Павел Алешин.

Россыпи звёзд. Стихи и переводы



скачать книгу бесплатно

Родосские стихи
I
 
Скажи, гречанка юная,
какие ночью видишь сны,
и солнцем ли озарены
они иль грустью тихой, лунною?
 
 
Скажи мне, теми ж мифами,
как в старину, твоя земля
живет теперь, богов деля,
как будто море воды – рифами?
 
 
О, небо, небо южное
мне не забыть твоих очей! —
так, верно, помнил Одиссей
Итаки берега жемчужные.
 
II
 
Та, что скрывает, Калипсо, – какое печальное имя!
Несправедливо оно!
Имя такое дано
той, что любовью своею спасает, хотя нелюбима…
 
 
Боги не ведают жалости, горе им мало знакомо,
неумолим Одиссей.
Кто ж посочувствует ей?
Только Гомер, сей слепец, не имеющий отчего дома.
 
III
 
Рождённый на рассвете мира, лучезарный,
из моря Родос вдруг жемчужиной возник.
И с неба молодого Гелиос янтарный
на остров обратил свой вездесущий лик.
 
 
И, полные любовью, горы потянулись,
объятия раскрыл приветливый залив,
и козы разбежались, лани встрепенулись,
и рощи разрослись задумчивых олив.
 
 
И лозы винограда, гроздьями чернея,
орнаментом сплелись черно-фигурных ваз.
И в тонких одеяньях дочери Нерея
запели песнь свою. Раздался моря глас.
 
 
И на закате солнца вечно нимфа Рода
супруга своего сияющего ждёт.
И Гелиос янтарный с нею до восхода
на ложе возлежит, вкушая сонный мёд.
 
IV
 
Прикрыв наготу утомлённого сердца,
блуждаю по берегу я одиноко.
Лишь солнца янтарное, вечное око
глядит на меня с любопытством младенца,
взлелеянного венценосною Эос.
 
 
Я долго по морю печали скитался,
сомнениями, как ветрами, гонимый.
По воле бессмертных я неумолимой
во власти стихии морской оставался.
Жалела меня только нежная Эос.
 
 
Душа в неизвестности, словно Европа.
В мечтах не царит каменистых Итака.
Не ищут меня корабли Телемака,
не ждет меня в доме родном Пенелопа,
молясь о моем возвращении Эос.
 
 
Но новый рассвет, небеса рассекая,
надеждой горит – и на сердце светлее,
И вот, наконец-то, иду по земле я.
И, может, я встречу свою Навсикаю
в сиянии розовом ласковой Эос.
 
V
 
В каждом камне и цветке сокрыто
то, что многими забыто.
 
 
Что пророчит, милая Кассандра,
мне цветенье олеандра?
 
 
Боги, вещей, что тебе внушили,
правду рассказать мне или —
 
 
мифы – эти радости метафор,
горечь вин и хрупкость амфор?..
 
Ариадна. Поэма
Песнь первая
 
– Счастье – таинственный дар, и заранее нам неизвестно,
где мы его обретём.
Знают лишь боги о том:
всё им известно, однако не всё им подвластно,
и над богами царит
сотканный мойрами рок.
Как одеянье,
он укрывает
тело вселенной,
смертное с вечным
переплетая
в сложном узоре.
Воле небес подчинись и оставь её, слышишь?
Разное вам суждено, не держи её, слышишь?
 
 
Море шептало так, снова и снова корабль могучий целуя,
чистой лазурью своих многочисленных волн,
в сон проникая Тесея мучительной мыслью,
в сердце – безмерной тоской.
 
 
– Слушай же, слушай, мой голос ты знаешь с рожденья,
в нём узнаешь ты дыханье отца?
Слушай же, слушай,
слушай меня.
 
 
Тише и тише всё шепот.
Мучительно тихий,
только Тесею он слышен сквозь сон.
Кормчий же бодрствует, радуясь тихому морю,
смело корабль направляя вперёд.
Глубже и глубже
в царство своё
разум Тесея Морфей погружает.
Но всё яснее
сквозь сновиденье
спящего море зовёт.
 
 
– Слушай же, слушай, тебе я открою, что скрыто от смертных богами,
то, что оракул лишь может услышать в дыхании звёзд,
в небе расцветших из слёз, обронённых луною
в ночь, когда царственный Эндимион
в сон погрузился навеки.
Подвиг, что ты совершил, это только начало,
первая нить твоего полотна.
Много свершишь ты великих деяний,
славу в веках обретёшь.
Но за величьем и славой всегда, словно тень, укрывается в жизни страданье.
Мир гармоничен и всё в равновесии в нем сохраняется вечно:
так, человеку чем больше дано, тем он большего может лишиться.
Горечь тяжелая первой разлуки тебя ожидает.
Должен навеки проститься с любимою ты.
Ваши пути на мгновенье сплелись, но сегодня
им суждено разойтись.
Хоть ты от бога рождён и хотя велика твоя сила,
ждёт тебя смертных удел.
Ей же иное, ты знай, предначертано роком,
ибо бессмертье она обретёт:
станет супругой она
бога великого скоро.
К первому дикому острову ты, пробудившись, корабль свой направишь,
там и оставишь любимую ты.
Воле небес подчинись и оставь её, слышишь?
Разное вам суждено, не держи её, слышишь?
 
 
Ярко сияет печалью серебряной, к небу прижавшись, луна.
И от холодного света
вдруг пробудился Тесей.
Полон тяжёлых раздумий, он взор обратил к Ариадне:
девушка крепко спала.
Ветер укрылся в её волосах,
в роще как будто,
тихо кудрями, лишь изредка, словно ветвями, играя.
Нежностью дышит она, и в руках лебединых,
держит, как будто боясь уронить, обретённые грёзы.
В свете луны силуэтом сквозь ткань обнажается истина тела:
шеи склонённой изящная тонкость,
хрупкие линии плеч,
прелесть округлой груди,
талии узкой,
стеблю подобной, изгиб,
стройная грация ног.
В истине тела являет гармонию чистую необъяснимо душа.
 
 
Тихо, любуясь любимою, молвил с тоскою Тесей:
– Много, так много тебе я сказать
должен был раньше, но время уходит.
Спи, я не буду тревожить твой сон,
хоть и разлука близка.
Жизнь ты спасла мне своей добротою,
сердце пленила красой.
Пусть наши жизни подвластны судьбе и богам,
но наши чувства свободны.
Знаю, что ты никогда не поймёшь
то, что я сделать обязан, —
только иначе,
я не могу поступить.
Станешь бессмертною ты,
станешь супругою бога,
вечной, небесной любовью тебя окружит он.
Я же умру, но ты помни всегда:
смертный, тебя я любил беззаветно.
Боги завидуют нам,
вечны они и не ведают горя.
Мы же живём и страдаем,
но тем сильней
чувствуем счастье.
Наша любовь – как живая звезда,
ночью зажглась и во тьме засияла.
Хоть и погаснет она, но сиянием ярким
преобразит этот мир навсегда.
 
 
К кормчему грустно подходит Тесей
и говорит ему:
– Видно ль
остров поблизости где?
Кормчий кивает в ответ,
к острову взор обращая,
что в отдалении тенью широкой
словно из вод вырастает.
 
 
– К острову этому путь ты держи,
Там остановимся, слышишь?
Там ненадолго сойду я на берег,
Тотчас вернусь, и продолжим мы путь»
 
 
…Розовоногая Эос
в небе идет босиком,
нового дня возвещая начало.
Берег от сна пробуждается медленно, в мягкой тени,
тающей, вечнозелёного лавра
девушка спит молодая.
Волны морские ласкаются к берегу, нежно его обнимая,
шепотом всё без конца повторяя:
помни, тебя я любил беззаветно, ты слышишь, ты слышишь?
Помни, тебя я любил беззаветно, ты слышишь?
Помни… любил беззаветно, ты слышишь?
Помни… ты слышишь?
Слышишь…
 
Песнь вторая
 
– Не шуми, не шуми, ты разбудишь её,
Ты разбудишь её, милый брат!
– Но позволь посмотреть на неё ты хотя бы мне издали,
Тишину не нарушу я, брат.
 
 
Говорили так между собой легкокрылые ветры,
Ариадной любуясь. Она,
просыпаясь, услышала их.
Удивлённо, с тревогою девушка смотрит вокруг себя, не понимая,
что случилось, и где оказалась она.
 
 
– Не шуми, не шуми, не пугай её брат!
Охранять её велено нам незаметно!
– Хорошо, хорошо, буду тише я, брат,
Осторожным я буду, поверь!
 
 
Всё щедрей и щедрей по земле рассыпает бессмертное золото
с колесницы своей светлоокое солнце,
разгоняя ночных сновидений туман,
освещая всё то, что сокрыла в себе беспокойная ночь.
Яркий свет беспощадно палит
одиночества зыбкий песок.
Ариадна – в смятенье. Вокруг – никого,
только ветры бесшумно летают.
Поняла, поняла она всё
и заплакала тихо.
 
 
– Почему, почему ты оставил меня, —
беспричинно, без сердца, без слов?
Как жестоко, когда освежающий счастья поток
незаметно впадает
в замутнённое озеро слёз.
Пустота, пустота…
В этом солнечном свете страшней
пустота…
Словно душу стрела поразила,
разорвав её нежную ткань на куски,
и развеял их ветер повсюду.
Всем ты стал для меня…
Почему ты забыл о любви?
Почему, виноградарь жестокий,
ты отрезал от жизни меня, как лозу?
Почему, о, любимый, о, нежный,
почему вместо счастья я горе нашла?
Несказанно, нечаянно, ласково
так ты обнял меня – вчера…
Но с душою разорванной можно ли жить?
Только в чувствах и кроется истина…
Почему, почему ты оставил меня,
беспричинно, без сердца, без слов?
 
 
Видит слёзы и боль Ариадны укрывший её, как в объятье, в тени своей лавр,
вместе с нею он плачет – листвой.
Всё вокруг расцветает, приветствуя солнце, а он отвернулся
и пред нею роняет зелёные листья – слова утешенья:
 
 
– Не печалься, не плачь и судьбу не кляни,
ведь не знаешь ещё, что готовит она.
Примирись только в сердце с собою ты, освободись,
и исполнится воля небес.
Неслучайно ты здесь оказалась
и недолго тебе
оставаться одной.
Неподвластна Тесею судьба, не вини его в том, что случилось,
ведь он сам – одинокая только лоза
в винограднике жизни.
Знай: иное тебе суждено,
за страданьем твоим укрывается радость,
ибо выбрал тебя себе в жёны божественный мира всего виноградарь.
Не печалься, скорей поднимись и ступай,
и навстречу судьбе поспеши.
 
 
Вдруг из чащи послышалась музыка.
словно чарами, ею наполнился воздух,
подчинившись манящему ритму.
Ариадну зовёт и зовёт эта музыка, в сердце
проникая её.
Голоса заплетаются флейт очарованных,
и, как гром, барабаны безумствуют,
но отдельно от них ясно слышится
тонкий, нежностью льющийся с лиры
дождь волшебных, взволнованных струн.
 
 
– Это он, это он! Ты ведь слышишь его?
Ты ведь слышишь его приближение, брат?
– Мы свободны! Ведь то, что нам велено, сделали, брат,
Мы свободны теперь, милый брат!
 
Песнь третья
 
Есть у земли живой свои законы,
в них жизнь со смертью соединены:
ведь в смертности – бессмертие земли.
Цветение сменяет увяданье,
но вслед за ним – рожденье вновь и вновь.
Неумолим, и прост, и неизбежен
природы годовой круговорот.
И бог земной – иной. Богам небесным
не равен он, поскольку вечно смертен,
как и природа. Ею окружённый,
он веселится с нею и грустит,
рождаясь без конца и умирая.
Бессмертных олимпийцев безмятежность
ему неведома: наполовину
он бог, наполовину – человек…
Но здесь, на острове, царит сейчас,
царит во всём весна, и, полный сил,
он мчится на квадриге, запряжённой
пантерами, к избраннице своей.
И следуют за ним в весёлой пляске
сатиры и поющие менады,
и мудрый Пан, и пьяница Силен.
Так, жизнь – беспечно, беззаветно,
лишь оттого, что началась весна,
из берегов выходит чувств своих,
сердец людских долины заливая.
Что их союз? – живое откровенье:
вочеловечиванье божества,
и в том – обожествленье человека…
И вот пред изумлённой Ариадной
склонился ниц, как пред царицей раб,
могучий Дионис. Замолкло всё,
безмолвье на мгновенье воцарилось.
Их взгляды встретились. Душа с душою
слилась: так, две реки, впадая в море,
едиными становятся навек…
 

Переводы


Сапфо
«Говорят уже, что Харакс вернулся…»
 
Говорят уже, что Харакс вернулся
С кораблями, но, полагаю, это
Знают Зевс и боги, тебе ж не должно
Думать об этом.
 
 
Но молиться и умолять скажи мне,
Много раз просить мне царицу Геру,
Чтоб Харакса прибыл сюда плывущий
В море корабль.
 
 
Невредима пусть буду я; иное
Всё судьбе с тобою давай доверим.
Ведь из бурь опаснейших возникают
Ветры благие.
 
 
Те, кому владыка Олимпа хочет
От трудов, от горя судьбу направить
К благу их, стремятся те ей навстречу,
Полные счастья.
 
 
Мне же – счастье, вырастит если Ларих,
 

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2