Павел Кравченко.

Мир православный (национальная идея многовекового развития России)



скачать книгу бесплатно

Вторая особенность христианства (в настоящее время правильнее говорить – Православия) касается существа духовной жизни человека. Христианство всецело устремлено на исцеление души, а не на заработок блаженства и рая. Преподобный Симеон Новый Богослов указывает: «Тщательное исполнение заповедей Христовых научает человека (т. е. открывает человеку) его немощи». Обратим внимание, что подчеркивается преподобным Симеоном: исполнение заповедей делает человека не чудотворцем, пророком, учителем, не достойным всяких наград, даров, сверхъестественных сил – что является главнейшим следствием «исполнения» заповедей во всех религиях и даже целью. Нет. Христианский путь ведет человека совсем к иному – к тому, чтобы человек увидел глубочайшую поврежденность человеческого существа, ради исцеления которой воплотился Бог Слово и без познания которой человек в принципе неспособен ни к правильной духовной жизни, ни к принятию Христа Спасителя.

Насколько несходно христианство с другими религиями! До чего близоруки те, которые говорят об общем религиозном сознании, о том, что все религии ведут к одной и той же цели, что все они имеют единую сущность. Как наивно звучит все это! Только человек, совершенно не понимающий христианства, может говорить об этом.

В христианстве «дела» открывают человеку его истинное состояние – состояние глубочайшего повреждения и падения: с какой стороны ни прикоснись ко мне – я весь болен. Только в сознании этой немощи у человека возникает правильная духовная сила. Тогда становится человек силен, когда Бог входит в него. Апостол Петр каким сильным себя чувствовал? И что? Апостол Павел что о себе пишет? «Трикраты молил Бога». Результат: «Сила моя в немощи совершается». Оказывается, только через познание себя, какой я есть на самом деле, в человека входит Господь, и тогда действительно человек приобретает силу: «Если и небо упадет на меня, не содрогнется душа моя», – говорил авва Агафон. А что же обетовано человеку? Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Бог обещает ввести нас не в рай, а в самое небо, и не Царство райское возвещает, а Царство Небесное». Преподобный Макарий Египетский пишет: «Венцы и диадемы, которые получат христиане, не суть создания». Не что-то тварное получает обновленный человек, он получает Самого Бога! Обожение – так именуется наш идеал. Оно есть теснейшее единение человека с Богом, есть полнота раскрытия человеческой личности, есть то состояние человека, когда он становится поистине сыном Божиим, Богом по благодати. Какая колоссальная разница между христианством и другими религиями!

Может быть, самым важным, о чем говорит христианство и что отличает его от других религий и без чего христианству невозможно быть, является его величайший догмат, выраженный в главнейшем христианском празднике, Пасхе, – догмат Воскресения. Христианство говорит не просто о том, что христианская душа соединяется с Богом, что душа будет испытывать те или иные состояния. Нет, оно утверждает, что человек – это душа и тело, это единое духовно-телесное существо, и обожение присуще не только душе, но душе и телу.

В обновленном человеке все изменяется, не только душа, ум, чувства, но и само тело.

Христианство говорит о воскресении как факте, который последует вследствие Воскресения Христова. Каждый Христов не может не воскреснуть! Вспомните, насколько вызывающе прозвучала проповедь апостола Павла в ареопаге о Воскресении. Мудрецы восприняли ее как сказку, фантазию. Но христианство утверждает это в качестве одного из центральных своих догматов. Весть о Воскресении пронизывает все христианское сознание на протяжении всех 2000 лет. Величайшие святые, достигшие озарения Божия и просвещения ума, утверждали со всей силой и категоричностью эту истину. Она уникальна в истории религиозного сознания человечества.

Христианство есть религия, которая не вне нас и которую мы можем созерцать как некий умозрительный объект, рассматривая сходство и различия между ним и другими объектами. Христианство по природе присуще человеку. Но христианином человек становится только тогда, когда увидит, что не может избавиться от мучающих его страстей, грехов. Помните, у Данте в «Аде»: «Так завистью пылала кровь моя, что, если было хорошо другому, ты видел бы, как зеленею я». Вот оно, мученье. Любая страсть приносит человеку страдания. И лишь когда он приступает к христианской жизни, тогда начинает видеть, что такое грех, что такое страсть, какой это ужас, начинает видеть необходимость Бога Спасителя.

В человеческом сознании постоянно идет борьба между ветхим и новым человеком. Какого Бога выберет человек: Бога Христа или бога антихриста? Один Бог спасет и исцелит меня, даст возможность стать истинным сыном Божиим в единении с Сыном Словом воплощенным. Другой лживо обещает мне все блага земные на миг времени. Что изберешь, человек?

Но в любом случае помни, что не розовые очки и не «мудрость» страуса, зарывающего голову в песок при неизбежной опасности, спасет тебя от мира страстей (т. е. страданий), живущих в душе, но лишь мужественный и честный взгляд на самого себя, на свои так называемые силы и осознание своей глубокой духовной нищеты откроет тебе истинное спасение и истинного Спасителя – Христа, в котором заключено всё твое благо вечной жизни.

Чтобы ответить на этот вопрос, мне кажется, немножко просто нужно посмотреть на самого себя. На других посмотреть с такой точки зрения, а что ищет человек, к чему он стремится, что он хочет? Я говорю не о наших хотениях сиюминутных, которых у нас бесчисленное множество. Совсем речь идет не об этом. А если мы подумаем все-таки о самом главном, что вот эти наши ежеминутные хотения и желания, из чего они исходят? И к чему они направляются? Куда устремлена вся наша душа сама по себе? Мне кажется, есть слово, с помощью которого можно выразить это. Вот с самого начала и до самого конца его, т. е., человечества и человека. Он всегда ищет и стремится к тому, что именуется, если взять философский термин, то можно сказать, он стремится к благу. Если взять термин, так сказать, ну мирской что ли, он всегда стремится к счастью. Вот это благо, счастье, блаженство в религиозном лексиконе часто именуется Царством Божиим. А запомните, кстати, – Царствие Божие не рай. А Царствие Божие, где оно есть? По Евангелию – внутрь вас есть. В философии различным образом выражалась эта идея – благо. Я сейчас не хочу об этом говорить, только просто упомяну. Философы всегда говорят о поисках истины, но что такое истина? Я надеюсь, вы знаете, это Пилат не знал, ну где же ему знать. Истина это знаете, что такое есть, то, что на самом деле есть, это и истина, что есть, а чего нет, то какая же это истина, если нет. Это надувательство, а не истина. Истина это то, что «есть».

А вот что такое «есть»? Вы обратите внимание, что когда мы подходим к какой-то машине сложной там, то нам хочется знать, как же она работает. И что тут нужно делать и как поступить правильно, чтобы она работала в нужном направлении, а не против меня. А то еще что-нибудь нажму не то и она на меня поедет, да еще задавит. Вот истина, что это есть, это знание правильного, ну направления жизни, если мы касаемся жизни, правильного функционирования, когда мы касаемся действия какой-то машины. Правильного, т. е. верного знания законов, как они есть, чтобы не ошибиться. Ибо, поступая по закону, т. е. следуя законам нашего бытия, я, видимо, буду не только чувствовать себя хорошо, но я могу получить в результате этой правильной жизни многое полезное для себя. Если же я вдруг неожиданно, не зная, начну поступать вопреки законам, совершенно ясно, какие последствия могут иметь место. Посмотрите вот, например, все кризисы, которые существуют, например самый такой яркий и доступный для понимания экологический кризис, чем обусловлен? Человеком. Неверным путем развития, того, что мы именуем прогрессом. Мы неверно относимся к природе, неверно ее используем, неверно развиваем свою цивилизацию, мы неверно что-то делаем, мы отравляем атмосферу, воду, ресурсы выкачиваем, себе вредим, нарушаем озоновый слой, и т. д. Оказывается, когда мы поступаем неверно, мы можем ожидать, и это обязательно будет, самых отрицательных последствий. О, как велико знание истины!

Знание того, что есть на самом деле и как оно есть, когда мы это знаем. Представьте себе, если мы действительно все будем хорошо знать: каково бытие? Что соответствует нашей природе? Какова наша природа? То, по-видимому, на этом пути мы только можем достичь блага, ибо удовлетворение, правильное удовлетворение человеческих потребностей приносит ему благо. Я так долго говорю об этих вещах по очень простой причине: мне хочется показать, что философское искание истины, человеческое стремление к правде и справедливости, стремление каждого живого существа к наслаждению и в конечном счете всё то, что именуется этими понятиями, оно одно и то же. Всё оно заключается в идее или понятии блага, блаженства, счастья. Вот тот центр, та основная точка, на что направлены все силы души человека. И так каждое человеческое мировоззрение, возьмите историю философии, каждая религия, именно это имеет своим центром, средоточием, стержнем, я думаю, что против этого возражать вообще-то никто не будет. Это просто свойство человеческой природы таково, но зато исходя из этого, а это очень важно, исходя из этого, мы можем с вами рассуждать, как решает этот вопрос, т. е. как понимает это христианство, это счастье, это благо, к которому стремится человек своею душою.

Что особенного здесь говорит христианство, чем оно отличается от других воззрений? Есть вещи в христианстве, которые мы нигде не найдем, причем вещи не какие-нибудь, знаете, элементы, винтики – нет-нет, принципиальные вещи, настолько серьезные, что переоценить их невозможно. Первое, с чем это связанно, совсем даже не с идеей Бога, нет-нет – идея Бога присутствует во многих религиях, даже не с идеей вечной жизни – присутствует в разных формах и эта мысль. Есть и другие вещи, и первое, о чём мне хотелось бы сказать, это понимание человека.

Вот только что мне в Дубне, какая-то там, видимо, последовательница сикхов подарила вот такой вот сборник с большим портретом одного из святых сикхов современности. Сейчас он в Москве и очень хотел бы встретиться здесь и у нас, я говорю, ну что же, можно было бы, но посмотрим. Некий Баба-Сикх и еще третье слово, ну в общем Бабаджи, так проще говоря. Я посмотрел, так кое-что, кое-какие статьи, его воззвание к народам России, его воззвание ко всему миру (это довольно интересно. Представляете, человек по всему миру обращается), и что он там пишет? Собственно ничего удивительного для меня нет. Но обращаю ваше внимание, что является основополагающей, что ли, доктриной, из которой проистекают все последующие выводы. Это утверждение, что по своей природе человек – вот тот человек, реальный человек – он здоров, но целый ряд факторов различного порядка мешают осуществлению этой здравости. Более того, нарушают эту здравость и делают его несчастным в этом мире. Я почему об этом говорю? Христианство предполагает беспрецедентное понимание человека в истории всерелигиозного сознания, если это Баба-Сикх говорит о том, что религия одна, а все прочие религии, т. е., вся совокупность религий, это есть не что иное, как только дисциплины, отдельные дисциплины в какой-то школе. Что руководители, организаторы, родоначальники религий – все они едины, а это вывод, то я скажу вам: он глубоко ошибается, вот они не знают. Знаете, интересно было его читать почему, это же есть то, что мы называем естественным Богопониманием. Естественные религии, не имеющие откровения, как они мыслят, что они чувствуют: «в общем мы хороши, но не умеем жить, нам нужно знать, как жить, и он нам говорит как, для того чтобы мы стали все хорошими». Христианство утверждает другое, кстати, очень неприятную вещь, и я вполне понимаю, почему христианство не так часто принимают искренно, большей частью принимают по обычаю, а искренно, с полным пониманием принимают очень нечасто. Вот одна из причин. Христианство утверждает, что человек создан Богом. Многие религии это признают с удовольствием и говорят, что он создан прекрасным – великолепно! Но дальше что оно утверждает? Что в силу грехопадения природа человека глубоко изменилась, если сказать мягко, если сказать сильнее – природа человека поражена в корне. Ее жизнь поражена в корне, она стала смертной, и то, что мы видим проявление смерти в обычной жизни, на самом деле это есть не что иное, как только видимое выражение той пораженности человеческой природы, которое произошло в целом в человеке. Называется это поражение, это повреждение, это искажение различными терминами. Ну, вот в богословии усвоился термин «первородный грех», значит, речь идет в данном случае не о грехе как акте, совершенном прародителями, а как о том состоянии, в которое впала наша человеческая природа в результате отпадения от Бога. Для более такого, ну, что ли яркого восприятия этого момента я привожу такой пример: что произойдет с человеком, с водолазом, который погрузился в волны прекрасного моря и которого связывает шланг с кораблем, чтобы он мог дышать и питаться кислородом? Что произойдет с ним, если он, возмутившись тем, что сверху требуют подняться или делать то и другое. Возьмет нож и перережет шланг, чтобы стать свободным. «О, дайте, дайте мне свободу». Именно это произошло, утверждает христианство, произошел разрыв живой связи человека с Богом, связи какой? Духовной! Чтобы понять, что это такое духовной. Вы знаете, как иногда разрыв с человеком происходит, мы знаем все: кажется ничего, разрыв вдруг, он чуждым становится.

Это, к сожалению, случается иногда вот в браке, когда люди вдруг ощущают, что они совершенно чужие, были родные, и вдруг произошло, ну неважно, о причинах мы не говорим, становятся вдруг совершенно чужими людьми. Это ощущение внутреннее, оно не может быть передано какими-то словами, но это факт, и говорят, что этот факт – страшный. Так вот, здесь произошло нарушение внутренней связи между человеком и Богом. Вот этот «шланг», соединяющий человека с источником жизни, оказался нарушенным. Что за этим следует? Мы можем себе представить, происходят необратимые процессы в организме, необратимые, подчеркиваю, за какой-то гранью они необратимы. И тогда уже – беда. Христианское вероучение описывает, что произошло с человеком, оно говорит, что произошло расщепление свойств души на самостоятельно функционирующие части. В частности говорят о трех главнейших свойствах: ум, сердце и тело. Почему-то вот Григорий Богослов, Симеон Новый Богослов, целый ряд отцов указывают более всего на это, хотя вот Василий Великий пишет, что человечество оказалось, человеческая природа, раздробленной на тысячи частей. Это верно – всё раздроблено. Но основные компоненты, будем говорить, вот эти три, иногда их разделяют на два: духовное, или душа, – и тело. Сам факт, в общем, таков, что это учение отцов происходит не из каких-то философских, я бы сказал, спекуляций, нет сама жизнь наша, реальная жизнь, свидетельствует о том, что в нашей природе человеческой присутствует какой-то коренной и странный изъян. Об этом свидетельствуют великолепно как история человечества, так и жизнь каждого отдельного человека. О чём говорит история человечества? Я попытаюсь сейчас показать, что учение отцов о расщеплении человеческой природы – это не есть просто какая-то идея, это не идея, а это, если хотите, есть факт, подтверждаемый всей историей существования человека на земле, насколько мы ее знаем. К чему, повторяю, стремится всегда человечество? Ну конечно, к счастью, естественно, в чём видит оно счастье? В обеспеченности, в мире, в согласии, в справедливости, всегда несправедливость вызывает возмущение, правда же, совершенно очевидно, что происходит с человечеством всю историю, точно наоборот уже: брат убивает брата, Каин убивает уже Авеля, почему? В чём дело? Зависть, вот это да, зависть, а что это такое? Мало земли, полно, только это же рай еще был земной, зависть – жуткая вещь, о которой Василий Великий спустя сколько тысячелетий пишет: «И не зарождалось в душах человеческих более пагубной страсти, нежели зависть». Убивает родного брата, дальше – больше.

Достаточно почитать нам историю древнего мира, Библию, которая говорит о народах, потом о еврейском народе, достаточно почитать истории других народов: поражает, что непрекращающиеся войны, страшная эксплуатация, насилие, рабство, убийства. Боже мой, цивилизация сменяет цивилизацию каким путем? Путем насилия и войн. Человечество, где же разум? Оказывается, все ищут счастья – каким путем? Жутким. А если возьмем жизнь отдельного человека, по-моему, здесь лучшего даже и говорить нечего, каждый знает, когда вот эти страсти и страстишки полностью омрачают нашу жизнь, полностью ее губят из ничего: всё у человека кажется хорошо – нет, завидует и страдает, тщеславится (его не хвалят) и страдает. Ну, ешь ты на здоровье, нет, надо объесться так, что он бедный не знает, что делать. Его выносят на носилках, простите, это что, умный человек так поступает?

Да.… Где же ум, где же разум? Уж чего-чего, а ума никак нет, самым безумным оказывается самое умное существо. Вы прекрасно понимаете, что здесь иллюстраций можно привести бесчисленное множество. Все они свидетельствуют об одном, поразительном безумии человеческого ума. О поразительной бессердечности человеческого сердца, об удивительной издевке нашего тела над нашим умом, над нашей совестью. Действительно, как щука, рак и лебедь оказались наши ум, сердце и воля. Человеческое существо оказалось действительно раздробленным, больным. Христианство утверждает страшную вещь. Тот, о ком говорят: «Человек – это звучит гордо», оказывается, не только не гордо, а стыдно говорить об этом существе, он наг, и нищ, и убог. И самое печальное, это хуже уже даже того, что сказано, самое печальное, что человек не видит этого, он видит себя хорошим, он видит себя здоровым и это доказывает на каждом шагу всем своим поведением, всеми своими реакциями на любые замечания, на любое замечание, которое будет ему сделано. Христианство и говорит, что вот это вот – состояние пораженности человека, человеческой природы, а носителем этой природы является же каждый из нас. Ведь речь идет здесь не о личностном грехе, а о пораженности природы. И вот христианство говорит, что каждый из нас, каждый из людей, являясь носителем этой пораженности, оказывается в таком состоянии, что он не способен изменить ее. Можно попридержать, можно что-то украсить, что-то на время, на долгое может быть время, но всё это живет во мне, если я сейчас не раздражаюсь, это не значит, что через мгновение я не окажусь совсем другим человеком. Так, что даже никто и узнать не может, вот что говорит христианство. Вот что оно утверждает. Можно сказать так, что вот это повреждение, которое произошло в результате грехопадения человека, оно носит уже характер наследственный. Христианство и говорит – да, это вот жало смерти, это образное выражение, а лучше сказать, вот та дурная природа, которая возникла в Адаме и Еве – в первых людях после грехопадения, она уже стала нормой каждого из последующих потомков. Это факт. Факт, с одной стороны, вероучения христианского, с другой стороны, подтверждаемый всей жизнью мира.

Вот о чём говорит христианство. Этим оно выделяется из всех религий. И из всех систем мысли вот эта идея первородного греха совершенно отсутствует в других религиях. Ее нет. Она совершенно неприемлема сознанием нерелигиозным, этой мысли нет, а вы подумайте, только представьте себе: человек уже поражен смертельной болезнью, а он не верит в это, строит грандиозные планы, что из этого всего получится? Со стороны посмотрит философ и скажет: «Да, бедный ты человек. Тебе осталось жития всего ничего, а ты что делаешь?» А представьте, если психика поражена и он там, этот больной, бредит, и бог знает что говорит, а здоровый человек что скажет? «Боже мой, что ж ты делаешь?» Наш прогресс, которым так гордится человечество, в конце концов привел нас к тому состоянию, о котором сейчас говорят с большим напряжением, говорят как о чём-то страшном. Если человечество сейчас не сможет перейти на другие рельсы жизни, то мы оказываемся перед неминуемой гибелью по очень многим параметрам жизни. Вот такова ситуация. Изменить ни один человек не сможет себя, переделать – нет, исцелить невозможно. Вот почему христианство утверждает, что для изменения этой ситуации уже требуются силы не человеческие, а сверхчеловеческие. Если Божество не придет и не поможет нам избавиться от этой наследственной болезни, то человечество ожидает гибель, гибель, речь идет не просто о телесной гибели, а о гибели духовной. Кто может избавить меня от страстей? Ну что сделать, чтобы не завидовать? Легко сказать «не завидуй», а как я могу не завидовать, ну как я могу не завидовать, если его наградили, вон смотрите как, а меня нет. Ну как тут не будешь завидовать, позеленеешь, правда же, легко это всё сказать, а трудно сделать. Так вот, первое, из чего исходит христианство – это из понимания человеком настоящего его состояния как существа поврежденного. И отсюда проистекает главнейший христианский догмат. Который выражает всё существо христианства, и на котором христианство стоит, и без которого христианства просто нет. Христианство утверждает, что Христос Богочеловек есть не кто иной, как Бог, Бог Слово, или Сын Божий. Он воплощается, т. е. принимает на себя (на себя! слышите?) вот эту вот человеческую природу, больную, смертную. И через страдания, через смерть восстанавливает эту природу человеческую. В самом себе. Это восстановление в самом себе имеет колоссальные последствия для всей последующей жизни, ибо открывается возможность, которой не было в человечестве до того времени. Он дает возможность духовного рождения каждому человеку, понимающему, кто он, принимающего Его, получить семя новой жизни в самом себе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6