Патрацкая Наталья.

Аквамарины для Марины. Ироничный роман



скачать книгу бесплатно

Мартин на ее глазах превратился в кентавра. Марина от неожиданности потеряла сознание. Она очнулась в кромешной темноте под звездным небом на дне пустого бассейна, на большом надувном матрасе. Никого рядом не было.

На Марине одежды не было, на груди в золотом обрамлении одиноко светил сапфир. Марина дрожала от холода, но была абсолютно спокойна.

Она обошла пустой бассейн в надежде найти полотенце или одежду. Ее знобило. Она подошла к ограждению. Внизу сиял огнями город, над ней сияли звезды, а она сверкала наготой. Марина обошла место своего заточения. Она искала выход, но ничего не нашла.

«Голая баба в клетке на крыше», – подумала она без эмоций.

Марина оказалась без одежды на чужой крыше, но чувство стыда было забито стрессом.


Олег случайно видел, как Мартин крадучись выходил из машины Бориса, и тут же подошел к машине. Он увидел спящего Бориса и разбудил его. Потом они вдвоем проследили за Мартином и выяснили, куда он увез Марину.

– Марина!!! – издал истошный крик Борис.

– Борис, я на крыше! Быстрее!!! – крикнула Марина в ответ, ее голос в тишине ночи звучал оглушительно громко.

Борис подошел к своей машине, достал плед, взлетел на крышу высотки на скоростном лифте. Марину он завернул в простыню. И только теперь Марина разрыдалась.

– Не реви, Марина, тебя Мартин посадил в клетку, а меня усыпил в моей же машине, вот я и поехал искать тебя к его дому. Мартин не изверг, но что-то садистское ему присуще. Ревность и неуважение он наказывает.

– Зачем ему это нужно? – спросила Марина.

– Знать бы зачем. Ты ему очень понравилась, Марина. Он перед тобой первое время пресмыкался, до такой степени ему хотелось к тебе приблизиться. А потом захотелось взять реванш за вынужденное унижение. Такой он человек.

– А человек ли он? – спросила Марина, после того как они спустились на землю.

– Внешне он человек, но лишенный обаяния. В нем есть физическая аномалия. Он вызывает желание женщины и после этого совершает подлость очищения и мщения.

– А если Мартин – кентавр?

– Да, да, он кентавр на четырех копытах. Ты спутала все его карты. В нем проснулось желание, но он сбежал от тебя с оскалом на зубах. Он спустил воду из бассейна, положил тебя на надувной матрас и ушел вместе с таким же кентавром, как и он. Вдвоем им легче тащить тяжесть жизни. Его подруга Надя – тоже кентавр. Она неплохо готовит, иногда убирает в новой квартире, которую они купили на двоих. Этот бассейн – идея его. У них хороший технический бизнес и деньги у них всегда есть. Эх, Марина! Ты всколыхнула не только Мартина, но и его подругу Надю. Его подруга глаз не могла оторвать от тебя. Но они бессильная пара, мышцы у них есть и шеи, как у кентавров. Но это уже их тайна. Им стыдно, но иначе они не могут, – сказал Борис. – Я догадывался о настоящей жизни Мартина. Жесть…

Марина вбила себе в голову, что Мартин и Надя – кентавры, так ей было легче переживать то, что они с нею сделали. Она понимала, что настоящие кентавры на последнем этаже высотки жить не могут, но продвинутые – могут.

Это утешило. Марина была недалека от истины.

Они заходили в свою квартиру людьми и превращались в кентавров, настоящих животных. Теперь одна комната была предназначена для их человеческого образа, а вторая – для животного.

Почему с ними происходили превращения, они не знали, но старались вести себя нормально и осторожно. Бассейн они использовали для выгула, набрасывали туда сено-солому, а иногда наливали воду. Они видели, что Марина спала, и исчезли из ее поля зрения почти вовремя, уже на выходе с крыши они превратились в кентавров.

Сквозь сон Марина их видела, но дурман не давал ей открыть глаза.

У нее появилась мысль еще раз побывать на крыше и запечатлеть супругов в образе кентавров. Что ни говори, но Мартин запал ей в душу навсегда.


Небо покрылось серой пеленой. Солнце исчезло, словно его и не было. Посмотрев из окна на улицу, Марина надела одежду, закрывающую все тонкости фигуры. Светлый брючный костюм из плащевой ткани сексуальностью не отличался. В офисе она отгородилась от всех мужских взглядов непроницаемым видом и отрешенным взглядом. Они не возражали.

На столе у Марины стояли пионы в вазе, в воду она добавила сахарный песок. Первый бутон быстро распустился. Тогда она сменила воду, поскольку два других бутона медленно распускались, а первый уже завял. Сахара переел один пион и за сутки распустился и завял. Два пиона еще радовали рваными лепестками.

Мартин. Борис. Олег. Кто из них первый пион? Мартин? Он завял для отношений! Марина посмотрела еще раз на пионы и вышла из комнаты на стрежень. Навстречу шли люди, и это было нормально. Она вышла на улицу, спустилась к набережной. Волны речные были на месте. Она подошла к чугунной решетке. Локти сами легли на перила. Она стала смотреть за жизнью на воде.

У самого берега плавали зеленые утки. Буксиры бороздили речную гладь. Речные волны били в старый гранит.

– Ты что тут делаешь? – послышался голос Бориса.

– Смотрю на волны. В обеденный перерыв я имею право на маленькое удовольствие, – ответила Марина, не глядя на него.

– Есть дело, и весьма занимательное. Помнишь, ты говорила, что Мартин и Надя – кентавры? Я за ними проследил, хоть это было нелегко сделать. Сама знаешь, их высотка самая высокая. Представляешь, они превращаются в кентавров только у себя на последнем этаже. Почему? Я не знаю. Ответа нет. Ладно бы в поле превращались, а то на высоте весьма приличной. Если бы не ночная тишина – я бы твой голос и не услышал!

– К чему ты клонишь?

– Заинтересовалась? А мне-то как интересно! Они ведут себя неадекватно. Так вот, я купил сильный бинокль, нашел невдалеке высотку, соизмеримую с их зданием. Я вышел на крышу, обычную крышу без людского вторжения, залез на надстройку для лифта и стал наблюдать за крышей.

– И долго наблюдал?

– Сколько надо. День был выходной. Точно, они вышли оба на крышу в нормальном виде, и вдруг их стало выгибать, и они на моих глазах превратились в кентавров! Круто!

– Борис, почему тебя это волнует?

– Ты что, не понимаешь? Это сенсация!

– Кому сенсация, а кому и горе. Я и так еле от них отошла.

– Подожди меня обвинять. Они ездили в отпуск на Средиземный остров, чего они там забыли, не знаю, но, видимо, подцепили нечто древнее.

– Умен, однако! Ездили туда многие…

– Им кто-то привил вирус кентавра, а антивирус им не известен. Но они, вероятнее всего, находятся под наблюдением. Вспомни, за какие такие дела им дали эту квартиру? Не знаешь? Деньги за нее они не платили, это я точно знаю.

– Борис, ты чего ввязываешься в это дело? Раз дали квартиру, то люди не маленькие замешаны, не подходил бы ты к ним. Заметят – заметут.

– Не пугай, пуганный. Честное слово, забавно. Кто рассказал бы – не поверил.

По реке проплыл речной трамвай.

– Мне пора на работу, – сказала Марина и пошла прочь от набережной, не оглядываясь на Бориса.

Он ведь подошел к ней со спины, так за спиной и остался.

Марина шла, шла…

А он? Бориса загарпунили с речного трамвайчика, и так тихо, что он и не пикнул. Он взмыл над чугунными перилами и по воде протащился на гарпуне. Его вытащили на борт.

– Борис, ты чего такой любознательный? – спросил его Мартин.

Борис посмотрел на него вытаращенными глазами.

– Отвечай! – крикнул Мартин.

– А что, нельзя? – ответил вопросом на вопрос испуганный Борис.

– Успел Марине рассказать о том, что видел на крыше?

– Она на вашей крыше сама была и все видела.

– И что она видела?

– Бассейн с водой и без воды.

– И это все, что она видела?

– Вас видела.

– В каком виде она нас видела?

– В плавках для купанья в вашем бассейне.

– Что ты видел в бинокль на нашей крыше?!

– Смотрел на небо, очень оно было звездное. А на вашу крышу я не смотрел.

– Если и врешь, то понял, что от тебя требуется.

Борис глазом не успел моргнуть, как его, как наживку на удочке, вернули к чугунным перилам набережной. И как они его не убили? Он покачнулся, осмотрелся. Ни одного прохожего. И кораблик уплыл. Никого. Ничего. И страх в душе.

Марина посмотрела на пионы и отчетливо заметила, что второй пион резко увял. Ей стало скучно и грустно. Сотовый телефон замурлыкал новую мелодию.

– Марина, это я, Мартин, у тебя все нормально? Не могу до Бориса дозвониться.

– Я его сегодня видела, он был в норме.

– Утешила. Пойдем на ночную дискотеку? Посидим, потанцуем.

– Идем. Сам за мной заедешь или каждый сам по себе поедет?

– Если не возражаешь, то я подъеду к твоему дому в 21:00.

– Буду готова.

Борис прослушал их разговор, подвигал от бессилия губами. В назначенное время решительно вышел из дома к своей машине. Сел. Поехал. Достал костюм летающего лешего, надел его перед домом Марины и выплыл из машины серым облачком.

Мартин подъехал к подъезду Марины, открыл дверцу машины и не заметил, что в нее влетело серое облако, а уж потом села Марина.

Борис притаился на заднем сиденье. Он хотел лично послушать диалог Марины и Мартина. Удивительно, но о кентаврах они не говорили, болтали всякую ерунду. Борис успокоился и уснул в машине.

Марина и Мартин ушли на ночную дискотеку. Они сели за столик, заказали по бокалу легкого вина. Музыка не дала им выпить напиток. Они пошли танцевать. Цветомузыка давила своей энергетикой. К бокалам с вином подошла Надя с темно-синим сапфиром на пальце, она провела над бокалами рукой, блеснув кольцом, и вышла из света и треска цветомузыки.

Олега Керна черти принесли на дискотеку. Он увидел взмах руки Нади над бокалами Марины и Мартина и быстро направился к бокалам. Он взял бокалы по одному каждой рукой. От резкого движения в бокалах произошла непонятная реакция, и из них вырвалось пламя. Народ тут же повернулся к нему, чтобы посмотреть продолжение шоу.

Музыка сменилась, Марина и Мартин подошли к агенту Керну.

– Вы выпили наше вино? – спросила Марина.

– Вероятно. Думаю, вам надо уйти из этого здания. Не возражайте и не спрашивайте.

Они вышли на улицу.

Молния просвечивала сквозь шторы. Дождь шел за окном. Марина успела добежать домой под черным небом до дождя и грозы. Погода – закачаешься. Мартин и Олег Керн разъехались. Марина дома была одна. Гроза за окном. Мужчины за грозой. Она заметила огонь в фужерах в руках Олега Керна и непонятное облако в машине, причем достаточно мягкое. Она подумала, что это новая подушка, и спрашивать не стала, не хотела глупой показаться. С нее и кентавров на крыше достаточно. Думать о непонятных явлениях в жизни ей не хотелось, и в кентавров она не верила.

Она решила, что ей все показалось, что бы там ни видел Борис в бинокль. Может, у них такой театр. Марина еще раз посмотрела на сверкание молнии и решительно включила телевизор: надо отвлечься от реальности.

Посмотрела на себя в зеркало: не очень высокого роста, не скелет. Да. Можно добавить: одна, но с друзьями и без единой подруги. А на экране ТВ – белый теплоход и богатая публика. А она богатая или бедная? Ей все равно, пока все равно.

Марина упала на пол.

В распахнутое порывом ветра окно влетело облако и зависло. Снизу Марине было видно лицо облака, это был Борис собственной персоной в костюме летающего лешего. Он опустился на нее и нежно поцеловал. Марина судорожно попыталась его сбросить с себя, но это оказалось ей не под силу.

Борис поднял Марину с пола, положил на постель, улыбнулся и спросил:

– Марина, летать хочешь? Это просто.

– Борис, я узнала тебя еще в машине в этом маскараде, но промолчала.

– Молодец. Я могу у тебя остаться?

– А надо? Зачем я тебе нужна? – спросила она, закрываясь одеялом.

– Гроза, дождь.

– Так ты облако. Твоя погода.

– Не совсем моя погода. Для полетов мне нужна сухая, облачная погода. Летательные свойства костюма при большой влажности ухудшаются.

– А как ты летаешь?

– Если бы я знал, как костюм летающего лешего летает, я был бы гением, а я исполнитель, летчик низкой облачности. Могу сказать, что вес костюма с минусовым весом, что это такое – я не знаю, но я легко летаю над землей. Хочешь со мной полетать?

– Если несложно, то можно попробовать.

– Завтра, – сказал он и уснул в своем костюме.

Марина попыталась потрогать костюм летающего лешего. Но костюм на ее глазах снялся со спящего Бориса и струйкой исчез в его кармане. Она уснула.

Утром они проснулись одновременно.

– Не пойму, почему я везде засыпаю в последнее время, – проговорил Борис, – где сяду, лягу, там и сплю.

– Устал от двойной жизни, вот и спишь. А я поняла, зачем Мартину нужна крыша: это запасной аэродром для малых летательных аппаратов.

– И это верный ответ. А то… – и он, не договорив, замолчал.

– Борис, а где твой летательный костюм? Я видела, как он исчез в твоем кармане.

– Это одноразовая модель, я ее испытывал. Есть многоразовые варианты костюмов, но они громоздкие, и облако в них получается значительное.

– Зачем это надо?

– Чтобы было.

– То есть сейчас ты пойдешь пешком? Тебя подвезти?

– Марина, оставь меня у себя! Дай побыть одному! Я не хочу быть летающим лешим или кентавром!

– Все-таки кентавры. Борис, ты уверен, что сам не превратишься в кентавра в моей квартире?

– Я ни в чем не уверен, но в грозу я едва успел влететь в твое окно. Хорошо, что оно было прикрыто, а не закрыто. Удивительно, но я ночью не превращался ни в кого и проспал.

– А твой костюм облака на превращения не влияет? Гремучая смесь: леший в облаке.

– Фу, это еще не предел превращений. Кентавр хорошо бегает по лесу, при необходимости может взлететь и пролететь десяток другой километров в костюме летающего лешего. Я лесной разведчик. Могла бы и догадаться.

– А что в городе делаешь?

– С тобой работаю. Мне нужна напарница, твой вес мне подходит, на тебе хорошо будет сидеть костюм летающего лешего. Твой скелет – отличный каркас для костюма одноразового облака.

– Но я не кентавр!

– Уже! Я сделал тебе прививку. Зря я, что ли, к тебе залетел? Дело в том, что прививку кентавра изобрели два человека: Мартин Ильич и Николай Никитич. Потом испытали на себе. А теперь пустили в небольшую серию.

– Поясни, кем я буду после действия прививки?

– Что тебе не понятно? Идем с тобой в разведку. В средней полосе страны ты будешь лосем. В северной части – оленем, в степи – лошадью или просто кентавром. Это уж как нужно будет для дела, тем и будешь.

– А у меня спросил?

– На крыше с тебя сняли все мерки и для тебя лично готов комплект одноразовых костюмов летающего лешего. Тебе осталось выполнять со мной задания особой важности. Просто я тогда еще не все знал.

– В век машин я буду бегать на своих двоих? Прости, на своих четырех ногах. А руки будут передними ногами? Зачем?! Борис, так ты с Мартином заодно?

– Успокойся! Тебя ждет нетривиальная жизнь. Кстати, тебе причитаются маски соответствующих животных. Насчет охотников: маска не даст пробить тебе голову, а в районе сердца тебя будет окружать пуленепробиваемый электронный жилет. Все поняла?

– Почти. В чем смысл разведки?

– Деловой вопрос. Нам надо найти след пришельцев. Они прибыли на Землю в конусной капсуле, которая вонзилась в землю. Капсулу нашли, живых существ в ней не обнаружили. Эти пришельцы к себе технику не подпускают, видимо, у них есть определенный вид радара. Нам надо определить, кто они и что они. Есть вероятность, что они к нам попали через межзвездный портал с Луны. Кстати, скоро открывается новая тема по подготовке к полету на Луну. Мирные жители Луны плохо встретили наших первых разведчиков, на ней живут воинствующие жители. Если к нам прилетели мирные жители Луны – это одно, а если нет? Надо выяснить, кто к нам прилетел в конусной капсуле неземного производства через космический портал с выходом в Славные горы. Но это не мои вопросы.

Глава 6

Марина обнаружила на своей постели костюм летающего лешего. Странно, столько раз сегодня заходила в эту комнату и не видела костюма, и вот он перед ней! Кто мог зайти в квартиру и оставить костюм?

– Марина, привет! – сказал Борис, входя в комнату. – Что тебя заинтересовало в моем костюме?

– Воспоминания, я думала, это твой старый костюм.

– Шутишь! Я сегодня по холодку влетел в твой дом. Я знаю, что Николай Никитич опять исчез в работе. А ты где была? Ноги-то как замерзли!

– Какой ты внимательный! Надоели белые одежды, захотелось разнообразия.

– Ладно, есть задание. Но как ты умудрилась замерзнуть? Мне совсем непонятно!

– Чувства. Любовь. Лунная ночь…

– Понятно, работа для тебя и на земле найдется. Не шпиономания, а психотерапия чистой воды. А как на это Николай Никитич посмотрел бы? Без его участия, прямого или косвенного, у нас ничего не делается. Он, конечно, не Бог, но что-то умное из него исходит. Ты что, еще не поняла, что кентавры больше не существуют?

– Мне надо надеть костюм летающего лешего? – спросила Марина, уводя Бориса от темы о кентаврах, ей все еще было стыдно за себя на крыше.

– Марина, тебе давно пора надеть костюм летающего лешего и стать летающей ведьмой, но эта участь постоянно тебя обходит! Ты все ревнуешь меня? Сколько можно? Было и прошло! Мы с тобой!

– И что? Мне нужно смотреть в чужие окна или сразу в них залетать в костюме летающего лешего? – продолжала говорить на эту тему Марина, держа в руках странный костюм.

– Круче. Мы пойдем с тобой на выставку космических истребителей. Один самолет уникальный, предназначен для полетов в космос через наружный портал, для него мы купим посадочную полосу.

– Самолет чужой? Я разрабатывала макет кабины истребителя для фантастического фильма.

– Совместное производство. На нем можно улететь на Луну.

– Предлагаешь улететь на Луну?

– Не спеши угадывать задание, которое напрямую связано с космическими полетами. Нас интересует материал самолета. Он обладает странными качествами: то он весь металлический и блестит на солнце, то аморфный и переливается, как гель.

– Борис, а ты сам не можешь оторвать кусочек самолета для анализа материала?

– Материал необыкновенный и прочный.

– А я, надев костюм летающего лешего, отрежу кусок самолета маникюрными ножницами?

– В костюме ты проникнешь в салон самолета, сделаешь невидимые снимки, сядешь у иллюминатора…

– А самолет перейдет в аморфное состояние, а я завязну в нем, как корабль на дне Бермудского треугольника?

– Молодец! – сказал Мартин, вылетая в окно в костюме летающего лешего.

– Слет летающей нечистой силы считаю открытым! – шутливо крикнула Марина.

– Марина, госпожа Нимфа Игоревна передала тебе интересный предмет, так он такой твердости и прочности, что сможет сделать царапину на самолете. Агент Керн поможет выполнить задание, – сказал серьезно Николай Никитич.

– Мужчины, я не слесарь. Пошлите мужика для взятия образца материала.

– Понимаешь, тебя заменить невозможно! – воскликнул Мартин.

– Я каскадер в фильме? – спросила Марина. – Хорошо, снимайте фильм, но с первого дубля.

Лучи солнца пронзили серебристую занавеску и вошли в душу Марины, в ее настроение, и ей жить захотелось, а из глаз засветились собственные лучи. Захотелось выйти из полутьмы невезения. Такая вселенская грусть иногда посещала ее светлую от волос голову, словно все прошло с зимой холодной.

Это осень проходит, а зима заканчивается поражением человеческой жизни. Все зависит от того, как на жизнь посмотреть.


Но лучше смотреть на жизнь с лучами солнца, ее надо пронзить светом и осветить, дабы забыть о морозных неприятностях. Первый раз, что ли, осталась Марина одна? Нет, конечно.

Марина еще раз посмотрела на солнце за занавеской, услышала шум приборов и вентиляторов. Голос Мартина разговаривал с любимой Надей. А ей что до этого? Да ничего.

Солнце. Марина сегодня в его лучах оттаивала от зимних холодов. В голове промелькнул эпизод последней любви. И она подумала, что прощальный аккорд Борис сыграл правильно. Теперь он сидит дома и на работу не выходит. А все почему? Да потому, что у него солнце появляется дома после обеда, окна у него выходят на южную сторону. Пусть лежит под домашним деревом неизвестной породы, а она будет работать, правда, после того, как мозги от любви освободит.

Мозги нужны в работе, так вот эти переживания надо уметь сбрасывать, чтобы они не мешали работе. Переживания сбрасывают следующими способами: сигаретами, вином, пивом, едой, таблетками, прогулками. Марина сбрасывала переживания умозаключениями на бумаге, важно, чтобы их никто из знакомых не видел, а весь мир их вполне мог бы читать. Она весь мир любила платонически и никого не любила физически. Вот в чем великая разница между всем человечеством и ее единственным мужчиной, но его пока у нее нет.

Да и она из-за него не тем делом занята, а ведь уже пора, пора работать. Марина опустила экран с текстом и приступила к выполнению служебных обязанностей.

И вдруг до нее дошло, что Борис сидит на работе у компьютера и читает ее произведения во Всемирной паутине.

Она допустила одну оплошность: сменив имя, оставила картинку, которую он закачал из недр паутины. Он нашел ее прозу, он просто не мог понять все ее выдумки, он все написанное принимал на свой счет. А это неправильно, он ведь не сберкасса, чтобы счет открывать. Вот она где зарыта, собака непонимания!

Кстати, о собаках: у Марины появился пес Кросс, который покрыл своей желтой жидкостью ее подушку. Этот кобель цвета бежевой норки – домашнее животное. Он, конечно, посещал свой туалет, но иногда он выпрыскивал свое содержимое именно на подушки, расположенные в вертикальном положении. Его любовь к подушкам границ не имела.

Марина под наволочку положила непромокаемую ткань и теперь только меняла наволочки. Еще его тянуло к белым стенкам холодильников, и около их подножья то и дело появлялись желтые лужицы. О том, что он сделал, он возвещал громким лаем. Увидев Марину, он уходил. Такая она – проза жизни.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7