Патрик Бернхаген.

Демократизация



скачать книгу бесплатно

Природа и происхождение демократии

Прежде чем мы начнем осмысление причин демократизации, следует выработать некоторое понимание того, что такое демократия, поскольку для объяснения явления нужно иметь некое представление о его природе.

В своем буквальном смысле «власть народа» демократия связана с институционализацией народной власти. Тогда демократизация – это процесс, в ходе которого происходит эта институционализация. Власть народа институционализируется посредством гражданских свобод, которые наделяют людей возможностью управлять своими жизнями, т. е. следовать своим личным предпочтениями в частной жизни и влиять через свои политические предпочтения на жизнь общественную.

В истории государств институционализация власти народа была редким достижением. Как акторы, максимизирующие свою власть, политические элиты имеют понятную склонность к тому, чтобы как можно меньше этой властью делиться. Они естественным образом противостоят распространению в обществе гражданских свобод, так как последние ограничивают власть элитных групп[213]213
  Vanhanen, 2003


[Закрыть]
. Чтобы обрести эти свободы, рядовые граждане должны были, как правило, бороться за них и преодолевать сопротивление элит[214]214
  Foweraker, Landman, 1997


[Закрыть]
. Добиться гражданских свобод нелегко; для этого необходимо, чтобы большие группы населения были способны оказывать давление на элиту и стремились его оказывать.

Из вышесказанного следует, что обстоятельства, в которых демократия становится достаточно вероятной, должны как-то влиять на баланс сил между элитой и массами, передавая контроль над властными ресурсами в руки рядовых граждан. Только когда такой контроль распределяется среди значительной части общества, рядовые граждане получают возможность координировать свои действия и объединять прежде разрозненные силы в общественные движения, способные оказывать давление на элиты[215]215
  Tarrow, 1998


[Закрыть]
. В этих условиях возможность вести торг с элитами обретает все б?льшая часть населения, так как элиты не получают доступа к ресурсам, имеющимся у граждан, без согласия последних.

Если элиты пытаются заполучить эти ресурсы, то им приходится делать уступки в виде гражданских свобод. Именно так обстояло дело при рождении принципа «нет налогов без представительства» в эпоху доиндустриального капитализма в Северной Америке и Западной Европе[216]216
  Downing, 1992


[Закрыть]
.

Нет сомнений, что ни одна демократия доиндустриальной эры не была бы причислена к демократиям по сегодняшним стандартам, так как один из определяющих элементов зрелых демократий, а именно всеобщее избирательное право, был еще неизвестен. Все доиндустриальные демократии были нарождающимися (nascent) и ограничивали распространение прав классами собственников. Однако без нарождающейся демократии не возникло бы зрелой: лишенные власти группы населения также были мотивированы бороться за гражданские свободы, пока, наконец, в начале XX в. в некоторых частях Западного мира всеобщее избирательное право не породило зрелую демократию[217]217
  Markoff, 1996


[Закрыть]
. С тех пор борьба людей за права и влияние (empowerment) не прекращалась и захватывала все новые регионы. В уже установившихся демократиях движения за гражданские права и равные возможности сражались и сражаются за дальнейшее углубление и развитие демократических практик, связанных с повышением политического влияния граждан. В других странах общественные движения боролись и борются за замещение авторитарного правления демократией.

Невозможно понять движущие силы демократизации без понимания того, почему и где впервые возникла демократия; поэтому мы должны обратиться к вопросу о происхождении нарождающейся демократии в доиндустриальную эпоху и о факторах, вызвавших ее появление. Все нарождающиеся демократии без исключения существовали в аграрных экономиках, главными агентами в которых были свободные землевладельцы. Большинство таких обществ организовывало свою защиту в форме милиции, народного ополчения[218]218
  Finer, 1999


[Закрыть]
. В милицейской системе свободных землевладельцев все мужчины, имеющие в собственности земельный надел, несли военную службу, а взамен наделялись гражданскими правами. В доиндустриальную эпоху ополчение могло поддерживаться только в обществах свободных землевладельцев. Лишь йомен, способный самостоятельно прокормить семью, мог приобрести вооружение, необходимое для военной службы. В милицейских системах свободных землевладельцев граждане имели возможность вести торг с элитами, так как они могли бойкотировать сбор налогов и военную службу. Без регулярной армии, подчиняющейся исключительно правителю, последний не имел средств прекратить такие бойкоты, что не позволяло ему отменять или запрещать гражданские свободы[219]219
  McNeill, 1968


[Закрыть]
.

Нарождающаяся демократия ограничивала участие классами собственников. Тем не менее по сравнению с другими режимами доиндустриальной эпохи, она характеризовалась относительно широкими гражданскими свободами. Такое положение вещей было отражением сравнительно широкого доступа к основным ресурсам, таким как вода, земля и вооружение, а также весьма ограниченного централизованного контроля над этими ресурсами. В этих условиях значительная часть населения получает способность к самостоятельным действиям и возможность вести торг с элитами, в то время как репрессивный потенциал государства ограничивается. Таким образом, наличие или отсутствие демократии тесно связано с наличием или отсутствием централизованного контроля над ресурсами власти[220]220
  Dahl, 1971


[Закрыть]
.

Демократия и распределение ресурсов

Общественные системы свободных собственников породили не только нарождающуюся демократию, но и доиндустриальный капитализм. Сочетание системы свободных собственников, доиндустриального капитализма и нарождающейся демократии едва ли является проявлением изобретательности в области социальной инженерии (как если бы несколько мудрецов в конкретный исторический момент решили создать систему свободных собственников, капитализм и демократию). В действительности упомянутая комбинация вызревала постепенно, в ходе накопления определенных изменений, которым благоприятствовали природные факторы. Системы свободных собственников возникали только там, где был существенно ограничен централизованный контроль над ресурсом, придающим ценность земельным владениям, – водой[221]221
  Jones, 1985


[Закрыть]
. Это было характерно только для тех регионов, в которых непрерывные дожди в течение года делали воду настолько доступной, что координируемая из центра ирригационная система оказывалась излишней[222]222
  Midlarsky, 1997


[Закрыть]
. Постоянные дожди на протяжении года встречаются, в свою очередь, в определенных климатических зонах, особенно на северо-западе Европы, в Северной Америке, а также некоторых районах Австралии и Новой Зеландии[223]223
  Ibid


[Закрыть]
. Именно в этих регионах мы наблюдаем троякое сочетание системы свободных собственников, доиндустриального капитализма и нарождающейся демократии.

Наряду с постоянными дождями следует отметить еще один природный фактор, благоприятствующий появлению нарождающейся демократии. Этот фактор поддерживает демократические тенденции также посредством ограничения централизованного контроля над ресурсами – но уже не над водой, а над вооружением. Когда территория, благодаря своим топографическим особенностям, защищена от постоянной угрозы сухопутной войны, нет никакой необходимости держать постоянную армию, состоящую в исключительном распоряжении монарха[224]224
  Downing, 1992


[Закрыть]
. При отсутствии в его подчинении постоянной армии правитель ограничен в возможностях проявления насилия. В соответствии с этим отношение протяженности морских границ к общей длине границы (предельный случай – островное расположение) оказалось положительно связано с появлением нарождающейся демократии[225]225
  Midlarsky, 1997


[Закрыть]
. В пример можно привести Исландию, Великобританию и Скандинавию. Функциональный эквивалент морских границ в смысле производимого ими защитного эффекта – горы. Защищенная Альпами от войны с соседними странами, Швейцария никогда не нуждалась в постоянной армии. Она поддерживала ополчение из свободных собственников, и эта страна ожидаемо являла собой один из главных примеров нарождающейся демократии.

Так как демократия определяется через власть народа, она возникает в условиях, способствующих распределению властных ресурсов в пользу населения, и в результате элиты не получают доступа к этим ресурсам, не делая населению уступок. Но если правители получают доступ к источнику дохода, который они могут контролировать, не нуждаясь в чьем-либо согласии, у них появляется средство финансирования орудий насилия. Таков фундамент абсолютизма, деспотизма и автократии – противоположностей демократии. В XVI в. испанская монархия стала более абсолютистской после того как получила контроль над серебряными приисками Южной Америки; с тех пор испанские Габсбурги могли не испрашивать согласия кортесов на финансирование военных операций[226]226
  Landes, 1998


[Закрыть]
. Этот пример из досовременной эпохи иллюстрирует то, что сегодня известно под названием «ресурсного проклятия». Под таким проклятием для демократии подразумевают ситуацию, когда в стране в изобилии имеются недвижимые природные ресурсы, над которыми легко организовать централизованный контроль, и в результате правители получают источник дохода, не требующий для своего извлечения какого-либо стороннего согласия[227]227
  Boix, 2003


[Закрыть]
. Такие доходы позволяют правителям вкладывать значительные средства в инфраструктуру своей власти. Тем самым «нефть препятствует демократии», как это сформулировал Майкл Росс[228]228
  Ross, 2001


[Закрыть]
[229]229
  В более новой статье (Ross M. Oil and Democracy Revisited. <http://www.sscnet.ucla.edu/polisci/faculty/ross/Oil%20and%20Democracy%20Revisited.pdf>) Росс пересмотрел некоторые выводы, сделанные в работе 2001 г., но важный результат о том, что нефть препятствует демократизации, вновь подтвердился. – Примеч. пер.


[Закрыть]
.

Таким образом, мы обнаруживаем, что и экономическое процветание, и демократия связаны с климатом. Чем умереннее климат в стране, тем вероятнее, что она будет богатой и демократической[230]230
  Landes, 1998


[Закрыть]
. Согласно Дарону Асемоглу и Джеймсу Робинсону[231]231
  Acemoglu, Robinson, 2006


[Закрыть]
, очаги экономического процветания и демократии находятся именно там, где белые европейцы рано встали на путь капиталистического и демократического развития. В регионы, где они селились в больших количествах, т. е. где находили климатические условия, близкие к европейским, они привносили капиталистические и демократические институты. А в более жарких регионах, таких как южные штаты США или Бразилия, они устанавливали рабство и прочие институты эксплуатации и препятствовали развитию демократии. С этой точки зрения глобальное географическое распределение капитализма и демократии всего-навсего отражает распределение климатических условий, «вынуждавших» европейских поселенцев вводить рабство и экономические системы плантационной эксплуатации.

Но почему европейцы встали на путь капиталистического и демократического развития? Объяснение, сводящееся к проницательному историческому выбору европейцев, неудовлетворительно. Согласно Джареду Даймонду[232]232
  Diamond, 1997


[Закрыть]
, более правдоподобная причина заключается в следующем: «выбор» в пользу демократии и капитализма в Европе был вероятнее, чем где-либо еще, потому что ему способствовали некоторые уникальные природные условия.

Капитализм, индустриализация и демократия

Одна из причин возникновения в Европе сочетания доиндустриального капитализма и нарождающейся демократии состоит в том, что, по сравнению с другими крупными доиндустриальными цивилизациями, европейская оказалась единственной, в которой в значительных масштабах удалось сохранить сообщества свободных собственников, основанные на свободном доступе к воде (такой доступ обеспечивался благодаря дождям)[233]233
  Jones, 1985


[Закрыть]
. Однако в разных регионах Европы эта черта проявлялась по-разному, увеличиваясь по мере продвижения на северо-запад и достигая своего максимального выражения в Нидерландах и Англии.

При продвижении на северо-запад Европы дожди становятся все более частыми, и причина тому – влияние Гольфстрима. В период позднего Средневековья это привело к повышению избытка продовольствия на северо-западе[234]234
  Jones, 1985


[Закрыть]
, что вызвало целый ряд последствий, изображенный на рис. 6.1: увеличение доли городского населения, уплотнение сети городов, коммерциализацию экономики, дальнейшее развитие капитализма, численное увеличение среднего класса и возрастание его экономического влияния. Капитализм увеличил долю населения, которая могла вести торг с политическими элитами. В ходе либеральных революций и освободительных войн XVII–XVIII вв. средний класс направил эту приобретенную способность против монархов, чтобы установить принцип «нет налогов без представительства»[235]235
  Tilly, 1997


[Закрыть]
. Так появилась на свет нарождающаяся демократия, и капитализм предшествовал ей.

Однако утверждение о том, что капитализм породил демократию, нуждается в двух оговорках (см. также гл. 9 наст. изд.). Во-первых, капитализм вызвал к жизни демократию только там, где такие группы собственников, как свободные фермеры (rural freemen) и городские купцы, представляли крупный по численности средний класс, а не едва заметные меньшинства[236]236
  Moore, 1966


[Закрыть]
. Это условие соблюдалось только в центрах мировой доиндустриальной капиталистической экономики, в наибольшей мере – на северо-западе Европы и в североамериканских колониях[237]237
  Wallerstein, 1974


[Закрыть]
. В колониях же, которые не подходили для масштабного заселения европейцами, устанавливался режим эксплуатации. Демократия не внедрялась европейцами в тех колониях, которые привлекали возможностями экстракции ресурсов, а не возможностями заселения[238]238
  Acemoglu, Robinson, 2006


[Закрыть]
. Во-вторых, доиндустриальный капитализм способствовал установлению только нарождающейся демократии, ограничивая распространение гражданских свобод имущими классами. Установление же зрелой демократии со всеобщим (для мужчин) избирательным правом было плодом индустриализации и борьбы рабочего класса за политическое признание[239]239
  Huber, Stephens, Rueschemeyer, 1992


[Закрыть]
. Однако и индустриализация не всегда вела к зрелой демократии или, по меньшей мере, к устойчивой зрелой демократии. Стабильная зрелая демократия следовала за индустриализацией только там, где не был допущен или был демонтирован королевский абсолютизм и где нарождающаяся демократия уже существовала с доиндустриальных времен[240]240
  Huntington, 1968


[Закрыть]
.


Рис. 6.1. Факторы, объясняющие североатлантическое происхождение капитализма и демократии


Связь между индустриализацией и демократией проявлялась по-разному. В сущности, непримиримая классовая борьба, связанная с возвышением (rising) промышленного рабочего класса, зачастую действовала во вред демократии. Разумеется, благодаря введению всеобщего избирательного права индустриализация почти всегда вела к символическому политическому признанию рабочего класса. Однако это право устанавливалось авторитарными режимами так же часто, как и демократическими. В промышленную эпоху всеобщее избирательное право вводили коммунистические, фашистские и другие диктатуры, и, борясь за право голоса, рабочий класс нередко занимал сторону популистских, фашистских и коммунистических партий, которые сворачивали жизненно важные для демократии гражданские свободы[241]241
  Lipset, 1960


[Закрыть]
.

Раннее установление зрелой и стабильной демократии не было достижением только среднего или только рабочего класса – оно произошло в тот момент, когда первый перестал выступать против второго[242]242
  Collier, 1999


[Закрыть]
. В свою очередь, это случилось лишь тогда, когда победа среднего класса над аристократией и королевским абсолютизмом была настолько несомненной, что, имея дело с рабочим классом, средний класс уже не мог положиться ни на союз с аристократией, ни на государственные репрессии. Отчасти из-за природных факторов эти условия оказались исторически уникальными и реализовались лишь в Северо-Западной Европе и ее заокеанских отпрысках.

Социальные расколы, распределительное равенство и демократизация

За исключением Северо-Западной Европы и ее заокеанских колоний, где возникли уникальные условия, классовые противостояния, связанные с индустриализацией, как правило, не способствовали установлению демократии. Это утверждение может быть обобщено: когда классовые расколы и групповые различия переходят в открытую вражду, каждый политический лагерь стремится монополизировать государственную власть с целью получить возможность не дать реализоваться требованиям оппонентов. Этот паттерн «работает» против демократии[243]243
  Dahl, 1971


[Закрыть]
.

Классовые расколы легко перерастают во вражду, если классы существуют как изолированные друг от друга сообщества, если политические партии разделены по классовому признаку и если распределение экономических ресурсов между классами чрезвычайно неравномерное. В этих обстоятельствах коалиции и компромиссы между классами маловероятны, а отношения между группами приобретают враждебный характер[244]244
  Lipset, 1960


[Закрыть]
. В европейских странах с сильными традициями королевского абсолютизма и уходящими вглубь веков привилегиями аристократии индустриализация регулярно порождала классовые расколы, объединяя малообеспеченный рабочий класс деревень и городов против привилегированного класса землевладельцев, промышленников, банкиров и государственных и армейских чиновников[245]245
  Lipset, Rokkan, 1967


[Закрыть]
. За пределами Европы индустриализация имела тот же эффект в регионах, которые европейцы колонизировали, руководствуясь «интересами экстракции» (добычи ресурсов), а не заселения[246]246
  Acemoglu, Robinson, 2006


[Закрыть]
.

Всюду, где индустриализация порождала такие классовые расколы, привилегированные группы опасались, что в результате выборов к власти придут партии рабочего класса, – в этом случае они могли бы начать проводить земельные реформы и предпринимать другие меры по распределению ресурсов и по лишению наиболее привилегированных классов их привилегий. Чтобы не допустить прихода к власти партий рабочего класса, привилегированные группы могли полагаться на государственные репрессии. Но, столкнувшись с этими репрессиями, активисты рабочих движений могли радикализироваться и обратиться к революционным целям, заключавшимся в тотальном сломе существующего социального порядка[247]247
  Collier, 1999


[Закрыть]
. Описанная цепь событий довольно точно отражает длительную борьбу в Латинской Америке между правыми военными режимами и левыми партизанскими отрядами (см. гл. 19 наст. изд.).

Демократические страны, образующие центр мирового капитализма, зачастую могли поддерживать давление на интересы рабочего класса на капиталистической периферии, так как это обеспечивало им доступ к низкооплачиваемой рабочей силе и помогало предотвратить распространение коммунизма. В течение холодной войны и вплоть до «Вашингтонского консенсуса» капиталистическая мировая система поощряла демократию в своем центре и авторитаризм – на своих окраинах[248]248
  Wallerstein, 1974


[Закрыть]
. Как бы то ни было, можно утверждать, что очень сильная социальная поляризация вредна для демократии, поскольку поляризация групп легко перерождается в насильственную борьбу за монополизацию государства[249]249
  Dahl, 1971


[Закрыть]
. В этих условиях мирный переход власти из одних рук в другие, как и предусмотрено демократией, оказывается маловероятным. Вместо этого типичным исходом острых социальных расколов оказываются военные перевороты и гражданские войны, завершающиеся диктатурой одной общественной группы над остальными[250]250
  Huntington, 1968


[Закрыть]
.

Логика групповой вражды может быть применена не только к социальным классам. Общества могут быть разделены на враждебные группы также и на основании религиозной, языковой и этнической принадлежности, и вероятность таких расколов возрастает по мере религиозной, языковой и этнической фракционализации, особенно когда фракционализации сопутствует пространственное разделение групп[251]251
  Rokkan, 1983


[Закрыть]
. Пространственное разделение облегчает образование групповых идентичностей, а такие идентичности – важная предпосылка развития вражды между сообществами. Африка южнее Сахары – регион с наибольшей этнической фракционализацией – изобилует примерами групповой вражды на основании этнического признака и ее пагубного влияния на шансы установления стабильной демократии (см. гл. 22 наст. изд.). При помощи этих наблюдений можно сформулировать и благоприятные для появления и выживания демократии условия. Наличие многочисленного среднего класса, внутри которого экономическое неравенство не выходит за некоторые пределы, смягчает межгрупповую вражду, что, в свою очередь, повышает привлекательность демократического способа передачи власти от одной группы к другой. В свете сказанного переход от индустриального общества к постиндустриальному является позитивным изменением, так как позволяет преодолеть острое разделение между рабочим классом и привилегированными группами, характерное для индустриальной эпохи[252]252
  Bell, 1973


[Закрыть]
.

Когда ресурсы распределены между социально-экономическими, религиозными, этническими и прочими группами достаточно равномерно, непримиримая вражда между ними может быть смягчена, в результате чего группы окажутся более склонны к признанию друг друга легитимными претендентами на политическую власть. Чем меньше ставки в политической игре, тем легче признать победу соперников всего лишь в одном электоральном раунде. Таким образом, относительно равное распределение ресурсов умеряет накал вражды при всех видах общественных расколов, будь они основаны на классовом разделении или на разделении этническом. В моделях, объясняющих демократизацию, меры неравенства в доходах используются весьма часто, и было неоднократно продемонстрировано, что меньшее неравенство значимо повышает шансы как на возникновение, так и на выживание демократии[253]253
  Muller, 1995; Vanhanen, 2003


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74