Патрацкая Наталья.

Стихи конструктора. Том 2



скачать книгу бесплатно

© Наталья Патрацкая, 2017


ISBN 978-5-4485-6162-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

«Мороз морозит как мороз…»

 
Мороз морозит как мороз,
Сияя на рассвете.
Тепло исчезло в мире грез,
И жизнь в холодном свете.
 
 
У осени порядок свой
В ковре опавших листьев.
Земля, покрыта вся листвой,
Морозцу дарит кисти.
 
 
Стареет медленно любовь
И жизнь стареет с нею,
Уходит в прошлое. Где новь?
Сугробы лишь из снега.
 
 
Снега лежат всегда пластом,
Годами, словно айсберг.
Но все роднее отчий дом,
А дома есть свой мастер.
 
 
О, Боже мой! О, Боже твой!
Возможно? Все едино?
Быть может мы одной судьбой
Растопим айсберг – льдину?
 
1994

«Крещенские морозы…»

 
Крещенские морозы,
Прекрасный светлый лес,
Деревья в снежных позах,
Голубизна небес.
 
 
Божественно и мило
Блестит на солнце снег,
Необъяснима сила,
Морозных, жгучих век.
 
 
Стоят дома лесные
И в юбках дерева,
Ветра летят сквозные,
Сжигая все дрова.
 
 
Любовь в душе притихла,
И ясен небосвод,
Не зеленеет пихта,
Замерзли волны вод.
 
1994

«Поездки по стране такое чудо!..»

 
Поездки по стране такое чудо!
А цены на них быстро лезут вверх.
Вопрос отпал, где утром завтра буду,
а то от пожеланий свет мой мерк.
 
 
«Я к бабушке сегодня же поеду!»
А уйму тысяч, где теперь найдешь?
Не раскатаешься пешком с мешком по свету,
а, может, свои прихоти уймешь?
 
 
Не нужно людям ездить очень много,
совсем не надо климат им менять.
Здоровье нам предсказывает строго,
вменяет свои просьбы – усмирять!
 
 
Своей квартире уделите время,
помойте окна, вытрите полы.
Свою природу, почву любит семя,
зачем чужие обтирать столы?
 
 
А чем стол хуже? Разве, что привычен.
Зато родной, знакомый только вам.
Вам хорошо здесь, просто без кавычки.
Ваш дом и есть ваш дорогой вигвам.
 
18 января 1994

«Привыкли все давно к своим маршрутам…»

 
Привыкли все давно к своим маршрутам,
К своим дорогам, к мыслям по пути.
И редко, кто меняет в жизни круто,
И друг от друга трудно нам уйти.
 
 
Но рвутся очень часто нити дружбы,
Любви, семьи, работы и долгов.
Болезненно меняют место службы,
Уходят от друзей как от врагов.
 
 
В автобусах их сталкивают снова,
Куда уйдешь ты в жизни от дорог?
А нет врагов, долгов – судьба готова
Вновь помирить и дать любви залог.
 
24 января 1994

«Торжественно спокойствие в природе…»

 
Торжественно спокойствие в природе,
Когда белеют небо и леса,
Когда зима, когда весна восходит,
Когда видна проталины слеза.
 
 
Спокоен мир, нет ветра, просто тихо.
Влюбленность наша близится к концу,
Быть может, ненадолго страсти стихли,
Я не хочу идти с тобой к венцу.
 
 
Ведь все прошло.
В мозгах бело и тихо.
Я не звоню и не лечу к тебе.
По вечерам сижу, вяжу я лихо.
Спасибо овцам или уж себе.
 
 
А ты, дружок, пойми – жизнь дорогая,
Я не беру ни денег, ни наград.
Есть только страсть, а с ней и я другая,
Проходит страсть, и остается град
 
 
Замерзших слез, замерзших сновидений.
Я не с тобой. Люблю я быть одна.
Ушла я в мир лесных стихотворений.
Я в них как в сновидениях не видна.
 
1994

«Мельтешит потихоньку снежок…»

 
Мельтешит потихоньку снежок,
Оседая спокойно повсюду,
Для меня ты уже не божок,
И тебе поклоняться не буду.
 
 
Отошли наши теплые дни,
Холодает в душе непогода.
Да и ты в ночь спокойно усни,
Не ищи ко мне мысленно брода.
 
 
Снег летит, ускоряя свой бег,
И кружится от ветра невольно,
И летает он быстро у век,
Только мне забывать тебя больно.
 
 
Много лет нашей тихой любви,
Она редко гуляет меж нами,
А теперь ты зови, не зови,
Мы ее позабудем и сами.
 
 
Так бывает у нас, и порой
Только снег между нами летает.
Он кружит как встревоженный рой,
Оставляя снежинки медали.
 
1994

«Вокруг меня морозный, жгучий воздух…»

 
Вокруг меня морозный, жгучий воздух,
когда все небо блещет синевой,
в такой момент заглядываться поздно,
хотя апрель мне говорит: «Я свой!»
 
 
Лиричность взгляда, может быть, прекрасной,
природа необузданно сильна,
любовь приемлют милостью, негласной,
и лучше там, где ревность не вольна.
 
 
Любить когда? Когда проходишь мимо.
Похожи чувства все на небеса.
Из поднебесья взгляды, хоть для примы,
и пусть молчат продрогшие леса.
 
 
Волшебный мир очей да в день весенний.
Пронзит прозрачный воздух ясный взор,
и ты раздета, будто ты в бассейне,
так сильно точен пламенный обзор.
 
 
Вот так, друзья, возвышенные взоры,
порой сильней, всех низменных страстей!
Мы все бываем изредка ретивы,
но без сорок нет в мире новостей!
 
1994

«Под солнцем было все чудесно…»

 
Под солнцем было все чудесно:
Раскрылась верба и ольха
Среди сережек – птицам место,
Они пушисты как меха.
 
 
Погода портилась немного,
Пригнало тучи, серость струй,
Все стало мрачно и с тем строго,
И пропитался влагой грунт.
 
 
Весна вдыхала воздух лета.
Очистив поры от снегов,
Стоят деревья как скелеты,
И это множество веков.
 
 
С огромной силой, полновесно
Весенний воздух здесь и там,
И всем доподлинно известно,
Что травка всходит по местам.
 
 
Всегда все так и не иначе,
Плюс – минус дни или часы,
Нас радость ждет или удача,
В преддверие лиственной красы.
 
1994

«Прощай, зима! Весна опять в ударе…»

 
Прощай, зима! Весна опять в ударе.
Синеет небо, перья – облака.
Поэзия всегда с весною в паре
И будней ноша будет им легка.
 
 
Приятный май, спокойный как из брома,
Листва весною нежно зелена.
Рабочий стол и кульман очень скромный.
Везде прохладно, все-таки весна.
 
 
На окнах шторы желтые спокойны,
За ними простирается массив.
Мы все немного лучшего достойны,
И каждый незабвенен и красив.
 
 
Люблю я мир, прозрачный, словно утро,
Всегда спокойны люди в этот час.
Быть надо ровной и немного мудрой,
И счастье навестит, возможно, вас.
 
 
Все так красиво. Город чист и светел.
Толпа людей весной озарена,
И ты меня влюбленностью приветил,
И я тебе немножечко верна.
 
1994

«Прекрасный мир весны и красок!..»

 
Прекрасный мир весны и красок!
Сверкает снег в лучах весны,
А жизнь все ждет рожденья сказок,
И дни по-божески красны.
 
 
Волшебный миг любви и тайны
Из наших помыслов глухих,
Давно отсчитывает таймер
Избытки чувств весной лихих.
 
 
Но есть любовь, что тут попишешь.
Твоя любовь – она с тобой.
И голос мой – любви не финиш.
Душою, милый, тихо пой.
 
 
Весна тебе поможет в этом,
Мои глаза – они не лгут.
Идешь ты, весь залитый светом,
Но, Боже мой, какой ты плут!
 
 
Так и живем, живем на грани
Своей любви, печали сна,
Чуть-чуть залечивая раны,
Идем туда, где свет, весна!
 
1994

«С годами я бросаю треугольник…»

 
С годами я бросаю треугольник,
Фигуры из общения все сложней,
И каждый ненавязчивый поклонник
Картину жизни делает сильней.
 
 
И ночь пленит телесным вдохновением,
И клеточки на теле как листки.
У каждой есть задача и решение,
И просто так смеются завитки.
 
 
Есть чудеса на звездочках июля,
Тепло земли ласкает шепот трав.
Листочки шепчут, словно целый улей.
И усмирен строптивый чей-то нрав.
 
 
И изумление мира в тихой речи,
В благоуханье запаха ветвей.
И среди русских множество наречий,
И запахи духов среди людей.
 
 
И Русь, Россия с ивами повсюду.
И невозможно взглядом все объять.
И только ветер радовался чуду,
И мог слегка на жизнь мою влиять.
 
1994

«Сложнее жизнь, дороже. Своенравность…»

 
Сложнее жизнь, дороже. Своенравность,
Где круче нравы, новый есть виток.
А может кто-то умный и коварный,
Поэтому шлю мысленный поток.
 
 
Любить – люби, но есть всему же мера,
И эта мера – лучшие весы.
Все разделить: вот жизнь, а вот химера,
Иначе не заметишь всей красы.
 
 
Остановись же, если бег нарушен
На той дороге, сложной и крутой.
И вижу я, что ты судьбой надкушен,
Характер у тебя не золотой.
 
 
Оставь меня, ведь отзвучали страсти
Слепой любви и нежных зрячих рук.
Пусть мы с тобой одной российской масти,
Но и для нас начертан жизни круг.
 
 
Не перейти нам больше ограждений,
Пусть ты один и я давно одна.
Не вынести любовных ожиданий.
На улице бело. Мне не до сна.
 
 
Я мысленно с тобою буду рядом.
Но быть с тобою, больше не могу.
И только мысли бывших чувств награда.
Ты ловишь мысли, правда, я не лгу.
 
1994

«Любовь людей чувствительная очень…»

 
Любовь людей чувствительная очень,
Неудержим физический напор.
Хвалебные слова пусть, между прочим,
Преодолеют временный отпор.
 
 
Флюидная любовь дана природой,
В ней импульсы запрятаны в словах,
Симпатии диктуются породой,
Одежда возвышается в правах.
 
 
Нельзя кричать, так этого не делай,
Но с возрастом проблемы посильней.
В любви прекрасно действовать умело,
А от свободы с чувствами вольней.
 
 
Жизнь хороша, когда везет немного,
И солнца свет – прообраз лучших чувств.
Приятней всем без слов простых и грубых,
И хуже нет упрека милых уст.
 
 
Спасибо Богу за такое чудо,
Как просто чувство, данное к тебе.
От чувств любви меняется жизнь круто,
Становится спокойно все в судьбе.
 
 
Пусть живы все как можно дольше будут.
Оберегай любимые дела.
И вас потомки ваши не забудут,
И это то, что вам любовь дала.
 
8 августа 1994

Летний монолог

 
Раздать долги и жить спокойно,
Приходит сольная пора,
Прожить остаток дней пристойно,
И быть спокойной как гора.
 
 
Любить тебя? Иль обходиться.
Надрыва чувств не извергать,
Все может в жизни пригодиться,
Не надо чувствами играть.
 
 
А на природе нынче жарко,
Там солнца теплого печать.
Одежды цвет? Да, белый, маркий,
За все нам в жизни отвечать.
 
 
А я люблю опять зеленый,
И город в зелени листвы,
И облик города холеный,
Там где-то ходят ты и Вы.
 
 
Тебя сегодня не тревожу,
Тебя влекут свои дела.
Ты – неслучайный, ты прохожий,
У нас похожие тела.
 
 
А Вас, я что-то забываю,
У нас есть общие дела,
К Вам от любви не завываю,
Не прикасаются тела.
 
 
А вот и остров знаменитый.
Горит костер, трещат дрова,
Слегка закрытые ланиты,
Слега истоптана трава.
 
 
Вода вкруг острова святая.
Плывешь по ней. Тебя люблю,
Но от любви давно не таю,
Но губы милые ловлю.
 
 
Спасибо, милый за науку,
Мне легче жизнь переносить,
Завыла я с тобой про скуку.
Пора и жать, пора косить.
 
 
Красиво там, где ты все любишь,
Плачу любовью за любовь.
И рада, что меня не судишь,
И в наших чувствах – снова новь.
 
 
Я оценю твои усилия
В запасе добрые дела,
Нас не покинули и силы,
Еще крепки наши тела.
 
 
Еще любовь не позабыта,
Еще ясны глаза любви,
Нам не страшны проблемы быта,
И горячо еще в крови.
 
 
Есть кабинет и это чудо,
Что нет людей, спокойно мне.
А жизнь летит куда-то круто,
И ты пришел ко мне во сне.
 
 
Побудь один. Давай простимся,
И будем там, где есть всегда.
Мы от разлуки утомимся,
От ожидания нет следа.
 
 
Ты где? Ты как? И что с тобою?
А я одна. Я здесь пишу.
Я не хочу лишь в сердце сбоя.
Нет, не хочу: шу-шу, шу-шу.
 
 
Побудем врозь. Так видно нужно.
Побудем врозь. Судьба – судьбой.
Свой воз везу я не натужно,
Еще выдерживаю бой.
 
 
Еще мой мозг вполне хороший,
Еще есть память, разум, жизнь.
Есть у меня и ты, пригожий.
Ты от уныния – воздержись.
 
 
Твоя любимая природа
Всегда открыта для меня.
И из нее за одой – ода,
Жить так приятно, не кляня.
 
 
Живи и все. Смотри на воду.
Люби себя. Цени других,
Не обижай шальную моду,
Живи без дум, без дум плохих.
 
 
А облака плывут по миру,
Бывают тут, бываю там,
Порой прихватывают лиру,
Иль капают: там, там, там, там.
 
 
Устала я в борьбе житейской,
Сама готовлю смену лет.
Вновь на машине как в Копейске,
Но тот шофер уже скелет.
 
 
Прошли года, сменилось время,
Сама старею по часам,
И поднимаю жизни бремя,
Свой вес, сверяя по весам.
 
 
И не хвались – я не хвалюсь.
Вчера страдала от мучений,
Сегодня лучше, я клянусь,
Не ввергну дом я в поучения.
 
 
А, что следят? Наш мир просмотрен,
В ученом мире мы давно,
И многим в нем бывают смотры,
И даже там, где кимоно.
 
 
Живу и все. Жизнь на подъеме,
Лишь бы придумать все и вся,
И не запутаться в разъеме,
И не живу я, людям мстя.
 
 
Ведь месть она как гад ползучий,
Ее нельзя носить в себе,
То станешь вечно невезучей,
Будь доброй в собственной судьбе.
 
9 августа 1994

«А вот и дождь. Привет, родной…»

 
А вот и дождь. Привет, родной,
Тебя мы месяц не видали
И ты пришел сплошной стеной,
Мы от тебя слегка устали.
 
 
Дождь так пошел, что пузыри
Красиво бегали по пене,
И от зари и до зари
На небе облачная смена.
 
 
Умылся город, лист, трава.
Я дома с пеной убирала.
Муж закруглил свои права,
Уехал вновь в края Урала.
 
 
И я одна. И чистота.
Везде и всюду – все едино.
Здесь капли капают с листа,
И едут вдаль его седины.
 
 
Что будет дальше? Скажет кто?
Куда? Насколько отлучился?
А дождь идет. Его никто
Любить еще не разучился.
 
 
Дождинок в небе пелена
И грома слышатся раскаты.
А я одна. Пишу одна.
А дождик моет чьи-то скаты.
 
 
Устали мы. Кто от кого?
Привычки давят нам на плечи.
И все же дышится легко.
Стоят нетронутые свечи.
 
11 августа 1994

«Резюме от жизни – нахлобучка…»

 
Резюме от жизни – нахлобучка.
Обойти все колкости. Но как?
Если не навязываться в взбучки,
И не брать советы у макак.
 
 
Не пугать людей своим вниманием,
Чрезмерной тягой ко всему,
Чтоб вопросы не были дознанием,
Продолжением к вещему же сну.
 
 
Поняла, что ты опять творила?
Боже, как, зачем и почему?
Что, кому ты, где-то говорила?
А зачем звонила ты ему?
 
 
Очень просто. Есть в крови излишки
Из эмоций, чувств и красоты,
И умы, и мелкие умишки,
Ищут для них вечные мосты.
 
 
А любовь? Она слегка полога,
Не вбирает все, что есть в крови.
Если ты святая, недотрога,
Все равно есть бунт в любой любви.
 
 
Все равно в тебе вскипают чувства
Бунта, чрезмерной немоты.
Вот смирить неведомые буйства.
Да, для этих чувств и нужен ты.
 
 
Прикоснись – уйдут любые токи,
Поцелуй – и буйство в тишине.
Знают тебя руки, знают ноги,
Знает все спокойствие во мне.
 
 
Господи, где тишь, где наказание?
Где любви неведомый итог?
Что за чудо есть в твоих лобзаниях?
Как меня добиться только смог?
 
18 августа 1994

«Нельзя жить жизнями мужчин…»

 
Нельзя жить жизнями мужчин,
У них совсем другая доля,
Их не зови и не кричи,
От них бывает много боли.
 
 
Что их душа? В них солнце? Мрак?
Кому? Когда они светили?
И очень умный и простак:
Любовь пройдет – тебя забыли.
 
 
С годами явственней, видней,
Что циклы жизни удлинились.
Он скорпион иль водолей?
Какой в том смысл? Когда-то вились,
 
 
Когда-то ты была нужна.
Тебя нещадно домогались.
Но постарели. Жизнь прошла.
В душе стихов они остались.
 
 
Понять момент. Простить мужчин.
Они не в чем не виноваты.
И старость – довод всех причин,
Они теперь и сами сваты.
 
 
Они еще так хороши,
Они сильны еще, как прежде,
Любви же жалкие гроши
Все чаще отдают надежде.
 
 
А ты? Они тебя любя
Обидеть могут ненароком.
Оставь их молча, не скорбя,
Ведь все равно не будет прока.
 
21 августа 1994

«То тепло, то охлаждение…»

 
То тепло, то охлаждение
в чувствах, отношениях.
У иного наваждения
в чувствах все общения.
 
 
На чужой любовный трепет
нечего кидаться,
был любовный чудо-лепет,
все могло воздаться.
 
 
А теперь простые будни,
жизни переплеты,
где из ножек варят студни,
а из счастья ноты.
 
 
Не завидуй, не страдай же,
не реви белугой,
не было любовной кражи,
не было и скуки.
 
 
Я его не выбирала,
даже не любила,
я его не обыграла,
жизнь его слепила.
 
23 августа 1994

«А вот и он! Какой успех!..»

 
А вот и он! Какой успех!
Я не ждала Вас, не искала,
У нас улыбки, а не смех,
Я никогда Вас не ласкала.
 
 
Мы с Вами кто? Лишь только ум
Объединят нас так редко,
Мы не из тех, кто ходит в ГУМ,
И мы совсем не однолетки.
 
 
А бабье лето в вышине,
Тепло катается на листьях,
Я не скажу Вам: «Милый, не…» —
Такое мог придумать мистик.
 
16 сентября 1994

«Дождь по крыше и длинный звонок…»

 
Дождь по крыше и длинный звонок.
О, как грустно звонит телефон.
Значит, ты все от дома далек,
И не слышишь печальный трезвон.
Ты далек, ты безумно далек,
Словно в сердце печальный комок.
 
 
Пусть все будет у нас хорошо,
Но мечтать я о том не берусь,
Все плохое с тобою свежо.
Обойдусь, обойдусь, обойдусь.
Я не жду, я все мысли гоню,
Может, ты не подложишь свинью.
 
 
Дождь по крыше и длинный звонок,
О тебе я скучаю чуть-чуть.
Ты меня в своем сердце сберег.
Остальное – все муть, просто муть.
Надо главное в сердце хранить,
Надо сердце немного томить.
 
28 сентября 1994

«Выводы последних дней…»

 
Выводы последних дней
Очень интересны:
Кто богаче, кто бедней,
И чьи рамки тесны.
 
 
У кого какой полог,
Где есть зазеркалье,
Где на чувства есть налог,
Где породы – скалы.
 
 
Не беда, переживем
многие законы,
Чувства с хитростью пожнем —
Не пугаю склоны.
 
 
Вот позвали, не пришел.
Видно и не надо.
Дождик утром шел и шел
Вдоль окошек склада.
 
 
Не пойду и я к тебе.
Незачем дружище.
Я не все в твоей судьбе.
С мужиками ешь щи.
 
 
Обойдусь и перебьюсь,
Многое забыла.
И тебя я не боюсь,
Хоть товар не сбыла.
 
 
У работы есть закон.
У людей – законы.
Я не ставлю все на кон,
На твои притоны.
 
 
Я задвину тебя в шкаф,
Жить смогу спокойней.
Человек я не жираф,
Надоели козни.
 
 
Шутишь ты? Шути, шути.
Снова прибаутки?
Значит разные пути.
И на все: «Нет, дудки!»
 
 
Обойдусь я без хлопот.
Обойдусь кручиной.
Коль из шуток твой компот:
Выпью – не мужчина.
 
 
Много весен, много зим
Осень шелестела,
То любовник, то кузин —
Лето все пропела.
 
4 октября 1994

«Проходит жизнь весьма угрюмо…»

 
Проходит жизнь весьма угрюмо,
Любовь все реже режет глаз,
Не видно неба, только трюмы.
А, что же видит водолаз?
 
 
Возможно, фильм в глубинах водных,
Останки редких кораблей.
У водолазов – братьев сводных,
Подводный мир морских стеблей.
 
 
Сегодня я, пылая страстью,
Прошла дорогою любви,
Взойдя в вельбот в минуту счастья,
Оставив пылкость чуть в крови.
 
 
Любовь немного опьяняла,
И отдохнула я душой,
Я чувствам молодости вняла,
Мир за окном такой большой.
 
 
Да, я на суше. Снег и город.
И море очень далеко,
Но мне мой мир любимый дорог,
В нем мне так дышится легко.
 
1994

«Погода, милая погода…»

 
Погода, милая погода,
Без холодов большой зимы,
И так бывает год от года,
Где снега волны, там и мы.
 
 
А вот зима чужих владений,
Чужой разгром, чужой позор,
Уйду из них без сновидений,
Не вынося излишек сор.
 
 
Чужая ссора прикоснулась
Своим крылом моих краев,
Любовь под тяжестью прогнулась
И ты издал звериный рев.
 
 
Погода справится не вправе
С издержками чужой любви,
Тут не ославиться бы славе,
Клубника это иль киви?
 
 
Самой бы жизнь не перепутать,
Свое, чужое не сливать,
И не затягивать все путы,
И разбирать свою кровать.
 
 
Любимый мой, какие строки!
Тебе цены нет, милый мой,
Да все вселенские пороки
У ног твоих. Иди домой.
 
1994

«Из года в год величина…»

 
Из года в год величина
Он для меня один,
И если мысли не тщета,
Тогда витает нимб.
 
 
Он для меня моя страна,
Над ним склоняюсь я,
Звучит задумчиво струна,
И, молча, каюсь я.
 
 
Опять ни так! Опять ни то!
А здесь все вроде так.
Не отвлечет меня никто,
И в мыслях я мастак.
 
 
Люблю его, люблю чертить,
Когда его часы,
Без друга нам уже не жить —
Контакт его усы,
 
 
На кнопках буквы, много букв,
Из них бегут слова.
А вот сейчас чертежный лук
И клонится глава
Я улыбнулась: вот он, есть!
Новинка. Это мысль!
Эх, переводчик, это весть!
Конструктор, мысль, держись!
 
1994

Симбиоз поэзии – 1

 
Прикоснись – уйдут любые токи. Поцелуй – и буйство в тишине.
Знают тебя руки, знают ноги, знает все спокойствие во мне.
Господи, где тишь, где наказание? Где любви неведомый итог?
Что за чудо есть в твоих лобзаниях? Как меня добиться только смог?
 
 
Не пугай людей своим вниманием, любопытством странным ко всему,
Что б вопросы не были дознанием, продолжением к вещему же сну.
Очень просто. Есть в крови излишки: из эмоций, чувств и красоты,
И умы, и мелкие умишки, ищут для них вечные мосты.
 
 
А любовь? Она слегка убога, не вбирает все, что есть в крови.
Если ты святой, и недотрога, все равно есть бунт в любой любви.
Все равно в тебе вскипают чувства бунта, чрезмерной немоты.
Вот смирить неведомые буйства… Да, для этих чувств и нужен ты.
 
 
Ветер очень сильный, словно пел он, наклонил все веточки к стволам.
Рассыпал семян созвездия спелых. Создавал в лесу шумящий гам.
Семена с испуга покидали кисти отцветающих серег,
А потом все медленно летели, собираясь в маленький снежок.
 
 
Улыбнулось солнце ненадолго, ласково пригрело жизнь людей,
Заглушило дождевые толки, говорящих капелек дождей.
Разгулялась чудная погода, осветила руки, икры ног,
Заменила тепловую моду, прикоснулась там, где был сапог.
 
 
Вновь леса могучие от влаги, словно отдохнувшие слегка.
Ягоды, сияя, будто в лаке, не успели покраснеть бока.
Я люблю сияющие очи, умный отсвет в них пленит меня,
Встречи только с каждый день короче, только взгляды, словно бы звенят.
 
 
Накопились страсти до предела, каждой клеткой чувствую, где ты,
Замолкаю, если нет и дела. Только встречи нас не ждут, увы.
Подвиги, похоже, не под силу. Я люблю, но только почему
Ты холодный – этим мне и милый, а вот встречи видно не к чему.
 
 
Как приятно видеть твои очи, их огонь, пылающий внутри,
Ты прими всю страсть мою! Нет мочи, жить одной денька, хотя бы три.
Крупным градом открывалось лето, сильным ливнем, оросив леса,
Дождик шумно возвещает свету, что приходит лета полоса.
 
 
Дождь в туманы облачил природу, на два дня завесил небосклон,
Не жалея извергал он воду, отправляя воду под уклон.
И туманной облачной погодой, и сырой, растущею травой,
Он легонько расправлялся с модой, оставляя капли за собой.
 
 
Грим смывал, касался ног и платьев. Барабанил мерно по зонтам.
Презирал случайные проклятья. Говорил: я там, там, там, там, там.
Мускулы играют на студентах, и растут под грузом кирпичей,
Не волную их друзей патенты, с каждым днем становятся ловчей.
 
 
Стены поднимаются под крышу. Дождик прекращает этот рост.
Все замолкло. Речи их не слышу. Исчезает наш оконный мост.
Да, студенты – время малых нервов, нужно вам от жизни много брать.
Мускулы от напряженных нервов могут очень сказочно играть.
 
 
Летний пруд. Вода бежит спокойно. Солнечные блики у весла,
На волне качаюсь я достойно, радость мне свобода принесла.
Целый отпуск солнечного лета, я сидела только лишь в дому,
Не было мне счастья-то от света. Почему? Я с жаром не в ладу.
 
 
А сегодня лето Подмосковья, и сегодня – небо и вода,
И стихают нервы – будто сон – явь. И качает жизнь мою волна,
Облака разгуливают в небе, на фонтане светится струя,
Радости и горести нелепы, просто есть природа, солнце, я.
 
 
Солнце пригревает мою спину. Весла шевелятся, как хотят.
Я пишу, а значит, я не сгину. Твои весла рядышком скрипят.
Пруд, мой пруд, серебряные ивы, тишина душевного тепла.
Ласточки полет. Деревьев гривы. Где-то рядом Сходня протекла.
 
 
Осень кратковременно прекрасна, воздухом бодрит мои виски,
Изредка зальет слезой ненастной всех деревьев разные листки.
Слабые деревья год от года первыми уходят в желтизну,
В этом не виновна и погода. Просто потянуло листья к сну.
 
 
Под ногами – тонкий лед весенний, и хрустят пустоты подо льдом.
День пригожий, солнечный, елейный ослепляет инженерный дом.
Светлою, прозрачною громадой, он стоит спокойно над прудом,
В нем есть все, что для работы надо, все, что достигается трудом.
 
 
Только солнце ярко и нетленно светит нам, не ведая преград,
На работу заглянуло с ленью, освещая девушек наряд.
За окном деревья не проснулись. Лед и снег, и талые ручьи.
Мы тихонько к тайне прикоснулись, где тайн нет. А чьи они? Ничьи.
 
 
Не сердитесь, люди, друг на друга, Не губите души сгоряча,
Протяните лучше в дружбе руки, И танцуйте быстро: ча, ча, ча.
Эх, какие чудные просторы! Прогуляйтесь по снегам полей,
В памяти останутся узоры серебристых, снежных тополей.
 
 
Улыбнитесь ясно вы друг другу, сбросьте горы разовых обид,
И пройдите быстро вы по кругу в танце, чтобы не был никто бит.
Но друзья отчасти будут правы, если разбредутся по лесам,
Ведь на чувства часто нет управы, дружбу не вмещает малый зал.
 
1994—1988


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное