Патрик Ротфусс.

Хроника Убийцы Короля. День второй. Страхи мудреца. Том 2



скачать книгу бесплатно

Разумеется, я и прежде пытался поговорить с Темпи. Так, ни о чем: о погоде, пожаловаться на натертые ноги, что-нибудь насчет еды. Ничего из этого не выходило. В лучшем случае мне удавалось вытянуть из него пару слов. Чаще он просто кивал или пожимал плечами. Еще чаще он ничего не отвечал и принимался подергиваться, упорно отказываясь хотя бы посмотреть мне в глаза.

Так что сегодня я рискнул пойти ва-банк.

– Я много слышал про летани, – сказал я. – Мне хотелось бы узнать о нем побольше. Расскажи, а?

Светлые глаза Темпи снова мельком скользнули по мне. Выражение его лица не изменилось. Он подергал красный кожаный ремень, которым была схвачена его рубаха, и принялся теребить свой рукав.

– Нет. Я не стану говорить о летани. Это не для тебя. Не спрашивай.

И снова отвернулся и уставился в землю.

Я мысленно подсчитал: тринадцать слов! Ну что ж, хотя бы на один свой вопрос я ответ узнал.

Глава 77
«Пенни и грош»

Смеркалось. Мы миновали поворот дороги. Я издали услышал топанье и хлопанье, звуки музыки, крики, взрывы хохота. После десяти часов ходьбы этот шум заставил меня изрядно воспрянуть духом.

Трактир «Пенни и грош», стоящий на последнем большом перекрестке дорог к югу от Эльда, был внушителен. Он был выстроен в два этажа, из грубо отесанных бревен, а под высокими крышами угадывался третий этаж, мансардный. В окнах мелькали силуэты пляшущих мужчин и женщин, невидимый скрипач наяривал какой-то бешеный, головокружительный танец.

Дедан втянул в себя воздух.

– О, чуете? Надо вам сказать, тут есть тетка, она может камень запечь так, что ты еще добавки попросишь! Милая Пегги! Клянусь вот этими своими руками, надеюсь, что она еще там работает!

Он сделал выразительный жест, показывая, что рассчитывает не только на кормежку, и ткнул Мартена локтем в бок.

Глаза у Геспе сузились, она принялась сверлить взглядом затылок Дедана.

А Дедан, ничего не замечая, продолжал:

– Уж сегодня-то я лягу спать, набив брюхо бараниной и напившись бренди! Да еще, пожалуй, и не один, если судить по прошлому разу!

Я увидел по лицу Геспе, что назревает буря, и поспешил вмешаться.

– То, что варится в котле, и ночлег для каждого из нас! – твердо сказал я. – Все остальное – за свой счет!

Дедан словно не поверил своим ушам.

– Да ладно тебе! Уж сколько дней мы под кустом ночуем! Все равно денежки-то не твои, нечего скряжничать, как шим последний!

– Мы свою работу еще не сделали, – спокойно отвечал я. – Даже и не приступали. Я не знаю, сколько еще времени нам предстоит провести здесь, но знаю одно: денег у меня негусто. Если денежки маэра иссякнут раньше времени, придется нам добывать себе пропитание охотой.

Я окинул взглядом всех присутствующих.

– Разве что у кого-то из вас достаточно денег, чтобы содержать нас всех, и он готов поделиться?

Мартен только грустно улыбнулся в ответ. Геспе не сводила глаз с Дедана, тот гневно пялился на меня.

Темпи принялся подергиваться.

Лицо его оставалось непроницаемым, как всегда. Избегая моего взгляда, он обвел глазами всех присутствующих. Взгляд его был устремлен не на лица, а ниже. Он взглянул на руки Дедана, потом на его ноги. Потом на ноги Мартена, на ноги Геспе, на мои… Он подступил на полшага ближе к Дедану.

Надеясь развеять напряжение, сказал я, уже мягче:

– Вот когда с делом управимся, тогда поделим поровну все, что останется в кошельке. Так у каждого из нас будет в кармане немного лишних денег, когда мы вернемся в Северен. И каждый сможет потратить их, как захочет. Потом.

Я видел, что Дедан этим недоволен, и сделал паузу, выжидая, не попытается ли он настоять на своем.

Но вместо него заговорил Мартен.

– Целый день шли, – задумчиво произнес он, как бы разговаривая сам с собой. – Выпить-то не помешало бы…

Дедан взглянул на товарища и снова выжидательно уставился на меня.

– Ну, я думаю, немного выпивки маэров кошелек потянет, – улыбнулся я. – Вряд ли маэр надеется, что мы сделаемся священниками, а?

Геспе зычно расхохоталась, Мартен с Деданом улыбнулись. Темпи взглянул на меня своими светлыми глазами, передернулся и отвернулся.

* * *

Лениво поторговавшись несколько минут, мы получили по койке в общей спальне, ужин и по кружке пива на пятерых, и все это за один серебряный бит. Управившись с этим, я нашел столик в уголке, где было потише, и спрятал лютню под лавку от греха подальше, сел, усталый как собака, и принялся размышлять, как бы отучить Дедана пыжиться на манер павлина.

Погрузившись в эти думы, я очнулся, только когда на столе передо мной очутился ужин. Подняв голову, я увидел женское лицо, обрамленное копной ярко-рыжих кудряшек, и выставленный напоказ бюст. Кожа у нее была белая, как сливки, с редкими веснушками. Губы соблазнительного бледно-розового оттенка. Глаза сверкали опасной зеленью.

– Спасибо! – сказал я наконец, несколько замешкавшись.

– На здоровье, зайчик!

Она игриво улыбнулась глазами и откинула волосы за спину с обнаженного плеча.

– Ты как будто уснул прямо за столом!

– Да, едва не уснул. День был долгий, дорога длинная…

– Ой, жалость какая! – сказала она с шутливым сожалением, потирая затылок. – Будь я уверена, что ты еще останешься на ногах через час, уж я бы тебе уснуть не дала!

Она протянула руку и запустила пальцы в волосы на моем затылке.

– Ты да я, оба рыжие, – ух, мы бы с тобой зажгли!

Я застыл, как испуганный олененок. Не могу сказать отчего – может, устал за несколько дней в пути. А может, оттого, что ко мне прежде никогда не приставали так открыто и бесстыдно. А может…

Может быть, я был просто слишком молод и до ужаса неопытен. Сойдемся на этом.

Я замешкался, пытаясь придумать, что ответить, но к тому времени, как я наконец обрел дар речи, она уже отступила на полшага и окинула меня проницательным взглядом. Я почувствовал, что краснею, отчего смутился еще больше и машинально опустил взгляд на стол и принесенный ею ужин. «Картофельная похлебка», – тупо подумал я.

Она тихо хохотнула и дружески похлопала меня по плечу.

– Извини, малыш. Мне было показалось, что ты немного…

Она запнулась, словно передумала, и начала заново:

– Мне понравился твой свеженький вид, но я не думала, что ты настолько молод.

Она говорила ласково, но я по голосу слышал, что она улыбается. От этого лицо у меня вспыхнуло еще жарче, я залился краской до ушей. Наконец она, похоже, сообразила – что бы она ни сказала, это только смутит меня еще сильнее, и сняла руку с моего плеча.

– Я потом вернусь, вдруг тебе еще чего понадобится.

Я тупо кивнул и проводил ее взглядом. Не успев порадоваться, что она ушла, я услышал вокруг смешки. Оглядевшись, я увидел, что мужики, сидящие за длинными столами вокруг, насмешливо ухмыляются. Одна компашка приподняла свои кружки в молчаливом и ехидном приветствии. Еще один мужик наклонился и ободряюще похлопал меня по спине:

– Не бери близко к сердцу, малый, она нам всем отказала!

Чувствуя себя так, словно все присутствующие только на меня и пялятся, я потупился и принялся есть. Отламывая куски хлеба и макая их в похлебку, я мысленно составлял список собственных промахов. И исподволь наблюдал за тем, как рыжая служанка зубоскалит с постояльцами и отмахивается от их домогательств, разнося пиво.

Я успел отчасти вернуть себе душевное равновесие к тому времени, как ко мне подсел Мартен.

– Ты молодец, что сумел осадить Дедана, – сказал он без долгих вступлений.

Я несколько воспрял духом.

– Что, правда?

Мартен чуть заметно кивнул. Его внимательные глаза тем временем блуждали по толпе постояльцев.

– Большинство людей пытаются задирать его или выставлять его дураком. Если бы ты поступил так же, уж он бы тебе отплатил десятикратно!

– Но ведь он же и вел себя по-дурацки, – возразил я. – И, если уж на то пошло, я действительно его задирал!

Мартен пожал плечами.

– Однако ты это сделал по-умному. Так что он все-таки будет тебя слушаться…

Он отхлебнул пива, помолчал и сменил тему.

– Геспе предложила ему ночевать в одной комнате, – заметил он как бы между делом.

– В самом деле? – переспросил я, изрядно удивленный. – Надо же, как осмелела!

Он медленно кивнул.

– Ну и? – спросил я.

– Ну и ничего. Дедан сказал, что пропади он пропадом, если станет платить деньги за комнату, которую должен был бы получить даром.

Он искоса взглянул на меня и вскинул бровь.

– Да ты, должно быть, шутишь, – сказал я. – Он не может не понимать. Он просто валяет дурака, потому что она ему не нравится.

– Не думаю, – сказал Мартен, повернувшись ко мне и слегка понизив голос. – Три оборота тому назад мы привели караван из Ралиена. Поход был долгий, у нас с Деданом были полные карманы монет, а девать их было особо некуда, так что к утру мы сидели в зачуханном портовом кабаке, такие пьяные, что встать и уйти уже не могли. И он завел разговор о ней.

Мартен медленно покачал головой.

– Он распинался добрый час, и если не знать, то ни за что нельзя было подумать, что речь идет о нашей Геспе со стальным взглядом. Он о ней практически баллады слагал!

Мартен вздохнул.

– Просто ему кажется, что она слишком хороша для него. И к тому же он уверен, что, если он на нее не так посмотрит, она ему тут же руку сломает в трех местах.

– А отчего ты ему не скажешь?

– А что я ему скажу? Это ж было еще до того, как она принялась смотреть на него коровьими глазами! Тогда-то я думал, что его тревоги вполне обоснованны. Как ты думаешь, что сделает с тобой Геспе, если ты вздумаешь дружески похлопать ее по одной из наиболее дружественных частей тела?

Я оглянулся на Геспе, сидящую у стойки. Она громко притопывала ногой в такт скрипке. В остальном вся ее поза: разворот плеч, взгляд, линия подбородка – все выглядело жестким, почти воинственным. Между нею и мужчинами, стоящими у стойки по обе стороны от нее, было небольшое, но заметное свободное пространство.

– Да, я бы, пожалуй, тоже своей рукой рисковать не стал, – признался я. – Но ведь сейчас-то он наверняка уже все понял. Не слепой же он?

– Ну, он ничем не хуже любого из нас.

Я хотел было возразить, потом покосился на рыжую служанку.

– Ну, мы могли бы ему сказать. Вот ты ему и скажи. Он тебе доверяет.

Мартен цыкнул зубом.

– Не-а, – сказал он, твердо поставив кружку на стол. – Это только все еще сильнее запутает. Либо он все поймет, либо нет. Всему свое время.

Он пожал плечами.

– Ну а не поймет – что ж тогда, солнце поутру не взойдет, что ли?

Мы оба надолго умолкли. Мартен наблюдал за гудящим залом поверх своей кружки. Взгляд его сделался отстраненным. Я привалился к стенке и задремал, предоставив трактирному шуму превратиться в негромкий умиротворяющий гул.

И как всегда, будучи предоставлены самим себе, мои мысли обратились к Денне. Я думал о ее запахе, об изгибе ее затылка возле уха, о том, как она жестикулирует во время разговора. Где она сейчас? Все ли с ней в порядке? И еще немного – о том, случается ли ей хоть иногда тепло вспоминать обо мне…

* * *

– …Разбойников отыскать будет несложно. Кроме того, приятно будет для разнообразия напасть на них, проклятых беззаконных плутов!

Эти слова выдернули меня из теплой дремоты, точно рыбку из пруда. Скрипач сделал паузу, чтобы промочить горло, и в воцарившейся тишине голос Дедана звучал громко, как ослиный рев. Я открыл глаза и увидел, что Мартен тоже озирается в легкой тревоге – несомненно, его внимание привлекли те же самые слова.

Мне потребовалось не больше секунды на то, чтобы найти Дедана. Он сидел через два стола от нас и болтал по пьяни с каким-то седым крестьянином.

Мартен уже поднимался на ноги. Не желая привлекать лишнего внимания к ситуации, я прошипел: «Приведи его сюда!» – и заставил себя опуститься на лавку.

Я скрипел зубами от нетерпения. Мартен проворно пробрался между столами, похлопал Дедана по плечу и большим пальцем указал в сторону стола, где сидел я. Дедан что-то буркнул – по счастью, я этого не слыхал, – и нехотя поднялся на ноги.

Я заставил себя блуждать взглядом по комнате вместо того, чтобы неотрывно следить за Деданом. Темпи, в его красной одежде наемника, разглядеть было нетрудно. Он сидел лицом к очагу и смотрел, как скрипач настраивает свой инструмент. На столе перед ним стояло несколько пустых стаканов, и он распустил кожаные ремни на своей рубашке. На скрипача он смотрел странно: как-то чересчур пристально.

Я увидел, как служанка принесла ему еще стакан. Он посмотрел на нее, подчеркнуто смерил ее взглядом. Она что-то сказала, и Темпи поцеловал ей руку, непринужденно, как придворный. Девушка покраснела и игриво толкнула его в плечо. Его рука непринужденно обняла ее за талию и осталась там. Девушка, похоже, не возражала.

Дедан подошел к моему столу, загородив от меня Темпи как раз в тот момент, когда скрипач вскинул смычок и запиликал джигу. Десяток людей вскочили на ноги, собираясь пуститься в пляс.

– Ну, чего? – осведомился Дедан, встав напротив. – Ты зачем меня позвал: сказать, что уже поздно? Что завтра нас ждет трудный день и мне пора спатеньки?

Он оперся руками на стол и наклонился, чтобы заглянуть мне в глаза. От него разило кислым перегаром – дрег. Дешевое мерзкое пойло, которое лучше всего годится для того, чтобы разводить им костер.

Я пренебрежительно расхохотался.

– Черт возьми, что я тебе, мамка, что ли?

По правде говоря, я собирался сказать ему именно это и теперь лихорадочно искал, чем бы его отвлечь. На глаза мне попалась та рыженькая, что подавала мне на стол, и я подался вперед.

– Я хотел у тебя кое-что спросить, – начал я как можно более заговорщицким тоном.

Его раздражение уступило место любопытству, и я еще немного понизил голос.

– Ты ведь уже бывал тут прежде, так?

Он кивнул, подавшись поближе.

– А ты не знаешь, как звать ту девчонку?

Дедан с преувеличенной осторожностью оглянулся через плечо – это непременно привлекло бы ее внимание, если бы она не стояла к нам спиной.

– Ту блондинку, что наш адем лапает? – спросил Дедан.

– Нет, рыжую.

Дедан наморщил лоб и сощурился, вглядываясь в дальний конец трактира.

– Лозину-то? – вполголоса переспросил он. – Малютку Лози?

Я пожал плечами, начиная сожалеть о своем выборе отвлекающего маневра.

Здоровяк оглушительно расхохотался и отчасти рухнул, отчасти осел на лавку напротив.

– Лози! – хмыкнул он несколько громче, чем мне хотелось бы. – Квоут, я тебя недооценивал!

Он хлопнул ладонью по столу и снова расхохотался, едва не опрокинувшись на пол.

– Да, парень, губа у тебя не дура, однако тебе не светит!

Моя уязвленная гордость ощетинилась.

– Отчего же? Разве она не… ну, это… – я умолк, сделав неопределенный жест.

Он каким-то образом ухитрился понять, что я имею в виду.

– Шлюха? – изумленно переспросил он. – Господи, нет, конечно! Есть тут парочка таких…

Он взмахнул рукой над головой, потом понизил голос до более приличного уровня.

– Не то чтобы прямо шлюхи, заметь себе. Просто девицы, которые не откажутся лишний раз подзаработать ночью.

Он запнулся, поморгал.

– Денег. Лишних денег. И еще кое-чего…

Он фыркнул.

– Я просто подумал… – робко начал я.

– Ну да, любой мужик, у которого есть глаза и яйца, подумал бы про это!

Он подался поближе.

– Девка – огонь! Готова переспать с любым, который ей глянется, но с тем, который не глянулся, не пойдет ни за деньги, ни за так. Да если бы она захотела, она была бы богата, как винтийский король!

Он оглянулся в ее сторону.

– А ты бы ей сколько дал, а? Я бы…

Он сощурился, глядя на нее, губы у него шевелились, точно производя какие-то сложные подсчеты. Через некоторое время он пожал плечами.

– Больше, чем у меня есть!

Он посмотрел на меня и снова пожал плечами.

– Но все равно, без толку все это. Лучше и не трать времени. Коли хочешь, так у меня тут есть на примете дамочка, на которую тоже посмотреть не стыдно. Может, она и согласится скрасить тебе ночку!

Он принялся озираться по сторонам.

– Нет-нет! – я схватил его за руку. – Мне просто было интересно, вот и все!

Прозвучало это неискренне, и я сам это понимал.

– Спасибо, что объяснил!

– Да не за что.

Он осторожно поднялся на ноги.

– Да, кстати, – сказал я, как будто мне это только что пришло на ум, – не мог бы ты оказать мне услугу?

Он кивнул, и я поманил его поближе.

– Я беспокоюсь, как бы Геспе не проболталась насчет работы, которую поручил нам маэр. Если разбойники прослышат, что мы за ними охотимся, дело станет в десять раз сложнее!

На его лице промелькнуло виноватое выражение.

– Я почти уверен, что она никому не скажет, но бабы – народ болтливый, ты же знаешь…

– Ну да, понимаю! – торопливо ответил он, вставая. – Я с ней поговорю. Надо быть осторожнее!

Скрипач с ястребиным лицом доиграл джигу, вокруг захлопали, затопали, застучали кружками по столам. Я перевел дух и потер лицо руками. Подняв голову, я увидел за соседним столом Мартена. Он прикоснулся пальцами ко лбу и одобрительно кивнул. Я слегка раскланялся, не вставая с места. Приятно все-таки иметь понимающую аудиторию.

Глава 78
Другая дорога, другой лес

Я получил некое мрачное удовольствие, наблюдая, как изрядно похмельный Дедан отправляется в путь еще до того, как солнце поднялось над горизонтом. Здоровяк двигался крайне осторожно, но, надо отдать ему должное, он не ныл и не жаловался, если не считать вырывавшихся время от времени стонов.

Теперь, присмотревшись внимательней, я замечал в Дедане признаки влюбленности. То, как он произносил имя Геспе. Неуклюжие шуточки, которые он отпускал, разговаривая с ней. Каждые несколько минут он поглядывал в ее сторону. Каждый раз – как бы мимоходом: потягиваясь, окидывая взглядом дорогу, указывая на окружающие нас деревья.

Но, несмотря на все это, Дедан совершенно не замечал ответного внимания Геспе. Иногда становилось даже смешно: все равно как смотреть хорошо отрежиссированную модеганскую трагедию. А иногда мне хотелось просто удавить обоих.

Темпи бессловесно шагал рядом с нами, точно молчаливый, хорошо вышколенный щенок. Он следил сразу за всем: за деревьями, за дорогой, за облаками. Если бы не его взгляд, несомненно умный, я бы давно уже счел его дурачком. На те немногие вопросы, что я ему задавал, он по-прежнему отвечал, неуклюже подергиваясь, кивая, мотая головой или пожимая плечами.

Меня продолжало мучить любопытство. Я знал, что летани не более чем детская сказка, и все же поневоле задавался вопросами. Правда ли, что он нарочно бережет слова? Правда ли, что он способен использовать свое молчание как доспех? А двигаться стремительно, как змея? По правде говоря, после того как я мельком видел, на что способны Элкса Дал и Фела с помощью имен огня и камня, мысль о том, что человек нарочно копит слова, чтобы потом использовать их как топливо, уже не казалась такой дурацкой, как прежде.

* * *

Мы пятеро мало-помалу знакомились и притирались друг к другу, привыкая мириться со странностями остальных. Дедан старательно расчищал то место, где собирался расстелить свой спальник, – не просто убирал сучки и камушки, но еще и вытаптывал каждый кустик травы или комок земли.

Геспе беззвучно насвистывала, когда думала, что ее никто не слышит, и методично ковырялась в зубах после каждой еды. Мартен не ел мяса, если оно было хоть чуть-чуть розовое внутри, и воду пил только кипяченую или смешанную с вином. И нам не реже двух раз в день говорил, что мы глупцы, оттого что не делаем так же.

Но по части странностей чемпионом среди нас был, конечно же, Темпи. Он не смотрел мне в глаза. Не улыбался. Не хмурился. Не говорил.

С тех пор как мы покинули «Пенни и грош», он только раз сказал что-то по собственной инициативе. «После дождя эта дорога станет другой дорогой, этот лес – другим лесом». Он выговорил это старательно и отчетливо, как будто размышлял над этим утверждением весь день. Судя по всему, так оно и было.

Он купался как одержимый. Мы тоже не отказывались от возможности принять ванну, когда ночевали в трактирах, но Темпи мылся каждый день. Если поблизости имелся ручей, он купался дважды: с вечера, и еще утром, как проснется. Если ручья не было, он обмывался тряпочкой, смачивая ее питьевой водой.

И неизменно, дважды в день, совершал сложную ритуальную разминку, вычерчивая руками в воздухе замысловатые узоры. Это напоминало мне медленные придворные танцы, что танцуют в Модеге.

Это явно помогало ему сохранять гибкость, но смотреть на это было странно. Геспе подшучивала над ним, говоря, что если разбойники пригласят нас потанцевать, то наш благоуханный наемник окажется как раз кстати. Однако говорила она это вполголоса, когда Темпи поблизости не было.

Хотя, пожалуй, по части странностей я и сам был не в том положении, чтобы бросать камни. Я почти каждый вечер играл на лютне, если только не чувствовал себя слишком усталым. Смею сказать, что это не улучшило мнения остальных обо мне как командире и как арканисте.

По мере приближения к цели похода я все сильнее нервничал. Мартен был единственным из нас, кто действительно годился для такой работы. Дедан и Геспе наверняка хороши в бою, но работать с ними было чересчур сложно. Дедан был упрям и любил поспорить. Геспе – ленива. Она редко помогала готовить еду или мыть посуду, пока не попросишь, и даже если попросить, помогала с такой неохотой, что лучше бы и не бралась.

И еще Темпи, наемный убийца, который не смотрел мне в глаза и не поддерживал разговора. Наемник, который, как я был твердо уверен, может сделать отличную карьеру в модеганском театре…

* * *

Через пять дней после ухода из Северена мы наконец пришли в те места, где происходили нападения. Двадцатимильный участок извилистой дороги, ведущей через Эльд: ни деревень, ни трактиров, ни единого заброшенного хутора. Совершенно уединенный отрезок королевского тракта среди бескрайней реликтовой пущи. Естественная среда обитания медведей, безумных отшельников и браконьеров. Разбойничий рай.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13