Патрацкая Наталья.

Воздух для Ларисы. Ироничный роман



скачать книгу бесплатно

Гремя ключами, в комнату ворвался Руслан Юрьевич, это он второй ум данного прибора в новой версии. По внешнему виду Руслана Юрьевича ни один человек не догадается, что именно его мозг стоит дорого, его вечно обтрепанные джинсы говорили о его безразличии к своему внешнему виду.

Неприглядность его старого свитера не поддавалась женскому пониманию, даже его жены. Этот молодой мужчина был семи пядей во лбу.

Лариса боялась лишь одного, чтобы Руслан Юрьевич не спился, как его предшественник. Между собой они практически не разговаривали. Они всегда работали молча. Редкие диалоги возникали только тогда, когда интересы сталкивались на этом приборе. На работе они обычные сотрудники.

Кураторов у нового прибора оказалось великое множество, работу постоянно проверяли сторонние организации. Руслан Юрьевич трудился в обычном режиме, но все требования быстро выполнялись, если это касалось изготовления прибора, его частей, его комплектации. Вместо премии за свой труд или медали фирма подверглась финансовым потерям.

Фирму подставили так, что она стала вся в долгу как в шелку. Фирму именно подставляли, ведь предыдущая фирма, выполняющая этот заказ, полностью разорилась. Так Лариса оказалась крайней в этой работе. Быстро сказки сказываются.

Работа над прибором продвигалась, несмотря на финансовые неурядицы фирмы. За этот прибор никто не обещал золотых гор, но его надо было делать и довести до полной работоспособности.

Они сделали прибор. Он заработал, все его семь функций выполняли свое назначение. Документацию делали и переделывали, сдавали и пересдавали.

И однажды позвонили:

– Спасибо за работу.

И вся награда.

Температура в офисе была ниже комфортной. Лариса достала плотный пиджак из шкафа, и стало легче переносить условия обитания.

Иван вошел в офис с красным от мороза лицом:

– Когда будет лето?!

Лариса посмотрела в окно:

– Солнце уже появилось!

Руслан Юрьевич оторвал взгляд от компьютера и повернулся к окну:

– Осталось добавить тепло, и будет лето.

– Как только дети в сугробах играют, там ведь холодно? – продолжил свою речь Иван.

– Иван, а ты видел, как дети строят снежные крепости? – спросила Лариса, поглядывая на его замерзший вид в теплой тужурке.

– И я о том же! – сказал Иван, снял верхнюю одежду и окунулся в работу.

Тишина была недолгой, первым ее нарушил Иван:

– Руслан Юрьевич, зашей мне микросхему на мой дверной код, чего я стою, как суслик у своего нового подъезда, и мерзну, пока мне кто двери не откроют?

– Ладно, сделаю, если купишь, – отозвался Руслан Юрьевич, не поднимая головы от маленькой платы, – Лариса, эта твоя конструкция универсального ключа не работает!

– Это почему же она не работает?! – возмущенно воскликнула Лариса и подошла к Руслану Юрьевичу.

– Посмотри, твой цилиндрический ключ больше обычного, импортного, он не контактирует! – возмущенно сотрясал воздух офиса Руслан Юрьевич.

– У меня все правильно сделано, давай размеры проверим! – сказала Лариса, забрала цилиндр у Руслана Юрьевича и стала сверять размеры изделия с чертежом. – Вот, Руслан Юрьевич, посмотри, в этой партии не все размеры соответствуют чертежу, есть большие отклонения от номинальных размеров!

– Мне все равно, что ты говоришь, ты не понимаешь, что ключ не контактирует! – продолжал свою песню Руслан Юрьевич, не вникая в слова.

Лариса пошла в монтажный цех, подняла всех на уши, заставила найти нужную деталь, сама ее доработала, вставила в ключ, проверила на двери, светодиод светился красным светом, сигнал шел, контакт был, но дверь не открывалась.

Она победно явилась в офис:

– Руслан Юрьевич, есть контакт, но светодиод светит красным светом, а не зеленым!

На тираду слов Руслан Юрьевич откликнулся с лукавым выражением лица:

– Так я этот ключ, – он понизил голос, – для Ивана сделал, поэтому ключ здесь работать не будет.

Лариса вернулась на свое место и продолжила работу.

Дверь пискнула от ключа, в офис влетел Иван:

– Лариса, дай чертежи на замок, закажем новую партию.

Она достала чертежи и размножила их в офисе Ивана.

Мужчины о чем-то умном заговорили. Она размножила чертежи и оставила их на столе Ивана, красивейшего мужчины своего времени.

В ее компьютере на экране зеленые и белые линии большого чертежа заняли все внимание. В офисе все работали, звуки радио никогда не нарушали эту первозданную тишину.

Дверь пискнула, вошел Иван. Лариса выключила компьютер и подошла к шкафу с верхней одеждой. Они вместе покинули офис. Метель мела мимо самолетов, домов, пешеходов, мимо напряженного состояния души.

Паяльник уткнулся своим носом в бесконечность пространства и излучал температуру пайки. Схема заработала. Лариса разрабатывала новый прибор. Квадрат плоского экрана светил ровно перед глазами, он звал ее нарисовать новую конструкцию, он тянул к себе и отталкивал, но жизнь без него пуста и скучна.

Экран притягивает, как мужчина, или собирает мысли о них, что одно и то же, жизнь у экрана становится нормой, повседневной жизнью. Жизнь с клавиатурой под пальцами становилась реальной и скучной.

«Еще одно удивительное явление происходит во время человеческой жизни, все фантастическое становится обыденным и естественным, а старая фантастика кажется слабым отсветом истории человечества. Человечество идет вперед гигантскими шагами, поедая все фантастические идеи» – она написала эту заумную фразу и даже не улыбнулась.

Обычное серо-грязное небо маячило на горизонте, пропуская сквозь себя заблудившихся снежинок.

Глава 2

Землю подморозило, а потом покрыло снегом. Брак Ларисы и Евгения носил гостевой характер. Лариса времени зря не теряла, она о своем любимом мужчине всегда помнила в день его рождения. В этот день между ними возникал невидимый мост ожиданий и воспоминаний. Она была твердо уверена, что он ее ждет, только неизвестно где. Она была твердо уверена и в том, что она к нему больше не придет и не поздравит его с днем рождения. Пройдет еще несколько лет, и она забудет его окончательно.

В любой день рождения можно вернуть любимого, словно небо протягивает в этот день свою руку вселенского прощения. Но Лариса не готова принять помощь неба. Ей нужны его импульсы, его проявления личности. А если личность дремлет, то зачем ее будить? Вот и небо сбросило цементную серость, появилась лазурь, но остались облака как отголоски надорванных чувств.

Под плечом послышался щелчок, шуршание, и тело Ларисы стало медленно сползать в сторону падения лежбища. «Более странный диван придумать трудно», – пронеслось в ее голове. У дивана массивная спинка и чахлое раскладное место для сна. Такой диван можно считать диваном для гостей. Сам диван в собранном виде вещал о своей могучести, напыщенности, вальяжности, а в разобранном для сна виде выглядел тощим и заносчивым. Вот и занес плечо Ларисы до уровня плинтуса.

На второй стороне дивана засуетился худощавый Евгений, под его тщедушным телом диван никогда не рассыпался. Он огорченно посмотрел на дело плеч почти любимой и полной женщины и закопошился, пытаясь поднять опущенную часть дивана.

Лариса села в кресло, которое являлось прямым родственником дивана и при необходимости могло превратиться в односпальное логово с огромной спинкой и хилым спальным местом. Само собой разумеется, что для ее веса подобную мебель лучше не раскладывать. Она сидела и наслаждалась видом тощего субъекта, который нервно восстанавливал лежбище.

Зачем Евгений ей был нужен? Позвал – она пришла и уже немного об этом жалела. Она понимала, что позвал он ее из-за жадности, которую понять трудно. Он мог говорить только о деньгах, показывая пальцем в компьютере деньги, которые он получал и которые копил до последнего рубля. В голове у него мысль о финансовом благополучии, поэтому он не мог потратить деньги на модельную стрижку.

До Ларисы дошло, что Евгений ее позвал, чтобы она его подстригла, а взаимные симпатии на лежбище – это оплата за ее труд. Его роскошные темные вьющиеся волосы росли на голове, покрытой если не струпьями, то белыми хлопьями. Более шикарные волосы на более паршивой голове трудно представить. Она знала о его проблемах с кожей и страшной жадности, поэтому принесла крем для лечения его кожи хотя бы в волосистой части головы.

Она обстригла его волосы и смазала кожу головы кремом. Он вздохнул облегченно. Она передернулась от неприятной процедуры. Она никогда его не могла понять, а ведь они были женаты, но в те времена у него не было в голове столько перхоти. Жуть и ужас охватили женщину от вида одинокого мужчины, плавно перешедшего в разряд холостяка.

Лариса пыталась ему покупать вещи, но он их отвергал, унижая ее до последней степени. Все, что она ему покупала, он выбрасывал. И зачем она вновь пришла? Память девичья: все хорошее – помнит, плохое – забывает. И любовь между ними была то шикарная, как спинка дивана, то чахлая, как само лежбище в разложенном положении.

Иногда Ларисе хотелось забыть Евгения и вспомнить жизнь с первым мужем. Что там было хорошего? Ровным счетом ничего.


Мать Евгения копила деньги и складывала их в комнате бабули. И Евгений прятал деньги в комнате бабули, так как это была его комната, пока он не ушел к Ларисе жить. Бабуля была сберкассой, но об этом не догадывалась. Она исправно каждый день зажигала фитиль в банке с подсолнечным маслом и на больных ногах несла открытый огонь в комнату. Свет старая женщина не признавала, свечи не зажигала, но очень любила живой огонек.

Все бы ничего, но увлекся Евгений Ларисой, она ездила на своей машине. Машина была простенькая и много раз отремонтированная, однако это была машина. Евгений стал ухаживать исподволь за женщиной с машиной. Ее не надо было провожать пешком, значит, время на психологическую обработку уменьшалось. Он стал писать ей письма по Сети. Ларисе его письма понравились. Но им стала мешать Лариса, сама о том не догадываясь.

Мужчине прежняя женщина стала не нужна. Все ее накопления он у нее вытянул. Компьютер у него уже был. Мужчина рядом со своей постелью поставил саблю, а кинжал положил рядом с компьютером. В женщине поселился страх. Лариса боялась Евгения. Она боялась сесть к нему спиной, она просто физически ощущала кинжал в спине и саблю на шее.

Но однажды Евгений вернул Ларисе ключи, забрав компьютер из ее квартиры и свои вещи вместе с холодным оружием. У нее сильно разболелась голова. Она переживала уход молодого мужчины и в то же время была рада, что исчез постоянный страх за свою жизнь.

Евгений опять вернулся к маме, занял ее комнату и все силы направил на Ларису с машиной. Женщина научила его водить машину. Он научил ее быть женщиной в машине. Домой он к ней не ходил – у нее был муж, домой к себе ее не приводил – там мама и бабуля.

Евгений был из серии чистоплюев, условия машины для любви его совсем не устраивали, и он вспоминал уютную квартиру прежней женщины, Ларисы. Он всеми фибрами чувствовал, что ему такая жизнь не нравится. Хорошо было у Ларисы! А у мамы пирожки да компоты. А у Ларисы вообще ничего не выпросишь, она сама требует от него денег.

Давать деньги Евгений психологически не мог, и поэтому Ларисе, первый раз изменившей мужу, он вскоре просто надоел. Да и она ему была больше не нужна, он научился водить машину, а это было главной целью на тот момент.

У его мамы скопилась приличная сумма денег, эти деньги очень нравились Евгению, а вот где лежат деньги, он так и не знал. Компьютер издавал звуки стрельбы по мишеням. Бабуле казалась, что где-то стреляют, она чувствовала себя плохо при звуках стрельбы, в ней возрождался страх военных дней. Старая женщина нервничала, она принесла новый фитиль с огнем, больная нога у нее подкосилась, огонь упал на постель, тряпки загорелись, политые маслом из кружки, в которой бабуля носила открытый огонь.

Евгений почувствовал запах дыма, вышел в коридор и увидел дым, который почти незаметно шел из комнаты бабули. Мужчина рванул дверь. Дверь была закрыта на задвижку, которую он сам делал для себя, когда жил в этой комнате. В комнате слышалась молитва из уст бабули. Он вспомнил о своих деньгах в этой комнате и сильнее рванул дверь. Дверь новая. Косяки хорошие. Евгений пошел за саблей, решил ее в щель засунуть и открыть комнату.

Сабля проникла в щель и резанула бабулю, которая сообразила подойти к двери, чтобы открыть задвижку. Раненая старая женщина, одурманенная дымом, потеряла сознание. Огонь вспыхнул с новой силой и охватил всю комнату. Евгений пошел звонить в пожарную часть. В квартиру влетела мать. Она с кулаками набросилась на Евгения, думая, что он закрыл бабулю и поджег ее. Евгений скрутил кричащую благим матом мать и бросил на диван и вызвал пожарную бригаду.

В соседней комнате трещал костер из старой мебели, мать с сыном новую мебель так и не купили. Послышался вой пожарных машин. Мать выла на диване, ведь горели ее мать и ее деньги, да еще и целая комната. Пожарные дверь в комнату открыли, пламя выплеснулось в коридор, но его быстрое затушили. Сухонькая старушка не издавала и звука. Она умерла. Пожар в комнате потушили.

Евгений с матерью бросились искать свои деньги, которые хранили в этой комнате, в общем-то, друг от друга. Деньги Евгения обгорели со всех сторон, они лежали в шкафу, в большом, старом, замусоленном кошельке, который ему достался от отца. Деньги матери лежали в жестяной банке из-под печенья и были целыми. На эти деньги похоронили бабулю.

Через неделю после пожара пришла женщина, капитан милиции, выяснять причины пожара, из-за которых произошла трагедия. Капитан заметила саблю в комнате Евгения. Она поняла, что именно этой саблей была ранена старая женщина, а он так и не убрал саблю с глаз долой. На сабле была кровь бабули.

То, что дверь была закрыта изнутри, капитан знала из досье пожарников. У нее возникла мысль, что старая женщина была ранена внуком и пряталась от него в комнате. Но, узнав о странностях старушки, она пришла к выводу: мотив был прост – неосторожное обращение с огнем.


В одну минуту можно стать нужным или ненужным человеком, граница между этими состояниями весьма призрачная. Лариса оказалась между небом и землей в своей семье. Она побросала свои вещи в пакет и побежала к Евгению. Евгений одобрил действия Ларисы. Они вместе зашли в магазин, купили немного продуктов и явились в дом Евгения.

Мать посмотрела на сына, на его жену и поставила чайник. Она положила в розетки тертую смородину, положила в тарелку пряники и сушки. Пьет мать чай и с Ларисой разговаривает, прощупывает почву: надолго явилась к ней эта странная внешне женщина. Лариса выпила чай и с последним глотком чая сказала, что она на три дня приехала, пока у них в доме нервы успокоятся.

Лариса зашла в комнату и услышала крики Евгения и матери, они ругались из-за вешалок, освобождали вешалки в шкафу для Ларисы. Мать ушла на кухню. Евгений закрыл комнату на замок.

Обнял мужчину свою женщину без страха. После того, как они объединились, их любовь только усилилась. Лариса боялась остаться без него, поэтому побежала за ним следом, а теперь их объединяла любовь до полного изнеможения. Они заснули.

Утром мать напекла блинов, но первой фразой до слез обидела Ларису. Лариса села в комнате и заплакала. Мать заглянула в комнату и поняла, что была излишне строгой, и заговорила более спокойно. Чего боялась? Что у них Лариса приживется, а женщины ей в доме были вовсе не нужны.

Только Лариса ляжет на разложенную тахту, книжку в руки возьмет, как в дверь начинает стучать мать. Евгений сидел у компьютера и давил клавиши в игре. Мать десять раз постучала, десять раз зашла, на одиннадцатый Лариса села в кресло и поняла, что ей пора уходить из этого дома. Вот и ЗАГС! Кому он нужен, если после него супругам вместе жить негде! Евгений холодно посмотрел на сборы Ларисы, он выманил у нее наличные деньги, и она была больше не нужна. Лариса улучшила жизнь Евгения за сутки: заклеила окна, с ее помощью Евгений купил вешалки и в ванную, и в шкаф. Евгений безразлично посмотрел на Ларису, но проводил ее до двери.

Дома Ларису встретили спокойно, и она принялась за наведение порядка в квартире.


Если три недели были зимой с оттепелью, то теперь стояли три недели метелей и морозов. И кому тепло в метели – морозы, пусть на морозе повторят свои слова о потеплении на Земле.

Холодно. Снег блестит. Цветы в помещении одобрительно кивают. Они комнатные, но и им в морозы с ветром холодно бывает. В окна стучатся метели. Они находят щели и проникают к комнатным растениям на свидание, но комнатные растения не сдаются и зеленеют.

Иван посмотрел длительным взглядом на снежные завихрения за стеклом. Справа от него в лучах дневного света поблескивали яркие губы Надежды. Она появилась совсем недавно, если Ивану голову не поворачивать, то новенькой девушки ему совсем не увидеть.

Она паяла плату, шел недельный экзамен на ее профессиональную пригодность. Иван мельком посмотрел на Надежду, в ее сексуальной пригодности не сомневался.

Его новые сапоги повернули свои носы в сторону Надежды, но Иван набрался терпения и повернул их к своему рабочему месту. Вытяжка втягивала в себя отходы пайки, а Иван пытался уловить запах духов новенькой. Какой он влюбчивый!

Как только появлялась новая обладательница губной помады на губах, так его неудержимо к ней.

Надежда и Иван сидели за одним большим столом и паяли. Они соперничали между собой, и при этом невидимая сила эмоций тянула их друг другу волнами страсти. Как они хотели друг друга!

Рука Ивана с наслаждением случайно касалась пальцев Надежды, но у нее был муж, частенько поджидающий ее у дверей фирмы.

Надежда – блондинка с большими глазами, всегда красиво подведенными, очаровывала всех мужчин в монтажном цехе. Ее невысокая, складная, сбитая фигурка провожалась мужскими и женскими взглядами. Страсть, даже мысленная, наказуема; Надежду перевели в соседний цех.

Иван остался один за большим монтажным столом. Надежда жила в одном подъезде с Ларисой, значит, это она, Лариса, направила Надежду на это рабочее место. Случайно люди на фирму редко попадали, их приводили знакомые или родственники тружеников фирмы.

Ивану на плату не хватало элементов, он подошел к комплектовщице, та сидела за компьютером и гоняла карты по экрану. Иногда у нее были простои. Девушка высокомерно выслушала Ивана, записала то, что он просил, и сразу карты исчезли с экрана, она занялась прямыми обязанностями.

С Иваном у нее любовь вспыхнула и погасла, остались ревнивые взгляды друг на друга. Любовь у них не склеилась. Зато Иван, стоя рядом с ней, косил глаза в сторону Надежды. А что делать ему, взрослому, холостому, среди красивых девушек местного значения?

Надежда, окинув взглядом мужчин в монтажном цехе, однозначно выбрала Ивана. Они выбрали друг друга из окружения, но еще не дошли до слов и прикосновений. Если бы Надежда была мужчиной, он бы с ней за руку поздоровался, а так ему надо ждать случая.

У Ивана появилась уверенность, что он понравился Надежде, и с этого момента он стал ей все делать наперекор. Их верхняя одежда висела в одном большом шкафу, Иван стал вешать куртку в другом помещении, чтобы случайно не столкнуться руками с Надеждой.

Они перешли на стадию воздушных волн. Их притяжение нарастало медленно, воздух пропускал заряды их любви, вытяжка эти заряды высасывала из комнаты. Надежда заметила взгляды Ивана, мысленно усмехнулась: она ждала его внимания, и ей захотелось большего, но для большей победы нужно прилагать усилия.


Лариса и Евгений жили то вместе, то врозь. Лариса решительно позвонила Евгению, он был дома. Муж согласился встретиться, они вместе зашли в магазин, купили немного продуктов и явились в его дом. Мать мужа посмотрела на сына, на его жену и поставила чайник. Она налила в розетки тертую черную смородину, положила в тарелку пряники и сушки.

Пьет мать чай и с Ларисой разговаривает, прощупывает почву: надолго ли явилась к ней эта странная внешне женщина. Лариса выпила чай и с последним глотком чая сказала, что она на три дня приехала, пока у нее нервы успокоятся. Она зашла в комнату Евгения и услышала крики матери и сына, они ругались из-за вешалок, освобождая вешалки для Ларисы. Мать взяла подушки с дивана и пошла в свою комнату.

Евгений закрыл комнату на замок. Обнял мужчина свою женщину. Лариса любила Евгения, словно в последний раз, она боялась остаться без него, а теперь их объединяла любовь до полного изнеможения. Они заснули. Утром мать напекла блинов, но первой фразой до слез обидела Ларису, та села в комнате и заплакала.

Мать посмотрела на Ларису и поняла, что была излишне строгой и заговорила более спокойно. Чего боялась она? Что Лариса у них приживется. Только Лариса ляжет на разложенную тахту, книжку в руки возьмет, как в дверь начинает стучать мать. Евгений сидел у компьютера и давил клавиши на игре, и на Ларису вообще внимания не обращал. Мать десять раз постучала, десять раз зашла, на одиннадцатый раз она села в кресло, и Лариса поняла, что ей пора уходить из этого дома! Евгений холодно посмотрел на ее сборы, он выманил у нее любовь и наличные деньги, и она, в общем-то, в ближайшее время была ему не нужна. Он безразлично посмотрел на подругу и не проводил ее до двери комнаты.

Лариса села в кресло в прихожей. Дойдя до внутренней истерики, до спазмов в горле, перехватывающих дыхание, она пришла к выводу, что пора немедленно прекратить себя жалеть! Необходимо перейти к любым положительным действиям. Судорога сжимала горло, она вновь села в кресло, поборола чувство жалости к себе любимой. Сказала вслух:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное