Павел Корнев.

Без гнева и пристрастия



скачать книгу бесплатно

Советник Гардин был той еще сволочью, и у него имелся очень весомый повод влезть в кресло мэра помимо власти, которую дает этот пост. Поэтому я лишь усмехнулся и ничего говорить не стал.

– Нам понадобятся неоспоримые доказательства, – заявил медиатор, строго глянул на меня и предупредил: – Пусть до суда дело и не дойдет, но одних голословных обвинений будет недостаточно.

– Приложу все усилия, – осклабился я в ответ.

– Рассмотри и другие возможности, – счел нужным напомнить Алекс Бриг.

– Я же профессионал!

– На это и рассчитываю. – Медиатор достал из бумажника пятерку и кинул ее перед собой, но подниматься из-за стола не стал. – А теперь о хорошем, – произнес вдруг он.

– А есть и хорошее?

– Твой несостоявшийся тесть предложил конвертировать комиссионные платежи в недвижимость.

– Что он пытается нам впарить? – поморщился я. Не так давно мы с Алексом организовали Томасу Соркину одну весьма выгодную сделку, в ответ тот обязался проводить платежи по ней через нашу контору. И вот двух месяцев не прошло, как ушлый промышленник пытается пересмотреть условия сотрудничества.

– Он предлагает нам одну из фабрик.

– Надеюсь, ты отказался?

– Ее реальную стоимость мы комиссией и за четверть века не перекроем.

– Она не стоит ничего! Ты хоть представляешь, как загажены вечностью производственные цеха?

Основным сырьем на заводах являлась обогащенная вечность, а ее отходы были не только токсичны, но и накапливались и пропитывали собой все вокруг. Насколько мне было известно, Томас Соркин не имел обыкновения тратиться на очистные сооружения.

– Нам хватит и одного административного здания, – отрезал Бриг. – Казино и клуб внизу, лофт-апартаменты наверху, посередине – номера. Мы с тобой озолотимся.

– Сомневаюсь.

– Завтра вечером съездим туда, сам все увидишь.

– Как скажешь, – решил я не спорить с медиатором, отдавая должное его деловой хватке.

– Еще понадобится человек, который не позволит ободрать нас строителям.

– Сол Коган? – навскидку предложил я кандидатуру знакомого гангстера.

– Сгодится, – решил Алекс и поднялся из-за стола. – Ты идешь?

Я нахлобучил шляпу и вслед за приятелем покинул кафе. Рядом немедленно остановился мягко урчащий мощным движком лимузин.

– Тебя подвезти? – предложил Бриг.

– Пройдусь, – отказался я и зашагал по тротуару.

На душе было неспокойно. Даже подумалось вдруг, что оплачиваемый отпуск не такая уж плохая штука по сравнению с предстоящим расследованием.

Впрочем, теперь-то что толку сокрушаться? Ставки сделаны, ставок больше нет.


В кабинете я первым делом распахнул шкаф с документами и выудил из-за стоявших на полке папок початую бутылку виски. Плеснул немного на донышко кружки, выпил, выдохнул и задумчиво глянул на телефонный аппарат.

Звонить или не звонить? Вот в чем вопрос.

Но выбора особого не было, поэтому я уселся за стол, выложил перед собой блокнот и снял трубку.

Привычно набрал знакомый номер, и почти сразу длинные гудки в динамике сменились голосом Филиппа:

– Инспектор Раевски на проводе!

– Привет, Филипп, – произнес я тогда, – есть минутка?

– Слушаю тебя, Виктор.

Я покрутил головой, подбирая слова, потом решил ничего не выдумывать и выложить все как есть.

– Слышал о пожаре в доме мэра? – спросил собеседника.

– Ну? – озадаченно отозвался инспектор.

– Говорят, это был поджог.

– И?

– Мэр в бешенстве.

– Виктор, к чему ты клонишь? – тяжело вздохнул Раевски.

– Меня попросили неофициально покопаться в этом деле.

– Так ты теперь работаешь на мэрию?

– Полагаешь, в моем положении подобную просьбу можно проигнорировать?

Инспектор подавился смешком и уже на полном серьезе спросил:

– Что ты хочешь?

– По моим данным, первой на пожар приехала патрульная машина… – Я нашел переписанный в блокнот номер, продиктовал его инспектору и уточнил: – Правильно?

– Так и есть, – подтвердил Филипп. – Сержант Сэм Варниц и патрульный Грег Брод. Это они вызвали пожарную команду.

– Так понимаю, это дело на контроле не у меня одного? – ехидно поинтересовался я.

Раевски на подначку никак не прореагировал.

– Хочешь с ними поговорить? – уточнил он.

– Было бы неплохо, – подтвердил я. – Пришлешь их ко мне?

– Не проблема.

– Да, кстати, а что они вообще там делали?

– Патрулировали район.

– На постоянной основе?

– Да, эта машина приписана к Старому Берегу.

– Понятно. Так я их жду?

– Будь на месте, сегодня после смены зайдут.

Я положил трубку и только переписал в блокнот имена полицейских, как в кабинет заглянул Алан Портер.

– Собираюсь знакомых убитой опрашивать, ты идешь?

– Да, разумеется. Одну минуту!

Сделав звонок в пожарную инспекцию, я попросил прислать мне копию отчета о пожаре в доме мэра, затем прихватил с собой блокнот и вышел в коридор.

– Как съездил? – спросил у детектива, запирая дверь:

– Никак, – поморщился в ответ Алан.

– Серьезно? – удивился я, обернувшись к напарнику.

Выглядел тот, надо сказать, еще потрепанней и пришибленней, чем утром.

– Для родителей она до сих пор маленькая девочка, – вздохнул Портер, направляясь к лифту. – Поверить не могли, что их ангелочек уже интересовалась мальчиками. Твердили об изнасиловании.

– Ты в это не веришь?

– В это не верит коронер, – резонно заметил Алан.

– Аргумент, – признал я. – А дневник? У каждой уважающей себя девушки должен быть дневник.

– Пустышка, – вздохнул Портер. – Забросила его год назад, сразу после поступления в университет. Ничего полезного, но можешь посмотреть, если есть желание.

– Больше года дневник не вела? Досадно.

Мы спустились на третий этаж и прошли в комнату для допросов. Там Портер попросил дежурного:

– Запускайте по списку! – потом уточнил у стенографистки: – Вы готовы?

– Да, – ответила дамочка средних лет, подравнивая стопку чистых листов писчей бумаги.

Первой дежурный завел девицу с выбивавшимися из-под модной шляпки локонами черных волос, покрасневшими глазами, потеками туши на лице и припухшим носиком.

– Можно воды? – сразу попросила она.

– Разумеется, – разрешил Алан и наполнил стакан.

Девчонка вцепилась в него, будто в спасательный круг, и я обратил внимание, сколь сильно дрожат у нее руки.

Похмельный тремор? Ох уж эта золотая молодежь…

– Жанна Риг? – уточнил Портер, делая отметку в своем списке.

– Да, – подтвердила девушка, отставив ополовиненный стакан.

– Вы хорошо знали Шарлотту Ли?

– Чарли была моей лучшей подругой.

– Чарли? – озадачился я.

– Так звали ее друзья, – пояснила Жанна.

Алан сделал у себя еще одну отметку и продолжил расспросы:

– Жанна, когда вы видели ее последний раз?

– На вечеринке. Она ушла сразу после двенадцати.

– Одна?

– Да.

– Ночью? – удивился я.

– Сказала, что ее ждет машина, хотя я не помню, чтобы она вызывала такси.

– Вот как? – вновь перехватил инициативу Алан. – А Шарлотта не сказала, куда собирается?

– Нет.

– А вы спрашивали?

– Спрашивала, – подтвердила девушка и шмыгнула носом. – Чарли только отшутилась, что скоро все об этом узнают. Мы даже немного повздорили. В последнее время она стала не такой открытой, как раньше.

Портер кинул на меня многозначительный взгляд и уточнил:

– Вы не знаете, с чем это было связано?

– Полагаю, у нее появился мужчина, – предположила Жанна, покраснела, но все же продолжила: – Женатый мужчина…

– Не знаете, кто бы это мог быть? – ухватился я за ниточку.

– Нет, – ответила девушка, но как-то не совсем уверенно.

– Никаких предположений? – почувствовав недосказанность, надавил на свидетельницу Портер. – Быть может, есть какие-то догадки?

– Нет.

– Как давно начались изменения? – тогда поинтересовался я, решив вернуться к этому вопросу немного позже.

Жанна лишь пожала плечами.

– Точно не помню, – покачала она головой.

– А если подумать?

Девушка насупилась, явно собираясь сказать, будто не помнит, но неожиданно встрепенулась.

– В конце ноября или начале декабря, – произнесла Жанна, нервно теребя платочек. – Да! Именно! В начале прошлого месяца Чарли перекрасилась в блондинку.

– Быть может, ей просто захотелось? – предположил Портер.

– Просто захотелось? Вы не знаете ее родителей!

Какое-то время мы еще пытались вытянуть из Жанны подробности, но больше ничего полезного та сообщить нам не смогла. Твердила о примерке нового платья, походе в кино, потекшей ручке и прочей ерунде, коей запомнился ей последний день с подругой, а под конец окончательно расклеилась, беспрестанно шмыгала носом, терла платочком глаза и хваталась за стакан с водой.

– Жанна, – мягко произнес я, устав от слез, – у Шарлотты были враги? Кто-то мог желать ей смерти?

– Нет, – категорично мотнула головой девушка, зябко поежилась и закусила губу. – Нет, ее все любили.

– Быть может, она с кем-то ссорилась, – тут же подхватил мою мысль Алан, – плохо о ком-то отзывалась? Вы ведь были подругами…

– Ее парень, – выдала вдруг Жанна.

– Парень? – переспросил Портер.

– Бывший парень. Они расстались еще осенью, но он не давал ей проходу.

– Как его зовут? Где живет? – зачастил Алан. – Он был на вечеринке?

Девушка озадаченно захлопала глазами, потом покачала головой:

– Нет, Валентина не приглашали.

– Валентин, а фамилия? – поторопил Жанну мой напарник.

– Не помню, но у меня записано. – Девица раскрыла выставленную на стол сумочку, достала записную книжку и, отыскав нужную страницу, прочитала: – Валентин Лански, домашний телефон…

– Вы позволите? – Алан забрал у нее блокнот и переписал телефонный номер. – Спасибо!

– На этом все, – улыбнулся я тогда Жанне, – но вам придется немного подождать, пока не напечатают протокол. – Я вызвал дежурного и предупредил: – Следующего свидетеля запускайте через пять минут.

– Думаешь, она могла предупредить его? – удивился Портер, когда девушку вывели за дверь.

– Лучше подстраховаться, – решил я. – Алан, выясни адрес и пошли за этим Валентином машину, – потом попросил стенографистку: – Отнесите протокол машинистке и сразу возвращайтесь. – Я достал визитку, написал на ней свой домашний телефонный номер и вышел в комнату ожидания.

– Жанна, – склонился я к ссутулившейся девушке, – если вы что-нибудь вспомните, сразу звоните. Поверьте, для расследования важна любая информация. Особенно о человеке, с которым встречалась Шарлотта. Возможно, именно он причастен к ее гибели. Подумайте об этом. Насчет огласки не беспокойтесь, мы сможем поговорить наедине, без свидетелей. Без протокола.

Девушка какое-то время смотрела на протянутую визитку, затем приняла ее и спрятала в сумочку.

– Я позвоню, – пообещала она и скрестила руки, пытаясь сдержать бившую ее дрожь. – Если что-нибудь вспомню…

– Шарлотта была вашей подругой. Ее убийца не должен остаться безнаказанным, – напомнил я и ушел в комнату для допросов.

Вскоре вернулись Алан Портер и стенографистка, и мы продолжили опрашивать приглашенную на вечеринку молодежь. Гуляла на новогоднем празднике компания человек в тридцать, но никто не знал, куда Шарлотта собиралась после вечеринки, не провожал ее до машины и не видел, чтобы это делал кто-то другой.

Затем мы побеседовали с обслуживающим персоналом и приглашенными музыкантами, но лишь впустую потратили свое время.

Никто ничего не видел, не слышал, не знал. Все как всегда.

Сделав небольшой перерыв, приступили к опросу друзей и знакомых Шарлотты, ее университетских одногруппников, но ничего полезного не добились и от них. О разрыве с прежним воздыхателем знали все, о новом – даже слухов не ходило. И это было просто удивительно: юные девицы – те еще сплетницы, и перипетии личной жизни подруги просто не могли не привлечь их внимания.

– Ни у кого ни судимостей, ни приводов, – сообщил Алан Портер, когда мы закончили, и принялся массировать виски. – Даже с травкой не попадались.

– Это еще ни о чем не говорит, – вздохнул я. – Золотая молодежь, у каждого – по персональному адвокату.

Алан кивнул, соглашаясь с моими словами, и спросил:

– Как выстроим беседу с бывшим дружком?

– Надави на него, – предложил я.

Детектив удивился:

– Почему я?

– Ты большой, небритый и мрачный. Тебя он воспримет всерьез. И не спрашивай – зачем, спрашивай – где. В отношении самого факта сомнений быть не должно.

– Как скажешь, – кивнул Алан.

Я налил себе воды и выпил; от бесконечных разговоров пересохло в горле.

Тут приоткрылась дверь, и к нам заглянул дежурный.

– Привезли Лански, – сообщил он. – Заводить?

– Давайте.

Двое дюжих патрульных завели внутрь худощавого паренька, усадили его на стул и встали по бокам.

– Свободны, господа, – отпустил я их.

– Что происходит? – потребовал объяснений Валентин, нервно сцепив тонкие пальцы.

В глаза мне бросились усыпанные бриллиантами запонки, да и костюм был приобретен точно не в магазине готового платья, а шелковый галстук стоил никак не меньше двух сотен.

– Что вы на меня смотрите?! – сорвался на крик Лански, не дождавшись ответа, и повторил: – Что происходит?!

Алан Портер молча поднялся из-за стола, зашел пареньку за спину и вдруг прорычал:

– Где ты убил Шарлотту?

– Что?! – Лански вскинулся, но тотчас плюхнулся обратно, когда ему на плечо легла тяжелая рука детектива.

– Где ты ее убил? – повторил Портер вопрос.

– Я никого не убивал! – тоненько взвизгнул Валентин.

– Рассказывай! – осклабился Алан. – Нам все известно!

– Мне нужен адвокат! – неожиданно выдал Лански. – Мой отец юрист, я знаю свои права!

Я едва удержался от того, чтобы не прищелкнуть пальцами. Лански! Ну конечно же! Юридическое бюро «Лански, Гор и партнеры».

Портер реплику паренька проигнорировал, склонился к нему и прямо в ухо проорал:

– У тебя нет никаких прав!

Валентин брезгливо поморщился, но не произнес ни слова.

– Алан, – негромко произнес я, – не дави на него, присаживайся.

– В самом деле? – удивился Портер.

– Садись, – подтвердил я и спросил: – Валентин, как давно ты знаком с Шарлоттой Ли?

– Мне нужен адвокат, – заявил в ответ паренек. – Я знаю свои права, мне нужен адвокат. Я ничего не буду говорить без своего адвоката!

– Никто тебя ни в чем не обвиняет. Произошло небольшое недоразумение.

– Мне нужен адвокат.

Захотелось, подойти и отвесить ему подзатыльник, но я сдержался и вместо этого спокойно улыбнулся:

– Если ты не начнешь отвечать на вопросы, мы задержим тебя и объявим главным подозреваемым в убийстве Шарлотты. Да, все это шито белыми нитками и любой мало-мальски опытный адвокат легко добьется твоего освобождения под залог, а дело за неимением улик рассыплется само собой, но советник Ли вряд ли будет спокойно смотреть, как убийца его племянницы спокойно разгуливает на свободе. Не сможет добиться уголовного преследования – раздавит с помощью общественного мнения.

– Я ее не убивал! – выкрикнул Валентин. – Не убивал, ясно вам?

– Ты ее любил? – спросил Алан.

– Да!

– Она тебя бросила?

– И что с того?

– Вы с ней ссорились, и ты продолжал ее преследовать?

– Я хотел ее вернуть!

– Разозлился и убил в припадке ярости, – подытожил Портер. – Непредумышленное убийство на почве страсти, получишь лет десять, выйдешь через пять.

– Зачем вы это говорите? – паренька передернуло от омерзения. – Зачем вы все так извращаете?

– Где ты был во время убийства, Валентин? – спросил я тогда.

– Не знаю, – пожал плечами подозреваемый. – На приеме у Бартонов, наверное. А какое именно время вас интересует?

– С полуночи до восьми утра первого числа, – подсказал я, намеренно очертив больший интервал времени, чем требовалось.

– До шести утра мы были на приеме, потом поехали домой.

– Ты был с родителями? – вновь взял Алан подозреваемого в оборот.

– Да.

– Никуда не отлучался?

– Нет.

– Кто это может подтвердить?

– Да кто угодно! Мои родители, Бартоны, шофер…

Алан выдернул из стопки писчей бумаги чистый лист и придвинул его и карандаш к пареньку.

– Пиши.

Валентин принялся перечислять имена; я какое-то время наблюдал за ним, потом спросил:

– Как давно ты знаешь Шарлотту?

– С первого курса.

– Год?

– Полтора.

– Ты ее хорошо знал?

Валентин оторвался от листа, с подозрением глянул на меня и осторожно подтвердил:

– Достаточно.

– Вы были близки?

Лицо паренька налилось краской, он стрельнул глазами в сторону стенографистки и выдавил из себя:

– Нет, – и сразу перешел в наступление: – К чему эти вопросы?!

Я только пожал плечами.

– Мы просто беседуем. Так почему вы расстались?

– Это была не моя идея, – пробурчал Валентин, дописал имена и вернул листок.

– У Шарлотты появился кто-то другой?

– Я не знаю!

– Вы поэтому расстались?

– Я не знаю!

– Но тогда почему?

– Не знаю!

– Валентин, ты меня разочаровываешь, – мягко произнес я. – Утверждаешь, будто любил Шарлотту, но не хочешь помочь нам отыскать убийцу. Как так?

– Вы думаете, это я ее убил!

– Если не ты, то кто? – хмыкнул Алан.

– Я ничего не знаю!

– Почему вы расстались? – вновь спросил я.

Валентин обреченно вздохнул и ссутулился.

– У Шарлотты появился кто-то другой, – глухо признал он.

– Кто?

– Не знаю, она не говорила.

– Ты не пытался проследить за ней? – удивился Портер.

Паренек глянул на детектива, будто первый раз увидел, и, не скрывая презрения, выдал:

– Отношения должны быть основаны на доверии!

– Все так, – кивнул я, – но ты точно не знаешь, кто именно вскружил ей голову?

– Думаю, кто-то много старше ее, – вздохнул Валентин.

– Почему ты так решил?

– Когда мы расставались, Шарлотта сказала, что ей нужен кто-то более зрелый. Более опытный. За кем она сможет чувствовать себя, как за каменной стеной.

– Имени не назвала?

– Нет.

– Когда ты последний раз видел Шарлотту? – спросил я, решив завершать допрос.

– Не помню, – поежился паренек. – Она меня избегала.

– Примерно.

– В конце семестра, – неуверенно произнес Валентин.

– Даже не поздравил с праздниками? – удивился Алан.

– Я пытался! Хотел увидеть ее. Подарок приготовил! Позвонил, предложил встретиться, но она отказалась. Сказала, что у нее примерка платья. Примерка платья, подумать только!

– Когда это было?

– Тридцать первого.

– Больше ты с ней не разговаривал?

– Нет.

Я вызвал караульного и велел отвести паренька в дежурную часть. Потом спросил у Алана:

– Проверишь его алиби? Мне надо разобраться с бумагами.

– Не вопрос, – согласился взять это на себя Портер. – Так думаешь, это не он?

– Думаю, нет, – вздохнул я.

– Знаешь, – произнес вдруг детектив, – мы совершенно упускаем тот факт, что тело было обнаружено в морге! Надо опросить санитаров и помощников коронера, вдруг кто-то поможет установить место преступления. Не могло же тело взяться из воздуха!

– Вот и займись этим. И заодно проверь таксомоторные парки. Вдруг Шарлотта все же уехала на такси.

Алан досадливо поморщился.

– Инициатива наказуема, так? – спросил он, не скрывая раздражения.

– Воистину так! – похлопал я детектива по плечу и вышел в коридор.

После душной комнаты для допросов невыносимо разболелась голова, захотелось просто развалиться в кресле и перевести дух, но сначала пришлось зайти в дежурную часть, где меня дожидался пакет из пожарной инспекции, а когда я поднялся на седьмой этаж, у двери кабинета уже маячили двое полицейских в форме. Оба подтянутые, высоченные, плечистые, словно только-только сошедшие с рекламного плаката.

Один из них снял с головы фуражку и уточнил:

– Специальный комиссар Грай?

– Он самый, – кивнул я.

– Сержант Сэм Варниц, патрульный Грег Брод, – представился бугай с сержантскими нашивками. – Инспектор сказал, вы хотели нас видеть.

– Хотел. Проходите.

Я отпер дверь и первым зашел в кабинет. Уселся за стол, жестом пригласил полицейских присаживаться и принялся просматривать содержимое переданного из пожарной инспекции пакета.

– Слушаем вас, комиссар, – не выдержал Варниц. – О чем вы хотели поговорить?

– О пожаре, – подсказал я. – О пожаре в доме мэра. Вы ведь первыми там оказались, не так ли?

Сержант нахмурил лоб и пробурчал:

– Мы уже разговаривали с пожарным инспектором и парнями из дивизиона алхимической безопасности…

– Ну а теперь поговорите со мной.

– Нас в чем-то подозревают? – разнервничался Брод.

– А есть в чем? – спросил я, не дождался ответа и вздохнул: – Никто вас ни в чем не подозревает, но поджог дома мэра наделал много шума, поэтому меня попросили неофициально взять расследование под свой контроль.

– Поджог? – озадачился сержант Варниц. – Нам ничего об этом не известно!

– В одной из комнат были обнаружены следы алхимического реагента, – поведал я. – Так что это был поджог, никаких сомнений.

– Мы ничего об этом не знаем.

– Как вы вообще там оказались?

– Патрулировали район, – пояснил сержант, – получили вызов от диспетчера о возможном выстреле, а когда приехали, дом мэра уже горел.

– Получается, вы просто оказались ближе всех к этому месту?

– А разве непонятно? – вырвалось у патрульного.

Сержант ожег его недобрым взглядом и подтвердил:

– Да! Мы просто оказались ближе всех.

– Что вам сообщил дежурный? – уточнил я.

– Было сообщение о шуме по этому адресу. Кому-то почудился выстрел. Скорее всего, это была петарда, но ехать в любом случае пришлось.

– Звонивший представился?

– Мне об этом ничего не известно.

– Видели кого-нибудь в округе? Прохожих, подозрительные машины?

– Нет.

– Понятно. – Я пожал плечами и отпустил полицейских: – Что ж, можете быть свободны.

Громилы поднялись на ноги, нахлобучили фуражки и отправились восвояси.

Я какое-то время задумчиво вертел в руках карандаш, потом кинул на его стол и помассировал подушечками пальцев сомкнутые веки.

Сержант был спокоен как удав, а вот его напарник откровенно нервничал.

Почему? Из-за одного лишь внимания старшего по званию, или ему есть что скрывать? Непонятно. Но в любом случае связывать эту парочку с убийством Шарлотты нет никаких оснований; их автомобиль и в самом деле мог просто оказаться ближе других.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8