Павел Астахов.

Сеть



скачать книгу бесплатно

«Мне все надоело. Иногда думаю – на фиг вообще живу на этом свете? Какой смысл жить?»

«У жизни нет смысла, – написала Мэлори. – У жизни есть вкус. Сладко – мы кайфуем. Кисло, горько – мы блюем. Жизнь – тягомотная штука, Рома. Это муторный и скучный процесс старения. Вот и все, больше ничего. Вот представь себе среднестатистического мужика. Он корячится, пыхтит, ходит на работу, в магазин, покупает всякие шмотки… А потом его, к примеру, сбивает машина. А он кредитов набрал. Или у него дети остались маленькие. И жена при всех плачет, а ночью втихаря проклинает. Мол, что же мне теперь делать одной?»

Пока Роман, немного ошарашенный, думал над тем, что вдруг ему выдала новая знакомая, от нее пришло очередное письмо:

«Я разочаровалась в жизни. Каждый день одно и то же. Серые, одинаковые дни, которые сливаются в монотонный туман. Как уходящая в небеса бесконечная унылая лента. И конца этому нет. Ты когда-нибудь думал о том, что нас ждет там

– Там? – пробормотал вслух сбитый с толку Роман.

«Ты говоришь о смерти?» – написал он.

«Я говорю о другом мире. Который ждет всех нас после того, как часы отобьют последний час».

«Нет, – признался Роман. – Не думал».

«Там необычайно спокойно и тихо»

Юноша нервно поерзал на стуле, чувствуя, что его лоб покрылся испариной.

«Откуда ты знаешь?» – полюбопытствовал он.

«Потому что я уже пыталась уйти туда».

Роман вытер рукавом взмокший лоб.

«Зачем?!»

«В 13 лет меня изнасиловали. Их было двое. Вечером в подъезде они затащили меня на крышу. Их потом нашли, но быстро отмазали – родители крутые оказались. Я пыталась повеситься. Висела почти целую минуту. Меня старший брат вытащил из петли. Зря, наверное. Через год он сгорел с друзьями на даче. Много выпили, и кто-то уснул с сигаретой. Но это неважно. У меня на шее шрам теперь. Я все время шарфики ношу. Выслать фотку? В смысле, шрама, а не шарфика».

Роман был потрясен. Он вновь и вновь перечитывал послание девушки, даже не представляя, что в таких случаях следует говорить. Утешать? Но Мэлори явно не из тех, кто нуждается в словах поддержки. Стоит только посмотреть на фотки, размещенные на ее страничке. Как говорят, из таких девчонок гвозди можно делать…

«Если ты хочешь…» – написал он, и тут же пришло очередное письмо с приложенной фотографией. На ней была изображена худенькая девичья шея, которую опоясывал уродливый шрам багрового цвета.

«Потом я резала руки. Откачали. Хм. Но это ничего не меняет», – известила Мэлори. – Я уже была там. И поверь. Если бы была возможность, я оттуда бы не возвращалась».

Глубоко вздохнув, Роман набрал:

«Почему?»

«Потому что там никто не предает. Не врет. Не лезет к тебе в трусы и в душу, – объяснила Мэлори. – Но мое время пока не наступило…»

Роман почувствовал, как по спине пробежал ледяной холод.

Пока не наступило…

«Если ты обещаешь хранить секрет, я кое-что расскажу тебе», – написала Мэлори.

«Конечно.

Я – могила», – без раздумий ответил Роман.

«Аха-ха! Классно сказано, могила! В общем, я как-нибудь пришлю тебе ссылку на очень крутую группу. Там все по-взрослому. Она закрытая, потому что случайных людей там нет. Понимаешь?»

«Нет», – честно ответил юноша.

«Ну, пока и не надо. Главное – полная тайна. Договорились? Я могу тебе доверять, Рома?»

«Конечно!»

«Киты снова плывут вверх?»

«То есть?» – с недоумением ответил Роман.

«Так говорят, когда дело близится к исходу», – пояснила Мэлори.

«Ясно», – ответил парень, начиная догадываться, что именно имела в виду его странная знакомая. Перед глазами мелькнул образ несчастного кита, валяющегося на берегу под палящими лучами солнца.

«Он устал жить», – вспомнил он комментарий под жуткой фотографией.

«Ты еще не ложишься спать?» – спросила девушка, и Роман ответил, что нет.

«Тогда послушай еще одну историю. Это из реальной жизни. И, кстати, главный герой очень похож на тебя. То есть ситуации у вас одинаковые… Однажды этот парень полюбил одну красивую девушку. Но…»

Так они проговорили почти всю ночь, и лишь в начале шестого Роман, выжатый как лимон, с гудящей головой и красными глазами, повалился в кровать.

Визит

В дверь палаты постучали, и Карина, стоявшая у окна, удивленно обернулась. Врач ее уже осмотрел, тем более у них вообще не принято стучать в дверь пациентам. Кто бы это мог быть? Может, уборщица?

– Открыто! – произнесла она, и внутрь вошел Артем. На адвокате был свежий костюм, в руке покачивался увесистый пакет.

– Доброе утро, – улыбнувшись, произнес он. – Как мы сегодня себя чувствуем?

– Здравствуйте, – смущенно ответила женщина. – Спасибо, намного лучше.

Карина была необычайно рада визиту Артема, и ей вдруг стало стыдно за свои вслокоченные волосы и измятые, в грязных разводах джинсы, которые она только что сняла с батареи.

Между тем от нее не ускользнуло, что Павлов гладко выбрит и на его лице нет даже намека на утомленность или усталось, хотя Карина прекрасно знала, что ее нежданный спаситель в лучшем случае смог поспать от силы пару часов, так как уехал из больницы, куда их доставила «Скорая», глубокой ночью.

– Глядя на вас, никогда бы не поверила, что несколько часов назад вы плавали в Москве-реке, – сказала она. – И не просто плавали, а спасли незнакомую женщину.

– Мы же вроде на «ты» перешли, – напомнил Павлов, ставя пакет на стол.

– Прости, забыла. Как-то непривычно называть на «ты» столь известную личность, – призналась женщина. – Я как-то со знаменитостями не часто купаюсь. – Она грустно усмехнулась.

Между тем адвокат, не обращая внимания на ее печальный сарказм, по-хозяйски уверенно выложил наружу яблоки, груши, виноград, а также упаковки сока. Карина всплеснула руками:

– Артем, куда мне столько?! Этого на неделю хватит!

– Вот и отлично, – кивнул адвокат, присаживаясь на стул. – Я еще тебе пару книг взял, обязательно найди время и прочти. Восточные притчи о разных случаях в жизни. Да, вот еще кроссворды, чтобы не скучала. Ручку прилагаю. Скучать не будешь?

– Постараюсь занять себя. Еще раз спасибо за заботу. Меня, наверное, завтра уже выпишут, – нерешительно предположила Карина.

– Об этом не волнуйся. Как только состояние твоего здоровья не будет вызывать опасений, тебя выпишут. Да, кстати. Что ты сказала врачам, которые тебя обследовали? Они интересовались, как ты оказалась в воде?

Она вздохнула.

– Я решила не говорить правду. Просто сообщила, что слишком сильно перегнулась за перила. Мол, услышала, что внизу, в воде, громко мяукает кошка. Хотела спасти, нагнулась… Вот я и шлепнулась вниз. А ты ехал мимо, выскочил из машины и прыгнул вслед за мной.

Немного помолчав, Артем мягко произнес:

– Карина, я, конечно, люблю фантазировать, но точно не сторонник вранья… Скажу тебе прямо… в данном случае ты поступила правильно. Не нужно доктору знать подробности, побудившие тебя оказаться по другую сторону перил.

– Догадываюсь, – мрачно проговорила женщина. – Меня могли отправить в психушку. Так?

– Ну я не стал бы утверждать это со стопроцентной уверенностью, – пожал плечами Артем. – Вероятно, на первый раз с тобой специалисты провели бы беседу. Но на учет в психоневрологический диспансер вполне могли бы поставить. А это в значительной степени осложнило бы твою жизнь в дальнейшем. Понимаешь?

Павлов перехватил пронзительный взгляд своей новой знакомой и твердо произнес:

– Да, Карина. После этой ночи у тебя началась новая жизнь. И от того, как скоро ты снова встанешь на правильные рельсы, зависит по большому счету от тебя самой. Ты должна жить. Ты обязана жить. Теперь за двоих! Этого бы хотела твоя дочь.

Карина отвернулась, плотно сжав губы.

– Мы с тобой коротко поговорили сегодня ночью. Сама понимаешь, присутствие санитаров не сильно располагало к откровениям, – продолжил Артем. – Если хочешь, мы можем сделать это сейчас. Ты готова?

Несколько секунд Карина неподвижно смотрела в одну точку, затем повернулась к Павлову:

– Наверное, в твоих глазах я выгляжу ненормальной дурой?

– Карина, перестань, – сказал Артем. – Мы обыкновенные люди. Со своими достоинствами и недостатками, у каждого свои тараканы. Кто-то может без труда справиться со стрессом, а кому-то требуется помощь. Ты не должна винить себя в том, что случилось. Не нужно жить прошлым. Мир таков, что все, происшедшее с тобой, нужно принять как данность. Ты не в состоянии вернуть события, которые уже произошли и канули в прошлое. Поэтому наша главная задача – разобраться в проблеме и каким-то образом начать жить заново. Надо создавать будущее! Ты согласна со мной?

Карина кивнула.

– Тогда я тебя внимательно слушаю.

– Ну, раз так, – промолвила женщина. – Я начну, как говорят, с меркантильной стороны дела. После того как я потеряла Сашу, меня сократили на работе. Нашего директора поймали на взятке, и новое руководство особенно не церемонилось с персоналом. Квартира, в которой мы проживали с дочкой, была куплена по ипотеке, и у меня возникли просрочки. Банк не стал долго церемониться и обратился к коллекторам. С учетом набежавших процентов и общей суммы долга мне нужно выплатить более трех миллионов. Коллекторы свое дело знают. Во всяком случае, моя и без того невыносимая жизнь превратилась в самый настоящий ад. Я уже привыкла к звонкам по ночам, угрозам и исписанной похабщиной двери. Но, как мне кажется, это только начало.

С губ Карины сорвался вздох.

– Я пробовала устроиться на другую работу, но меня словно сглазили – ни одного успешного собеседования. После похорон Саши мне едва хватает на хлеб.

Павлов с непроницаемым лицом слушал повествование женщины, сложив перед собой руки. Видя, что Карина замолчала, он осторожно спросил:

– Банк переуступил свои права по взысканию с тебя долга коллекторскому агентству? Или тебя просто запугивают?

– Я не знаю, ничего не понимаю… – устало ответила Карина. – Но… из банка тоже постоянно звонят.

– Хорошо, поставим вопрос иначе. Банк уведомлял тебя о том, что теперь твой долг вправе взыскивать коллекторы?

Женщина покачала головой.

– Я никаких писем или уведомлений от банка не получала.

– Значит, они просто прощупывают тебя на прочность, – сделал вывод Артем. – Нужно собрать все документы, какие в настоящий момент у тебя на руках, и обратиться в банк, в котором ты оформляла ипотеку. Уверен, что можно добиться реструктуризации долга. Ну рассрочки или отсрочки по выплатам банку. Банк не заинтересован, чтобы довести тебя до ручки, ему нужно вернуть свои «кровные». Что касается ночных звонков и угроз так называемых коллекторов… Похоже, ребята просто заигрались. Это чистой воды криминал. Сегодня же составим заявление в местный отдел полиции и прокуратуру, пусть проводят проверку.

– В прокуратуру?

Карина выглядела испуганной.

– Именно. Даже если это официальное коллекторское агентство, зарегистрированное в реестре, они не имеют права выходить за пределы своих полномочий. Новый закон запрещает ночные звонки, я уж молчу про угрозы и порчу твоего имущества. Ничего не бойся. Свои права нужно отстаивать. Да, к слову. Ты кто по профессии?

– Бухгалтер.

– Хм…

Павлов на мгновение задумался, подперев подбородок кулаком. Бросив совершенно случайный взгляд, Карина с удивлением отметила, что руки медийного адвоката не выглядят изнеженными.

«Похоже, этими руками он может не только бумаги перебирать или подписи ставить, – пронеслась у нее в голове мысль, – но и дать хороший отпор, когда это потребуется…»

– Ближе к вечеру я позвоню тебе, – наконец сказал Артем. – Мне нужно переговорить кое с кем, и, возможно, мы решим эту проблему. Ты ведь не против вернуться к работе? В качестве бухгалтера?

– Конечно, – пролепетала Карина. Все происходящее начало казаться ей фантастическим сном. – Спасибо… я хотела сказать…

Она поймала взгляд адвоката, цепкий и пристальный, и с трудом выдержала его.

– Нет. Сейчас не об этом! Ты не все рассказала мне, – спокойно произнес Павлов.

Карина молча смотрела адвокату прямо в глаза. Где-то в отдаленных закоулках сознания внутренний голос шептал, мол, никакой пользы от того, что сейчас она изольет душу случайному знакомому, не будет.

«Зачем ему знать это? Чем он сможет помочь мне?» – в смятении подумала она, нервно покусывая губы.

– Карина, я тебя не тороплю. Сейчас самое главное – прийти в себя. Найти себя, если так можно выразиться. Вспомни, как ты выныривала сегодня ночью. Как хватала ртом воздух. Помнишь?

– Еще бы, – невольно улыбнулась женщина.

– Ты должна сделать то же самое, только в своем сознании. Понимаешь? Поднимись на поверхность, фыркни, стряхни с себя воду, оглянись по сторонам!

– Ты умеешь убеждать, Артем, – тихо сказала Карина. – Не знаю, но почему-то я тебе безоговорочно верю. Поэтому и расскажу все, как было. О своей дочери. Но… Не пожалеешь? Вникать в чужое горе – это не сказки на ночь слушать. Ты и так столько время на меня потратил…

Павлов развел руки в стороны:

– Я не умею лицемерить. И не верю в случайность. Если Бог тебя послал мне этой ночью, или, наоборот, меня свалил тебе на голову, кстати, в прямом смысле, значит, так было угодно судьбе. И меня бы тут не было, если бы меня не волновали твои проблемы. Так что после сегодняшней ночи я несу ответственность за тебя. Да-да, не удивляйся. Помнишь восточную мудрость? «Спасший жизнь человеку теперь в ответе за его поступки». А теперь расскажи мне про Сашу.

Карина снова вздохнула.

– Когда мы развелись с мужем, я отдалилась от нее. В какой-то момент я просто настолько погрузилась в свои проблемы, что совсем перестала уделять ей внимание. Я жила своей жизнью, она своей. У меня работа и подруги, у Саши – Интернет. Она почти не вылезала из Сети. Завтракала и ужинала в комнате… Выйдет только, чтобы с Тимом погулять или умыться перед сном.

– Тим, как я понял, это собака? – уточнил Артем.

– Да, эрдельтерьер. Одно время Саша была просто без ума от него. Ну… У дочери были подруги, и она даже приводила несколько раз их домой. Но в последние два месяца она была совершенно одна. Я даже не припомню, чтобы она с кем-то говорила по телефону.

– У Саши был молодой человек?

Карина задумчиво скрестила на груди руки.

– Она общалась с каким-то Мишей. Я его видела всего один раз, и мне сложно сказать, какие между ними были отношения. Но мне известно, что буквально за несколько минут до смерти Саша звонила ему.

Голос женщины дрогнул, словно она случайно споткнулась на ровном месте.

– Я… еще вернусь к этому моменту, – проговорила она. – В тот день она вскочила ни свет ни заря. Подхватила Тима и на улицу. Причем у меня возникло ощущение, что она не собиралась брать собаку с собой. Просто я тоже встала рано и застала ее в дверях. Понимаешь? Саше был нужен повод, чтобы уйти так рано!

Павлов кивнул.

– Я сто раз проигрывала в памяти эту ситуацию… Боже, почему мое сердце мне ничего не подсказало? А потом… Потом мне позвонил в дверь сосед. Сказал, мол, что-то с дочерью случилось, на стройке ее нашли.

Карина всхлипнула.

– Ее обнаружили на башенном кране. А этот кран стоял в нескольких метрах от недостроенной многоэтажки. То есть Саша не смогла бы в одиночку привязать веревку к крюку, понимаешь? Я… я прибежала на стройку, когда мою дочь уже заворачивали в черный мешок!

Она вытерла глаза, уже не сдерживая слез.

– В песке я нашла ее телефон. Я выяснила, что Саша дважды звонила Мише, и сообщила об этом следователю. Но он только отмахнулся от меня. Я пыталась сама поговорить с парнем, но его родители не разрешают мне приближаться к их сыну… Говорят, мол, он сам в шоке, вы его психику травмируете. И у него якобы развилась депрессия. Когда Саша ему звонила, его мобильник был вне сети. Он просто спал, а его телефон был выключен.

Карина снова обратила свой взор в окно.

– Представляешь, Артем? – тихо произнесла она. – Моя дочь в петле, а у него депрессия. Если бы Саша дозвонилась до него, вероятно, все было бы иначе… Мне кажется, я ненавижу его!

– Карина, успокойся. Может, парень и правда ни при чем, – сказал Павлов. – Это отдельная тема, и мы еще вернемся к ней. Что тебе еще стало известно?

– В телефоне Саши было одно странное сообщение. Там было всего одно слово: «Струсила?» И, судя по всему, это сообщение поступило на телефон моей дочери буквально за пару минут до смерти.

Услышав это, Артем словно весь подобрался, как пружина.

– Вот как? Ты говорила об этом следователю?

Карина раздраженно махнула рукой.

– Говорила, а что толку? Сказали, мол, разберемся. А дальше тишь да гладь.

Карина отошла от окна. На ее бледном лице застыла решимость человека, готового идти до конца.

– Артем, я уверена, что Саша не могла самостоятельно уйти из жизни. Кто-то «помог» ей в этом ужасном деле. Она очень спешила в то утро, как будто ее кто-то торопил – раз. Привязанная к крану веревка – два. Такое ощущение, что эту виселицу специально приготовили… Странное сообщение по телефону – три. Кому понадобилось провоцировать Сашу? Зачем эти подначивания «на слабо»?! Я бы глаза выцарапала этой нелюди, что такие вещи вытворяет!

Карина перевела дух. Она обхватила виски ладонями, словно испытывая головную боль.

– И потом, пока я поднималась на крышу, я внимательно оглядывалась. Артем, кроме прочего, стены в этом заброшенном доме были изрисованы странной тематикой… Виселицы всякие, прощальные слова… Бабочки, увядшие цветы. Киты.

– Киты? – переспросил Павлов.

– Да. Понятия не имею, что это означает, – промолвила женщина.

– Ты сказала, что Саша большую часть времени проводила в Сети.

– Это так. После того как все случилось, я попыталась войти в ее ноутбук, но у меня ничего не вышло – она поставила пароли почти на все программы. Со своего планшета я зашла на ее страничку в одной из групп, которых тысячи в социальной сети, – «Среди друзей». И знаешь что, Артем? В день смерти, где-то через час, как все произошло – я сверяла по часам – на странице Саши появилась странная надпись: «Ты сильная». К сожалению, аккаунт человека, который оставил этот комментарий, впоследствии был удален.

– Кто хоть это был? Имя, фамилия? Или просто ник? – задал вопрос Павлов.

Карина пожала плечами.

– Я сейчас не помню, но у меня где-то записано. Ты думаешь, после нескольких месяцев это имеет значение?

– Как знать, – уклончиво ответил Артем. Он побарабанил пальцами по столу, затем встал.

– Где сейчас ваша собака?

– Нигде, – угрюмо ответила Карина. – Тим долгое время просто сидел у забора и выл. Выл так, что у меня мурашки по коже бежали. Я попыталась увести его домой, но он не давался, а потом попросту сбежал. Несколько раз я видела его в парке – грязный, отощавший. Но он не подпускает меня к себе. Он… как будто считает, что это моя вина в смерти Саши. В общем, так оно и есть.

Она вскинула голову, густые каштановые волосы рассыпались по плечам женщины.

– Карина, я понимаю… нет, я и представить не могу, насколько тяжело тебе, но пойми и ты… мы не можем ходить по кругу, если хотим найти виновника твоих бед. – сказал Артем. – Не съедай себя, не мучай! Все, что ты рассказала, имеет важное значение. Из твоих слов можно сделать вывод, что о предстоящей трагедии с Сашей кто-то знал! Ведь кто-то прислал ей СМС перед тем, как все случилось?

– Я в этом не сомневаюсь.

– Значит, нужно выяснить, что это за человек и какой интерес он преследует, занимаясь подобным.

Артем шагнул к ней.

– У тебя есть родственники?

– Двоюродная сестра, – безразлично ответила Карина. – Живет в Химках. А что?

– Отношения хорошие?

– Более чем. Если бы не она, я даже не знаю, как бы с похоронами справилась, – призналась Карина.

– Переезжай к ней на время. Или уговори ее переехать на время к себе – ты ведь говорила, что у тебя «трешка»?

Карина задумалась.

– Ты не должна оставаться одна, – терпеливо объяснил Павлов. – Понимаешь?

– Я подумаю.

– Думать нечего. В твоей ситуации кто-то из близких обязательно должен находиться рядом.

Он мягко положил ей руку на плечо.

– Поверь мне. Мы справимся с этим. Ты должна верить в свои силы. Карина, жизнь продолжается. И несмотря ни на что, она бывает удивительной и прекрасной, поверь.

– Спасибо тебе. Спасибо, – прошептала она.

– А сейчас отдыхай. Я тебе позвоню, – пообещал Артем. – Обязательно позвоню.

Знакомство

Выйдя за пределы больницы, Павлов заглянул в крохотный магазин, расположенный в соседнем доме. Карты к оплате временно не принимали, и он долго рылся в карманах в поисках мелочи, чтобы купить бутылку минералки.

В машине он сделал несколько глотков, утолив жажду.

«Нужно снять немного наличности, – подумал он машинально, заводя машину. – Для подобных случаев».

Павлов вновь и вновь прокручивал в голове недавний разговор с Кариной.

Она явно не оправилась от удара, вызванного потерей единственной дочери. Это было понятно. Не каждому человеку по силам перенести такую страшную трагедию. При этом то, что прошлой ночью он спас ее от смерти, – просто чудо. «Даже не чудо», – поправился адвокат, выруливая автомобиль на запруженную транспортом улицу. Это ее фантастическое везение, и она должна понимать это.

Впрочем, вспоминая выражение лица и глаза женщины, Павлов скептически покачал головой. Нынешнее психологическое состояние Карины было настолько хрупким, что одно неосторожное слово могло вновь возродить в ней желание скорее распрощаться с собственной жизнью. Чтобы выкарабкаться из этой коварной гнилой ямы, ей необходимо побороть саму себя и в первую очередь вытеснить любые мысли о суициде, а сделать это можно было, только погрузившись с головой в какое-то важное дело, требующее активной работы серого вещества, то есть мозга, и, конечно, душевных сил.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении