Патрацкая Наталья.

Воздух для Ларисы. Ироничный роман



скачать книгу бесплатно

Фотограф Наталья Патрацкая

Корректор Мария Крашенинникова


© Наталья Патрацкая, 2018

© Наталья Патрацкая, фотографии, 2018


ISBN 978-5-4490-3426-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Чего хотела Лариса? Хорошо выглядеть и чувствовать себя на месте там, где она находилась. А любовь? Эта пресловутая богиня чувств под хрупким именем Любовь ее особо не манила. Она ее побаивалась в свете последних событий в жизни.

Она взяла в руки скрепку, распрямила ее, потом согнула до боли в пальцах. Что-то сегодня было не так. А что? Вчера она весь вечер изучала свою фигуру у зеркала. Что в нем увидела? Пыль. Обычную пыль на зеркале, и подумала, что пора бы вообще протереть все в квартире от пыли с облагораживающим составом. А свою фигуру она видела в зеркале или нет?

Странно, она помнила пыль и не помнила своей фигуры. Куда она делась? Лариса посмотрела на себя в одежде и на самом деле увидела себя сидящей на стуле и покрытой пылью.

Тогда она посмотрела в маленькое зеркало под экраном монитора и увидела на нем небольшие разводы пыли, но своего лица в нем не увидела.

«А видят ли меня люди?» – подумала она. За ее столом то и дело ходили люди, но к ней они не обращались. С ней не разговаривали. «Куда я делась?» – стала думать она.

В комнату вошел интересный мужчина и, не глядя в ее сторону, подошел к сотруднику. Лариса узнала в нем Ивана! Они поговорили. «А я?!» – хотела крикнуть и промолчала. На мониторе были видны следы работы. Значит, она что-то делала? Вдруг монитор стал черным. Она посмотрела на себя и себя не обнаружила. Она тронула клавиши и ощутила их твердость пальцами, но пальцы не видела.

«Что за чушь?!» – хотела Лариса вскрикнуть, но не могла. Вдруг стало больно! На ее колени сел Иван и тут же вскочил.

– Кто здесь? – крикнул он невольно и сам себе ответил. – Никого!

«Меня что, на самом деле не видно?» – опять пронеслось в ее голове. – «Но меня можно ощущать, это что-то». На пару секунд она замерла, потом тронула невидимой рукой чашку, выпила остатки чая и стала проявляться на глазах. Хорошо, что Иван вышел из комнаты. Теперь она себя видела в зеркало.

Оставалось вспомнить, что было до того, как Лариса исчезла из поля видимости. Но этот момент полностью выпал из головы. Она посмотрела на сотрудников, в этот момент вернулся Иван и подошел к ней.

– Лариса, где ты была? Я сел на твое пустое место, а оно как зашевелится подо мной!

– А ты на своем месте сиди, тебе показалось, я выходила в цех, там новый корпус привезли, смотрела, что получилось. Я его столько прорисовывала!

– Понятно, а я думал, ты попала в зону невидимости, если ты была невидимой, скажи, тут есть одно аномальное облако, оно перемещается в пространстве, кто в него попадает, становится невидимым.

– Честно? Я была вчера дома невидимой и сегодня на рабочем месте, а ты сел мне на колени.

– Посчастливилось мне, я сидел у тебя на коленях! А так бы не сказала, что с тобой было.

Страшно быть невидимой?

– Состояние жуткое, ощущение безысходности давит на психику.

– Я думаю, что вражеский разведчик залетел к нам в этом облаке и бродит по КБ и заводу. Об этом не говорят, но многие уже попали в состояние безликости.

– Обязательно разведчик?

– А кому надо у нас тут все высматривать да выведывать?

– Нашел секреты!

– Тогда наши конкуренты.

– Ближе к истине, но удовольствие неприятное, хотя по художественной литературе весьма знакомое, – сказала Лариса и невольно вся передернулась, и в этот момент на глазах Ивана она стала исчезать из поля его видимости.

– Нет! – вскричал Иван и попытался вернуть Ларису из зоны невидимости, но она исчезла, и он хватал пустой воздух.


Встреча Евгения и Ларисы на берегу пруда была более чем случайной. Но и эта встреча была зафиксирована на пленку, можно сказать очевидцем с ближайшего здания. Между Ларисой и Евгением стал устанавливаться любовный, эмоциональный мост отношений. Евгений выделялся из толпы, как цинния среди цветов, вроде и цвет тот же, да благородства больше.

И вдруг к Ларисе подходит молодой человек и предлагает выйти за него замуж, а она два года как одна. Все бы ничего, но разница во всем. Это он моложе ее. Хотя других вариантов и нет, а те, кто старше ее исчезли, как мамонты.

Жизнь так складывается, что первые годы на работе Лариса была младше всех, потом возраст стал средним. И наступает такой момент, когда она почти всех старше, и до пенсии остается так мало времени, что менять работу – смешно и невыгодно из-за оформления многочисленных бумаг. Как будто она выросла из очередной рубашки.

Жизнь первая – когда живешь под крылом родителей и бабушек. Жизнь вторая – под крылом мужа, и выращиваешь совместных детей. Жизнь третья – живешь без родителей и без мужа, и выращиваешь потомство. Жизнь четвертая – дети переросли родительскую опеку, остается – одиночество, или выбор – выходить замуж в неравный брак. Если честно – одиночество не радует, будущее становится облачным.

И Лариса соглашается на замужество. Вот, интересно, будут ли ее обсуждать все знакомые и незнакомые, а жить они ей не помогают, так какое право имеют на обсуждение ее действий? Ларисе надоело вспоминать свои старые любовные истории. Для жизни нужна новая любовь.

Десять лет назад ей предложили выйти замуж, и вновь предложение ей сделал человек, который десятилетия на нее влиял своими флюидами, но всему свое время, их отношения устарели и завяли. Сейчас только редкие звонки остались от былых пылких чувств. Гены по линии отца Ларисе передались удивительные, кому они доставались, долго выглядели моложе своих лет. Это она с детства наблюдала. И вот результат.

Так выходить замуж с разницей в возрасте или нет?

Свинцовые тучи потеснили белые кучевые облака. Стало немного спокойней. На окнах разводы повышенной влажности. В душе отголоски переживаний. И тишина. Замужество. Снова лишать себя относительной свободы перемещения, которая не очень нужна.

Разговаривать одной со стенами не очень хотелось. Перекочевать к бабулям на скамейку, на которой сидят выпадающие из этой жизни люди, что-то не манило Ларису. А так можно оттянуть иллюзию старости, которая маячит, а если маячит, значит, бывают и минуты молодости. Вот в эти минуты былой молодости и надо выйти замуж, несмотря на все препоны, которых и нет. Чьи-то вкусы и требования будут настойчиво вторгаться в ее жизнь.

Вот представьте, если бы вы знали при жизни Ахматовой, что она Ахматова? Может, ей тоже предложили бы руку и сердце? И сразу бы стали фигурой более значительной? Как много девушек выходит за более старых и достигших чего-то в жизни мужчин! Но посмотрите и на обратную тенденцию: женщины, достигшие мировых высот известности, тоже подвержены замужеству на молодых мужчинах. О, мадам Лариса чего достигла? Она стала главным конструктором. А теперь ей осталось выкрутиться из замужества, синусоида повернулась стороной мудрости. Почему принимает она такое решение? Бывают в жизни счастливые моменты. Если экономические связи ослабли, то и санкции носят профилактический характер, но если резать по живому, то больно.


Новая жизнь Ларисы с молодым мужем Евгением начиналась обычно. Они гуляли у пруда. Шпильки зеленых изящных босоножек проваливались в песке, когда Лариса шла по пляжу. Она была довольно милое создание с приличной копной светлых волос, сверкающих в лучах заходящего солнца, падающих на плечи.

Одета она была явно не для пляжа, а для работы на твердой поверхности, где-нибудь в офисе под светом неоновых ламп. На лице ее играла вымученная улыбка, готовая исказиться гримасой в любой момент. Она шла так, словно ожидала, что ее непременно догонят. Нет, быстрым ее шаг нельзя было назвать, он скорее был настороженным.

Пляж был городским, урбанистическим, ухоженным. С одной стороны песочная полоска соприкасалась и исчезала в пруду, с другой стороны к пляжу подходили современные строения, которые построили в первой линии от пруда, и предназначались для офисов преуспевающих фирм.

В нескольких шагах от женщины шел божественный мужчина, грациозный и гибкий в каждом своем движении. Он был одет просто и одновременно несколько торжественно: черные шелковые брюки и кремовая рубашка, которая неуловимо гармонировала с волосами женщины.

Но его слова совсем не подходили его внешности:

– Лариса, когда ты научишься ходить на шпильках?! Если еще раз твои каблуки утонут в песке, то я уйду от тебя навсегда! – кричал молодой человек вслед женщине.

Женщина вздрогнула всем своим хрупким телом, из ее глаз брызнули слезы и покатились по ровным молодым щекам.

– Вот чертова баба, ходить на каблуках совсем не умеет! Можешь ты понять, что при ходьбе на каблуках наступают на носки, а на каблуки наступать нельзя! Каблуки не должны касаться песка!

Молодой человек ускорил шаг, догоняя женщину.

Лариса шла, глотая слезы, но шла дальше, а ее тонкие шпильки медленно поднялись из песка и зависли в воздухе. Она пошла на носках босоножек, боясь коснуться песка каблуками. Слезы на ее глазах высохли, но осталась горечь в душе.

Они вышли на асфальтированную дорогу.

– Лариса, сколько можно тебя учить ходить на каблуках! Покажи каблук! Ты испортила песком зеленую шпильку! Совсем ты обувь не бережешь!

– Евгений, перестань на меня кричать, – сказала Лариса. – В песке всегда каблуки проваливаются. Зачем ты повел меня на пляж? Если бы мы шли на пляж, я бы надела босоножки без каблуков.

Мимо высоких домов они шли молча. Она училась молчать рядом с ним. У нее появлялась мысль, что ему она после свадьбы абсолютно не нравилась. Зачем она ему была нужна, она не понимала, но она была не молода, и ей льстило внимание молодого мужчины. Она была ему нужна для любви физической? Да.

Но для нее главнее не это. Ни на одном пляже не было красивее его мужчин. Ноги стройные и длинные, тонкая талия, плавно переходящая в мощный торс и широкие плечи. Тонкие запястья, прекрасные ладони, пальцы, ухоженные ногти. Красавец, а не мужчина.

Страх возникал у Ларисы в присутствии мужа, и такое чувство редкостью для нее не являлось. Она всегда прятала кухонные ножи в стол. Она боялась сказать мужу слово поперек. Она выполняла все его прихоти и терпела его нескончаемую любовь.

Лариса была хорошей девушкой, парней не меняла, занималась прилежно своими делами и не страдала от любви и сопутствующих чувствам проблем. Она вышла замуж за Евгения, когда ей не было и тридцати лет. Скорее это он на ней женился. Он к ней пристал как банный лист. Издеваться над ней или учить ее он стал сразу после свадьбы. Она еще слово «муж» не научилась произносить, а он уже постоянно делал ей замечания.

– Что у тебя сегодня за прическа? Что это за конский хвост сзади тебя болтается?! – кричал Евгений, едва оторвав голову от подушки. – Неужели ты не понимаешь, что хвост из волос – это не прическа для женщины?! Я хочу, чтобы ты была настоящей женщиной, а не девчонкой с хвостиками! Господи, на чем я женился?! – с болью в голосе говорил мужчина, отправляясь в ванную комнату делать себе прическу, и делал ее с чувством, с толком, чтобы волосы стояли по стойке смирно.

Лариса закрутила кончики волос, а потом целый час сидела у зеркала и делала гнезда для птиц из волос на голове. Она старалась быть красивой и делала на голове парадные прически, если была для этого возможность.

– Красивая прическа! – вскричал Евгений и повалил Ларису на постель.

Прическа из птичьих гнезд превратилась в гнездо.

Лариса устала делать прически из больших волос. Да еще Евгений подарил ей журнал о прическах и все хвалил одну прическу. Это была прическа из коротких волос, хорошо уложенных на голове явно не без помощи крупных бигуди. Лариса пошла в парикмахерскую, подстригла волосы, сделала химию и накрутила на крупные бигуди.

С новой прической Лариса пришла домой. Евгений, увидев, что Лариса ему открыла дверь с новой прической, бросился бежать вниз по лестницам. Лариса побежала за Евгением по ступенькам вниз. Они остановились на лестничной площадке у мусоропровода.

– Ты что сделала со своими волосами? Ты для кого сделала такую прическу? Все! Ухожу от тебя!

– Евгений, я хотела тебе понравиться!

– Правда?! Пошли домой.

Дома Евгений после ужина лег с Ларисой на постель, погладил ее волосы, а они легко легли на свое место. Мужу понравилось играть с волосами жены, потом с ее телом, потом с ее ногами. И забыл мужчина, что обиделся на прическу женщины.

Любовь бывает приятной и противной в исполнении одного и того же человека. На протяжении совместной жизни каскад страха и унижений менялся. Любовь мужа воспринималась женой как адское наказание. В таких случаях самое большое ее желание было – прекратить любовь. И самое большое желание – остаться одной.

На следующее утро Евгений сменил тему. Лариса вышла на балкон. С третьего этажа деревья казались совсем близкими. На балконе появился Евгений.

– Лариса, в чем ты ходишь?! Посмотри на свой халат!

Молодая женщина прекрасно знала, что на ней новенький халатик с воланами из той же ткани, расположенными по удлиненному вырезу на груди.

– Куда смотришь? Посмотри на длину халата! Колен не видно! Укороти халат немедленно! Сделай на две ладони выше колен!

Лариса зашла в квартиру. Ее зубы почти скрипели. Она отрезала подол халата на пятнадцать сантиметров и подшила его так, как требовал мужчина.

Евгений увидел на женщине халат новой длины: все ноги женщины были видны. Схватил мужчина женщину и понес ее в кровать. Халат он сбросил с нее в первую очередь.

У Ларисы было новое платье вишневого цвета с воротником под горло. Молодые супруги собирались пойти в кинотеатр на премьеру фильма. Евгений презрительно посмотрел на воротничок платья женщины.

– Лариса! Что это такое! Что за воротник у тебя на платье! Сделай вырез!

– Можно после похода в кино?

– Ладно! И это моя женщина?! На чем женился!

После фильма Лариса сделала на платье глубокий вырез. Надела платье. Мужчина посмотрел на женщину в платье с вырезом, оголяющим ее юную грудь, и унес ее в кровать. Платье оказалось на полу.

Помните слова из песни: «Женщине из высшего общества трудно избежать одиночества»? Есть редкие супружеские пары, у которых жизнь гармонична и не содержит садизма. Но в таких парах есть чья-то мудрая хитрость, которая все держит в рамках приличий.

В период революции и после нее существовал анекдот: белые придут – грабят, красные придут – грабят. У женщины, когда она в расцвете лет, бывает такое: один придет – любит, второй придет – любит. Не отбиваться же от каждого физически? А мужики лезут. У Ларисы в таких случаях появлялся страх загнанности: кого больше бояться?

По поводу социальной ступени. Что это такое? Социальная ступень не определяется структурой государства. Это не значит, что если муж – царь, то женщина стоит на самой высокой социальной ступени. А если муж – садист в любви, высокомерен в отношениях, подвластен другой женщине? Очень тонкий момент. Тогда принцессы и прочие дамы могут существовать в затравленном состоянии.

Где находится высшее общество? Точно не там, где большие деньги. Где очень большие деньги – там большие страсти, и криминал неизбежен. Ревность – страшная штука в таких местах. Где ступенька на социальной лестнице для женщины, на которой ей ничего не грозит? Быть сотой в очередь на любовь в гареме? Старость? Нет, и она не спасает ни от любви, ни от социальных проблем, ни от насилия.

Где женский рай? На небесах? Об этом не стоит говорить. Ларису интересовала безопасная жизнь на Земле. Ой, как трудно быть женщиной! Сказать по секрету, когда хорошо? Мужчины обидятся. Хорошо после развода, как после грозы, но остается чувство потаенной обиды.

Фишка к фишке. Домой пришел муж Ларисы, который разозлился на черепах и ударил по аквариуму рукой, стекло и разбилось. Аквариум стоял на тумбочке, черепахи из аквариума не могли выбраться, но вода могла, и она лилась из разбитой части аквариума на пол, на палас. Пришлось ему пересадить черепах в пластмассовый квадратный тазик, налить им воды, потом снять палас и замочить его в ванне дополнительно.

Лариса пришла домой и с порога увидела картину разгрома. Черепахи выросли. Одна из них умудрилась сильно укусить за палец мужа, вот он и разозлился. Результат? Унесли черепах в живой уголок.

На мужа напала лень, черепахам воду менять теперь не нужно, так ему и на работу расхотелось идти, а на этой работе и без него проблем хватает, и без него его работа стоит.

Лариса сказала ему, что после пяти прогулов с его стороны она с ним разведется, а сегодня он прогуливал уже шестой раз, пусть не подряд, но уже шестой раз. Вот тебе и муж – ленивец.

Муж дома в один из прогулов решил заменить переключатель-выключатель. В нем свет от трех малых помещений и одна розетка. Выключатель работал в четырех вариантах, потом розетка перегорела, и купили новую пластмассовую оболочку. Муж, потратив несколько часов на установку переключателя, добился лишь выполнения двух функций. Кухня осталась без света, розетка не работала.

Три недели жили с настольной лампой на кухне, потом пришел старый электрик. Он провозился три часа с переключателем, вздыхал, кряхтел, говорил, что потерял квалификацию, но все хвосты из проводов найти не мог. И решил он вскрыть часть стены над переключателем, потратив еще полчаса на поиск проводов, он добился четырех функций от одного совмещенного переключателя. Свет на кухне загорел, розетка заработала. Муж скромно спал с закрытой дверью, пока старый электрик завершал его работу.

Когда говорят, что на ночь есть нельзя, особенно булки, можно утверждать, что это ложь. Муж худой, утром ему кушать лень, в обед слегка поест, и начинает он есть усиленно после пяти вечера, к десяти вечера в ход идут все виды булок, чипсов, молоко стаканами или сок стаканами, еще и мороженое добавит, а утром встанет на весы – худоба, одни кости голодные.


Лариса не любила говорить по телефону. Она захватила лоб одной ладонью, высота лба равнялась ширине ладони, потом посмотрела на небо, откуда ее принесли черти из мысленного путешествия. Интересно, что все командировки в историческое прошлое начинались в юности и заканчивались не старше того возраста, в котором она находилась.

Она почувствовала под ладонью боль, действительно, путешествие было не из легких, выпила пару разных таблеток под медленные глотки черного кофе и подумала, что прошлое ее больше не тянет ни в каком своем проявлении. Она посмотрела на сотовый телефон и решила больше никогда не касаться его кнопок.

«В том краю, где бродят метеоры, космонавты в небо держат путь, вот они альпийские просторы, если хочешь, можно заглянуть»… – пела мысленно душа Ларисы и смотрела на бескрайнее небо цвета ее глаза.

Почки на деревьях готовы были выстрелить листочками в пространство, согретое теплыми лучами. Земная благодать окружала ее со всех сторон, кроме одной.

А где солнце не светило? В ее душе солнце не светило, душа летела в космические просторы, где почки на деревьях не распускаются.

Зачем ей сдался алюминиевый космос? Начинка космолета, – это приборы, спрятанные в герметичных алюминиевых кружках. А где нужны такие кружки? В лесу у костра, значит, она на Земле, аксиома жизни и настроения доказана. Кому доказано?

Паршивое настроение не соответствовало весеннему настроению Земли. Следовательно, пора уходить в подкорку сознания, в темноту своих мыслей.

Алюминиевый прибор стоял на столе, он уже совсем сформировался несколько лет назад в чужих мозгах, да так и не заработал, теперь это чудище земное надо было переделать так, чтобы оно заработало в космических просторах и работало до тех пор, пока будет в космосе космический корабль.

Прибор отвечал за внутреннее воздушное пространство корабля. Сложный приборчик, многофункциональный.

Почему у прежних разработчиков прибор не заработал? Вот он стоит и не дышит, не работает, он не доработан. Автор этой разработки давно лежит в земле, не смог разработать космический прибор для космолета, и его душа тут же личной персоной посетила космос.

Его убрали за невыполненное космическое задание. Кто убрал? Это вопрос не ее компетенции.

Рядом с Ларисой сидел еще совсем недавно некий инженер, окончивший институт с красным дипломом. Он разрабатывал этот прибор с предшественником. Его имя в данный момент украшает институт золотыми буквами и его скромную могилу.

Спился мужчина. Красный диплом ему не помог. После смерти своего друга он стал пить в обед джин с тоником. На работе этот запах кажется омерзительным, он не соответствует рабочей обстановке. И однажды он стал пить в день по бутылке водки без закуски, через пару недель он умер.

Значит, люди умерли за этот прибор, а он, треклятый, стоит и не дышит, не мигает своими светодиодами, не замеряет положенные параметры. Они умерли, Ларисе осталась их работа.

От таких дум прибор не заработает, а настроение не поднимется, несмотря на почки на деревьях, которые с рабочего места не видны. Прибор такой сложности в одиночку не разрабатывают, она не одна, их двое: Она и Он. От них зависит дыхание этого прибора и космонавтов в космосе.

Лариса перелистала конструкторскую документацию, оставшуюся на этот прибор, отобрала то, что можно использовать в новой версии.

Чертежи были выполнены на компьютере, но по ним чувствовалось, что они еще сыроватые, но некоторые вполне можно было использовать для дальнейшей работы. Она склонилась над собственной прорисовкой сложного узла прибора, который надо было заставить выполнять свои функции.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное