Павел Корнев.

Без гнева и пристрастия



скачать книгу бесплатно

– Но ты им не занимаешься! Я понимаю, дело тебе навязали, но ведь это убийство! Убита восемнадцатилетняя девушка, а мы даже не знаем, как и где это произошло! Тебя это совсем не задевает? Ты поэтому с ее родителями встречаться не стал?

Я обреченно вздохнул, оторвался от пишущей машинки и уставился на Портера.

– Алан, скажи мне, кто из нас занимается раскрытием убийств, я или ты?

– Но это совместное расследование!

– Вот и делай свою часть работы и оставь мне мою, – попросил я тогда. – А теперь, будь добр, заткнись и не мешай.

Детектив нервно расправил усы, но ввязываться в перебранку не стал и начал распаковывать притащенные с собой коробки. Потом развернул лист ватмана и принялся расчерчивать его непонятными загогулинами, но меня его манипуляции занимали сейчас меньше всего. Отчет, в первую очередь – отчет…


С отчетом провозился пару часов, потом внимательно все перечитал и в целом своей интерпретацией событий остался вполне доволен. По крайней мере, опровергнуть мои слова не сможет никто из возможных свидетелей перестрелки. Главное, чтобы Патрика и его грудастую секретаршу не отыскали…

Разделив листы на две стопки, я подписал каждую страницу и отправился в приемную капитана. Оставил там отчет, спустился в дивизион внутренних расследований и вручил тамошнему письмоводителю второй экземпляр. Потом заглянул к Филиппу Раевски, но инспектор криминальной полиции ничего полезного сообщить не смог.

– Работаем над этим, – только и буркнул он.

Я холодному приему ничуть не смутился, закурил и стряхнул пепел в переполненную пепельницу.

– Что ты от меня хочешь, Виктор? – вздохнул Раевски. – Пока еще никто не задержан, если тебя это интересует.

– Родстер нашли?

– На соседней улице, – подтвердил инспектор. – В нем следы крови на водительском месте, проверяем больницы.

– Все же зацепило одного? – заинтересовался я.

– Удивительно, что только одного, – хмыкнул Филипп. – Криминалисты насчитали в машине два десятка пробоин. – Он откинулся на спинку кресла и спросил: – Сколько длилась перестрелка?

– Недолго. – Я задумался и предположил: – Из револьверов секунды три-четыре палили, не дольше.

Раевски достал мятую пачку папирос, закурил и уставился в потолок.

– Одного понять не могу, – задумчиво пробормотал потом инспектор. – Стрелков было по меньшей мере четверо, и ты никого не заметил?

– Нет, – ответил я для разнообразия чистую правду. – Может, их было двое?

– По револьверу в каждой руке? – задумался Филипп и покачал головой: – За уши притянуто. Виктор, сам посуди, в таком темпе всадить с обоих рук в цель два десятка выстрелов из двадцати четырех – это надо быть настоящим профессионалом, а тебе ли не знать, что…

– …настоящий профессионал не стал бы устраивать подобное шоу, – продолжил я мысль инспектора, задумчиво глянул на выкуренную до середины сигарету, сделал три быстрых затяжки и вдавил ее в пепельницу. – Ладно, пойду.

От Раевски я отправился в дежурную часть, получил оставленный для меня пакет и вернулся в кабинет.

А там уже вольготно расположилась парочка детективов дивизиона внутренних расследований.

– Так понимаю, объявление «Клоунам не входить» опять сорвала уборщица? – произнес я с порога, подошел к своему столу, за который уселся Шульц пониже, и вздохнул: – Только не говорите, будто вас тоже сюда перевели…

– Нет, у нас появились к вам вопросы! – заявил детектив.

Я с шумом кинул пакет на стол; Шульц от неожиданности вздрогнул, быстро поднялся из кресла и отошел к своему однофамильцу, сидевшему на подоконнике.

– Что это за писульки вы нам принесли? – подключился тот к разговору, потрясая моим отчетом.

– И что же вас не устраивает? – с издевательским спокойствием поинтересовался я, уселся за стол и закинул ногу на ногу.

– Это отписка! – заявил Шульц пониже.

– Вовсе нет.

– Ваше утверждение о встрече с информатором не выдерживает никакой критики! – поддержал коллегу Шульц повыше. – Свидетели подтверждают ваш разговор с подозреваемым!

– Свидетели видели, как человек, с которым я разговаривал, в кого-то стрелял?

– Нет, но…

– Быть может, свидетели утверждают, будто из четырех стволов палила его секретарша?

– Постойте…

– Тогда с какого перепугу они стали подозреваемыми?

– Не передергивайте! Мы просто хотим их опросить. – Высокий Шульц спрыгнул с подоконника и раскрыл блокнот. – Имена?

– Понятия не имею, – ухмыльнулся я, откидываясь на спинку кресла. – Я рассчитывал познакомиться с дамочкой, но она оказалась к этому не расположена…

– Вы полагаете, что мы поверим в эту сказочку?

– Разве я не указал в отчете размер ее бюста?

Шульц пониже скорчил презрительную гримасу и процедил:

– Удивительный непрофессионализм!

Я только руками развел.

– Вам не понять…

Высокий детектив явственно напрягся и угрожающе спросил:

– Что вы имеете в виду, комиссар Грай?

– Ну, про вас разные слухи ходят… – Я намеренно оставил фразу незаконченной, и когда детективы уже набычились, собираясь требовать объяснений, сбил их с толку очередным заявлением: – И да, специальный комиссар Грай, если позволите.

Шульц повыше недобро глянул на меня и спросил:

– О чем вы говорили с типом в клетчатом пиджаке?

– О погоде.

– Вы издеваетесь?

– Разве это запрещено? Он был не по погоде одет, не так ли?

Коротышка фыркнул, давая понять, что нисколько не верит моим словам, и задал очередной вопрос:

– Когда вы увидели человека в маске, что вы сделали?

– В соответствии с действующим законодательством представился и продемонстрировал значок.

– Вот как? – скривился Шульц повыше. – И сколько времени у вас это заняло?

Я поднялся из кресла, обогнул стол и гаркнул прямо детективу в лицо:

– Полиция! – Правая рука откинула полу пиджака, на ремне сверкнул служебный жетон, и сразу же ладонь легла на рукоять револьвера.

Шульц от неожиданности резко отпрянул и едва не сбил с ног своего низкорослого напарника. Я ухмыльнулся и вернулся за стол.

– Как видите, много времени это не заняло.

– И налетчик сразу стал стрелять?

– Так и было.

– Вы никак не спровоцировали его?

– Даже не успел приказать бросить оружие.

Детективы переглянулись, Шульц повыше кивнул, и коротышка зашел с тузов:

– По какому вопросу вы встречались с информатором?

Расчет был понятен, но я запираться и тем самым позволять загнать себя в угол не стал.

– Предметом беседы было текущее расследование, – вместо этого мило улыбнулся я в ответ.

– А именно?

– Вопрос вне вашей компетенции.

– Почему вы не взяли на встречу детектива Портера? – нахмурился Шульц повыше.

– Организация следственных мероприятий находится вне вашей компетенции.

– А…

– Вне компетенции, – отрезал я, не став даже ничего слушать. – Все вопросы – через капитана. Разговор окончен.

Низкорослый детектив выставил перед собой руку, нацелил на меня указательный палец и многозначительно произнес:

– Клетчатый пиджак и пустой чемодан вашего собеседника были обнаружены в ближайшем мусорном баке. Но вашего информатора найдут. Можете не сомневаться, специальный комиссар Грай, его найдут. И тогда мы получим ответы на свои вопросы.

– Черт, – хохотнул я, – будь у меня такой пиджак, тоже бы на помойку его выкинул!

Детективы дивизиона внутренних расследований с ненавистью глянули на меня и покинули кабинет. Я усмехнулся, достал из внутреннего кармана серебряную гильотину для сигар, утопил кнопку и вылетевшим из боковины загнутым клинком подцепил шпагат полученного у дежурного пакета.

– И к чему была эта пикировка? – произнес вдруг Алан Портер, пригладив усы.

– Не обращай внимания, – отмахнулся я, – у них на меня ничего нет, вот и бесятся.

– Никто не доводит детективов дивизиона внутренней безопасности до белого каления только лишь из желания развлечься.

– Тебе виднее, – пожал я плечами и, выкинув в мусорное ведро оберточную бумагу, взвесил в руке пачку газетных вырезок.

– Что это? – спросил тогда Алан.

– Статьи за последний год, где так или иначе упоминается имя Шарлотты Ли.

– И чем это нам поможет?

– Девочки из приличных семей обычно не знакомятся на улице с женатыми мужчинами средних лет, – пояснил я. – Они должны были где-то встретиться, надо только выяснить, где.

– Ставишь на любовника? – задумался Партер, потирая небритый подбородок.

– Седина в бороду, бес в ребро, – пожал я плечами. – Интрижки имеют обыкновение становиться чем-то большим.

– Шарлотте надоело делить любовника с женой?

– Почему бы и нет? Связаться с молоденькой девицей – это одно, а вот поставить под удар свое положение в обществе, если связь будет обнародована, – совсем другое. Мало кто на такое решится.

Алан кивнул и предложил:

– Возможно, это кто-то из преподавательского состава.

– Слишком очевидно, – решил я.

Какой-нибудь седовласый профессор и в самом деле мог избавиться от надоедливой любовницы, вот только подставлять при этом мэра обычному преподавателю не было никакого резона.

Но озвучивать подобные соображения по понятным причинам не стоило, поэтому когда Алан предложил с утра посетить университет, я отговаривать его не стал.

– Что за информатор, кстати? – вновь нарушил молчание детектив некоторое время спустя. – С кем ты встречался на вокзале?

– На какой ответ ты рассчитываешь? – не удалось скрыть мне своего удивления столь бестактным вопросом.

– Ладно, скажи тогда, какого рода информацию он должен был тебе предоставить.

– Попросил его разузнать о кокаине, – соврал я.

– Но ведь Шарлотта не употребляла наркотиков?

– Но кокаин в ее крови, тем не менее, откуда-то взялся. Возможно, наркотиками интересовался кто-то из ее окружения.

– Человек с положением?

– В том числе.

Портер на какое-то время задумался, потом предложил:

– Могу поспрашивать об этом среди знакомых.

– Ты?

– Я пару лет отработал в дивизионе по борьбе с наркотиками.

– Тогда займись, – разрешил я и поднял трубку задребезжавшего телефонного аппарата. – Специальный комиссар Грай на проводе.

– Зайди, Виктор, – распорядился Ян Навин.

– Иду. – Я поднялся из-за стола и спросил Алана: – Над чем сейчас работаешь?

– Разобрал протоколы за тридцать первое число, а что?

– Просмотри газетные вырезки. Меня к начальству вызвали.

– Надолго?

– Без понятия, – ответил я, предположив, что причиной вызова стала жалоба детективов дивизиона внутренних расследований, но в своем предположении ошибся.

Когда я прошел в кабинет дивизионного комиссара, тот пристально разглядывал лежавший перед ним на столе отчет об утреннем происшествии с размашистой резолюцией капитана поверх печатного текста.

– Знаешь, Виктор, что мне велели с этим сделать? – с легким оттенком брезгливости поворошил Ян листы.

– Нет.

– Свернуть трубочкой и забить тебе в известное место.

– Резолюция, полагаю, оставлена совсем другая? – Я перегнулся через стол и прочитал: – «Приобщить к делу».

Навин обреченно вздохнул и попросил:

– Съезди на вызов…

– С чего это? – опешил я. – У меня расследование, которое на контроле мэрии!

– Но между тем у тебя достаточно свободного времени, чтобы ввязываться в неприятности! – прорычал Ян. – А у меня сейчас каждый человек на счету!

– Да ну?

– На стройке был умышленный взрыв, – сообщил дивизионный комиссар. – И теперь, помимо тотальной проверки частных медицинских клиник, на дивизионе повис розыск бомбистов! Людей не хватает просто катастрофически!

– Ладно, – вздохнул я. – Куда ехать?

– Убийство в районе железнодорожных путей. Труп частично погружен в Вечность, – сообщил дивизионный комиссар. – Просто осмотри forum delicti, подготовь заключение и спихни это дело на криминальную полицию. Раевски выделит машину, на месте уже работают его люди. И шевелись! Tempori parce!

– Кто бы мое время поберег, – пробурчал я в ответ и отправился на выезд.


На улице моросил мелкий серый дождик, фонари и неоновые вывески бросали отблески на мокрый асфальт. За окнами служебного автомобиля сначала проносились яркие витрины, затем магазины и развлекательные заведения сменились безликими офисными зданиями, а под конец и вовсе потянулись бесконечные пакгаузы. Район вокзала никогда не мог похвастаться особыми архитектурными изысками, но дождливым вечером он и вовсе казался на редкость унылым местом.

– Приехали, – объявил немолодой молчаливый водитель, когда впереди замелькали сине-красные огни сирен.

Я распахнул дверцу, выбрался на засыпанную гравием дорогу, и рядом немедленно оказался незнакомый сержант дивизиона транспортной безопасности.

– Специальный комиссар Грай?

– Да, – подтвердил я, прикрыл голову шляпой и спросил: – Где тело?

– Следуйте за мной.

Мы прошли мимо карауливших место преступления патрульных в черных дождевиках к неказистому строению, у которого были припаркованы фургон дивизиона алхимической безопасности, машина криминалистов и катафалк коронерской службы. Прятавшиеся внутри от непогоды детективы при нашем появлении бросили травить свои обычные байки и попытались сделать вид, будто изучают место преступления, но попытались без особого энтузиазма. Парочка криминалистов и помощник коронера и вовсе продолжили курить у выломанного окна.

– Где тело? – спросил я.

– Здесь, – указал сержант на колодец в бетонном полу, вытащил из петли на поясе увесистый электрический фонарь и посветил вниз.

Я глянул туда и озадаченно хмыкнул.

– Хорошие ботинки, – сказал, сдвигая шляпу на затылок.

– Крокодилья кожа, – подтвердил один из детективов, невысокий и плотный. – Три сотни за пару как с куста!

– Похоже на то, – согласился я, разглядывая торчащие из серой глади Вечности ноги покойника.

Торчали они, разумеется, не сами по себе, а обмотанные цепью, что тянулась к ржавому барабану непонятного механизма под потолком.

Я повернулся к сержанту дивизиона транспортной безопасности и спросил:

– Мы где вообще?

– На пункте замера уровня Вечности, – пояснил тот. – Заброшенном. Обходчики сюда пару раз в год заглядывают. Просто грузчики взломанное окно заметили, вот нас и вызвали.

– Понятно, – вздохнул я, опустился на корточки и пригляделся к сорванному с колодца люку, ржавому и запыленному, как и все здесь.

Один из криминалистов тотчас приблизился и подсказал:

– Судя по свежим следам, взломан только сегодня.

Я выпрямился и спросил:

– Есть предположения, что здесь произошло?

Усатый господин в поношенном пиджаке с кожаными заплатами на локтях потер переносицу и произнес:

– Они опускали и поднимали его несколько раз, а потом совало стопор и заклинило механизм.

– Они?

– Одному не справиться, – подтвердил сержант дивизиона транспортной безопасности. – Подъемник на такой вес просто не рассчитан.

– Ясно, – хмыкнул я и уточнил у криминалиста: – Откуда уверенность, что его поднимали?

– Характер царапин на механизме и содранная ржавчина свидетельствуют о том, что было два или три цикла…

Плотный детектив удивленно присвистнул:

– Пытали его, что ли?

– Гангстерская разборка? – предположил я.

– Никогда ни о чем подобном не слышал, – засомневался детектив.

Я кивнул, принимая его довод, и спросил:

– Отпечатки на месте преступления уже сняли?

– Отпечатков нет.

– Фотосъемка?

– Сделано, – подтвердил напарник усатого криминалиста и похлопал по кофру фотоаппарата.

– Тогда поднимайте тело, – распорядился я, отошел от люка и спросил плотного детектива: – Свидетелей опросили?

– Да какие тут свидетели? – хмыкнул тот в ответ. – Грузчики сплошь тронутые, из них и слова не вытянешь…

– Бригадиры – нормальные, – возразил я.

– Операторы кранов и погрузчиков – тоже, – подсказал сержант дивизиона транспортной безопасности. – Еще водители. И охрана на пакгаузах частная.

– Комиссар, вы разве не планируете забирать дело себе? – нахмурился детектив.

– Нет, – отрезал я, немного помолчал и добавил: – В любом случае первичный опрос свидетелей все равно останется на вас.

Плотный насупился, но спорить не стал и принялся отдавать распоряжения своим людям. Те потянулись к выходу, и тогда в дверь заглянул боец дивизиона алхимической безопасности.

– Мы еще нужны? – спросил он.

– Да, – подтвердил я, – сейчас будем поднимать тело, – потом приказал сержанту: – Подберите пару парней покрепче.

Вновь заглянул в колодец, осмотрел покрывавшие его стены тусклые знаки сложных формул и пришел к выводу, что прорыва безвременья можно не опасаться. Но все же решил подстраховаться.

– Комиссар?.. – неуверенно обратились ко мне двое патрульных, зашедших с улицы.

– Одну минуту, – попросил я, дождался, пока рассредоточатся вокруг колодца бойцы алхимической безопасности, и дал отмашку: – Поднимайте! Давайте-давайте! Вытаскивайте цепь!

Полицейские ухватились за ржавые звенья, поднатужились и начали вытягивать покойника наверх. Тело рывками поднималось из матового зеркала Вечности, а то оставалось безупречно-гладким, и лишь когда показалась голова, безвременье подернулось легкой рябью и начало выгибаться, принимая форму линзы.

– Вспышка! – крикнул один из бойцов дивизиона алхимической безопасности и опрокинул в колодец бочонок с реагентом.

Миг спустя хлопнуло, и к потолку поднялось облако пара. По комнате распространилась едкая вонь химикалий, но сквозняк мигом выдул ее наружу. Я мельком глянул вниз – там уже никакого движения, одна лишь плоская поверхность безвременья.

Порядок.

– Разрешите! – оттеснил меня криминалист с фотокамерой и встал над лежащим на бетонном полу парнем в плотном шерстяном костюме, недешевой сорочке и шелковом галстуке.

– Одну минуту, – придержал я фотографа и обнажил служебный нож с покрытым зеркальным алхимическим составом клинком. – Давайте!

Полыхнул магний, мигнула высветившая все углы вспышка, и криминалист поспешно отступил в сторону, а вот я, наоборот, присел к трупу и вгляделся в его лицо. В широко распахнутых глазах покойника продолжали мелькать серебристые отблески, они постепенно слились в молочную белизну и стерли всякую разницу между зрачком и радужкой.

Конечности мертвеца дрогнули, пальцы заскреблись по бетону, но полностью овладеть телом затаившаяся в нем сущность не успела; я навалился сверху, придавил труп обратно к полу и плавным движением загнал длинный клинок под челюсть. Какое-то время удерживал его так, потом отстранился, поднялся на ноги и внимательно осмотрел зеркальное покрытие ножа. На том – ни капли, ни мазка. Да и рана совершенно не кровоточила.

Сержант дивизиона алхимической безопасности стянул с лица резиновую маску и спросил:

– Что-то еще, комиссар?

– Люк надо заварить, – приказал я, вновь опускаясь на корточки. Проверил карманы двубортного пиджака – ни бумажника, ни документов. Спичек – и тех нет.

– Насчет люка сделаем заявку, – пообещал сержант дивизиона транспортной безопасности

– Хорошо, – кивнул я и спросил помощника коронера: – Можете назвать причину смерти?

– Только после вскрытия, – ответил тот и присел рядом: – Позвольте…

– Отпечатки пальцев снять не забудьте, – напомнил я, поднялся на ноги и поинтересовался: – Где здесь ближайшая телефонная будка?

– Телефон есть у сторожа в соседнем пакгаузе, – подсказал сержант. – Проводить?

– Найду, – отказался я, и действительно – долго блуждать по задворкам темных строений не пришлось, а служебного жетона оказалось достаточно, чтобы сторож впустил внутрь и дал воспользоваться телефоном.

Первым делом я позвонил в контору Алекса Брига и предупредил, что сегодня встретиться с ним не смогу, потом без особой надежды набрал рабочий номер Яна Навина, но, как ни удивительно, дивизионный комиссар оказался на месте.

– Вот черт! – только и выдохнул он, выслушав мой отчет. Немного помолчал и спросил: – Уверен, что это наш случай?

– Человека опустили головой в Вечность, потом подняли. Опустили и подняли. Ян, как думаешь, наш это случай или нет?

– Черт побери! – вновь выругался Навин. – Думаешь, жертву намеревались сделать тронутым?

– И сделали бы, не сорвись стопор.

– Хорошо, забираем это дело себе. Ты сообщишь Раевски, или мне ему позвонить?

– Сам позвоню. – Я утопил рычажки аппарата, отыскал в записной книжке телефонный номер с тщательно вымаранным именем бывшего инспектора криминальной полиции и принялся крутить диск.

Филипп снял трубку почти сразу – бьюсь об заклад, сидел и ждал моего звонка.

– Что скажешь, Виктор?

– Ну не знаю, – неуверенно протянул я. – Похоже на гангстерские разборки. Как по мне…

– Ты серьезно?

– Ну сам посуди, если бы мы брались за каждый случай, когда человека в подземке сталкивают в Вечность…

– Виктор! – рявкнул инспектор. – Так нельзя! Убийцы преднамеренно использовали Вечность в качестве орудия преступления! Они связали жертве ноги и опустили головой в безвременье! Гангстеры так не поступают!

– Может, ты и прав, – пробормотал я. – Но что я скажу шефу? Что взял дело, от которого так и разит заказным убийством?

Филипп шумно вздохнул и спросил напрямую:

– Виктор, чего ты хочешь?

– Твои люди не уедут отсюда, пока не опросят всех свидетелей. И выдели мне машину с водителем. Тогда я попытаюсь убедить Яна.

– Машину дам на неделю.

– Не думаю, что это дело получится распутать вот так сразу. Филипп, тебе нужен висяк?

– Машина на две недели и Алан Портер в помощь.

– Ты выкручиваешь мне руки.

– Мне поговорить с капитаном?

– Ладно, договорились, – хмыкнул я и кинул трубку.

Вышел на улицу, закурил, запрокинул лицо к сыпавшему моросью небу. Постоял так какое-то время и отправился обратно на место преступления.


Освободился в девятом часу. Освободился, ровным счетом ничего не выяснив. Зацепок – ноль. Не было ни имени жертвы, ни очевидцев. По сути, не было ничего, кроме самого покойника.

Оставалось лишь уповать на то, что исчезновение господина в дорогущих штиблетах из крокодиловой кожи не останется незамеченным его родственниками и коллегами, и они обратятся в полицию. И вот тогда начнется настоящая работа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8