восстановить и механизировать разрушенное и разграбленное фашистами народное хозяйство. Оплата труда была мизерной. Источники существования – выращенный на приусадебных участках урожай и домашнее животноводство, с которых взимались налоги в виде обязательной сдачи государству в установленном количестве молока, яиц, шерсти, шкур животных. Можно только поражаться терпению, мужеству и стойкости колхозников, глубокому пониманию сложившихся обстоятельств того непростого времени, фанатичной вере руководству Великой страны, товарищу И. В. Сталину, вере в лучшую будущую жизнь, в коммунистические идеалы. Никто не жаловался и не роптал, не ныл, не говорил: «Не хочу», «Не могу»… Каждый понимал: так надо – и неутомимо выполнял свою работу на благо социалистического общества и государства. Одухотворенный упорный труд и великая вера присущи славянскому народу с глубины веков, особенно в тяжелые времена. Поэтому такой народ никому и никогда не удавалось победить, покорить и не удастся это сделать в дальнейшем. Возможны временные поражения, но окончательных – никогда. Мы должны во что бы то ни стало сохранить веру, духовность, коллективизм и всегда быть вместе, как бы ни пытались нас разобщить буржуазные западные и американские агрессивные стратеги, их приспешники – оголтелые националисты и олигархическая властная верхушка.

Благодаря мужеству и героизму советских людей всех национальностей на полях сражений и на трудовом фронте, фашистская Германия была окончательно разгромлена. 9 мая 1945 года народы Советского Союза и стран Европы получили свободу, независимость и право на мирную жизнь.

3 сентября 1945 года капитулировала Япония – союзница Германии. Вторая мировая война закончилась, унеся жизни миллионов людей Земли и причинив небывалые разрушения. Все войны развязываются ради своих корыстных целей оголтелыми политиками, находящимися у власти, а расплачиваются за них своими жизнями простые люди. Такова жестокая реальность человеческого общества.

Может ли человечество на Земле жить без войн? Пока не удавалось. Но при разумных и справедливых взаимоотношениях между людьми нашей планеты это возможно. Такой вопрос – основной для Организации Объединенных Наций, он постоянно в ее поле зрения. В составе ООН все государства земного шара. Этим и следует воспользоваться представителям всех государств, чтобы выработать модель создания единого союзного государственного образования. Много положительного в этом деле можно взять из опыта бывшего многонационального СССР, занимавшего одну шестую часть суши на территории Европы и Азии и объединявшего пятнадцать социалистических республик (теперь – государств). Каждая республика имела свою законодательную и судебную власть, свои органы охраны общественного порядка и средства массовой информации, национальный язык, культуру, литературу и искусство. Во всех республиканских законодательных актах учитывались национальные особенности, обычаи, традиции (возможно, не в полной мере, но это поправимо). На общегосударственном уровне принимались только основы законодательства. Между республиками было свободное перемещение граждан, рабочей силы, товаров и услуг, взаимопомощь и взаимовыручка при стихийных бедствиях и во все трудные времена. Конфликтов на национальной почве не было. Дружба и взаимоуважение между народами присутствовали всегда.

В общеземном государстве должны учитываться в основном все национальные особенности, должно быть организовано всестороннее гармоническое развитие каждого человека, необходимо каждому обеспечить здоровый образ жизни в духовном и материальном понимании. Всё необходимое для этого есть. Нужна только добрая воля людей, прежде всего сильных мира сего. Огромный потенциал военно-промышленного комплекса всех ныне существующих государств будет использован не на вред, а на благо человечества. Армия не нужна, а ее самый здоровый человеческий ресурс будет использоваться в народном хозяйстве, которое должно быть организовано так, чтобы мог работать каждый трудоспособный человек. Появится возможность работать по три – четыре часа в сутки, а остальное время можно использовать для занятий физической культурой, спортом, оздоровительными процедурами, для повышения общеобразовательного уровня, занятия любимым делом, для отдыха.

Вооруженные формирования (милиция, полиция), хорошо оснащенные передовой техникой, потребуются только для борьбы с преступностью и для охраны общественного порядка. Получит хорошее техническое оснащение служба по чрезвычайным происшествиям, медицинская служба.

Намного сократится загрязнение окружающей среды и уничтожение ее обитателей, разрушение памятников истории и культуры всех народов.

Первостепенным для человечества должно стать глубокое изучение самого себя, чтобы узнать, почему рождаются добрые, миролюбивые люди, неспособные никому причинить зло, и их антиподы – злые, коварные, жестокие, агрессивные, алчные, честолюбивые, хладнокровно убивающие других, которые и развязывают войны. Какие внутренние, земные, вселенские, временны?е факторы этому способствуют? Как влияет на это совместимость мужчины и женщины, время зачатия и время рождения по астрономическому календарю, биологические и другие факторы? Тщательно изучив и проанализировав их, можно определить условия, при которых будут рождаться только гармоничные люди, и этих условий будут придерживаться все. Только тогда наступит библейский рай на земле (коммунизм). Когда это произойдет, никто не знает. Но вера в добропорядочное устройство человеческого общества должна присутствовать всегда. Без веры ничего не достичь в жизни.

Приемлемые для той или иной местности формы организации общества и народного хозяйства должны выбираться населением этой местности (территории) на демократической основе и свободно изменяться ради блага людей в зависимости от обстоятельств. Не должно быть заранее установленных догм и шаблонов. На одних территориях могут преобладать коллективистские формы ведения народного хозяйства; на других – частнособственнические; на третьих – смешанные. Люди сами должны определить, что им более подходит. Сама жизнь без насилия подскажет, когда и что им надо менять в лучшую сторону. При свободном перемещении людей по всей Земле человек или группа людей сами найдут подходящий регион для проживания и работы. Помощь в таком выборе окажут правдивые средства массовой информации (пресса, радио, телевидение, Интернет, телефоны) и туристические путешествия. Человек не будет замыкаться в своей национальной скорлупе. Культуры разных народов будут всё больше обогащать друг друга; чаще заключаться смешанные браки. В конечном счете понятие «национальность» не будет играть особой роли во взаимоотношениях между людьми. И в наше время можно избежать многих конфликтов, если оценивать людей не по национальному признаку, а по их человеческим достоинствам. Каждый народ имеет личности, делающие добро, и личности, порождающие зло на Земле.

Глава 3
Школьные годы. Неурожаи в 1946–1947 годах. Физическая культура и спорт в моей жизни. Решение поступать в горный техникум. Поездка «зайцем» из Лисичанска в Чистяково

После победы над фашизмом советским людям предстояло проявить мужество и героизм на мирном фронте, при восстановлении разрушенного войной народного хозяйства. Предстояло преодолеть еще одно выпавшее им испытание – голод в 1946–1947 годах из-за неурожаев: первый год из-за засухи, второй – из-за проливных дождей. Были случаи, когда люди пухли и умирали от голода. Весной 1947 года у нас закончились все продукты. Есть было нечего. Отец начал пухнуть. Спасло нас то, что у дяди Романа в Шумиловке оказались небольшие запасы муки. Он дал нам десять – пятнадцать килограммов, когда к нему обратилась мать. Из нее мать понемногу выпекала хлеб, и мы смогли дожить до момента, когда налились зерна ржи нового урожая. Люди с облегчением вздохнули. Все стали срывать колосья ржи, вязать их в пучки, обжигать на костре, тереть (выбивать) руками молодое зерно и питаться им с превеликим удовольствием. Казалось, это самая вкусная пища на свете. Зерно готовили взрослые и дети. Это тогда спасло нас от смерти. Но в Кирилловке произошел трагический случай. Двое мужчин на голодные желудки съели молодого зерна больше нормы. Оно разбухло и порвало им желудки. Спасти их не удалось. С таким нетерпением они ждали нового урожая, от которого и погибли. Какой печальный урок…


С третьего класса я продолжил учебу в кирилловской семилетней школе, в пяти километрах от нашего поселка. Все учащиеся первых – седьмых классов в школу ходили в сапогах или валенках, изготовленных местными мастерами. Осенью и весной, когда по утрам были заморозки, родители заставляли нас обувать сапоги. Но все ученики, выйдя за поселок, снимали обувь, прятали ее в скирде соломы и по замерзшей земле бежали в школу босыми. Зато обратно по прогретой солнышком земле идти легко и приятно. Домой возвращались с сапогами в руках. С собой в школу брали по небольшой краюхе домашнего ржаного хлеба, которым подкреплялись с большим аппетитом. Осенью по пути из школы заходили на колхозное поле турнепса (сочного корма для скота), вырывали клубни пожелтее (они слаще) и с удовольствием съедали их, предварительно очистив от кожуры. Иногда лакомились и морковкой.

Зимой в школу часто ходили на самодельных лыжах по белоснежному полю. Это и быстро, и приятно. Все условия и обстановка того времени способствовали более тесному единению человека с природой. Мы постоянно находились в чистой окружающей среде. Чистый воздух, чистая вода, не засоренная химией земля и выращенная на ней экологически чистая пищевая продукция – эликсир здоровья для человека, животных, птиц, рыб, пресмыкающихся, насекомых и растений.

Предпосылки духовного здоровья – добрые народные традиции, коллективизм и хорошее советское воспитание в направлении добропорядочности и справедливости. С благодарностью всё время вспоминаю учительницу начальных классов Веру Силовну Смеловскую и директора кирилловской семилетней школы Ивана Ивановича Мазепу, одновременно преподававшего алгебру, геометрию и физику. Наши учителя с большой любовью относились к своему делу, давали хорошие знания учащимся, были замечательными воспитателями, простыми и доступными людьми. Их всегда уважали учащиеся и родители. Конечно же, были и не совсем добросовестные учителя, но о них и вспоминать не хочется. Кроме, пожалуй, одного – учителя немецкого языка и физкультуры. Немецкий язык он преподавал профессионально, а вот на уроке физкультуры мы заметили одну особенность. По команде «смирно» он всегда стоял с вытянутыми по швам руками и вытягивал пальцы рук, то есть по немецкому армейскому образцу. В Советской Армии по этой команде пальцы рук полусогнуты. Тогда мы не придавали этому особого значения, связывали с тем, что он был учителем немецкого языка. Но спустя два года выяснилось, что он немецкий шпион, а все его документы фальшивые. Его арестовали.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное