Патрик Бернхаген.

Демократизация



скачать книгу бесплатно

В-третьих, демократия не предполагает обязательную внутреннюю стабильность или гражданский мир. Хотя демократические институты и процедуры могут направлять конфликты и проявления недовольства в цивилизованное русло и соответствующим образом их разрешать, гражданские столкновения во Франции, Северной Ирландии и Испании служат напоминанием тому, что даже консолидированные демократические институты не способны в полной мере предотвратить агрессию со стороны населения или обеспечить умеренность властей.

В-четвертых, политическая свобода не тождественна свободе экономической. Демократия не то же, что капитализм, и она определенно не означает «малого правительства». Право участвовать в коллективном принятии решений не включает права на частную собственность. Политическая либерализация, т. е. демонтаж автократического режима, не содержит в своей дефиниции экономической либерализации, т. е. сокращения государственного вмешательства в экономику. Демократизации могут сопутствовать ликвидация тарифных и других торговых барьеров, приватизация государственных предприятий, отказ от контроля над ценами или валютных ограничений, снижение налоговой нагрузки или сокращение государственных субсидий производителям. Но всего этого может и не быть: на протяжении большей части послевоенного периода во всех развитых индустриальных демократиях через демократические институты артикулировались требования о расширении государства всеобщего благосостояния, повышении участия государства в экономике и принятии превентивных макроэкономических мер[96]96
  Franzese, 2002


[Закрыть]
. (Более подробно связь между демократией и экономикой будет обсуждаться в гл. 8 наст. изд.)

Итак, важно не смешивать демократию с позитивно оцениваемыми факторами, которые ей часто сопутствуют. Что является сущностной чертой демократии, а что – нет, указано в табл. 3.1.


Таблица 3.1. Аспекты демократии


Индикаторы демократии

Определив логическую структуру понятия и его ключевые аспекты, исследователи сталкиваются с проблемой: большую часть этих аспектов трудно наблюдать. Хуже того, некоторые из них могут вовсе не поддаваться непосредственному измерению. В этой ситуации нужно найти индикаторы, которые связаны с интересующим нас понятием или его аспектом неслучайным образом. Именно на этой стадии становится релевантным уже упоминавшийся критерий валидности. Чтобы найти валидный индикатор понятия, мы должны минимизировать разрыв между индикатором и понятием[97]97
  King et al., 1994, р.

110–111


[Закрыть]. Как правило, эта задача тем сложнее, чем абстрактнее концепт. К счастью, по сравнению с такими отвлеченными понятиями, как постматериализм или социальный капитал, с концептом демократии работать проще. Выявление подходящих индикаторов облегчается, если определены аспекты демократии, и исследователи, работающие в данной области, весьма изобретательны на этот счет.

Вероятно, самую простую стратегию выделения индикаторов предложил Тату Ванханен. Ванханен утверждает, что два базовых аспекта демократии, используемые в его индексе, – конкуренция и участие – легко фиксируются официальными данными о выборах. Применяемый им индикатор конкуренции – это сумма доли голосов проигравших партий и независимых кандидатов (или, если эти данные недоступны, – сумма долей их мест в парламенте). Индикатор участия есть просто явка на выборы, определяемая как доля проголосовавшего взрослого[98]98
  В действительности Т. Ванханен использует в своем индексе долю проголосовавших от всего населения (подробнее см: Vanhanen T. Introduction: Measures of Democratization <http://www.prio.no/Global/upload/CSCW/Data/Governance/file42501_introduction.pdf>); в дальнейшем автор указывает на этот факт (см. раздел «Перевод аспектов и индикаторов в шкальные оценки»). – Примеч. пер.


[Закрыть]
населения. Ванханен[99]99
  Vanhanen, 2000


[Закрыть]
полагает, что сильная сторона этих показателей заключается в их опоре на официальную электоральную статистику, а такие данные, как правило, точны и надежны. Тем самым экспертное оценивание оказывается излишним (оно, с точки зрения Ванханена, подвержено ошибкам).

Адам Пшеворский и его соавторы менее склонны полагаться на уже имеющиеся данные. Вместо этого они кодируют страны, приписывая каждой из них статус либо демократической, либо недемократической. Однако преобразования, благодаря которым это кодирование получается из общедоступных документов, достаточно просты, и Пшеворский и его соавторы[100]100
  Przeworski et al., 2000


[Закрыть]
предоставляют их ясное описание. Стране присваивается статус демократической, только если глава исполнительной власти и законодательный орган выбираются на конкурентной основе. Ясно, что это требование соблюдается, если лидер, дотоле находившийся в должности, или партия, имевшая большинство, проигрывают выборы и уступают власть, однако ситуация усложняется, если такой лидер или такая партия последовательно побеждают на выборах. Пшеворский и его соавторы учитывают эту неясность, вводя правило: страна признается демократической, если в ней случалась смена власти в результате выборов. Хотя в некоторых странах, например, в Японии до 1993 г., смены власти, которая окончательно развеяла бы подозрения о том, что правители могут засидеться на своих постах, пришлось ждать очень долго, Пшеворский и его соавторы предпочли следовать принципу «презумпции недемократичности»[101]101
  Поскольку случаи, в которых демократические страны могли быть ошибочно отнесены к автократиям, известны, Пшеворский и его соавторы специально указывали на них, тем самым позволяя другим исследователям интерпретировать эти ситуации по своему усмотрению.


[Закрыть]
.

Но большинство индикаторов демократии основаны главным образом на экспертном кодировании, т. е. либо на интерпретации конституций или субъективных оценках политической ситуации в стране в соответствии с сообщениями СМИ, либо на оценках, предоставляемых людьми, более или менее хорошо знакомыми с ситуацией. Пример такого индекса – База данных об изменениях политических режимов (Political Regime Change Dataset) Гасиоровски. Он классифицирует каждую страну по отдельности, опираясь на различные case studies и исторические источники, такие как «Keesing’s Record of World Events»[102]102
  Авторитетное издание, содержащее краткое описание важных политических, экономических и других событий, происходящих по всему миру. – Примеч. пер.


[Закрыть]
. Хотя понятие демократии, используемое Гасиоровски, включает три различных аспекта, при этом явно отделенных друг от друга индикаторов, которые могли бы выступить промежуточным звеном между исходными аспектами и решениями о присвоении стране того или иного статуса, не предусмотрено. Напротив, Боллен[103]103
  Bollen, 1980


[Закрыть]
идентифицирует три отдельных индикатора для каждого из двух выделенных им аспектов демократии. «Политическая свобода» измеряется посредством свободы прессы, силы оппозиции и жесткости государственных санкций (level of government sanctions), а другой аспект, «политический суверенитет», – посредством честности выборов и открытости процедур отбора в органы исполнительной и законодательной власти. Как и большинство других исследователей, опирающихся при конструировании индексов на субъективное оценивание, Боллен использует уже закодированные данные, главным образом ряд «политических переменных» из «Cross National Time-Series Data Archive» Артура Бэнкса. Важное усовершенствование было сделано в шкале полиархии Коппеджа и Райнике: в ней использовано несколько вариантов кодирования и проведены тесты на их соответствие друг другу, на межкодировочную надежность (intercoder reliability).

Такие тесты предлагаются также группой исследователей, составивших индекс Polity IV, которые также очень скрупулезно описали используемые ими правила кодирования. В этом индексе три аспекта демократии разбиваются на шесть субкомпонент, или «компонентных переменных», служащих индикаторами для кодирования. Само кодирование опирается на исторические источники, включая конституции стран, а также на академические публикации экспертов по странам.


Индекс Freedom House использует от трех до четырех индикаторов для каждого из аспектов. Для проставления странам баллов авторы индекса используют широкий круг источников, включая иностранные и внутренние новостные сообщения, публикации негосударственных организаций, доклады академических структур и аналитических центров (think tanks), а также личные профессиональные контакты. Большая часть индикаторов Freedom House для аспекта политической свободы пересекается с индикаторами, используемыми в других исследовательских проектах. Однако же валидность некоторых из таких индикаторов, например, отсутствия «экономической олигархии» или отсутствия ограничения политического выбора граждан со стороны «религиозных иерархий», по меньшей мере спорна, равно как и включение в индекс оценок полноты наделения политическими правами и электоральными возможностями этнических, сексуальных, религиозных меньшинств и инвалидов[104]104
  Freedom House, 2008a


[Закрыть]
. Эти проблемы только усугубляются в аспекте гражданских свобод, так как уже упоминавшееся включение в него социально-экономических прав и гарантий личной безопасности порождает показатели, имеющие мало общего с демократией как процедурой принятия политических решений. Чтобы суммировать, как разные понятия, аспекты и индикаторы демократии соотносятся друг с другом в проектах, чаще всего используемых исследователями, мы приводим табл. 3.2.


Таблица 3.2. Измерение демократии: понятия, аспекты и индикаторы




Перевод аспектов и индикаторов в шкальные оценки

За очевидным исключением одномерной шкалы Гасиоровски, индикаторы, используемые для измерения многоаспектного понятия «демократия», должны быть агрегированы в единый показатель, отображающий степень демократичности страны. Способ агрегирования индикаторов может иметь значение не меньшее, чем их содержание. Необходимость создания композитного индекса из отдельных индикаторов и аспектов ставит важные вопросы о том, как эти компоненты индекса соотносятся друг с другом. Являются ли одни аспекты более важными, чем другие? Необходимо ли для признания системы демократической, чтобы все аспекты демократии были выражены хотя бы в некоторой минимальной степени? Оправданно ли полагать, что высокий балл по одному аспекту демократии может компенсировать низкий балл по другому аспекту? Возможно, политическая система Германии демократичнее британской, потому что ее избирательное законодательство гарантирует значимое влияние большей доле избирателей. Но можно также утверждать, что это преимущество нивелируется немецкими законами о гражданстве, которые лишают демократических прав миллионы постоянных взрослых резидентов страны.

Пшеворский и его соавторы[105]105
  Przeworski et al., 2000


[Закрыть]
полагают, что оба предлагаемых ими критерия – конкуренция на выборах в законодательный орган и на выборах главы исполнительной власти – должны быть удовлетворены, чтобы страна была признана демократией. Схожим образом Ванханен придает обоим аспектам своего индекса – участию и конкуренции – равное значение и не допускает возможности их взаимной компенсации. Чтобы применить эти правила при агрегировании индикаторов, Ванханен просто перемножает два показателя и затем делит произведение на 100, в результате получая шкалу от 0 до 50. Затем он определяет три пороговых значения, каждое из которых, чтобы страна была отнесена к демократиям, должно быть преодолено. Согласно правилу Ванханена, страна может считаться демократической, если сумма доли голосов или мест, полученных оппозиционными партиями, не меньше 30 % (конкуренция), если в голосовании приняли участие не менее 10 % всего населения (участие) и если комбинированный индекс демократии имеет значение 5 и более.

Шкала автократии и демократии Polity IV получается в результате сложения баллов по разным субкомпонентам; она имеет 21 деление со значениями, варьирующимися от –10 до +10, где отрицательные значения указывают на то, что режим является автократическим. Хотя этот способ агрегирования на первый взгляд кажется естественным, в действительности он довольно изощрен и подвергался критике[106]106
  Munck, Verkuilen, 2002


[Закрыть]
. Индикаторы имеют разный вес, поскольку длины соответствующих им шкал различны. Несмотря на то что практика присвоения весов может рассматриваться как вполне допустимый способ учета большей значимости одних индикаторов по сравнению с другими[107]107
  Интерпретация весов как показателей важности индикаторов очень распространена, но в случае линейного агрегирования не совсем корректна, так как при изменении величин измерения такая интерпретация может оказаться противоречивой. Подробнее см.: Munda G., Nardo M. Constructing Consistent Composite Indicators: The Issue of Weights <http://www.magtud.sote.hu/constructing-consistent-composite-indicators-theissue-of-weights.pdf>. – Примеч. пер.


[Закрыть]
, Маршалл и Джаггерс[108]108
  Marshall, Jaggers, 2007


[Закрыть]
не дают выбранным ими весам никакого обоснования. Стране присваивается статус полноценной демократии, если она набирает +7 и более баллов. Страны, расположившиеся между +1 и +6, признаются «частично демократическими». Авторы Polity IV не объясняют, почему страна с баллом +7 является демократической, а страна с баллом +6 – нет[109]109
  Некоторые исследователи, использующие Polity IV, применяют еще более строгий критерий демократичности, повышая пороговое значение с +7 до +8 баллов. См. работу[1090]1090
  Epstein et al., 2006


[Закрыть]
, в которой эта позиция получает обоснование. – Примеч. пер.


[Закрыть]
.

Индекс Freedom House использует более простой способ агрегирования. Первичные баллы получаются путем суммирования оценок по каждому индикатору, а затем переводятся в категории на шкале от 1 до 7 согласно правилу, зафиксированному в специальной таблице. Но и этот кажущийся простым метод подвергся жесткой критике, не в последнюю очередь потому, что выбранный способ агрегирования лишен теоретического обоснования. Более того, учитывая содержание множества разных индикаторов, присвоение им равных весов, являющееся следствием агрегирования через сложение, может быть не вполне адекватным[110]110
  Munck, Verkuilen, 2002


[Закрыть]
. Когда странам присваиваются значения на шкале от 1 до 7, исследователи Freedom House определяют балл 2,5 по аспекту политических прав[111]111
  Согласно инструкции Freedom House, пороговые значения для присвоения странам статусов «свободна», «частично свободна» и «несвободна» (см. ниже основной текст), имеют отношение не к какому-либо одному аспекту, но к обоим (и к аспекту политических прав, и к аспекту гражданских свобод), и рассчитываются как среднее арифметическое баллов, полученных страной по этим аспектам. Подробнее см.: <http://www.freedomhouse.org/report/freedom-world-2012/methodology>. – Примеч. пер.


[Закрыть]
как пороговый: только страны, получившие балл меньше названного, признаются либеральными демократиями (статус «свободна»). Страны с баллами от 3 до 5 рассматриваются как «частично свободные», а с баллами от 5,5 – как «несвободные». И вновь то, почему именно эти баллы выбраны в качестве пороговых, остается без объяснения.

8 свете проблем и целого спектра возможностей, с которыми связано агрегирование индикаторов разных аспектов демократии в единую шкалу, некоторые исследователи отдали предпочтение «минималистской» стратегии, состоящей в том, чтобы отобрать для процедуры агрегирования лишь несколько из доступных индикаторов. Некоторые ученые операционализируют демократию при помощи только одного индикатора, рассматривая подходы, основанные на множестве индикаторов, как недостаточно надежные (см., напр.:[112]112
  Ulfelder, Lustik, 2007


[Закрыть]
). Однако и эта практика открыта для критики. Поскольку большинство исследователей согласны с тем, что демократия – многоаспектное явление, маловероятно, что один индикатор сможет предоставить ее валидную и надежную оценку.

Распространение демократии согласно четырем основным индексам

Обсудив ключевые решения, которые принимают исследователи при конструировании индексов демократичности государств, мы рассмотрим вопрос о том, как на практике «работают» некоторые из этих индексов. На рис. 3.1 показано, как согласно четырем основным индексам демократии – Freedom House, Polity IV, классификации политических режимов Пшеворского и др. и индексу демократизации Ванханена – изменялась доля демократических стран в мире. Эти индексы широко используются как в академических исследованиях, так и практикующими политиками. Они предоставляют информацию о большинстве стран мира за много десятилетий подряд и находятся в открытом доступе (см. интернет-ссылки в конце главы). Существует множество других индексов демократии, не рассмотренных в настоящей главе. Замечательные обзоры и критический анализ индексов можно найти в работах Форэйкера и Кржнарича[113]113
  Foweraker, Krznaric, 2000


[Закрыть]
, а также Мунка и Веркюйлена[114]114
  Munck, Verkuilen, 2002


[Закрыть]
.


Рис. 3.1. Доля демократий в мире согласно четырем основным индексам


На рисунке показана доля демократий среди стран мира между 1972 и 2004 гг. согласно четырем вышеупомянутым индексам. Чтобы сделать их сравнимыми друг с другом и с бинарной классификацией Пшеворского и его соавторов, мы перевели индексы Freedom House, Polity IV и Ванханена в дихотомическую шкалу, взяв в качестве порогового значения тот балл, с которого, согласно разработчикам индексов, начинаются полноценные демократии. Несмотря на большие различия в концептуализации и техниках измерения, примерно до 1991 г. индексы предоставляют весьма схожие данные.

На протяжении всего учтенного периода заставляет обратить на себя внимание индекс Ванханена, который неизменно фиксирует на несколько процентов демократий больше, чем другие индексы. Это прямое следствие минималистской концептуализации демократии, которая лежит в основании измерений Ванханена. Если на последних выборах явка составила не менее 10 % взрослого населения, крупнейшая партия получила не более 70 % голосов (или мест) и итоговый балл оказался не меньше «5», страна признается Ванханеном демократической. Не придается значение ни тому, повлияли ли выборы на распределение ключевых государственных постов, ни тому, подвергались ли оппозиционные кандидаты, СМИ или электорат неподобающему давлению со стороны действующей власти. Другие индексы, напротив, при вынесении решения о том, признавать ли страну демократической, используют разнообразные средства для измерения степени честности и конкурентности выборов. Как следствие, на протяжении периода, отображенного на рис. 3.1, такие страны, как Малайзия, считаются демократическими по индексу Ванханена, но недемократическими или только частично свободными по другим трем индексам.

Начиная с 1991 г. данные о доле демократий расходятся. Индексы Ванханена и Пшеворского относят более половины стран к демократиям (в случае индекса Ванханена доля демократий, начиная с 1994 г., превышает 70 %). Однако, согласно индексам Freedom House и Polity IV, в 1990?х годах демократиями были лишь 40–45 % стран мира. Эти различия – отражение того, что в разных индексах в понятие демократии заложены разные аспекты. В период между 1989 и 1991 гг. огромное количество стран находилось в процессе транзита от жесткого авторитарного и коммунистического правления к какой-либо форме демократического режима. Кроме того, ряд стран, образовавшихся на территории бывших Югославии и СССР примерно в то время, быстро приняли демократическую по своему характеру конституцию. Для Пшеворского и его соавторов и в еще большей степени для Ванханена этого часто достаточно для признания страны демократической, в прямом соответствии с минималистским критерием электоральной конкуренции за государственные посты (и, в случае индекса Ванханена, очень небольшой явки на выборы). Но разрыв между индексами Пшеворского и Ванханена также углубляется – до 11 процентных пунктов в 1996 г. Помимо прочего, это расхождение обусловлено осторожным подходом Пшеворского и его коллег к признанию страны демократической: это возможно только после первой вызванной выборами смены правительства.

Разработчики и Freedom House, и Polity IV учитывают ряд дополнительных критериев, усложняющих вхождение страны в число демократий. Так, Freedom House выдвигает к странам требования о соответствии множеству критериев, более или менее тесно связанных с аспектами политических прав и гражданских свобод. Например, страны с высокими уровнями гражданских беспорядков или социально-экономического неравенства легко могут не набрать достаточного количества баллов, чтобы преодолеть порог, начиная с которого Freedom House присваивает статус «свободной» страны.

Команда Polity IV вводит довольно жесткие критерии подотчетности населению главы исполнительной власти и меры независимости шансов партий на электоральный успех от их связи с лицами, облеченными властью. Например, с 1982 г. в Гондурасе регулярно проводятся выборы. Поскольку они периодически вели к мирной передаче власти от одной партии к другой, Пшеворский и его соавторы неизменно классифицируют Гондурас как демократию начиная с крушения последнего военного режима в 1982 г. Схожим образом, достаточная явка на выборы и сила оппозиционных партий, которую они демонстрируют на выборах, делает Гондурас демократией и в индексе Ванханена. Однако по ряду причин, в числе которых традиционалистский и патерналистский характер политики Гондураса и проистекающие отсюда сомнения в эффективности политической конкуренции, в индексе Polity IV страна не имела статуса полноценной демократии вплоть до 1999 г. В течение того же периода статус страны в индексе Freedom House колебался между «свободной» и «частично свободной», главным образом из-за оставляющего желать лучшего положения с соблюдением прав человека и постоянных угроз свободе прессы. Еще один пример: с 1991 по 2000 г. Непал классифицировался как демократия и Ванханеном, и Пшеворским и др., но на протяжении почти всего десятилетия не достигал статуса полноценной демократии по Polity IV и заносился в группу лишь «частично свободных» стран исследователями Freedom House. Из-за разных концептуализаций число демократий в мире, согласно Freedom House и Polity IV, много меньше, чем по индексам Пшеворского и др. и тем более Ванханена.

3.2. Ключевые положения

Демократия – это многоаспектное явление, но не следует перегружать соответствующее понятие слишком большим количеством взаимосвязанных, но концептуально различных характеристик социальной и политической жизни.

Выделяемые аспекты демократии могут помочь при выборе индикаторов демократии.

Разные правила агрегирования подчеркивают важность разных аспектов демократии.

Несмотря на методологические различия, основные индексы демократии согласуются между собой много чаще, чем противоречат друг другу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74