Патрик Несс.

Война хаоса



скачать книгу бесплатно

От ужаса она даже не кричит…

И над всем этим раздаются слова мэра:

– Ну, наконец-то, Тодд! – И оборачивается ко мне: – Наконец-то у меня появился достойный враг.

[Виола]

Не проходит и минуты, как мы с Желудем отъехали от армии «Ответа», а впереди уже показывается поворот. Я узнаю дорогу. Она ведет к лечебному дому, где прошли мои первые недели в Нью-Прентисстауне и откуда мы с Мэдди однажды попытались сбежать…

Лечебный дом, где я обмывала труп Мэдди, убитой сержантом Хаммаром без всякой на то причины.

– Вперед, Желудь, – говорю я, отгоняя эти мысли. – Дорога к башне где-то здесь…

Темное небо за моей спиной внезапно озаряется светом. Я оборачиваюсь, Желудь тоже: хотя Нью-Прентисстаун остался далеко и за деревьями его не видно, вспыхнувший над городом свет такой яркий, что на несколько секунд он выхватывает из мрака дорогу и тех немногих, кому удалось сюда добраться. Что произошло? Откуда эта вспышка?

И как там Тодд?

[Тодд]

Снова, как гром среди ясного неба, вспыхивает адское пламя…

ВЖИИХХ!

Несется по полю, хватая бегущих солдат, плавя винтовки, сжигая тела, десятками швыряя трупы на землю…

– Бежим отсюда! – кричу я мэру, завороженно наблюдающему за битвой.

Сам он сидит в седле неподвижно, зато глаза его бегают из стороны в сторону, жадно вбирая происходящее.

– Эти белые жезлы, – тихо говорит мэр, – явно пневматика, но какая мощная!

Я таращусь на него, не веря своим ушам.

– ЧЕГО ТЫ ВЫЛУПИЛСЯ? – ору я. – Сделай что-нибудь! Их убивают!

Мэр приподнимает одну бровь:

– А что, по-твоему, происходит на войне?

– Спэклы теперь вооружены гораздо лучше нас! Мы не сможем их остановить!

– Неужели? – смеется мэр.

Он снова переводит взгляд на поле боя. Я тоже. Спэкл на рогатом звере готовит факелы к очередному выстрелу, но один из обожженных солдат, поваленных второй волной огня, поднимает винтовку и стреляет. Спэкл хватается за шею, куда угодила пуля, и падает на землю.

Наши солдаты радостно ревут.

А мэр говорит:

– У каждого оружия есть недостатки.

Тотчас выжившие солдаты начинают перестраиваться, и на сей раз первым на врага бросается мистер Морган, ведя за собой уже всех бойцов. Снова гремят выстрелы, и снова спэклы осыпают наших градом стрел и белых вспышек, но теперь падают и они: глиняные доспехи с треском взрываются, летя под ноги другим спэклам, марширующим следом…

И все-таки враг наступает…

– Их гораздо больше, чем нас, – говорю я мэру.

– Примерно десять к одному, – кивает тот.

Я показываю пальцем на холм:

– И огненные орудия у них еще есть!

– Но они пока не готовы, Тодд, – отвечает мэр.

Он прав: твари с белыми рогатками на спинах стоят позади целой армии и вынуждены на время прекратить огненные атаки, иначе они рискуют спалить половину своих.

Но все же ряды спэклов уже смешались с нашими рядами, и бой идет не на жизнь, а на смерть.

Мэр оценивает наши силы и бросает взгляд на опустевшую дорогу за нашими спинами.

– А знаешь, Тодд, – говорит он, – нам сейчас пригодится каждый боец. – Он поворачивается ко мне: – Пора вступить в бой.

Мое сердце уходит в пятки. Раз уж сам мэр решил рискнуть жизнью…

Значит, дела очень плохи.

[Виола]

– Вон там! – кричу я, завидев впереди дорогу, которая должна вести к башне на холме.

Желудь бросается вверх по склону, с его спины и шеи летит белая пена.

– Знаю, – шепчу я промеж его ушей. – Мы почти на месте.

Жеребенок, думает он, как будто даже снисходительно. А может, он просто хочет меня утешить.

Когда мы огибаем холм, вокруг воцаряется кромешная тьма. На минуту меня полностью отрезает от всего мира, от звуков города, от света битвы, от малейших обрывков Шума. Мы с Желудем словно несемся по черному небу, мы – маленький кораблик на необъятных просторах космоса, где свет, излучаемый нами, так слаб по сравнению с окружающей чернотой, что его словно и нет вовсе…

Но потом с вершины холма доносится какой-то звук…

Очень знакомый…

Пар вырывается из воздухозаборников…

– Система охлаждения! – радостно кричу я Желудю, словно это самые прекрасные слова на свете.

Звук становится громче по мере того, как мы приближаемся к вершине, и я уже рисую корабль в своем воображении: два огромных воздухозаборника, благодаря которым двигатели охлаждаются при входе в атмосферу…

На нашем корабле эти воздухозаборники не открылись, и перегретые двигатели вспыхнули.

Те самые воздухозаборники, из-за которых погибли мои родители.

Желудь наконец одолевает подъем, и первые несколько секунд я вижу лишь огромную пустую поляну, на которой раньше стояла радиобашня – госпожа Койл взорвала ее, чтобы мэр не смог первым связаться с кораблями переселенцев. Большую часть обломков собрали в большие кучи, и я сперва вижу только их: три здоровенные горы, успевшие за несколько месяцев покрыться пылью.

Три груды металла…

А прямо за ними – четвертая…

В форме огромного ястреба с расправленными крыльями.

– Вон они!

Желудь делает последний рывок, и мы бросаемся к кораблю-разведчику, из-под днища которого в небо поднимается густой пар. Скоро я начинаю различать полоску света – должно быть, он падает из открытого люка под крылом корабля…

– Это они, они прилетели! – кричу я.

Да, это правда. Я уже не надеялась их дождаться и теперь буквально готова взлететь от переполняющей меня радости: они правда здесь, они здесь!..

Рядом с открытым люком виднеются три силуэта; заслышав топот лошадиных копыт, прибывшие оборачиваются…

Краем глаза я замечаю сбоку телегу и быков, мирно пощипывающих траву…

Мы подъезжаем ближе…

И ближе…

Наконец мы с Желудем влетаем в пятно света, и я вижу все три лица…

Да-да, как я и думала, это они! Мое сердце трепещет от радости и тоски по дому, на глаза наворачиваются слезы, горло спирает…

Потому что это Брэдли Тенч и Симона Уоткин с «Гаммы», они прилетели за мной и моими родителями…

Они пятятся, ошарашенные моим внезапным появлением, и секунду-другую пытаются разглядеть под слоем грязи и запекшейся крови мое лицо…

К тому же я выросла…

Я почти взрослая…

Их глаза удивленно распахиваются…

Симона открывает рот…

Но первой заговаривает не она.

Первой произносит мое имя та, чьи глаза распахнулись еще шире, и от неподдельного потрясения в ее голосе меня всю пробирает приятная дрожь.

– Виола! – охает госпожа Койл.

– Точно, – киваю я, глядя ей прямо в глаза. – Она самая.

[Тодд]

Мэр пришпоривает Морпета и вслед за солдатами бросается в самую гущу битвы. А я, не успев даже толком подумать, тоже пришпориваю Ангаррад, и она послушно кидается за ним.

Я не хочу здесь быть…

Я больше не хочу сражаться…

Но ради нее…

(Виола)

Ради нее я сделаю все что угодно…

Мы несемся мимо бегущих солдат. Поле боя вздымается передо мной людьми и спэклами, а с холма продолжают наступать все новые и новые вражьи силы, и я похож на муравья в муравейнике, потому что нигде не видно голой земли: она вся покрыта извивающимися телами…

– Сюда! – кричит мэр и резко уходит влево, в противоположную от реки сторону.

Наши солдаты оттеснили спэклов к берегу и подножию холма. Пока им удается сдерживать наступление…

НО ЭТО НЕНАДОЛГО, раздается голос мэра прямо у меня в голове.

– Не смей! – ору я, вскидывая винтовку.

– Будь внимательней, мне бестолковые солдаты ни к чему! – кричит он в ответ. – Если от тебя нет толку на войне, зачем мне тебе помогать?

Ха, так мэр уже считает, что сам решил мне помогать. А ведь я схватил его и связал, я победил…

Но времени думать у меня больше нет, потому что я вижу, куда он скачет…

Наш левый фланг оказался самым слабым и малочисленным, спэклы это заметили и направили туда отряд.

– ЗА МНОЙ! – кричит мэр, и солдаты, мимо которых он проезжает, разворачиваются и бегут следом.

Мгновенно, даже не задумываясь…

Все вместе мы выдвигаемся к левому флангу и очень быстро – куда быстрее, чем хотелось бы, – пересекаем поле. Вокруг стоит просто жуткий грохот – солдаты орут, гремят выстрелы, тела со стуком падают на землю, клятый спэчий рог трубит каждые две секунды, и Шум… Шум… Шум… Шум…

Это кошмар наяву.

Что-то со свистом проносится мимо моего уха, я резко оборачиваюсь и вижу, как падает солдат, сраженный вражеской стрелой. Она угодила ему прямо в щеку…

Он кричит и падает…

И остается лежать…

СЛЕДИ ЗА СОБОЙ, ТОДД, произносит голос мэра у меня в голове. ТЫ ВЕДЬ НЕ ХОЧЕШЬ ПРОИГРАТЬ В ПЕРВОЙ ЖЕ БИТВЕ?

– Заткнись, понял?! – кричу я, разворачиваясь к нему.

НА ТВОЕМ МЕСТЕ Я БЫ ПОДНЯЛ ВИНТОВКУ, говорит он.

Я оглядываюсь…

И вижу…

На нас идут спэклы…

[Виола]

– Ты жива! – вскрикивает госпожа Койл, и ее лицо мигом меняется: вместо потрясения на нем уже притворная радость. – Слава богу!

– Не смейте! – ору я на нее. – Не смейте так говорить!

– Виола, – начинает она, но я уже соскальзываю со спины Желудя и, шипя от боли, поворачиваюсь к Симоне и Брэдли:

– Не верьте ни единому ее слову.

– Виола? – спрашивает Симона, шагая мне навстречу. – Это правда ты?

– Она ничем не лучше мэра. Не вздумайте ее слу…

Но я умолкаю, потому что Брэдли хватает меня в охапку и так крепко стискивает, что я и пикнуть не могу.

– О господи, Виола! – с жаром восклицает он. – Ваш корабль не выходил на связь. Мы подумали…

– Что случилось, Виола? – спрашивает Симона. – Где твои родители?

Меня переполняют чувства, и минуту-другую я не могу выдавить из себя ни слова. Я немножко отстраняюсь от Брэдли, свет падает на его лицо, и я вижу его – по-настоящему вижу: и добрые карие глаза, и темно-коричневую кожу, как у Коринн, и короткие кудрявые волосы, уже седеющие на висках. Это он, Брэдли, мой самый любимый человек в караване, который занимался со мной математикой и рисованием; я отвожу взгляд и вижу знакомое веснушчатое лицо Симоны, убранные в хвостик рыжие волосы, крошечный шрам на подбородке… Подумать только, эти люди почти стерлись из моей памяти. Каждый божий день на этой проклятой планете я пыталась выжить и совсем забыла, что я родом из других мест: где меня любили, где люди заботились обо мне и друг о друге, где жили красивые умные женщины, женщины, как Симона, и добрые веселые мужчины, подобные Брэдли, которые всегда приходили мне на помощь и искренне хотели добра.

На глаза снова наворачиваются слезы. Вспоминать прошлое слишком больно. Такое чувство, что это было не со мной.

– Родители умерли, – наконец выдавливаю я. – Наш корабль разбился, и они умерли.

– Ох, Виола… – тихо произносит Брэдли.

– Меня нашел мальчик, – уже решительнее продолжаю я. – Храбрый и умный мальчик, который множество раз спасал меня от верной смерти. А сейчас он там, пытается остановить войну, которую развязала она!

– Ничего подобного я не делала, дитя, – говорит госпожа Койл. Напускная радость с ее лица уже исчезла.

– Не смейте так меня называть!

– Мы все пытаемся противостоять тирану, который убивал людей сотнями, а то и тысячами, который клеймил и бросал в тюрьму женщин…

– Замолчите, – низким, угрожающим голосом говорю я. – Вы чуть меня не убили и не имеете никакого права судить других!

– Что она сделала?! – выдыхает Брэдли.

– По вашей милости Уилф, славный, миролюбивый Уилф, пошел в бой и взрывает дома невинных людей!

– Виола… – пытается вставить хоть слово госпожа Койл.

– Молчите!

И она замолкает.

– Вы хоть знаете, что там сейчас происходит? Знаете, на какие ужасы чуть не обрекли «Ответ»?

Госпожа Койл молчит. Лицо ее мрачнее тучи.

– Мэр разгадал ваши планы, – говорю я. – В центре города вас поджидала бы целая армия! Они хотели стереть «Ответ» с лица земли!

Но госпожа Койл отвечает только:

– Ты недооцениваешь боевой дух «Ответа».

– Что такое «Ответ»? – спрашивает Брэдли.

– Террористическая группировка, – отвечаю я. Просто назло госпоже Койл, чтобы полюбоваться на ее лицо.

И зрелище того стоит, поверьте.

– Выбирай слова, Виола Ид, – шипит госпожа Койл, шагая ко мне.

– А то что? Еще разок меня взорвете?

– Стоп, стоп! – восклицает Симона, вставая между нами. – Что бы тут ни случилось, – она поворачивается к госпоже Койл, – вы явно рассказали нам не все.

Госпожа Койл раздраженно вздыхает:

– Он действительно творил ужасные вещи! Правда, Виола?

Я пытаюсь ее переглядеть, но все-таки она права, мэр – страшный человек.

– Неважно, мы его уже схватили, – говорю я. – Тодд сейчас там, сторожит мэра, но ему срочно нужна наша помощь, потому что…

– Верно, отношения выяснять будем потом, – кивает госпожа Койл и обращается к Симоне и Брэдли: – Вот что я пыталась вам сказать: мы должны как можно скорее остановить армию…

– Две армии, – вставляю я.

Госпожа Койл оборачивается и с досадой заявляет:

– «Ответ» не нужно останавливать!

– А я не про «Ответ». С запада в долину спускается армия спэклов.

– Что-что? – переспрашивает Симона.

Но я смотрю только на госпожу Койл.

Она разинула рот.

И страх заливает ее лицо.

[Тодд]

Они уже здесь…

Склон перед нами скалистый и крутой, поэтому спэклы не могут броситься прямо на нас, но они уже бегут по полю к нашему флангу…

Они наступают…

Они здесь…

Я поднимаю винтовку…

Вокруг солдаты, кто-то рвется вперед, кто-то назад, кто-то врезается в Ангаррад, а ее Шум без конца кричит: Жеребенок, жеребенок!

– Все хорошо, девочка, – вру я.

И вот они…

Воздух вокруг взрывается множеством выстрелов, словно с земли взлетает огромная стая птиц…

Свистят стрелы…

Спэклы бьют из жезлов белыми вспышками…

А в следующий миг солдат передо мной пошатывается и падает, хватаясь за шею…

Которой больше нет.

Я не могу оторвать глаз от зияющей раны…

Хлещет кровь, солдат залит ею с головы до ног, в воздухе разносится железный запах…

Солдат смотрит на меня…

Ловит мой взгляд и не отпускает…

А его Шум…

Господи, его Шум…

Я внезапно оказываюсь прямо у него в голове: там мелькают образы его семьи, жены и маленького сына, он пытается удержать их, но Шум распадается на миллион кусков, и страх заливает все ослепительным красным светом, он тянется к своей жене, тянется к маленькому сыну, рассыпающемуся на куски…

А потом ему в грудь вонзается спэчья стрела…

И Шум умолкает.

А я снова оказываюсь на поле боя…

Снова в аду…

СОБЕРИСЬ, ТОДД! – говорит мэр у меня в голове.

Но я все еще смотрю на мертвого солдата…

Его безжизненные глаза смотрят на меня…

– Проклятие! – ругается мэр и…

Я – КРУГ, КРУГ – ЭТО Я, гремит у меня в голове, точно рушится огромная кирпичная стена…

Я – КРУГ, КРУГ – ЭТО Я, вторит его голос и мой…

Одновременно…

Прямо у меня в голове…

– Сгинь, – пытаюсь выдавить я…

Но голоса почему-то нет…

И…

И…

Я поднимаю голову…

Мне стало гораздо спокойней…

Все вокруг замедлило ход…

Я вижу, как один спэкл прорывает наш ряд…

И вскидывает белую палку, метя прямо в меня…

Мне придется это сделать…

Придется…

(убийца)

(я убийца)

Мне придется его убить, пока он не убил меня…

Я поднимаю винтовку…

Винтовку, которую отнял у Дейви

И я думаю: Ох, пожалуйста, – и кладу палец на спусковой крючок.

Пожалуйста… пожалуйста… пожалуйста…

И…

Щелк

Я потрясенно опускаю глаза.

Моя винтовка не заряжена.

[Виола]

– Ты лжешь, – говорит госпожа Койл, но сама уже смотрит в сторону города, словно хочет разглядеть его за деревьями.

Конечно, там ничего не видно, лишь контур леса темнеет на фоне сияющего горизонта. Пар вырывается из решеток вентиляционной системы с таким грохотом, что мы почти не слышим друг друга. Теперь понятно, почему они не слышали рева труб.

– Это невозможно, – упорствует госпожа Койл. – Мы заключили договор!

Спэклы! – твердит Желудь за моей спиной.

– Что ты сказала? – переспрашивает меня Симона.

– Нет, – качает головой госпожа Койл. – Нет, нет!

– Кто-нибудь объяснит нам, что происходит? – вопрошает Брэдли.

– Спэклы – это аборигены, – начинаю я. – Очень умные, ловкие…

– И беспощадные в бою, – добавляет госпожа Койл.

– Я видела только одного, он был совсем не злой и куда больше боялся людей, чем здешние люди боятся спэклов.

– Ты просто с ними не воевала.

– Вот именно, и я не пыталась сделать из них рабов.

– Я не стану тратить время на споры с ребенком…

– Они не могли напасть без причины! – Я поворачиваюсь к Симоне и Брэдли. – Все дело в мэре. Он уничтожил порабощенных спэклов, но если мы сможем вступить с ними в переговоры, объяснить, что мы не такие, как мэр…

– Они убьют твоего драгоценного друга, – усмехается госпожа Койл. – Даже глазом не моргнут.

От внезапно охватившей меня паники я на секунду прекращаю дышать, но потом вспоминаю, как она любит сеять в людях панику. Ведь напуганными людьми гораздо проще управлять.

Но я не поддамся на ее уловки. Мы должны остановить этот кошмар.

И мы с Тоддом это сделаем.

– Мы схватили мэра, – говорю я. – Если спэклы это увидят…

– Не поймите меня неправильно, – перебивает меня госпожа Койл, обращаясь к Симоне, – познания Виолы об истории этого мира крайне ограниченны. Если спэклы действительно атакуют, мы должны дать им отпор!

– Отпор? – Брэдли хмурится. – Вы за кого нас принимаете?

– Тодду нужна наша помощь, – говорю я. – Скорее летим туда, пока не поздно…

– Уже поздно, – встревает госпожа Койл. – Но если вы позволите мне подняться на корабль, я покажу…

Симона качает головой:

– Атмосфера здесь оказалась гораздо плотнее, чем мы думали. Пришлось приземлиться и включить систему охлаждения на полную мощность…

– Нет! – вырывается у меня. Ну конечно, оба воздухозаборника открыты…

– Что это значит? – спрашивает госпожа Койл.

– Что еще минимум восемь часов корабль будет стоять на месте, чтобы охладить двигатели и заполнить топливные отсеки, – отвечает Симона.

– Восемь часов?! – восклицает госпожа Койл и стискивает кулаки – ей-богу, она стискивает кулаки от досады!

Но я понимаю ее чувства.

– Мы должны помочь Тодду! – говорю я. – Он не может управлять одной армией и сражаться с другой…

– Ему придется освободить президента, – улыбается госпожа Койл.

– Нет! – выпаливаю я. – Он никогда так не поступит!

Ведь правда?

Нет.

Он не может. Мы слишком от него натерпелись.

– Война заставляет людей принимать не самые лучшие решения, – говорит госпожа Койл. – Каким бы замечательным ни был твой друг, он один против легиона.

Я вновь подавляю приступ паники и поворачиваюсь к Брэдли:

– Надо что-то предпринять!

Они с Симоной переглядываются, и я понимаю, о чем они думают: ну и угораздило же их приземлиться в таком месте! А потом Брэдли вдруг щелкает пальцами, словно вспоминает что-то важное:

– Стойте!

И кидается по ступенькам в салон корабля.

[Тодд]

Я опять нажимаю на курок…

Но винтовка только щелкает…

Я поднимаю глаза…

А спэкл поднимает белый жезл…

(что это за штуки?)

(почему они такие мощные?)

И мне конец…

Конец…

Мне…

БАХ!

Прямо над моей головой гремит выстрел…

И спэкл, который хотел меня убить, падает на бок; по голой шее над доспехами струится алая кровь…

Мэр…

Мэр его пристрелил…

Я таращусь на него, не обращая внимания на битву вокруг нас…

– Ты послал родного сына на войну с незаряженной винтовкой?! – кричу я, весь трясясь от гнева и страха.

– Сейчас не время для разговоров, Тодд, – отвечает мэр.

Я отдергиваю голову: у самого уха со свистом проносится очередная стрела. Я хватаю поводья и разворачиваю Ангаррад, чтобы убраться отсюда, но в ту же секунду на Морпета валится солдат с жуткой дырой в животе. Он тянет руки к мэру, моля о помощи…

А мэр выхватывает винтовку у него из рук и бросает мне… Я машинально ловлю ее, пачкая руки кровью…

ДЛЯ ЦЕРЕМОНИЙ ТОЖЕ НЕ ВРЕМЯ, звучит голос мэра у меня в голове. ПОВЕРНИСЬ И СТРЕЛЯЙ!

Я поворачиваюсь…

И стреляю…

[Виола]

– Исследовательский зонд! – говорит Брэдли, спускаясь по трапу с какой-то железной штукой в руках, похожей на полуметровое насекомое с блестящими стальными крыльями и тонким стальным телом. Брэдли протягивает его Симоне. Она кивает. Значит, начальником экспедиции и командиром корабля назначили ее.

– Что еще за зонд? – спрашивает госпожа Койл.

– Ну как же, для изучения местности, – отвечает Симона. – Разве у вас таких не было?

Госпожа Койл фыркает:

– Наши корабли приземлились здесь двадцать три года назад. По сравнению с вами мы сюда практически на паровых двигателях долетели!

– А где твой? – спрашивает меня Брэдли, вбивая в зонд нужные настройки.

– После аварии мало что уцелело, – говорю я. – У меня и еды-то почти не осталось.

– Ничего, – пытается утешить меня Симона, – зато уцелела ты. Это самое главное. – Она подходит и хочет обнять меня за плечи.

– Осторожно, – предостерегаю ее. – У меня ноги переломаны.

– Виола… – с ужасом выдыхает Симона.

– Это не смертельно. Но я выжила только благодаря Тодду, ясно? И если он попал в беду, мы должны ему помочь!

– Все твои мысли об этом мальчишке, – ворчит госпожа Койл. – Ради него ты готова хоть всем миром пожертвовать!

– А вы готовы взорвать этот мир, потому что никто вам здесь не дорог!

Дорог, думает Желудь, беспокойно переступая с ноги на ногу.

Симона, хмурясь, смотрит на него:

– Постойте-ка…

– Готово! – говорит Брэдли, отходя от зонда с небольшим пультом управления в руке.

– А как зонд поймет, куда ему лететь? – спрашивает госпожа Койл.

– Я настроил его на самый яркий источник света, – отвечает Брэдли. – Высота полета у него ограничена, и зона охвата тоже небольшая, но несколько холмов мы увидим.

– А можно настроить его на поиск конкретного человека? – спрашиваю я.

И тут же умолкаю, потому что небо на западе вновь озаряет яркая вспышка. Все поворачивают головы в сторону города.

– Запускай зонд! – кричу я Брэдли. – Скорее!

[Тодд]

Ни о чем не думая и не понимая, что творю, я спускаю курок…

БАХ!

Из-за сильной отдачи я резко хватаюсь за поводья. Ангаррад начинает кружить на месте, и лишь через несколько секунд мне удается разглядеть…

Спэкла…

Он лежит на земле передо мной…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное