Патрацкая Наталья.

Алмазный триллер. Серия «Проза-2016»



скачать книгу бесплатно

© Наталья Патрацкая, 2017


ISBN 978-5-4483-1823-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Снег летел и кружился. Изящные снежинки, танцуя в воздухе, спокойно цеплялись за длинные иголки сосен. Иногда иголки не удерживали снежинки и они, срываясь с иголок, летели к земле. Аполлон смотрел в окно дома, расположенного рядом с ювелирным магазином. Сквозь снежную пелену был виден вход в магазин, за которым он невольно наблюдал. Люди входили и выходили из магазина, не привлекая его внимания.

Внезапно он почувствовал прилив внимания к молодой особе в белой шубке с красным длинным шарфом, завязанным под воротником. Концы шарфа совпадали с длиной шубки. На руках у нее были надеты красные варежки, а на голове – берет с красным помпоном. Столь яркая девушка заставила его подняться с места и выйти на улицу.

В кирпичной башне, расположенной рядом с сосновым бором, разместился магазин «Серебряное копытце». Он вошел в магазин. Свет дневных ламп освещал маленькие блестящие камни на кольцах и сережках. Девушка стояла у витрины с золотыми украшениями. Ее неудержимо притягивали к себе прозрачные камни в золотом оформление. Она попросила продавца показать сережки с бриллиантами. Хрустальные грани сверкали на ее ладони так близко и призрачно, что она приложила их к мочке уха и посмотрела в зеркало.

Прозрачные грани, переливаясь в лучах света ламп, вызвали у нее странное чувство, что она знает, как можно найти в этом мире бриллианты. В ее доме никогда не было бриллиантов. Но, когда она о них читала в книгах или смотрела фильмы с погоней, ей всегда казалось, что она знает раньше любого героя ответ на вопрос: «Где найти бриллианты». Она очень любила детективы с алмазами.

Девушка на секунду задумалась и вернула сережки с маленькими бриллиантами продавцу. Денег у нее хватило на сережки – гвоздики с турмалином, которые напоминали ей ягоды рябины.

Аполлон и не сомневался, что девушка купит красные камни под цвет шарфа и помпона. Вскоре он вновь увидел очаровательное создание. У него появилась жгучее желание с ней познакомиться поближе.

Легкий снег искрился в лучах уличного фонаря. Девушка крутилась на одной ножке вместе со снежинками, как ножка сережки в ее ухе, когда она проверяла: на месте ли она. Ее светлая шубка в снежинках превратилась в сверкающее чудо. Он сделал шаг в сторону девушки. Она удивленно посмотрела на него. Он был в темном коротком пальто, с пушистым шарфом на шее, но без головного убора.

– Здравствуйте, – промолвила смущенно девушка. – Я вас где-то видела.

– Добрый вечер, – улыбнулся молодой человек. – Меня зовут Аполлон. Если вы меня видели, то случайно.

– А меня зовут Агнесса! И я вас приглашаю на плюшки с чаем. Плюшки – очень немодная выпечка, но у мамы они здорово получаются!

– Я не откажусь от вашего приглашения. А вам не страшно приглашать незнакомого человека?

– У меня ощущение, что мы уже давно знакомы, – медленно проговорила девушка.

Они зашли в ближний подъезд, поднялись по ступенькам на третий этаж, остановились напротив двери, обитой гвоздиками с большими шляпками.

Дверь открыла стройная женщина средних лет с короткой стрижкой.

– Мама, знакомься, это Аполлон! – представила Агнесса молодого человека.

– Приятно познакомиться! – улыбнулась ее мама, Валентина Савельевна. – Агнесса, ты ушла к подруге, а пришла с молодым человеком. Как тебя понимать?

– Я вышла из дома, покружилась среди снежинок, а Аполлон остановился около меня. Мама, мы посидим у нас дома, мы никуда не пойдем, – ответила девушка, совсем забыв про подругу. – Аполлон, снимайте пальто, мы будем пить чай.


Все сели на стулья с гнутыми спинками, стоящими вокруг овального стола, покрытого скатертью с вышитыми гладью анютиными глазками. В комнате стоял комплект мебели: полированный сервант с хрустальной посудой, плательный шкаф и кубический телевизор на тумбочке.

На большой, плоской тарелке лежали свежие плюшки, обсыпанные сахарной пудрой. Агнесса заварила свежий чай в чайнике, из носика которого висело металлическое ситечко. Крепкий чай она разлила в белые чашки на блюдцах. Тепло и уютно стало в комнате. На экране черно – белого телевизора мелькали фигуристы.

Только сейчас Агнесса посмотрела на Аполлона. Черные густые брови подчеркивали крупные карие глаза. Черные, с вишневым отливом, волнистые волосы, зачесанные назад, были неотразимы. Ей всегда нравились такие мужские прически. Прямой нос приятно смотрелся над крупными губами, согретыми чаем…

Аполлон в ответ посмотрел на Агнессу: темно – русые волосы были уложены в пучок на ее голове, большие серые глаза сияли, ямочка на щеке лучилась от улыбки…

«Они похожи друг на друга», – подумала в это время Валентина Савельевна.

– Агнесса, кто у нас в гостях? Чья одежда висит в прихожей? – спросил вошедший в квартиру мужчина.

– Папа, познакомься с Аполлоном.

Мужчина разделся, вымыл руки, переоделся и зашел в комнату.

– Здравствуйте, Аполлон! Я – отец Агнессы.

– Добрый вечер! Извините меня за вечернее вторжение, – Аполлон пожал протянутую ему руку.

– Смотри, Аполлон, нашу Агнессу не обижай.

– Не обижу, – ответил он, и потянул руку за следующей плюшкой.

– Мать, давай что-нибудь посерьезней, чем эти плюшки. И Аполлон с нами поест, а водочки не держим. Не положено. И пивком редко балуемся.

– Да и я не пью. Работа моя точности требует: я – шлифовщик, – сказал гость.

– Это хорошо, что не пьешь. Хорошие рабочие никогда не пьют.

– Аполлон, идемте ко мне в комнату, – предложила Агнесса.

Они ушли в комнату девушки. Дверь за ними закрылась.

– Мать, а парень-то хорош! – воскликнул отец Агнессы.

– Твоя, правда, отец. И мне понравился этот парень. У Агнессы глаза сияют. Я чувствую, что с этим парнем у нее надолго роман затянется.


В комнате Агнессы обои на стенах и шторы на окнах бросались в глаза белыми и бежевыми тонами. Здесь было чисто, опрятно, пристойно. Аполлон сел в кресло, положив руки на деревянные подлокотники. Рядом с ним стоял овальный журнальный столик, выполненный из полированного дерева. На столике лежала вышитая салфетка, на которой стояла хрустальная, цветочная ваза.

– Знаете, Агнесса, вам не хватает бриллиантов в ушах, – заметил молодой человек.

– Аполлон, вы шутите? Зачем мне бриллианты? Мне и турмалина достаточно! Я эти сережки совсем недавно купила в магазине «Серебряное копытце». Я попросила продавца показать мне сережки с бриллиантами, и невольно приложила их к мочке уха. Я посмотрела в зеркало: бриллиантовые грани, переливаясь в лучах света ламп, вызвали у меня странное чувство, что я знаю, как можно найти в этом мире бриллианты.

– Агнесса, вам нравятся бриллианты?! Так это же замечательно! Мне они тоже нравятся! – обрадовано прервал ее речь Аполлон. – А турмалины в ваших ушах похожи на ягоды рябины. А я люблю блеск хрусталя и бриллиантов. Люблю, когда стекла сверкают, – мечтательно проговорил Аполлон.

– Я включу музыку. У меня есть новая пластинка с песнями и проигрыватель с колонками. Я уже почти все песни с него знаю.

– Вы поете песни под пластинки? Я никогда не подпевал певцам.

– У меня есть огромные книги с репродукциями картин. Хотите посмотреть?

– Посмотрю. С вами я и репродукции картин могу посмотреть.

Молодые люди стали переворачивать большую книгу с репродукциями картин, на которых были изображены дворцы, квартиры, интерьеры, скульптуры.

– Агнесса, вам подойдут только бриллианты, – мечтательно повторил Аполлон. Он смотрел на красочные дворцы в книге и на сережки в ушах Агнессы. Турмалин, размером в вишневую косточку, мерцал при вечернем освещении вишневым оттенком.

– Аполлон, турмалин безопаснее, но бриллианты – это здорово!

– Вот, ты уже понимаешь меня. Я подарю, тебе Агнесса – бриллиантовый комплект.

– Скажите тоже, – отозвалась девушка, закрыв книгу с репродукциями прошлого.

Так они и говорили, путая, «ты» и «Вы». Похоже, им было хорошо вдвоем.

– Мне пора уходить, ехать домой далеко. Я был в вашем районе по делу, – поднялся с кресла молодой человек.

– Я вас провожу до двери, – вздохнув, сказала Агнесса, она так и не поняла, почему пригласила домой незнакомого человека, но она была твердо уверена, что его уже видела раньше, то ли в лесу на лыжне, то ли еще где-то.

Аполлон вышел из квартиры Агнессы и подумал, что это реально прошлый век, то есть 20 век, но девушка ему искренне понравилась.


Агнесса стала отдаляться от подруги Татьяны. Отвыкли они друг от друга за последнее время.

Стоило Татьяне позвонить, как Агнесса отвечала:

– Татьяна, Аполлон пригласил меня на выставку картин, расположенную на Крымском валу. Мы вместе с ним обошли картинную галерею. Мы не поленились и посетили алмазный фонд страны. Мы с ним вместе ходили в театр оперетты. Мы ходили в старый драматический театр, который находится за Большим театром. Мы даже на концерт ансамбля «Березка» попали в Кремлевский дворец съездов. Ты не обижайся, но мне – некогда! Лучше приходи на нашу свадьбу!


После свадьбы Агнесса рассказала Татьяне о своей первой, настоящей любви:

– Ночная любовь скрепляет нас. Острые ощущения от прикосновения к Аполлону стоят того, чтобы перенести временные трудности первых лет совместной жизни. Я с упоением приникаю к его широкой груди, лишенной всякой растительности. На груди у него растет всего три волоска! Я испытываю полное блаженство, когда моя голова касается его мускулистой груди. Я с трепетом исследую его красивое тело. Оно мне все нравится.

Аполлону нравятся мои нежные, играющие и легкие прикосновения. Когда прикосновения от рук теряют свою остроту, включаются губы. Можно целовать, вызывая трепет его тела. Я сама при этом испытываю прилив желаний. Аполлон целует меня так, словно вытягивает соки, которые в меня еще не поступали. Поцелуи губ сводятся к полной вибрации. Желания нарастают стремительно. Чувство реальности утрачивается. Контроль над событиями исчезает. Мы готовы к большому чувству.

– Чувство осторожности ты совсем забыла, – пролепетала в телефонную трубку Татьяна.

– А кто о нем помнит в такую минуту? Об осторожности надо помнить до прикосновения мужчины. Он любит меня! Я извиваюсь в ответ. Движения становятся парными. Он двигается. Я двигаюсь в такт ему. Единственное правило его любви: он не признает любовь, лежащий без движения женщины. Вот я всегда и двигаюсь. Всегда вторю своему мужу. Мое тело становится гибким и подвижным. Постепенно я научилась улавливать признаки, предшествующие завершению нашей любви. И в такой момент особенно сильно в такт двигаюсь. Старания мои окупаются взаимной радостью состоявшейся любви. И однажды Аполлон сказал мне, что вот теперь меня можно ревновать к любому фонарному столбу.

Татьяна напряженно слушала Агнессу, и очень хотела попасть на ее место. Ее душу скребла элементарная ревность. И она нашла возможность разлучить Агнессу и Аполлона! Она своего отца попросила, чтобы он организовал дело так, чтобы Аполлон попал к нему на срочную службу в армию.


Через некоторое время Аполлона призвали в армию. Половина года учебы и он – солдат пограничник. Граница – всегда действующая армия. Пришлось ему лазить по горам. Его часто выручала способность ориентироваться в любой местности. За его спиной постоянно висел некий огнестрельный предмет. По горам часто приходилось передвигаться, используя и руки, и ноги. Климат горный, воздух озоновый да такой, что голова кружится.

Пограничная застава находилась высоко над уровнем моря. Рядом с Аполлоном постоянно находился некий Денис. Похожи они были, как кожаный сапог на кирзовый сапог. Ребята они нормальные, а вдвоем всегда веселее службу нести.

Нельзя сказать, что нарушителей в этих местах много, но любителей горных восхождений, судьба им посылала. Послала судьба навстречу пограничникам симпатичную девушку, по городским меркам простую, а по местным меркам, что надо! Аполлон сразу узнал в девушке Татьяну подругу своей жены Агнессы. Он сказал Денису, что пойдет в сельский кинотеатр, где показывают старый фильм, что это намного лучше, чем воздухом дышать, в нарядах надышался.

Но сам не ушел.

Денис и Аполлон подошли к Татьяне. А у нее глаза разбежались: два одинаковых красавца. Ребята повеселели, стали с ней разговаривать. А она вроде на том же языке говорит, а все как-то странно для них. И так она им понравилась, что захотелось им по одному с ней погулять. А она, все пыталась уйти от них домой. Еще она им сказала, что дома ее ругать будут, если увидят ее в обществе пограничников, потому что отец служит на этой пограничной заставе командиром.

В парней бес вселился. Голову они потеряли из-за Татьяны. Увольнительная быстро прошла. Сговорились парни с девушкой, что если их в следующие выходные отпустят, то зайдут за ней. Она согласилась. Не будет ведь она двум солдатам говорить «нет».

Служба у пограничников пошла веселее. Ходят они по горам и о встрече с Татьяной мечтают. Им бы теперь нарушителя границы задержать. Между пограничниками вражда пошла, стали они между собой спорить. Аполлон подумал, как это их так быстро Татьяна поссорила, и лишь бы беды не было.

С оружием лазить по горам трудно, но надо. Ноги у солдат налились крепкими мышцами, сами они окрепли. Заметил Аполлон в бинокль, будто кто ползет по горе: зверь или человек, сразу не поймешь. Вскоре темное пятно поднялось на ноги. Стало видно, что человек через границу с той стороны на эту идет.

Аполлон предупредил Дениса о нарушителе границы. Вдвоем стали ждать. Интересно, что нарушитель их тоже заметил. Белым платком над головой замахал. Ребята стрелять в белый флаг права не имели. Пошли они к нарушителю, следят за руками с белым платком, вдруг обманет и их перестреляет. Осторожно подошли они друг к другу.

Парень оказался странный, в руках у него не было ничего, только белый платок, а все твердил:

– Татьяна, Татьяна… – и на себя показывал, что он к Татьяне идет.

Пограничники поняли одно, что этот парень и Татьяна через границу разговаривали, а знают они друг друга с детства. Татьяна последнее время перестала показываться на границе, вот парень с той стороны границы и пошел к пограничникам узнать, что с девушкой случилось. Парни поняли и то, что отец девушку не выпускает на улицу.

«Ой, до чего дело дошло», – подумал с тоской Аполлон, служба которого подходила к концу, а вслух он сказал:

– С Татьяной все нормально. Мы обязаны вас, как нарушителя границы привезти на заставу.

– Я вас понимаю, но меня дома искать будут, – заныл парень с большим акцентом.

Парни тоже хотели увидеть Татьяну, но для этого нарушителя надо было отвезти по назначению. Парень сдался: их двое и они вооружены. Передали пограничники парня, куда следует.

А командир заставы им сказал:

– Задержанный человек мне хорошо знаком: это местный маятник. Его у нас зовут Мах. Он всегда ходит у границы с той стороны. Не знаю, что с ним и делать. Знаю, что он мою дочь Татьяну любит. Ребята, а вы в мою дочь еще не влюбились? Лучше не надо, – и командир заставы продолжил говорить: – Отведите его туда, где взяли. Мы маятника предупредили в последний раз.


Мах попросил пограничников отвести его к Татьяне. Он очень хотел посмотреть на нее, сказать ей два слова, а потом уйти совсем. Парни и сами хотели ее увидеть. Пошли они к голубоглазой девушке с русыми волосами до колен.

Девушка на выданье, как светофор на перекрестке в городе.

Татьяна, увидев всех парней вместе, не знала, что и делать: радоваться или нет.

– Мах, будь человеком, перестань рисковать! Убить тебя могут случайно. Не все будут с тобой разбираться! Или совсем оставайся на нашей стороне границы!

– Татьяна, а ты замуж за меня пойдешь? – спросил Мах, похоже, не в первый раз.

– Ой, Мах! Не хочу я быть десятой женой в твоем гареме, – отмахнулась она от него.

А счастье было так возможно.


После этого случая Аполлон вновь обратил внимание на Татьяну. И она это заметила. Ему так не хватало Агнессы! А рядом с ним была ее подруга, в которую влюблялись все, а он рыжим никогда не был.

Татьяна и Аполлон случайно встретились в горах. В голове Татьяны звучали слова Агнессы о том, что Аполлон хороший любовник, даже для собственной жены.

Зависть требовала реализации!

На небольшой ровной площадке, расположенной между скал, стояли девушка и молодой человек в солдатской форме. Они разговаривали. Их глаза светились. Губы пылали. Молодые организмы требовали объединения.

Он коснулся ее волос. Она взяла его руку. Он поцеловал волосы. Она коснулась губами его руки, потом лица. Он обнял ее легко. Она прижалась к нему всем телом. Конвульсии прошли по их телам. Они оба легли на траву между камнями. Их руки проникали под одежду…


Аполлон написал письмо Агнессе о том, что он домой не вернется, так как у него есть срочное дело в Алмазном городе. У Агнессы от такой новости в душе родилась волна пустоты. А ее мать всем знакомым уши прожужжала о зяте, который не вернулся к ее дочери из командировки, только и оставил вместо себя маленького, зеленого попугая…

Аполлон действительно не вернулся к Агнессе, а поехал работать на Алмазный завод в соседнюю область, на который в это время поступил заказ на сотню орденов. Власть края решила отметить открытия в науке бриллиантовыми орденами. Первую партию орденов предстояло отправить в комитет по распределению бриллиантовых орденов в ближайшее время.

На завод поступила партия особо качественных алмазов. Алмазный завод, как главный банк страны, в средствах массовой информации не упоминался. В цеха рабочие проходили и выходили в раздетом виде. Новая партия алмазов была так хороша, что у всех, кто с ними работал, появлялось странное желание наградить себя лично за успехи в науке и технике.

Головы шальные задумались о том, как бы вынести с завода лучшие камни, а между собой товарищи – господа рабочие не договорились. Каждый думал: «Возьму один бриллиант, никто сразу и не заметит». Но юмор заключался в том, что двадцать человек сразу так подумали. Понятно, что бриллианты охранялись, и выдавались по одному. Один бриллиант обработал, сдай, возьми другой.

И все же появлялась некоторая безответственность в отношении бриллиантовой валюты – и не все и не сразу все фиксировалось.


В то незабвенное время не было камер наблюдения на всех углах.


Люди просто работали над каждой гранью. Алмазы попались твердые. Инструмент приходилось менять, если он приходил в негодность. Обычная производственная ситуация. Люди выносили бриллианты в ушах, в нескромных местах, во рту, в волосах. Порой их элементарно ловили. За особо крупные хищения грозила смертная казнь, но и это мало останавливало отчаянные головы.


Аполлон еще в детстве засовывал косточки из вишни в ноздрю, когда дома делали вишневое вино. Родители пугались, возили его к врачу. Косточку вытаскивали, но вскоре в ноздре оказывался новый предмет. Аполлон обладал приличным носом и отчаянным складом характера. В науках он не блистал, но изворотливость ума на нестандартные решения у него была.

Традиционно бриллианты, вынесенные с Алмазного завода, прятались в простейший пластилин, и с помощью пластилина фиксировались в любом месте для временного хранения. Все было продумано на заводе: и как охранять, и как выносить. Те, кто продавал украденные бриллианты, рано или поздно, попадались на глаза компетентным органам, за что получали расстрел или решетку.

Поэтому на заводе постоянно работали только честные люди без вредных привычек. Аполлон, яркий мужчина с прямым и красивым носом, сразу бы попал под наблюдение охраны, и жизнь его была бы короткой.


На заводе, после того как пришла новая партия алмазов для орденов, облавы происходили за облавами, и все же не могли найти вынесенные с завода алмазы. Часть алмазов пропадала без следа. Самые крупные камни оставались на месте, не находили бриллианты размером в вишневую косточку.

Аполлон пришел на завод сразу после армии, и обучения на огранщика алмазных граней. В армии он подружился с Денисом, его отец некогда работал на Алмазном заводе. Полтора года службы на границе сдружили парней. Аполлон все, что можно и нельзя, выведывал у приятеля.

Еще до прихода на завод, он знал про весь криминал, что окружал производство бриллиантов. Он сразу решил, что работать будет хорошо, а бриллианты красть первое время не будет. Он постоянно тренировал ноздри в домашних условиях на ношение вишневых косточек.

Алмазы робостью не отличались. Они бы ему весь нос повредили. Поэтому в ноздри Аполлон засовывал пластилиновые шарики. Шарик крепил на тонкую прочную нить, нить крепилась в ноздре особым клеем к волоскам, а сам шарик уходил в ноздрю достаточно глубоко, чтобы снаружи не было видно. Тренировки и тренировки изо дня в день, чтобы ноздри привыкли к инородному телу и не вдыхали шарики внутрь.

Аполлон в раннем детстве случайно разбил стеклянный плафон на лампе. Лампу ночник включали ему в комнате родители, чтобы он их ночью не беспокоил. Разбитый плафон склеили клеем, и маленький мальчик заметил, что свет по комнате от плафона стал более тревожный.

После армии он дома обрабатывал обычное стекло до алмазного блеска, грани были такие, как на настоящих бриллиантах. Из стеклянных бриллиантов Аполлон сделал себе ночник. Его забавляла игра света по комнате. У него появилась мечта: сделать бриллиантовый светильник.

Сидела в нем жилка ювелира, и он приступил к осуществлению плана. Бриллианты выносил с завода в ноздре, дома за нитку доставал их из недр носа и никому ничего не говорил. Он склеивал бриллиантовый светильник.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное