Павел Корнев.

Пятно



скачать книгу бесплатно

Тут за моей спиной раздался надсадный кашель, я бросился к скорчившемуся на полу Лысому и сорвал с него респиратор.

– Ты как?

– Жить буду, – прохрипел в ответ тот. – Сам как?

– Нормально, – ответил я и, закинув ремень разрядника на шею, помог мужику подняться на ноги. – Уходим!

Беспрестанно кашляя из-за витавшей в воздухе пыли, мы по лестнице спустились на первый этаж, и я толкнулся в дверь выходившей окнами на улицу квартиры.

– Ты куда? – удивился Лысый.

– Выходи через подъезд, я прикрою.

– Договорились.

Мужик заковылял по коридору; мне ударом плеча удалось распахнуть заевшую дверь, и тут за окном раздался металлический лязг. Я немедленно подскочил к окну, выглянул на улицу и обомлел: из люка рухнувшего набок флаера вывалился тащивший кого-то за собой лингер.

Невысокий, с вытянутым черепом и бугрившимися под защитным костюмом мышцами гуманоид, будто почувствовав постороннее присутствие, обернулся и напряженно замер на месте. Но замер лишь на миг. А потом больше напоминавший невесть как выбравшегося на сушу морского хищника инопланетянин неожиданно плавно потянулся за оброненным ручным разрядником.

И тут меня переклинило. Твердо зная, что никак нельзя позволить туристу воспользоваться оружием, я выхватил из петли на поясе сваренные буквой «Т» арматурины, вскочил на подоконник и прыгнул прямо на него.

Лингер уже схватил оружие и начал выпрямляться, когда заточенный металлический штырь, пробив затылочную кость, вонзился ему в голову. В следующий миг мы столкнулись и покатились по земле. При падении в глазах на миг помутилось, но, к счастью, дурнота почти сразу прошла, и, опершись руками о бетонный бордюр, мне удалось подняться на ноги.

Морщась из-за острой боли в спине, я поспешил повернуться к флаеру и сразу заметил появившегося в проеме распахнутого люка второго лингера. По счастью, состояние туриста оставляло желать лучшего и, выдернув из-за спины болтавшийся на ремне разрядник, мне удалось выстрелить первым. Энергетический импульс отбросил судорожно дернувшуюся фигуру в глубь флаера, и вдогонку ему тут же полетела лимонка. Повалившись на газон, я прикрыл голову руками и уткнулся лицом в траву, а в следующий миг раздался приглушенный взрыв.

– Володя! Володя! – кинулся ко мне выскочивший из подъезда Лысый. – Ты как?

– Нормально, – даже не пытаясь подняться с земли, откликнулся я. – Жить буду.

– А где парни?

– Не знаю…

Я перевалился на бок и попытался расслабиться, дожидаясь, когда перестанет кружиться голова. Ничего, полежу в мокрой траве, оклемаюсь. Сейчас отпустит уже…

Лысый расстегнул молнию комбинезона, и тут неподалеку затрещали автоматные очереди. Громыхнула граната, рявкнул пулемет.

– Что за дела? – удивился мужик и начал пуще прежнего избавляться от «Хамелеона».

– Без понятия.

Я прислушался к перестрелке и нахмурился – насколько помню, у боевиков Храмова ручных пулеметов при себе не имелось. А у туристов их и подавно быть не должно.

– Надо типа валить отсюда! – Лысый отшвырнул комбинезон в сторону и протянул мне руку, но тут несколько пуль угодили ему в грудь, и даже не успевший охнуть мужик навзничь повалился на землю.

Что за дела?!!

Я моментально перевалился на живот, приподнял голову и заметил бегущего по улице с автоматом в руках Захара. Вот только Лысого подстрелил точно не он. Нет, подручный Храмова, на ходу меняя магазин АКМа, не отрывал взгляда от переулка между домами. Мгновенье спустя там рыкнул мощный автомобильный двигатель, и на проезжую часть выкатился открытый внедорожник с установленным на турели пулеметом.

Пригнувшись, Захар метнулся к ближайшему подъезду, но пулеметчик оказался шустрее и срезал его короткой прицельной очередью. Погасивший фары автомобиль остановился посередине дороги метрах в тридцати от подбитого флаера, и только тут мне удалось разглядеть, что к пулемету приник негр в сером «городском» камуфляже.

О, черт! Звери пожаловали!

Торопливо нацепив на нос валявшиеся неподалеку очки, я поводил стволом разрядника из стороны в сторону, дождался, пока отметка прицела остановится чуть ниже лобового стекла, и утопил спусковой крючок. Энергетический импульс угодил точно в цель, и внедорожник превратился в груду пылающих обломков.

Разрядник обиженно запищал, жалуясь на вконец севшую батарею, и отключился; я, даже не пытаясь реанимировать оружие, подскочил к лингеру и принялся лихорадочно обшаривать его защитный костюм.

Всю попавшуюся мелочовку без разбора рассовал себе по карманам и уже собрался уносить ноги, когда вдруг заметил, как шевельнулся человек, прикованный к мертвому инопланетянину металлической лентой наручников.

Человек?! Да это девчонка!

И что делать?

Стрельба почти затихла, звери могли появиться в любой момент, но оставить девушку этим выродкам я не мог, а потому опустился на колени и, выхватив нож, со всего маху рубанул лингера по запястью. Ничуть не уступавший заточкой опасной бритве, металлостеклянный клинок легко рассек защитный костюм и плоть, затем уткнулся в сустав и остановился.

Выругавшись, я продолжил кромсать руку туриста, пытаясь отделить кисть, и в итоге добился своего, хоть и перемазался при этом в голубоватой крови инопланетянина с ног до головы. Потом сильным рывком сдернул петлю наручника с культи лингера и, морщась от боли в спине, поволок девушку к углу дома. Только затащил ее в переулок, и тут же дорогу осветили лучи автомобильных фар. Страх придал сил, и, кое-как продравшись через кусты, я завалился в крайний подъезд соседней девятиэтажки.

Показавшаяся поначалу не такой уж тяжелой девушка с каждым шагом оттягивала руки все сильнее, и забраться с ней на первый этаж удалось с величайшим трудом. Там я без сил повалился на ступеньку и хрипло задышал, пытаясь хоть немного прийти в себя. Самочувствие и в самом деле оставляло желать лучшего: сердце колотилось как сумасшедшее, руки дрожали, а одежда чуть ли не насквозь промокла от пота.

Слегка очухавшись, я осторожно спустился к подъездной двери и прислушался к раздававшимся где-то поблизости непонятным крикам и шуму автомобильных двигателей.

Устроят звери облаву или решат, что это один из разрядников подбитого флаера внедорожник взорвал?

Неизвестно.

Но в любом случае, чем раньше мы отсюда уберемся, тем лучше.

Вот только на улицу выходить сейчас слишком опасно. Случайно заметит кто – и хана.

И что делать?

Я с сомнением глянул на дверь в подвал и легонько ее толкнул. Та не шелохнулась. Навалился плечом – и едва не полетел вниз: замок оказался выломан и держался лишь на честном слове. И получается, ничто не мешало мне спуститься в подвал и добраться по нему до подъезда на противоположной стороне дома.

Мне? Да нет – нам.

Взбежав по ступенькам к тихонько постанывавшей в забытье девушке, я откинул у нее с шеи рыжеватые волосы и попытался нащупать пульс. Тот был ровным, но каким-то очень уж редким.

И как быть? Далеко ее на закорках мне точно не утащить. Надорвусь, блин.

Я глянул на курносое, с резко очерченными скулами лицо и с трудом подавил тяжелый вздох. Вот ведь свалилась на мою голову конопатая!

И ведь девчонка явно не турист, а заключенная: очень уж комбинезон тюремную форму напоминает, да и в наручники просто так не заковывают. Но что заключенная – это ничего страшного. Мы со Стасом тоже не на последнем месте в списке федеральных преступников числимся. Храмов тот и вовсе…

Кстати, Юре-то хоть удалось ноги унести?

Стоп! Не о том думаю!

Я принялся изучать обхвативший тонкое запястье стальной браслет и сразу заметил мерцавший зеленым огонечком светодиод. Похоже, именно эта штука девушку в бессознательном состоянии и держала.

Попробовать его снять?

Нет, не стоит – а ну как автоматический инъектор вколет смертельную дозу чего-нибудь успокоительного в превентивных мерах? Те, сверху, на подобные штуки большие мастера.

Я несколько раз хлопнул девушку по щекам, но рыжая и не подумала открыть глаза. Кое-как мне удалось поставить ее на ноги и, обхватив одной рукой за талию, подвести к лестнице. Там мы чуть кубарем не скатились вниз, да и в путешествии по подвалу приятного оказалось мало. Тем не менее рыжая сомнамбула ноги переставляла и на пол не валилась, да и естественных в такой ситуации истерик не закатывала. Просто шла, и все. Хоть какой-то плюс.

Да, хоть какой-то. Потому как других положительных моментов в сложившейся ситуации не наблюдалось вовсе. Вот наткнутся на нас звери, и, как говорится, «живые позавидуют мертвым». Отбиться от них с одним ножом точно не получится. И хорошо, если сразу пристрелят.

А значит, главное – ни на кого не нарваться. Благо на улице уже стемнело.

Чего боялся я больше всего, затаскивая девушку вверх по ведущей в подъезд лестнице, так это наткнуться на запертую дверь. Но нет, двери не было вообще. Уж не знаю, кому она помешала, но сейчас это играло мне только на руку.

Осторожно выглянув на улицу, я несколько минут прислушивался к тишине вечернего города и с облегчением перевел дух. Где-то лилась из водосточных труб вода, где-то шумели ветки раскачиваемых ветром деревьев. И только. Ни выстрелов, ни шума машин.

Я уже окончательно успокоился, решив, что звери убрались восвояси, как неподалеку лязгнула автомобильная дверца и раздалось рычание заработавшего двигателя.

Мать!

Обхватив девушку руками, я затащил ее в кусты, но вскоре вновь наступила относительная тишина, и мы кое-как заковыляли к соседнему двору. Оттуда вышли к хоккейной коробке и свернули к проспекту. Но перебегать здесь к Автомобильному училищу я не рискнул и под прикрытием кустов повел девушку вдоль дороги.

Ходу, ходу, ходу!

Надо убираться отсюда!

Убираться!


Пока тащились домой, чего только не натерпелся! Это девушке все по барабану было, а у меня от любого шороха сердечко так и подпрыгивало. Прекрасно ведь представляю, что с нами звери сделают. И без разницы уже, найдут нас давешние негры или повезет на арабов нарваться. Хрен редьки не слаще. Итог один и тот же будет.

Но нет – вроде оторвались.

Уже свернув к приютившим нас со Стасом четырнадцатиэтажкам, я позволил себе немного расслабиться, за что немедленно и поплатился. Хотя почему расслабился? Устал просто. Промок, замерз, шатает всего. Вымотался дальше некуда. Девчонка еле ноги переставляла, вот и приходилось за двоих выкладываться…

Немудрено, что подкарауливших нас в тени деревьев парней я заметил, лишь когда по глазам ударил ослепительный луч электрического фонарика.

– Стоять! – распорядился Эльдар Баев и вскинул ружье.

– Охренели? – взвыл я, закрывая лицо свободной рукой. – Выключите!

– Володя, ты, что ли?

– Нет, дед Пихто!

– Ты смотри, он бабу где-то подцепил! – удивился один из караульных, высветив лучом мощного фонаря повисшую у меня на плече девушку.

– Это Стасу подарок, – буркнул я, опережая неудобные вопросы.

– Он может, что ли? – удивился Баев.

– Он все может.

– Ну надо же! Профессионалка?

– Ага, – ухватился я за эту догадку. – Только обдолбанная пока.

– Симпатичная. Комбез, правда, какой-то странный.

– Ты фетишист, что ли?

– Тьфу на тебя! Познакомишь?

– Сутенер подойдет, сам договаривайся.

– Дорого, поди…

– Да уж, недешево, – вспомнив обратную дорогу, совершенно искренне вздохнул я. – Ладно, пора валить!

И, обхватив девушку за талию, я заковылял по краю футбольного поля, мечтая лишь об одном: как бы добраться до своей норы и завалиться спать. Переодеться в сухое, хряпнуть пятьдесят граммов из заначенной на черный день бутылки водки – и спать!

Мечты, мечты…

И Стас весь мозг вынесет, и о девушке позаботиться придется.

О девушке – да.

Если уж на то пошло, лингер точно не стал бы рядового заключенного в центр «пятна» сопровождать. Нет, в этом деле явно какой-то подвох имеется. И лучше бы во всем разобраться до того, как федералы десант высадят и зачистку устроят.

Вот ведь влип…

Глава 3

– Ты совсем охренел, что ли? – просто офонарел сидевший в инвалидном кресле у верстака Стас, когда я в обнимку с девушкой ввалился к нему в мастерскую. – Ты на фига сюда эту шмару обдолбанную приволок?!

Я из последних сил дотащил рыжую до дивана, сам рухнул рядом и лишь тогда возразил:

– Это не шмара, и она не обдолбанная.

– И че с того? – У моего приятеля аж лицо вытянулось от возмущения. – Мне радоваться этому, что ли? Валите оба отсюда!

– Да ты только глянь!

– А че мне на нее смотреть? Тащи ее к себе и хоть гляди, хоть гладь!

– На браслет, говорю, глянь, олень!

– Что там еще такое? – Заинтересовавшись, Стас подъехал к дивану и уставился на обхвативший запястье девушки наручник. – Вот ни фига себе, сказал я себе! Ты где ее подцепил?!

– Юра Храмов команду собрал на туристов засаду устроить, эту я из флаера вытащил.

– Из флаера? Какого еще, к чертям, флаера?!

– Прояснение же. – Для иллюстрации своих слов я ткнул пальцем на потолок и постарался перевести разговор на другую тему: – Нас не затопило, кстати?

– Нет, – мотнул головой парень, но тут же опять начал заводиться: – Ладно, с флаером понятно. Эту лахудру рыжую к нам зачем приволок? Какой, скажи, мне интерес на ее браслет любоваться? Мы благотворительное общество, что ли? У самих ни еды, ни воды!

– Держи. – Вытащив из кармана, я кинул на колени приятелю три пачки банкнот и с блаженным вздохом вытянул гудевшие от усталости ноги. – Тридцать тонн с Юры срубил.

– Тридцать тонн – это хорошо, – на самую малость подобрел Стас, но именно – лишь на самую малость. – А бабу, значит, в довесок взял? Надеюсь, ты ее здесь оставить не собираешься?

– Не о том думаешь.

– Да ну?

– Она к лингеру прицеплена была.

– Серьезно? – Парень только сейчас заметил пятна крови на пустом браслете наручников и ухмыльнулся: – Полагаю, его судьбой можно не интересоваться?

– Ну да. Грохнул я его.

– Молодца. Дай пять.

Я хлопнул ладонью по растопыренной пятерне приятеля и вновь откинулся на спинку дивана.

– Сам понимаешь, девчонку не просто так сюда привезли. Надо бы расспросить.

– И Храмов разрешил тебе ее забрать? – недоверчиво уставился на меня Стас. – Он же пособников всегда в расход пускал?

– Ну, ты понимаешь, – замялся я, – там на нас звери наехали…

– И?

– Не знаю, как Юра, а я еле ноги унес. У нас же оружия, считай, нормального не было, вот и положили парней.

– Парней положили, а бабу ты уволок…

– Не оставлять же ее было!

– И ты это меня оленем назвал? – Стас с сомнением посмотрел на лежавшую в беспамятстве девушку, потом тяжело вздохнул и махнул рукой: – А, черт с тобой, давай посмотрим, как браслет снять.

– Так и знал, что тебе в нем порыться захочется, – ухмыльнулся я.

– Ящик с инструментами принеси, – согнал меня с места парень. – И рассказывай. Все с самого начала рассказывай…

– Да чего там рассказывать? – Я распахнул стоявший в углу шкаф и достал из него увесистый пластиковый ящик. – Три флаера в центр летели, мы их сбили. Ну а на девчонку уже случайно наткнулись…

– Дрель еще тащи и удлинитель, – потребовал Стас, перебирая сверла.

– Уверен?

– Да, блин!

Пришлось разматывать шнур удлинителя и подключать его к розетке за верстаком.

– Готово!

– Руку ей держи, – попросил парень, закрепляя в дрели самое тонкое из найденных в ящике сверл. – Мне только непонятно, что туристы в центре забыли.

– Вопрос! – фыркнул я и забеспокоился: – Стой, стой! Блок управления вроде в другом браслете!

– Я тебе кто – хакер-нахер? – возмутился Стас. – Куда мне твой блок управления впился?

– А ты чего задумал-то?

– Сначала потроха выну, потом посмотрю, как его раскурочить можно.

– Думаешь, сработает?

Мой приятель лишь раздраженно поморщился, и стало ясно, что лучше попридержать язык за зубами. У него как-никак дрель в руках, а мне лишняя дырка в голове без надобности. Поэтому, решив не нарываться на неприятности, я стиснул хрупкое запястье девушки и прижал его к деревянному подлокотнику дивана.

– Не дрейфь! – уверенно заявил Стас. – Знаю, что делаю.

– А если там взрывчатка?

– Да прям! – усмехнулся парень и, приставив тонкое сверло к углу квадратной металлической пластины браслета, нажал кнопку. Висевшая над верстаком лампочка немедленно заморгала, и по комнате побежали тени.

– Подожди.

Я подошел к шкафу, вытащил оттуда светодиодный фонарик со встроенной динамо-машинкой и вернулся обратно.

– Ага, так лучше, – кивнул Стас и сдул выползавшую из-под сверла металлическую стружку. – А насчет наручников не волнуйся, это профанация одна.

– Да ну? Как так?

– Заключенного автоматический инъектор успокоительным накачивает; сам он даже шнурки без посторонней помощи завязать не сможет. А если его подельники отобьют, так они любой браслет сковырнут. Незачем, в общем, конструкцию усложнять.

Непринужденно болтая, парень просверлил третий угол и принялся за четвертый. Дрель легко справлялась с мягким металлом, и работа спорилась.

– А взрывчатку не могли заложить?

– Чтобы в самый неподходящий момент какому-нибудь важному свидетелю взрывом руку отчекрыжило? Нет, инъектор и спутниковый передатчик – вот и все, что в стандартный набор входит.

– Передатчик? – всполошился я. – Так нас выследить могут?!

– Ты ж говорил, туристов всех положили? – уставился на меня Стас.

– Всех, – кивнул я и прижал начавшую ворочаться в забытье девушку к дивану. – Но что, если федералы спасательную команду пришлют?

– Да не успеют запеленговать, сейчас отключим.

– Ты давай короче, – поежился я. Только федералов на хвосте нам еще не хватало для полного счастья! – Отрубай его!

– Раньше думать надо было! Прежде чем ее сюда волочь!

Парень вогнал острозаточенную отвертку в какую-то неприметную щель, надавил – и с легким хлопком отлетевшая крышка зазвенела на полу.

– И что теперь? – Я в замешательстве уставился на усеянную миниатюрными кристаллами плату и шмыгнул заложенным носом. – Сложно передатчик отключить будет?

– Да как два пальца! – пообещал Стас и аккуратно выдернул из потрохов браслета непрозрачную колбочку размером в половину наперстка. – Только сначала инъектор уберу, а то рыжая до утра не очухается. Или ты ее беспомощным состоянием воспользоваться рассчитывал?

– Завязывай с шутками уже, – попросил я. – И короче – передатчик отрубай!

– Да сейчас, сейчас, – поморщился парень. Подцепив плату отверткой, выломал ее из браслета и протянул мне: – Держи свой передатчик.

Я немедленно кинул покрытую кристаллами пластинку на пол и, наступив, растер башмаком.

– Дальше что?

– А что дальше? Дальше все просто.

Стас вновь взялся за дрель, и минут через пятнадцать нам удалось стянуть с девичьего запястья вконец раскуроченный браслет.

– Ты пока посиди с ней. – Парень собрал инструменты и отъехал от дивана. – А то, как очнется, мозги какое-то время еще задурманены будут. Мало ли что с перепугу натворит?

– Ладно, посижу, – вздохнул я, попрощавшись с мечтой переодеться в сухую одежду и снять стресс, замахнув пятьдесят капель водки. – Может, ей попить дать?

– Опух?! У нас и так воды почти не осталось!

– Деньги есть, купим завтра.

– Вот когда купим…

– Стас!

– Да не трогай ты ее пока. Очнется, и видно уже будет. Захочет – дай. А пока не лезь. Договорились?

– Хорошо.

Я отложил фонарик на подлокотник, устроил голову девушки у себя на коленях и в изнеможении откинулся на продавленную спинку дивана.

Ну и денек выдался! Это ж надо!

– Ладно, если что – зови.

Стас убрал дрель и ящик с инструментами в шкаф и выехал в коридор; я положил руку на девичий лоб и не на шутку встревожился: кожа показалась слишком горячей.

И что делать? Еще загнется прямо у меня на руках!

Но дыхание продолжало оставаться ровным, и постепенно я начал успокаиваться, решив не дергаться раньше времени. Так и так девушке сейчас ничем помочь не могу. Если только холодный компресс сделать, да только толку от него явно немного будет. Наверняка ведь это химикаты из организма выходят! Не думаю, конечно, что заключенным совсем уж убойные препараты вкалывают, а с другой стороны, когда это у нас с арестантами церемонились? Лишь бы копыта не откинули раньше времени, а там хоть трава не расти.

Я вздохнул и отвел с лица девушки растрепавшиеся пряди волос.

Красивая.

В «пятне» вообще женщин мало осталось, а красивых так и вовсе днем с огнем не сыщешь. Хорошо хоть Эльдар ее в темноте толком разглядеть не сумел, иначе бы на мою байку не купился. А мне сейчас лишние вопросы ни к чему – Шилов ведь не просто так предупреждал зверей не трогать. Он и голову за такую подставу оторвать может.

Другое дело, что меня со взорванным внедорожником никто связать не должен. Захара грохнули, а Храмов лишний раз языком трепать не станет. Да и задерживаться в «пятне» ему теперь слишком опасно – не жилец он тут. Либо федералы вычислят, либо звери грохнут. Если уже не грохнули. В чем я, правда, все же сомневаюсь – не тот человек Юрий, чтобы запасных путей отхода не предусмотреть. Наверняка под шумок унести ноги успел.

Тело девушки вдруг изогнулось, она взвыла, и я едва успел перехватить ее руки, прежде чем длинные ногти расцарапали мне лицо.

Ну ничего себе!

– Нет! – взвыла девушка. – Отпустите!

Я изо всех сил встряхнул ее и, вскочив с дивана, быстро отступил на пару шагов назад.

– Отпустите! – Рыжая забилась в угол дивана и закрылась руками. – Отпустите!

– А кто тебя держит? – буркнул я, с трудом удержавшись от мата.

– Что происходит?! Где я? – Тут девушка заметила валявшиеся на полу наручники и во все глаза уставилась на меня. – Кто ты?

– Ты бы успокоилась для начала, – предложил я. – А потом и поговорим.

– Я… я спокойна. Но где мы и как я сюда попала? – Начав растирать саднившее запястье, наша гостья вдруг нахмурилась и произнесла какую-то длинную фразу на незнакомом мне языке.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении