Патрацкая Наталья.

Металлическая астра. Любовно-фантастический роман



скачать книгу бесплатно

Глава 2

Когда Захар проснулся, у него появилась мысль, что надо непременно встретиться с девушкой, ведь про нее он забыл, словно ее унес с собой чувственный шар. Он вспомнил, что ее зовут Василиса. И окончательно проснулся.

Захар сидел дома один и смотрел в телевизор. На экране промелькнул фильм о пиратах, живших в свое время на астероидах, то есть на кораблях. Он представил себя боцманом на деревянной ноге. А почему бы и нет?! Эта прелестная Василиса-Венера его в гости не приглашала, а очень хотелось ее достать. Но как? Изобразить скрипучего боцмана? Почему бы и нет?

Захар решил стать хромым боцманом, он надел разные по высоте подошвы башмаки. Один башмак стучал. Второй башмак скрипел. На лицо он надел маску пожилого человека. Он был готов нанести свой визит к Василисе-Венере. Мини-камеру закрепил на лацкане пиджака.

Василиса подъехала к своему подъезду. Моложавый человек посмотрел тяжелым, диким взглядом на Василису. Он перевел свой дерзкий взор на закрытую дверь дома, когда она набирала код для входа в подъезд. Он не сводил глаз с ее рук. Она чувствовала этот жуткий взгляд, поэтому ошиблась. Она сбросила код и вновь набрала, прикрывая номер кода замка своего подъезда.

Мужчина ворвался следом за Василисой в светлый холл, к лифту он не подошел. Сильно хромая, он стал подниматься по лестнице. Василиса посмотрела вслед хромому с внутренним страхом. Ей показалось, что в его ноге кроме самой ноги что-то есть еще. Но что? Или показалось…

Лифт остановился, открыв двери. До нужного этажа она доехала без проблем. Хромого на ее этаже не было, да и не мог он физически преодолеть столько этажей раньше нее. Страх в душе Василисы появился от его жуткого взгляда. Она открыла свою входную дверь, торопливо задвинула засов и немного успокоилась.

Вскоре позвонила в дверь соседка Василисы по домику на болоте, Марфа. Они договорились встретиться, чтобы обсудить свои личные проблемы и просто отвести душу в разговоре.

Марфа влетела с круглыми глазами:

– Василиса, в вашем лифте света нет! В холле света нет!

– Марфа, я недавно приехала, свет был везде.

– А сейчас! Представь подъезд, когда в нем света нет! Не люблю я эти ваши башни до чертиков. Страшно в башнях! Двадцать этажей давят на психику, каждый этаж похож на западню! На болоте лучше жить, этажей меньше.

– Мы живем.

– Василиса, ты идешь с ключом от дверей между лифтом и площадкой у твоей квартиры. А я выхожу из лифта и вижу две закрытые на замок двери, да еще четыре двери лифта. Представь: свет выключен. Это же ловушка! Уникальная ловушка.

– Ты права, Марфа. Лестница есть между первым и вторым этажом, выше она перекрыта на каждом этаже. Сегодня видела хромого человека, он шел на второй этаж по лестнице. До нашего этажа ему не подняться, в боковом подъезде закрыты все двери на площадки с квартирами.

– Поэтому не люблю я эти башни.

– Знаешь, у нас ремонт на площадке не делали 18 лет, столько лет мы здесь живем.

– Сама крась стены в подъезде на своем этаже.

– Еще чего, лестничная площадка огромная, здесь четыре больших квартиры.

В двух квартирах никто не живет. В нашей квартире нас двое, да еще в одной один человек живет.

– А еще пятиэтажные дома сносят, в них хоть требования пожарной безопасности сохраняли и лестница была! А у вас в башнях свет отключи – и все застрянут в своих квартирах навечно.

– Да, башня огромная и полупустая. А в твоем доме на болоте людей совсем нет, одни упыри, сама говорила.

– Это точно. Любят люди безопасность, а не огромные площади.

– Не скажи, башни разные бывают.

– Мы о твоей башне говорим, Василиса.

За дверью послышался странный звук. Девушки переглянулись. Свет потух в квартире. Дверь входная открылась. Они вжались в огромные кресла, в которых сидели. Послышался неравномерный скрип обуви.

Скрип. Стук. Скрип. Стук.

Подруги замерли. Свет вспыхнул. Перед ними стоял моложавый человек с пронзительным взглядом черных глаз.

– Девушки, у вас есть одно желание на двоих. У меня есть всего одно желание. У нас на троих есть одно желание, – ледяным голосом проговорил мужчина, словно он робот.

– Чего Вы от нас хотите? – дрожащим голосом проговорила Василиса.

– Вас.

– Вы что, людоед? – хриплым голосом спросила Марфа.

– Не складывается ваш пасьянс. Я вас хочу вместе и на этом лежбище, – и он показал на диван, который был из одного комплекта мягкой мебели с гигантскими креслами. Значит, диван был огромный.

– Без вина, на сухую? – переспросила Василиса.

– Можно с ликером.

– У меня ликера нет, – ответила Василиса.

– А чего спрашиваешь? Раздевайтесь! – неожиданно громко крикнул мужчина.

– Мы не лесбиянки! – возразила Марфа.

– И я не янки, – проговорил он с ее интонацией в голосе.

– Был бы янки, не лез бы даром к девушкам, – ответила Марфа. – Нашел бы женщин по таксе от ста и выше.

– А мне и надо вас выше колен. Разговорчики в строю! – вспылил мужчина, глаза его зло вращались.

Девушки к блуждающему стриптизу были не готовы. Стали стаскивать с себя одежду.

– Прекратить! – зарычал мужчина, встряхивая длинными волосами.

– Что прекратить? – хором спросили подруги.

– Перестаньте снимать с себя одежду!

– У меня рука сломана в запястье, – заныла Василиса.

– Отлично, ты мне и нужна! У меня нога сломана. У тебя рука сломана. Мы будем отличной парой.

– Я могу уйти? – запищала чужим голосом болотная ведьма Марфа.

– И тебе сломаем, если уйдешь! – назидательно сказал хромой. – Быстро присели обе! Я сказал: обе!

– Я не могу присесть, – сказала Марфа. – У меня брюки узкие. Я располнела.

– Сними брюки, приседай без них.

Марфа стянула с себя брюки. На девушке остался треугольник с тесемочками. Она присела.

– Фу, голая девчонка, – укоризненно проговорил мужчина. – Ты вся наружу! Ладно, приседай. Приседай, я тебе сказал! – завопил хромой, садясь в кресло.

– Это что, разминка? – спросила Василиса.

– Я о любви ничего не говорил.

– А кто нас хотел на диване? – устало спросила Марфа, приседая двадцатый раз. – Лучше уж на диване…

– Ложитесь на диван. Обе ложитесь на диван!

Девушки легли рядом на диван: одна в шортах, вторая в трусиках.

Скрип. Стук. Скрип. Стук.

Мужчина вышел из комнаты. Девушки встали. Марфа стала натягивать на себя брюки.

Скрип. Стук. Скрип. Стук.

– Почему пресс не качаете? – спросил хромой.

– Приказа не было, господин полковник! – бойко сказала Марфа.

– Я не полковник. Я – боцман в отставке.

– Что, и покомандовать некем? – жалостливо спросила Марфа.

– Молчать!

– Какой голос…

– Разговорчики в строю…

– Мы зачем нужны? – спросила Василиса. – Давайте я стол накрою, покормлю Вас.

– Накрывай! – крикнул хромой.

Василиса быстро пошла на кухню.

Марфа никак не могла брюки застегнуть, слишком они были узкие.

– Какая ты несуразная девчонка, – с теплотой сказал мужчина.

– Обижаете, господин боцман.

– Поверишь, нет…

– Поверю, господин адмирал!

– Куда хватила! А звучит красиво, так меня еще не называли.

– И сколько у Вас девушек в месяц бывает?

– Ни одной.

– Поподробнее! Вы вторгаетесь в квартиру к девушке, ее не грабите, не насилуете. Зачем она Вам? – удивилась Марфа.

– Смотрю, какие девушки разные. Вот вас двое, а какие вы разные!

– Я лучше.

– Ты убогая.

– Это еще почему?

– Вторая девушка ушла готовить, а ты пять минут плясала, все брюки пыталась застегнуть.

– Я Вам не понравилась?

– А ты мне не нужна.

– Простите, а что с Вашей ногой?

– Так, шальная пуля.

– Почему нога не гнется? Ее нет? У Вас протез?

– Чего прилипла? Не скажу.

– Покажите, я врач. Ортопед, между прочим.

– Так бы и сказала. Так это ты меня лечить не хотела? Не припомнишь меня?

– Не помню Вас, у меня много пациентов.

– Долго я тебя выслеживал, долго. Когда я тебя увидел, решил, что ты мне сможешь помочь с ногой.

– Пришли бы в больницу или ко мне домой, а то к подруге притащились.

– Ты на врачиху похожа. Я тебя раньше видел, хотел на испуг взять.

– Вам это удалось. Не стыдно?

– Ты меня не стыди, ты ногу посмотри.

Хромой посмотрел на Марфу и стал расстегивать брюки. Марфа напряглась, много она видела ног на пляже, но этот человек вызывал у нее смешанные чувства. Брюки упали на пол. Одна нога была обычная, волосатая. Вторая нога оканчивалась механическим протезом. Марфа потеряла сознание.

Скрип. Стук. Скрип. Стук.

Приковылял хромой на кухню.

Василиса посмотрела на мужчину без брюк и упала вместе с тарелкой, в глазах у нее поплыло.


Очнулись девушки. Посмотрели друг на друга. Мужчины рядом не было. Скрип не слышался. Они встали и на цыпочках обошли квартиру. Пусто. Дверь в квартиру закрыта. На кухне все было чисто, посуда помыта, кастрюли пустые. Василиса решила проверить кошелек в сумке. Кошелек был пуст. Василиса пошла к сейфу в шкафу. Модный сейф зиял пустотой своей раскрытой пасти.

– Вот и стук-скрип, – сказала в сердцах Василиса.

– Наживешь. Живы, и хорошо. Василиса, я одна из твоего подъезда не пойду, проводи до дороги.

– Уговорила, провожу.

Подруги вышли на улицу, они вдохнули прохладный вечерний воздух.

Марфа подняла руку.


Третья машина подъехала, остановилась. На них смотрел мужчина, его пронзительные черные глаза впивались в глаза девушек.

– Обе садитесь! – зычно крикнул хромой человек.

Девушки сели на заднее сиденье машины. Между шофером и подругами медленно поползло вверх стекло. Девушки пожали друг другу руки, начинающие нервно вибрировать от элементарного страха. На боковых окнах медленно поднялись темные стекла, не пропускающие свет.

Подруги оказались в движущейся машине в полной темноте. Заднее стекло было наглухо закрыто темной тканью. Легкие подруг почувствовали, что вдыхать им нечего. Неожиданно над ними открылась крыша. Крупные звезды заглянули в машину. Машина резко остановилась. В люке крыши появилось лицо с тяжелым взглядом.

– Как себя чувствуете, подружки? – спросил ехидно хромой.

– Хорошо, господин адмирал, – ответила Марфа.

– Мы приехали в красную крепость.

Двери машины открылись. Девушки оказались в лесу перед красной кирпичной стеной. Дверь отъехала в сторону.

Скрип. Стук. Скрип. Стук.

Рядом с ними шел хромой. Во дворе дачи стоял большой круглый стол. Вокруг стола сидели десять женщин.

– Женщины, вашему полку прибыло! Есть еще две девушки. Теперь вас двенадцать человек. Живите дружно. Приглашайте нас к столу.

Мужчина сел на стул типа трона, украшенного трезубцем, перед ним по кругу сидело двенадцать женщин. Тринадцать тарелок стояло на столе. Две женщины подали пищу на стол. Оживления за столом не наблюдалось. Чувствовался всеобщий дамский страх.

– Встать! Сесть! Встать! Сесть! – крикнул властно мужчина и приступил к принятию пищи.

Девушки выполнили его команду, взяли ложки в руки. Острых вилок и ножей на столе не было. Вся посуда была из чистого алюминия.

Василиса невольно оглядела постройки из красного кирпича. Ей было и грустно, и любопытно.

– В моем ведомстве тринадцать комнат, всем по одной. Столовая – на улице, кухня – перед вами. Продуктов закуплено на тринадцать дней, тринадцать дней двери крепости не будут открываться. На вашей работе вас не уволят, вы все в отпуске на две недели. Вас двенадцать – я один. Стены под током. Разойтись!

На столе перед каждой девушкой лежала памятка, на которой стоял номер комнаты, был написан распорядок дня, но обязанности девушек расписаны не были. Девушки вышли из-за стола. Две девушки стали собирать грязную посуду. Одной из них была Василиса. Она не понимала, что это все реальность, а не шутка. Василиса приняла единственное мудрое решение: быть ближе к кухне, готовить, убирать, мыть посуду, молчать и слушать.

«Всем жалуй ухо, голос – лишь немногим», – вспомнила она слова Шекспира.

На первое утро одно место осталось пустым.

Василиса готовила еду на тринадцать человек. Алюминиевый прибор остался пустым, одна девушка не пришла на обед и на ужин. Что это была за девушка, Василиса не успела запомнить. Теперь она пыталась всех запомнить.

Второй день был дождливым. Мужчина не вышел. Два места за столом оказались свободными. Десять девушек ели под дождем. Кое-кто чихал, одежда на них была та, в которой их сюда привезли.

Марфа шепотом подбивала Василису на бунт, она звала посмотреть те комнаты, из которых никто не вышел. Василиса решила выжить и на бунт не соглашалась. В свободное время она подметала двор. Марфа нашла себе приятельниц, и они бурно обсуждали ситуацию.

Третий день слепил солнечными лучами. Тепло обволокло девушек с ног до головы. Они думали, где бы им помыться.

Скрип. Стук. Скрип. Стук.

К Василисе подошел хромой, посмотрел ей в глаза и ушел.

Скрип. Стук. Скрип. Стук.

Так прошло пять дней.

На шестой день за столом не появилась Марфа. Сердце у Василисы упало. Спрашивать у мужчины было бессмысленно. За столом стало тихо. Он даже не командовал. Еды становилось меньше, пища исчезала на глазах. Василиса решила готовить экономней, с учетом выбывающих каждый день девушек.

На восьмой вечер в ее комнате послышались шаги.

Скрип. Стук. Скрип. Стук.

Василиса притихла. Прятаться было негде, рядом с комнатой находился совмещенный санузел, но без окон и ванны. В комнате стояла кровать и больше ничего. Зашел хромой, он тихо подошел к Василисе. Скрипа больше не было слышно. Василиса лежала и смотрела на мужчину…

Его тяжелый взгляд неожиданно подобрел.

– Василиса… Ты жить хочешь? Ты не боишься моей ноги?

– Я ее не видела, одну видела, вторую нет.

– Ты не спрашиваешь, где семь женщин?

– Они живы?

– Они у себя дома.

– Остальные в страхе или знают, что их отпустят?

– Нет, остальные ничего не знают.

– У меня есть выбор?

– Ты можешь уйти домой или можешь остаться со мной.

– Девушки ушли домой?

– Хочешь пройти их дорогой?

– Не знаю, через улицу они не проходили.

– И ты на этот двор уже не выйдешь, метла тебе больше не поможет, ты за нее держалась.

– Да, Вы правы. Что мне делать?

– Два варианта: полюбить меня или уйти домой.

– Что они выбирали? Они с Вами спали?

– Нет. Все ушли домой. Я их не чувствовал. Через них ток не шел, ток идет по проводам, а они не были влюблены в меня даже под страхом смерти. Я тебя чувствую.

– А Марфа где?

– Врач, что ли? Я думал, что с ней у меня получится, но я ее не захотел. Она ушла.

– Марфа ушла из жизни или домой?

– Для меня это одно и то же.

– Они приведут сюда полицию!

– Нет, никто не приведет.

Внезапно комната окунулась в кромешную тьму. До руки Василисы дошло легкое, трепетное прикосновение. Она непроизвольно подтянулась к этой руке. Вспыхнул свет. Рядом лежала серая мышка. Василиса осмотрела комнату, ни одной двери она не обнаружила. Четыре ровных стены. Она крикнула, но звук потонул в мягкой ткани стен. Кровать резко дернулась. Василиса провалилась в очередную темноту. Она резко вскочила на ноги, почувствовала в одной ноге сильную боль и ладонь у локтя.

– Василиса…

– Это все еще Вы?! – скрипя зубами от боли, проговорила Василиса, глядя в жуткие глаза мужчины.

– Я негодный.

– Что Вы себе позволяете?! Зачем Вы издеваетесь над девушками? У Вас были женщины?

– Я не знаю, что с ними делать, вот собрал гарем, посмотрел на всех и отпустил.

Они стояли в подвальной комнате с красными кирпичными стенами. Тусклый свет горел в одном углу. Мужчина сел на черный кожаный диван. Василиса, прихрамывая, последовала за ним.

– Все девушки пытались со мной что-то сделать. Я не понял, чего они от меня хотели. Я всех выпустил в ту дверь, – и он показал на дверь напротив дивана.

– Вы нормальный человек?

– Я пытаюсь вспомнить, зачем мужчине нужна женщина, и не могу.

– Откуда у Вас эта красная крепость?

– Это моя дача.

– Я могу уйти?

– Дверь открыта.

Захар двенадцать зайцев убил, это был его метод, так он перевоспитал двенадцать девушек. Укрощенье строптивых девушек было его коньком. Он и так чувствовал, что Василиса-Венера – самая сильная из девушек в моральном и этическом плане.

Глава 3

Василиса пошла домой под Новый год. В подъезде она увидела беловато-голубоватое облако. Снегурочка задумчиво сидела на ступеньках лестницы в подъезде – так казалось тем, кто проходил мимо нее. Длинная белая коса лежала на груди и не колыхалась от дыхания. Василиса посмотрела на Снегурочку.

Ей показалось, что Снегурочка дышит, и она спокойно прошла мимо. Лицо Снегурочки было спокойное и слегка удивленное, глаза прикрыты, и потому создавалось впечатление сна и покоя. Крови на одежде не было, выглядела она как заснувшая сказочная принцесса.

Люди проходили с новогодними сумками и не останавливались. Может быть, Снегурочка ждала Деда Мороза и заснула от усталости. А может быть, она не спит, а просто глаза прикрыла.

В подъезд вошел Трофим. Его очень удивила спящая Снегурочка. Он дернул Снегурочку за белую косу. Коса сдвинулась с места, и под ней стала видна дорожка из капелек крови, тогда он поднял косу и увидел маленькую золотую ручку, торчащую из груди Снегурочки.

Трофим положил косу на место и побежал к себе домой.

Внутри квартиры все крупные предметы были перевернуты: кто-то что-то искал у них в квартире. В квартире, кроме Василисы, не было никого. Она подошла к дивану, подняла сиденье и застыла в удивлении: в деревянной нише дивана лежал огромный меч с золотой ажурной рукояткой, рядом лежал маленький кинжал с золотой рукояткой, отделанной камнями.

Сталь лезвия меча поблескивала в темноте дивана. Она быстро опустила сиденье дивана и села на него с задумчивостью Снегурки. Трофим подбежал к Василисе и стал дергать ее за руку.

Она с большим трудом пришла в себя:

– Подожди, Трофим.

– Василиса, что ты в диване увидела?

– Ничего.

– Кто у нас все перевернул?

– Не знаю.

В дверь сильно забарабанили кулаком. Василиса пошла к двери, чтобы открыть ее. За дверью стоял встревоженный Дед Мороз:

– Где мой посох? Я его у вас забыл! Он у двери стоял! А, бумагу вижу, в которую посох был завернут, а где то, что было в бумаге?

– Я не знаю, о чем Вы спрашиваете, – медленно проговорила Василиса.

– Знаешь, говори, куда дела!

– Вам меч нужен? – спросила неосторожно Василиса.

– Точно знаешь, а говоришь, что не знаешь.

Трофим стоял за дверью в другой комнате, когда услышал, что про меч говорят, попытался поднять диван, но только чуть приподнял. Увидев блеск меча, он отошел от дивана. В комнату вошел Дед Мороз. Василиса приподняла сиденье дивана.

Дед Мороз посмотрел на меч и кинжал и как закричит:

– Где еще золотой нож?!

– Здесь ножа не было, – ответила она.

– Я видел золотую ручку в сердце Снегурочки. Вы мимо нее только что прошли! – крикнул Трофим.

– Где Снегурочка? Она убита?

– Вы что, не знали?

– Нет…

Дед Мороз, автоматически закрыв диван, сел на сиденье. На некоторое время он замер.

– Где Снегурочка? – спросил Дед Мороз.

– В подъезде, на первом этаже, – ответила Василиса.

– Я шел с верхнего этажа. Когда мы расстались со Снегурочкой, она была жива. Ой, как тут у вас все разбросано, а когда мы с ней выходили из квартиры, то здесь был полный порядок!

– Дед Мороз, Вы сюда уже приходили? А кто Вам двери открыл? – спросил Трофим.

– Дверь мне открыл мужчина в халате. Снегурочка, когда его увидела, воскликнула: «Ой, это ты!»

Дед Мороз продолжил говорить:

– Видимо, Снегурочка и мужчина были знакомы. Я увидел, что родителей Трофима дома нет, и решил пойти по другому вызову на верхний этаж. Снегурочка сказала, что останется здесь, потом меня догонит. Я взял мешок с подарками, а трость сгоряча забыл в углу вашей прихожей.

– Так это был Захар! – воскликнула Василиса. – Тогда все понятно становится.

– Да, похоже. Снегурочка схватила посох, а Захар у нее стал отбирать. В посохе у меня был спрятан очень дорогой подарок для одного мальчика, который увлекается коллекциями холодного оружия.

– Вон оно что! А почему Вы не положили подарок в мешок?

– Нож в мешке не утаишь, а тут целый военный набор холодного оружия!

– Детектива надо вызвать, – сказала Василиса и пошла к телефону.

– Да, но мы все в этом виноваты: я – из-за халатности, а ваш Захар убил Снегурочку. Надо обсудить, что детективу скажем. А где теперь Захар? И почему Снегурочка оказалась в подъезде? – разговорился Дед Мороз.

– Пусть в этом детектив разбирается, – и Василиса позвонила по телефону детективу Мусину, которого знала с детства.

Детектив Мусин приехал довольно быстро и спросил у Василисы:

– Детектива вызывали? Убийство здесь произошло?

– Да!

– Покажите.

– А Вы разве не проходили мимо убитой Снегурочки?

– Нет!

– Идемте, она в подъезде сидела.

Все спустились на первый этаж, но Снегурочки там не было!

– Ложный вызов под Новый год, да еще с Дедом Морозом! Шутите с утра пораньше!

– Мусин, я сам видел убитую Снегурочку, – сказал Трофим и заплакал навзрыд.

– Эй! Кто здесь плачет? – раздался сверху дивный женский голос.

С верхнего этажа спускалась Снегурочка! Немая сцена. Все с удивлением смотрели на Снегурочку.

– Объясните, в чем дело? – сурово спросил детектив Мусин.

И Снегурочка сказала:

– Ой, господин детектив, все получилось случайно. Мы с Захаром увидели в углу палку Деда Мороза, бумага раскрылась, а в ней оказались меч, кинжал и нож – и все золотое. Мы поиграли острыми предметами, потом я их спрятала.

Захар увидел, что Трофим с Василисой к дому идут, и позвал их встречать. Мы и пошли. Захар взял томатный сок, брызнул мне на грудь, между грудью и подмышкой вставил нож, заставил сесть и все прикрыл косой. А я плаванием занималась и умею надолго сдерживать дыхание. Мы пошутили!

– Хороши шутки! – сказал детектив Мусин и вышел из подъезда.


Сквозь прошлогоднюю траву пробирались зеленые травинки. Солнце приветливо встречало зеленую травку. Вербы и осины распускали пушистые сережки – первые цветы весны. Ветви кустарников радовали почками. Природа медленно подходила к весне. Еще чуть-чуть – и все деревья выбросят в пространство свои молодые клейкие листочки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6